- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

О перспективной тематике исследования

The scientific man does not aim at an immediate result. He does not expect that his advanced ideas will be readily taken up. His work is like that of the planter — for the future. His duty is to lay the foundation for those who are to come, and point the way.

Никола Тесла

О терминах

Владимир Поройков

Владимир Поройков

Как видится «перспективная тематика исследований» с точки зрения представителей разных областей человеческой деятельности? С точки зрения ученого — это тематика, которой занимается лично он. С точки зрения администратора (руководителя лаборатории или института) — это тематика, которой занимается его лаборатория или институт.

С точки зрения предпринимателя — это тематика, внедрив результаты которой он сможет получить максимальную прибыль. С точки зрения чиновника — это тематика, которая объявлена в качестве «приоритетной» в Соединенных Штатах Америки, Европейском союзе и т. п.

С точки зрения карьериста-политика — это тематика, «оседлав» которую он успешно продвинется по «служебной лестнице». С точки зрения коррупционера — это тематика, «под которую» можно успешно «распилить» госбюджетные ассигнования.

С точки зрения бухгалтера — это тематика, выделив под которую финансирование можно забыть обо всех остальных, «неперспективных» тематиках исследований. С точки зрения журналиста — это тематика, которая привлечет максимальное внимание читателей.

С точки зрения обывателя — это тематика, которая позволит создать лекарство для избавления от недугов, которыми он страдает; разработать новые технологии для увеличения продолжительности и улучшения качества жизни, повышения его личного благосостояния; и т. п.

С точки зрения государства и общества — это тематика, которая позволит повысить конкурентоспособность страны в условиях глобализации экономических процессов в мире.

Как видно из приведенного выше анализа, вряд ли можно придумать единственное определение «перспективной тематики». Это понятие многоплановое и в значительной мере субъективное. Соответственно, определение («назначение») «перспективной тематики» с неизбежностью связано с внешними по отношению к собственно научным исследованиям обстоятельствами, и его содержание будет изменяться по мере изменения этих обстоятельств.

Наука и общество

Оставляя в стороне детальный разбор перечисленных выше многообразных аспектов «перспективности тематики исследований», сконцентрируемся на проблеме с точки зрения интересов государства и общества. Такой подход сегодня как никогда ранее актуален, поскольку и общество, и государство пришли к пониманию, что сырьевая модель развития нашей экономики себя исчерпала [1], результатом чего стало рассмотрение президентом РФ экспертных предложений по достижению развития и технологического обновления экономики страны [2].

Попытаемся ответить на некоторые вопросы, связанные с ролью научных исследований в создании условий для повышения конкурентоспособности нашей страны и наращивания несырьевого экспорта в современных условиях. Нас интересует, каким образом применяют понятие «перспективной тематики» при проведении фундаментальных исследований в России; каков мировой опыт при определении «перспективности тематики» и применим ли он в современной России; какие критерии могут быть использованы для определения приоритетов.

1. Каким образом применяют понятие «перспективной тематики» при проведении фундаментальных исследований в России?

В настоящее время фундаментальные исследования в России выполняются в рамках Программы фундаментальных научных исследований государственных академий наук на 2013—2020 годы (ПФНИ), а также при финансовой поддержке грантов Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) и Российского научного фонда (РНФ).

При этом тематика исследований в рамках ПФНИ исторически определялась на основе инициативных проектов научно-исследовательских институтов, входящих в государственные академии наук, которые фактически являются отражением компетенций научных коллективов, входящих в состав этих институтов.

Тематика большинства исследований, финансируемых РФФИ и РНФ, также определяется путем рассмотрения поданных на конкурсы отдельными научными коллективами заявок инициативных проектов. В обоих случаях при рассмотрении заявок наряду с актуальностью научной темы учитываются «публикационные досье» руководителя проекта и входящих в коллектив исполнителей.

Имеющие место конкурсы ориентированных фундаментальных исследований (ОФИ), когда тематика проектов существенно ограничена уже при объявлении условий конкурса, рассматриваются научным сообществом как примеры успешного лоббирования конкретной тематики отдельными группами ученых и вызывают протесты (см., например, [3]).

Более обоснованным можно признать ограничение тематики «региональных конкурсов», когда финансирование осуществляется в пропорции 50:50 с участием региональных органов власти, поскольку в этих случаях проекты могут быть направлены на решение специфических «региональных» проблем (хотя, с моей точки зрения, такого рода проекты скорее должны рассматриваться в качестве прикладных, а не фундаментальных исследований).

2. Как определяют «перспективность тематики» при проведении исследований в мире и применимы ли соответствующие подходы в современной России?

В промышленно развитых странах существует большое количество различных фондов, финансирующих научные исследования. Некоторые из этих фондов поддерживают проекты во многих областях науки (например, National Science Foundation, Deutsche Forschungsgemeinschaft и др.), другие являются узкоспециализированными (например, Alzheimer Foundation of America, Molecular Oncology Research Foundation и др.).

Определение приоритетной тематики узкоспециализированными фондами осуществляется уже при их создании. В случае общенаучных фондов, если объявляются тематические конкурсы, перспективность определенной тематики принимается либо на основе широкого экспертного обсуждения положения дел в той или иной научной области (например, в рамках Европейских научных программ FP6, FP7, Horizon 2020), либо утверждается «социальным заказом», ориентированным на решение интересующих «заказчика» конкретных научных проблем (например, при объявлении тематики конкурсов ERA.Net RUS Plus финансирующие организации определили свои приоритеты по различным тематическим направлениям данной программы, которые неодинаковы у разных стран [4]).

При этом, естественно, также нельзя исключить определенного лоббирования, но негативное влияние такого лоббирования смягчается как гораздо большим количеством и разнообразием возможных источников финансирования, так и разумными размерами базовых зарплат руководителей проектов и основных исполнителей, занимающих постоянные позиции, что позволяет им продолжать работу даже при отсутствии грантовой поддержки.

В России же в настоящее время в большинстве научно-исследовательских организаций базовые зарплаты таковы, что при отсутствии грантов руководители проектов и основные исполнители не смогут эффективно продолжать исследования; в лучшем случае им удастся сохранять и поддерживать свой научный уровень.

По этой причине перенос в российские реалии используемых в промышленно развитых странах критериев определения «перспективной тематики» не только не принесет пользы, но и нанесет существенный вред, приведя к уничтожению многих направлений научных исследований, которые по каким-либо причинам не будут отнесены к категории «перспективных». А следствием этого в конечном итоге станет утрата не только навыков к самостоятельному проведению научных исследований, но и способности к пониманию результатов исследований, полученных зарубежными исследователями, что приведет к существенному падению уровня высшего образования.

Другой проблемой, которая должна быть принята во внимание при рассмотрении возможностей назначения «перспективной тематики», является недостаточное развитие многих отраслей высокотехнологической промышленности, что не позволяетдостичь быстрых «технологических прорывов» путем внедрения результатов фундаментальных исследований по «перспективной тематике» [5]. Отсюда вытекает необходимость постановки комплексных задач, включающих одновременное (а может, и опережающее) развитие высокотехнологических отраслей промышленности и проведение научных исследований по «перспективной тематике» в соответствующих областях.

3. Какие критерии могут быть использованы для определения «приоритетности тематики»?

Учитывая вышесказанное, а также многократные обсуждения данной проблемы научным сообществом (см., например, [6]), в текущей ситуации разумным критерием для оценки приоритетов финансирования научных исследований является поддержка работающих на международном уровне научных коллективов.

Весьма образно эту мысль выразил Михаил Гельфанд 23 марта 2017 года: «Единственный государственный приоритет, который я понимаю, — сохранить в науке то, что еще живо, не важно, в какой области. Если это будет сделано, то можно что-то выбирать. Сейчас государство не отдает себе отчет, что живого не так много. Оно хочет наступать, когда половина армии погибла, а половина валяется в госпиталях» [7]. (В оригинале было еще образнее: «валяется в госпиталях с поносом», однако редакция издания последнее слово решила снять. — Прим. М. С. Гельфанда.)

Недавно аналогичные соображения были высказаны и кандидатом в президенты РАН А. М. Сергеевым: «…следует отдать финансирование на „уровне понимания“ под инициативные проекты ученым и не командовать ими. Как раз для этого нужны научные фонды и государственная программа фундаментальных исследований, и они есть; такая система в стране в целом создана, хотя вопрос о достаточности ее финансирования имеет место» [8].

Объективным критерием для выявления российских научных групп, работающих на высоком современном уровне, является качество их публикаций, прошедших международную экспертизу в авторитетных научных журналах.

Невозможно при проведении фундаментальных исследований достоверно определить, какая тематика окажется «прорывной» через несколько лет, поэтому разумной стратегией с точки зрения государства и общества является приоритетная поддержка активно работающих научных коллективов, которых, если судить по статистике российских публикаций в журналах, отнесенных к Q1–Q2 в Web of Science, совсем немного.

Это не означает, что следует ограничиться поддержкой только таких коллективов. Напротив, необходимо развивать возможности поддержки новых научных проектов молодежных коллективов, пока не имеющих авторитетных публикаций, что, собственно, и реализуется в настоящее время Российским научным фондом и РФФИ.

Кроме того, можно и нужно выделять перспективные тематики в области прикладных исследований, где «перспективность тематики» увязана с развитием соответствующей отрасли высокотехнологической промышленности в России. Понятно, что при этом должны быть поставлены и решены комплексные мультидисциплинарные задачи, которые, несомненно, потребуют более высокого уровня управленческих решений.

Владимир Поройков,
докт. биол. наук, канд. физ. -мат. наук, профессор, гл. науч. сотр., зав.
отделом биоинформатики и лабораторией структурно-функционального
конструирования лекарств НИИ биомедицинской химии им. В. Н. Ореховича

1. Набиуллина о тупике сырьевой модели экономики России // Вести. Экономика, 30 мая 2017 года.

2. Путин рассказал, каким должен быть план экономического развития России // РИА Новости, 30 мая 2017 года.

3. Резолюция общего собрания Общества научных работников, 30 мая 2017 года.

4. Call for Innovation Projects. ERA.Net RUS Plus.

5. Симачев Ю. Оживающая наука: о перспективах отечественных исследований // Управление бизнесом. № 29, июнь 2016 года.

6. Ростовский М. Министр с истекшим сроком годности: потерянный год Ольги Васильевой // Московский комсомолец. 17 августа 2017 года.

7. Гельфанд М. Точка невозврата: о чем говорит скандал в Российской академии наук // РБК. 22 марта 2017 года.

8. Кандидат в президенты РАН Александр Сергеев рассказал о развитии науки // РИА Новости, 22 июля 2017 года.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи