Гаванский «шевроле» и аспирантуры в России

Сергей Попов

Сергей Попов

5 сентября 2017 года, выступая на Восточном экономическом форуме перед студентами и сотрудниками Дальневосточного федерального университета, министр Ольга Васильева заявила, что «аспирантура должна заканчиваться защитой диссертации». Скоро эта новация поступит на общественное обсуждение на портале pravo.gov.ru и станет формальным требованием. Сергей Попов, астрофизик, докт. физ. -мат. наук, вед. науч. сотр. ГАИШ МГУ, профессор РАН, прокомментировал это событие в своем блоге в «Живом журнале». Публикуем его пост в авторской редакции для ТрВ-Наука.

Даже те, кто никогда не был в Гаване, видели замечательные ретроавтомобили, на которых катают туристов. Во многом система науки в России вообще и аспирантура в частности напоминают мне эти машины. А попытки министра что-то реформировать — ремонт таких машин.

Можно обсуждать, в какой цвет их красить, можно переставлять руль справа налево. Можно менять обивку то на одном сиденье, то на другом (в зависимости от текущей концепции). Но всё это не имеет отношения к нормальному автопрому или возможности граждан купить современный автомобиль.

Тот факт, что принципиально новые идеи о том, как должна работать аспирантура, появляются спустя всего лишь четыре года после начала реализации предыдущих (да еще с учетом радикальности нововведений), на мой взгляд, говорит о том, что, во-первых, в действиях правительства нет никакой последовательности, преемственности и ответственности, а во-вторых, что всё это мало на что реально влияет (кроме бюрократии — сочувствую коллегам).

Предыдущее решение содержало определенную логику. Система науки в стране работает плохо, мобильность почти нулевая, реальной конкурсности почти нигде нет (не рассматриваем Сколково), в институтах — куча специалистов невысокой (по меркам ведущих стран) квалификации, профессора фактически являются учителями, а не учеными хорошего уровня, и т. п. Быстро поменять ничего не получится, а потому давайте не будем заставлять людей имитировать написание и защиту диссертаций или просто так финансировать систему, где основная масса аспирантов мало что делает, если сравнивать их с коллегами в приличном европейском или американском (японском, австралийском и т. д.) университете, — дадим поэтому аспирантам больше учебной нагрузки да еще бессмысленную педпрактику придумаем. В новом решении я не вижу логики, если рассматривать общий контекст науки в России (а аспирантура — это должно быть больше не про образование, а про науку, в которой новый министр понимает, видимо, меньше).

В короткой перспективе это приведет или к тому, что просто ничего не изменится (ну, будут ругать руководителей за то, что не обеспечили достаточное число защит, но руководители уже привыкли, что их ругают за невыполнение каких-нибудь невыполнимых требований вроде т. н. майских указов президента), или пойдет поток очень слабых защит. В длинной перспективе — ждем следующего министра, который еще что-то радикально изменит.

Основная проблема аспирантуры не в том, что надо философию сдавать или проходить педагогическую практику, а в том, что не работает нормальная система организации науки. Это видно уже по отсутствию, скажем, сколь-нибудь заметного числа китайских-индийских постдоков в России. Это хороший индикатор.

Нормальная, сложившаяся наука формирует запрос на аспирантов (ибо зачем еще идти в аспирантуру, если потом не заниматься наукой или чем-то очень родственным? К слову, у нас довольно часто, особенно среди гуманитариев и примкнувших к ним представителей социо-экономического блока, люди идут в аспирантуру не потому, что потом планируют академическую карьеру).

Будет вменяемый запрос — появятся нормальные правила, чтобы его выполнить. Без этого любые действия министров — это попытки улучшить гаванский «шевроле» 1955 года.

Обсуждение см. https://sergepolar.livejournal.com/3369863.html

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

9 комментариев

  • Опыт развитых стран показывает, что г-жа министр не права. Аспирантура НЕ ДОЛЖНА заканчиваться защитой диссертации, если к её окончанию аспирант не набрал достаточный объём материала. Попытка продавить предложенное министром правило (а) повлечёт неизбежную девальвацию диссертаций; (б) приведёт к тому, что во многих случаях диссертацию опаздывающему аспиранту будут писать всем коллективом — чтобы только не подвести кафедру или институт.

    В ведущих американских и канадских ВУЗ'ах (чей опыт не следует игнорировать) большинство аспирантов по точным наукам либо сидят на гранте шефа, либо используются для преподавания младшим студентам. С одной стороны, это позволяет аспиранту сносно себя себя содержать несколько лет. С другой стороны, малость доходов стимулирует не тянуть с защитой — но стимулирует не жёстко. Обычно человек с дипломом бакалавра одолевает магистратуру и аспирантуру за 5 — 5.5 лет. Да и 6 лет не считается исключением. Порой требуется и больше времени. Главное, что ни на аспиранта, ни на шефа никто не напирает, и министр образования не дежурит у двери с часами. Знаю случаи, когда человек с уже почти готовой диссертацией нарочно тянул в ожидании, когда подвернётся хорошая постдокторская позиция.

    Хочется верить, что эта инициатива Ольги Васильевой застрянет в бюрократических дебрях и будет в итоге спущена на тормозах.

  • Сергей:

    Обязательные защиты нужны для выполнения плановых показателей. Я так думаю. Автор прав — вся проблема в организации науки. У современных аспирантов мотивы заниматься наукой очень слабые. А в социальных науках все еще хуже, чем в естественных. Там и сроки в аспирантуре короче, и стипендии меньше (хотя стипендии — это лишь небольшое пособие — на него не проживешь). Интересно, есть ли современные исследования о мотивации современных российских аспирантов?

    • Алексей Кл:

      У современных российских аспирантов может и нет мотвов заниматся наукой, но у них есть резонный мотив не загреметь на год топтать сапоги (большинство), а кое кому просто нужен трактор на запад (уже меньшинство).

  • av:

    Лишнее время, потраченное на изучение непрофильных (и даже профильных после 6 лет образования) делает аспирантуру нерентабельной для учащихся и отвлекает их от кандидатской — они чего-то там постоянно сдают как студенты, а им 25. Решение министерства абсолютно правильное, а аргументы автора являются неубедительными.

  • Andrey:

    В подпространстве, где предлагается искать решение (и министром, и профессором), его найти невозможно.

    Постановка задачи неправильная, и используемая модель неправильно описывает реальную жизнь.

    Западные рецепты не применимы.

    В России нет столько денег, сколько есть на Западе, нет естественным образом, в течение столетий

    сложившихся успешных научных структур, нет организованности с учетом национальной специфики,

    нет возможности привлекать талантливую молодежь из зарубежья за небольшую плату, одним лишь

    высоким статусом аспиранта, нет больших денег, чтобы привлекать деньгами,

    нет культуры обеспеченной жизни в труде в течение нескольких поколений

    (у нас либо изнурительный и несвободный труд в бедности,

    либо достаток, но при этом слабая трудовая активность), нет национально ориентированного научного

    сообщества, нет, как у Китая, национальной диаспоры в ведущих мировых научных центрах (исторически

    советские уехавшие — не россияне, а евреи или украинцы).

    Наконец, судя по тому, что произошло в конце 1980-х и начале 1990-х годов

    с отечественной наукой, когда безденежьем и прочими лукавыми хитростями была задушена,

    уничтожена или выдавлена зарубеж перспективная научная общественность, люди 25-35-45-55 лет,

    вполне конкурентоспособная относительно западной, таково было и остается решение тех, кто наверху.

    Эффективная, самостоятельная, независимая наука, как полноправная часть мировой, здесь не

    предусмотрена. Что-то, какие-то решения, материалы, что-то готовое могут швырнуть извне для оборонки, чтобы очередной Суворов штурмовал очередные Альпы в неведомых европейских интересах,

    в обмен на российские солдатские жизни.

    • Георгий:

      Уважаемый Андрей, да, в России много проблем.

      Спорить трудно, но когда их было меньше.

      Что в 20-е или 30-е?

      Или в 40-е.

      Страна нуждается в восстановлении, в том числе образовательной сферы.

      И по возможности научной сферы.

      При этом понятно, что по всем научным направлениям, даже тем, которые когда-то были достаточно развиты в нашем отечестве, трудно ставить цели мирового масштаба.

      Все пошло пятнами. Есть слабые институты и лаборатории, есть крепкие, а есть никудышний, то есть чисто симуляционные.

      В ту социальную Страту- ППС, которая во всем мире играет «условно каталитическую» роль, притока новых талантливых людей нет, а отток ещё какой — есть.

      Тут и естественная убыль, люди уходят в иной мир, и меры по «выдавливанию» старых обитателей джунглей в другие сферы. В госадминистрирование, отчасти в бизнес.

      Поэтому нижняя точка падения ещё не пройдена. Это правда.

      А народу нашему, в том числе ученому люду, не впервой выживать вдали от «равновесных условий».

      Задача сохранить в рабочем состоянии старый Шевроле в условиях далеких от «евро-стандартов» совсем не простая. Этот Шевроле во сто раз лучше, чем современные самокаты и дрезины, которые нам даны в ощущениях каждый раз, когда мы слышим об очередных реформах в научно-образовательной сфере.

      Надо признать, что на Кубе Шевроле это не только «шик» и напоминание о «старых добрых временах», но и надежное средство размеренного передвижения. Время все-равно уходит «сквозь пальцы»...

      Пусть аспиранты защищаются, как во все времена, а профессора пусть ворчат...

  • Влад:

    Аспирантура как форма повышения уровня образования и подготовительный этап к формированию ученого вполне целесообразна. Но в ней д.б. и стимул и ограничения.

    Стимул таков — приличная стипендия.

    Ограничение — и обязательство отработать после аспирантуры по распределению 3-5 лет (при рекомендации шефа), до полного завершения кандид. диссертации, при фиксированном окладе, равном стипе в аспирантуре. Ясно, что у кандидата наук з/п д.б. раза в 1.5-2 выше, чем стипа аспиранта (См оценки ниже)...

    Если выпускник аспирантуры отказывается продолжать работу в науке или преподавании (или не имеет на то рекомендации шефа), — выпускник считается неуспешным и должен погасить хотя бы часть затрат на свое обучение, например (1/3) .

    Это еще одно ограничение, оно же и же стимул в одном флаконе.

    Все это подписывается при поступлении в аспирантуру.

    Что бы не распугать «молодых ученых», стимул д.б. весьма сильным. Т.е. стипа д.б. порядка 1.5-2 прож. минов, т.е, по нашим временам, порядка 20-25 т.р. в мес (при наличии места проживания аспирантов).

    Без таких условий, мы обречены на «вымирание» науки или обесценивание кандидатских диссертаций (что одно и то же).

    Так что прежде всего — решите вопрос с финансированием, а потом уже стойте «красивые планы» по возрождению науки.

    Кстати, для проф. роста, ученых, стимулы д.б. постоянно. И число защищаемых ученых степеней д.б. 5-7 , по мере накопления публикаций, естественно, с соответствующим простом з/п на 1 прож мин...(См мои заметки на ТрВ-онлайн от 16.09.2013г и в книге «Государство и наука», Нов время. 2017г

  • Афонюшкин Василий:

    а не проще ли «повесить» финансирование аспирантуры на бюджет соответствующих НИИ-ВУЗов? Просто дать право вводить «ставку» аспиранта из выделяемого государством бюджета на оплату труда. или внебюджетных средств. Саморегуляция в этом вопросе имеет ряд преимуществ:

    1. Тогда НИУ будут сами решать — восполнять им естественную убыль кадров или распределить деньги среди своих старых сотрудников.

    2. По крайней мере будет работающий механизм воспроизводства кадров по всем научным направлениям, будет меньше перекосов связанных с бюрократизацией и планированием на федеральном уровне.

    3. Направления востребованные экономикой смогут готовить больше аспирантов, пропорционально росту потребности в соответствующих кадрах и знаниях. Учреждения где народ окончательно «скурвился» постепенно сократят свою численность, за счет естественного вымирания и прочей убыли.

    4. деньги выделяемые на аспирантуру сейчас можно будет сэкономить... и потратить на развитие каких-то «ключевых» направлений НИР (как это сейчас модно) и обеспечив высокий уровень стипендий, хорошее материальное обеспечение небольшой кучке аспирантов, принадлежащих достойным людям (национальным инновационным лидерам)

  • Георгий:

    Говорить о том, что будет в дальнейшем, всегда трудно.

    Но нельзя ставить под сомнение вполне резонное решение министра поставить дело так, чтобы аспиранты защищались.

    Это верное решение.

    Аспирантура всегда мыслилась, как «подготовка к профессорскому званию».

    То, что было сделано Ливановым и Ко четыре года назад, это преступление. Последствия необходимо начинать преодолевать.

    И пора резко прекратить травлю профессуры в НИИ и ВУЗах.

    Конечно, когда в ведущих самых что ни на есть « инновационных и национальных» университетах профессора будут получать от 30 до 60 тысяч, можно только колебать воздух о вот-вот грядущих реформах...

    Средние зарплаты по Вузу ничего не говорят. Они не индикативный. В них все смешано в кучу и зарплата шофёров и деньги разных манагеров и прочей челяди и в последнюю очередь ППС.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com