Александр Сергеев: «Иногда ошибка в науке приводит к прорыву»

Ольга Орлова

Оль­га Орло­ва

22 июня Вла­ди­мир Путин про­вел встре­чу с ака­де­ми­ка­ми, бал­ло­ти­ру­ю­щи­ми­ся на пост пре­зи­ден­та РАН. Об этой встре­че Оль­га Орло­ва в рам­ках сво­ей про­грам­мы «Гам­бург­ский счет» на ОТР бесе­до­ва­ла с дирек­то­ром Инсти­ту­та при­клад­ной физи­ки в Ниж­нем Нов­го­ро­де ака­де­ми­ком Алек­сан­дром Сер­ге­е­вым. В сле­ду­ю­щем номе­ре мы пла­ни­ру­ем опуб­ли­ко­вать интер­вью с еще одним кан­ди­да­том в пре­зи­ден­ты РАН — ака­де­ми­ком Алек­се­ем Хох­ло­вым.

Александр Сергеев. Фото Н. Деминой

Фото Н. Деми­ной

Алек­сандр Сер­ге­ев родил­ся в 1955 году в селе Бутур­ли­но Горь­ков­ской обла­сти. В 1977-м окон­чил Горь­ков­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет им. Лоба­чев­ско­го. В 1982 году защи­тил кан­ди­дат­скую дис­сер­та­цию, в 2000-м — док­тор­скую. В 1977 году при­шел на рабо­ту в Инсти­тут при­клад­ной физи­ки РАН. Про­шел путь от ста­же­ра-иссле­до­ва­те­ля до дирек­то­ра инсти­ту­та. В 2003 году был избран чле­ном-кор­ре­спон­ден­том Рос­сий­ской ака­де­мии наук, в 2016-м — ака­де­ми­ком РАН.

Автор более 300 науч­ных работ, лау­ре­ат Госу­дар­ствен­ной пре­мии Рос­сий­ской Феде­ра­ции в обла­сти нау­ки и тех­ни­ки и Пре­мии Пра­ви­тель­ства РФ в обла­сти нау­ки и тех­ни­ки.

— Алек­сандр Михай­ло­вич, Вас не было сре­ди кан­ди­да­тов, кото­рые бал­ло­ти­ро­ва­лись в мар­те на пост пре­зи­ден­та РАН. Поче­му Вы реши­ли это сде­лать сей­час?

— Вы зада­е­те очень серьез­ный вопрос, кото­рый я себе, пожа­луй, до сере­ди­ны апре­ля не зада­вал. У меня не было пла­нов даль­ше каким-то обра­зом стро­ить свою карье­ру в Москве. Вы очень хоро­шо нача­ли с того, что инсти­тут отме­чал свое 40-летие. Это была очень важ­ная дата и для меня, пото­му что я при­шел на рабо­ту в наш инсти­тут ров­но 40 лет назад, поэто­му у меня одно место рабо­ты, я про­шел все сту­пе­ни. Вро­де бы это класс­но, что у тебя в тру­до­вой книж­ке одна запись. Мож­но потом рас­ска­зы­вать о сво­ем посто­ян­стве. Но ситу­а­ция дей­стви­тель­но серьез­но изме­ни­лась в мар­те, когда выбо­ры не состо­я­лись. Затем, когда на обсуж­де­нии в Отде­ле­нии физи­че­ских наук воз­ник­ла моя кан­ди­да­ту­ра и мне пред­ло­жи­ли как-то об этом поду­мать; я, посо­ве­то­вав­шись с неко­то­ры­ми муд­ры­ми стар­ши­ми това­ри­ща­ми, не сра­зу, но при­нял реше­ние выдви­гать­ся. Я дей­стви­тель­но посчи­тал, что сей­час очень серьез­ный момент для Ака­де­мии наук, пото­му что с ней может про­изой­ти что-то очень непри­ят­ное.

— 22 июня Вы вме­сте с дру­ги­ми кан­ди­да­та­ми на пост пре­зи­ден­та РАН и кол­ле­га­ми из Ака­де­мии встре­ча­лись с Вла­ди­ми­ром Пути­ным. Что обсуж­да­лось на этой встре­че?

— Встре­ча была очень инте­рес­ной, дело­вой, про­дол­жа­лась она, по-мое­му, око­ло двух с поло­ви­ной часов. Было боль­ше 25 чело­век, были все кан­ди­да­ты, к тому момен­ту выдви­ну­тые, и были чле­ны Пре­зи­дент­ско­го сове­та по нау­ке. Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич сра­зу поста­вил на обсуж­де­ние два вопро­са и попро­сил скон­цен­три­ро­вать­ся имен­но на них. Пер­вый вопрос — отно­ше­ние к зако­но­про­ек­ту о выбо­рах в РАН. И вто­рой вопрос — отно­ше­ние к ФАНО. Путин дал выска­зать­ся всем, кто хотел, и это очень хоро­шо. То есть его оза­бо­чен­ность состо­я­ни­ем дел с выбо­ра­ми в Ака­де­мии была вид­на, опре­де­лен­но.

По вопро­су о зако­но­про­ек­те мне­ния раз­де­ли­лись. При­бли­зи­тель­но поло­ви­на посчи­та­ла, что этот про­ект надо при­ни­мать в виде зако­на, в том виде, как он сфор­му­ли­ро­ван. Вто­рая поло­ви­на под­дер­жи­ва­ла дру­гие точ­ки зре­ния. Но надо ска­зать, что все, есте­ствен­но, гово­ри­ли о том, что власть име­ет пра­во вли­ять на выбо­ры, посколь­ку Ака­де­мия у нас госу­дар­ствен­ная и это не клуб в таком запад­ном пони­ма­нии это­го сло­ва. Поэто­му госу­дар­ство, без­услов­но, име­ет пра­во вли­ять, и выска­зы­вать свое мне­ние, и тре­бо­вать, про­сить, что­бы это мне­ние учи­ты­ва­лось. Но, заметь­те, ведь согла­со­ва­ние было все­гда. Труд­но себе пред­ста­вить, что­бы преды­ду­щие пре­зи­ден­ты Ака­де­мии наук вры­ва­лись на волне демо­кра­тии. Согла­со­ва­ние было все­гда.

— Поче­му тогда про­сто не назна­чать? Зачем тогда выби­рать пре­зи­ден­та?

— Мож­но идти и по это­му пути. Я напом­ню, что в нашей брат­ской Бело­рус­сии руко­во­ди­тель ака­де­мии наук — это пред­се­да­тель пре­зи­ди­у­ма, кото­ро­го назна­ча­ет пре­зи­дент стра­ны.

— Вы счи­та­е­те, это удач­ный при­мер?

— Все-таки я наде­юсь, что уро­вень раз­ви­тия граж­дан­ско­го обще­ства в Рос­сии более высо­кий, чем в Бело­рус­сии, поэто­му наша Ака­де­мия наук долж­на выби­рать пре­зи­ден­та, и Путин это повто­рял и на этой встре­че, гово­рил, что Ака­де­мия наук долж­на выбрать сво­е­го пре­зи­ден­та. Тут сомне­ний нет. Но в зако­но­про­ек­те появ­ля­ет­ся согла­со­ва­ние трех кан­ди­да­тов.

— Эта фор­му­ли­ров­ка, что не более трех кан­ди­да­тов — не «не менее трех», а «не более», — она обес­це­ни­ла все демо­кра­ти­че­ские поправ­ки в этот закон.

— Без­услов­но, она дела­ет про­це­ду­ру менее демо­кра­тич­ной.

— Про­сто «не более трех» под­ра­зу­ме­ва­ет, что мож­но и одно­го. Вот в чем под­вох этой фор­му­ли­ров­ки.

— Да. Любое появ­ле­ние на тепе­реш­нем эта­пе каких-то норм, кото­рые умень­ша­ют демо­кра­тич­ность выбо­ров, смот­рит­ся не очень хоро­шо, с точ­ки зре­ния ака­де­ми­че­ской обще­ствен­но­сти. Была пре­тен­зия отно­си­тель­но про­це­ду­ры, Ака­де­мия пошла навстре­чу, а с дру­гой сто­ро­ны…

— А депу­та­ты вдруг вно­сят те поправ­ки, кото­рые, наобо­рот, не явля­ют­ся демо­кра­ти­че­ски­ми?

— Да. И это чисто пси­хо­ло­ги­че­ски вос­при­ни­ма­ет­ся: «Ну как же так?» Мож­но было пой­ти путем: «Да, мы все это при­зна­ем, но давай­те про­ве­дем эти выбо­ры, кото­рые сей­час, по ста­рой про­це­ду­ре, а после это­го изме­ним про­це­ду­ру. Все это пре­крас­но пони­ма­ют».

— Как отре­а­ги­ро­вал Вла­ди­мир Путин?

— Но ведь выска­зы­ва­лись еще и дру­гие мне­ния. Было мне­ние: «Зачем нуж­но согла­со­ва­ние? Мы же всё пони­ма­ем». Гово­ри­ли о том, что вме­сто трех долж­но быть какое-то дру­гое чис­ло. Но мое пред­ло­же­ние было про­стым: навер­ное, мож­но было бы это сде­лать и после выбо­ров, а эти выбо­ры про­ве­сти по ста­рой про­це­ду­ре. Я пони­маю, что если Госу­дар­ствен­ная Дума вно­сит зако­но­про­ект и он в рус­ле пони­ма­ния дру­ги­ми вет­вя­ми вла­сти, то, ско­рее все­го, такой закон будет при­нят.

— Алек­сандр Михай­ло­вич, очень часто люди, не вовле­чен­ные в науч­ную жизнь, спра­ши­ва­ют: «Поче­му вы при­да­е­те такое боль­шое зна­че­ние выбо­рам в Ака­де­мии наук? Сами ака­де­ми­ки все­гда гово­рят: „Все­гда кан­ди­да­ту­ра пре­зи­ден­та согла­со­вы­ва­лась с руко­вод­ством стра­ны”. Если это внут­ри­кор­по­ра­тив­ное дело (тем более сей­час у РАН нет инсти­ту­тов и малень­кий бюд­жет), зачем вы об этом рас­ска­зы­ва­е­те, какая раз­ни­ца, кого они выби­ра­ют? Какое отно­ше­ние име­ют выбо­ры в Ака­де­мии к жиз­ни не толь­ко сле­са­ря, но и про­сто­го млад­ше­го науч­но­го сотруд­ни­ка без рега­лий, кото­рый уже отде­лен реаль­но от чле­нов Ака­де­мии юри­ди­че­ски, орга­ни­за­ци­он­но и во мно­гом финан­со­во?» У меня есть ответ на вопрос, поче­му очень важ­но наше­му обще­ству, нашим зри­те­лям на феде­раль­ном кана­ле знать о том, как про­хо­дят выбо­ры в РАН. А как бы Вы отве­ти­ли на этот вопрос?

— Есть несколь­ко при­чин, по кото­рым надо выби­рать. Вы ска­за­ли, что инсти­ту­ты отде­ле­ны от РАН. Да, в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни отде­ле­ны, но Ака­де­мия наук, тем не менее, даже в суще­ству­ю­щем пра­во­вом поле име­ет пра­во науч­но-мето­ди­че­ско­го руко­вод­ства инсти­ту­та­ми. Это нема­лень­кое пра­во, это фак­ти­че­ски опре­де­ле­ние науч­ных направ­ле­ний, реко­мен­да­ций и т. д. Очень важ­ный момент. Поэто­му рядо­во­му науч­но­му сотруд­ни­ку в ака­де­ми­че­ском инсти­ту­те не всё рав­но, что там про­ис­хо­дит в Ака­де­мии. Это пер­вое.

Вто­рой момент. Вто­рой вопрос, на кото­ром заост­рил вни­ма­ние Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич Путин, — это ФАНО. Инте­рес­но, что боль­ше поло­ви­ны участ­ни­ков, по суще­ству, пред­ло­жи­ли свои идеи, мето­ды рефор­ми­ро­ва­ния отно­ше­ния к ФАНО и Ака­де­мии наук, явно под­ра­зу­ме­вая, что эти отно­ше­ния сей­час нахо­дят­ся в несо­от­вет­ству­ю­щей фор­ме. И то пра­ви­ло «двух клю­чей», кото­рое было вве­де­но, — некон­струк­тив­ное, охран­ное друг от дру­га. И эти отно­ше­ния долж­ны быть соот­вет­ству­ю­щим обра­зом рефор­ми­ро­ва­ны.

А. Сергеев, А. Фурсенко и М. Котюков. Фото из архива А. Сергеева

А. Сер­ге­ев, А. Фур­сен­ко и М. Котю­ков. Фото из архи­ва А. Сер­ге­е­ва

В 2013 году про­изо­шло раз­де­ле­ние цен­тров ком­пе­тен­ции и цен­тра управ­ле­ния. Сей­час ясно, что нуж­но воз­вра­щать­ся к их сов­ме­ще­нию. Ясно, пото­му что, на взгляд абсо­лют­но­го боль­шин­ства чле­нов Ака­де­мии, если срав­нить с 2013 годом, то ситу­а­ция с РАН, с ака­де­ми­че­ской нау­кой не улуч­ши­лась, а ухуд­ши­лась.

— То есть вопрос Пути­на про ФАНО озна­ча­ет, что он зна­ет, что рефор­ма РАН про­ва­ли­лась? Если он спро­сил вас, что делать с ФАНО?

— Я бы не ска­зал, что про­ва­ли­лась, но думаю, что он испы­ты­ва­ет опре­де­лен­ную неудо­вле­тво­рен­ность из-за того, что отно­ше­ния Ака­де­мии наук и ФАНО за эти четы­ре года не вошли в некое кон­струк­тив­ное рус­ло. Есть мне­ние, что надо делать что-то типа Мини­стер­ства нау­ки, что­бы где-то на этом поле про­изо­шло сов­ме­ще­ние ком­пе­тен­ций управ­ле­ния и ком­пе­тен­ций содер­жа­тель­ных.

Путин очень вни­ма­тель­но выслу­ши­вал. Я заме­чал, что он кивал, эта идея ему извест­на. Попро­сил даже дета­ли­зи­ро­вать, кому в этом слу­чае будет при­над­ле­жать инсти­тут, пото­му что сей­час ФАНО явля­ет­ся учре­ди­те­лем.

Я сфор­му­ли­ро­вал дру­гую точ­ку зре­ния. Я ска­зал Вла­ди­ми­ру Вла­ди­ми­ро­ви­чу, что он автор этой идеи. В 2013 году Путин пред­ло­жил Фор­то­ву воз­гла­вить ФАНО. Я не знаю, что слу­чи­лось, поче­му это­го не про­изо­шло. Но думаю, что если бы это слу­чи­лось, то мы бы сего­дня не обсуж­да­ли вопрос, поче­му у нас дис­гар­мо­ния в наших отно­ше­ни­ях. И может быть, сей­час надо опять спо­кой­но обсу­дить этот вопрос. Если руко­во­ди­те­лем ФАНО будет новый пре­зи­дент РАН (либо вице-пре­зи­дент, либо заме­сти­тель пре­зи­ден­та), то думаю, что без изме­не­ния каких-либо зако­нов, без появ­ле­ния новых орга­нов испол­ни­тель­ной вла­сти, про­сто в рам­ках того, что суще­ству­ет, ситу­а­ция мог­ла бы кар­ди­наль­ным обра­зом изме­нить­ся.

— Как реа­ги­ро­вал Путин?

— Не могу ска­зать, что он на это кив­нул, но слу­шал очень вни­ма­тель­но.

— Алек­сандр Михай­ло­вич, Вы поня­ли на встре­че или после встре­чи: Вла­ди­мир Путин в кур­се того, как выпол­ня­ют­ся его май­ские ука­зы 2012 года отно­си­тель­но зара­бот­ных плат уче­ных в стране? Зна­ет ли он о том, как уче­ных доб­ро­воль­но-при­ну­ди­тель­но пере­во­дят на 0,2 став­ки?

— Кри­ти­ка это­го пред­ло­же­ния ФАНО очень силь­ная. Я счи­таю это кате­го­ри­че­ски непра­виль­ным, как, впро­чем, и дру­гие ини­ци­а­ти­вы. В про­шлом или поза­про­шлом году была ини­ци­а­ти­ва отно­си­тель­но нор­ми­ро­ва­ния рабо­че­го вре­ме­ни уче­но­го. Как же мож­но нор­ми­ро­вать это вре­мя? Кто зна­ет, когда ко мне при­дет мысль — когда еду в транс­пор­те или пошел в душ мыть­ся? Как это мож­но отнор­ми­ро­вать и при­пи­сать какое-то коли­че­ство денег часу мое­го пре­бы­ва­ния в инсти­ту­те? И нор­ми­ро­ва­ние рабо­че­го вре­ме­ни, и указ пре­зи­ден­та об удво­ен­ной зара­бот­ной пла­те по реги­о­ну — это дей­стви­тель­но дирек­ти­вы, кото­рые идут свер­ху. Даль­ше вопрос: каким обра­зом ты как руко­во­ди­тель мини­стер­ства, агент­ства дол­жен к это­му отно­сить­ся? Ты можешь брать про­сто под козы­рек и вся­че­ски пытать­ся соот­вет­ство­вать, но ты можешь высту­пать по-дру­го­му — ты можешь пра­ви­тель­ству и пре­зи­ден­ту рас­ска­зы­вать, поче­му это, напри­мер, сде­лать невоз­мож­но в усло­ви­ях, когда финан­си­ро­ва­ние ФАНО сокра­ти­лось со 100 млрд в 2014 году до 75 млрд в 2018 году.

Воз­вра­ща­ясь к Ваше­му вопро­су о том, зна­ет ли Путин про эту ситу­а­цию… Он, по-мое­му, где-то меся­ца два назад, когда было обсуж­де­ние выпол­не­ния его ука­зов, пря­мо ска­зал: не надо обма­ны­вать. Если не полу­ча­ет­ся, а ситу­а­ция слож­ная по мно­гим при­чи­нам, то, навер­ное, всё это надо сдви­гать впра­во вдоль оси вре­ме­ни. Поэто­му луч­ше, что­бы это было сде­ла­но каче­ствен­но и разум­но, чем про­сто для отчет­но­сти.

— Как эта про­бле­ма май­ских ука­зов реша­ет­ся у вас в инсти­ту­те? Сред­няя зара­бот­ная пла­та по Ниж­не­му Нов­го­ро­ду при­мер­но 26,4 тыс. руб. Озна­ча­ет ли это, что мини­мум 52 тыся­чи — это сред­няя зара­бот­ная пла­та науч­но­го сотруд­ни­ка в вашем инсти­ту­те?

— Да. Мы май­ские ука­зы пре­зи­ден­та выпол­ни­ли. Если речь идет о науч­ных сотруд­ни­ках, то науч­ные сотруд­ни­ки у нас полу­ча­ют боль­ше.

— Это без гран­тов? Без допол­ни­тель­но­го финан­си­ро­ва­ния?

— Всё вме­сте, вооб­ще, с уче­том иной при­но­ся­щей доход дея­тель­но­сти (суще­ству­ет такая эко­но­ми­че­ская кате­го­рия). Надо быть актив­ным в этом направ­ле­нии. Но то, о чем мы сей­час с Вами гово­рим, затра­ги­ва­ет очень инте­рес­ный вопрос, кото­рый под­спуд­но при­сут­ству­ет во мно­гих дис­кус­си­ях: в том чис­ле для чего нуж­на Ака­де­мия наук и как пра­виль­но выстра­и­вать отно­ше­ния с вла­стью. Это вопрос о вза­и­мо­от­но­ше­нии фун­да­мен­таль­ных и при­клад­ных иссле­до­ва­ний.

Ино­гда гово­рят: это вро­де одно и то же. Алек­сандр Михай­ло­вич Про­хо­ров в свое вре­мя гово­рил, что «нет там фун­да­мен­таль­ной при­клад­ной нау­ки. Это всё одно и то же». На самом деле это не так. Есть фун­да­мен­таль­ные иссле­до­ва­ния, и их важ­ным при­зна­ком явля­ет­ся то, что вы там име­е­те пра­во на ошиб­ку, при­чем пра­во серьез­ное.

— … кото­рое может быть не менее цен­ным, чем ваш поло­жи­тель­ный резуль­тат.

— Абсо­лют­но вер­но. Есть у Евге­ния Швар­ца сказ­ка «Мед­ведь». Там уче­ный, вол­шеб­ник, пре­вра­ща­ет моло­до­го мед­ве­жон­ка в моло­до­го чело­ве­ка. Экс­пе­ри­мент такой, что тот дол­жен влю­бить­ся в прин­цес­су, а когда они поце­лу­ют­ся, этот моло­дой чело­век дол­жен опять пре­вра­тить­ся в мед­ве­дя. Вот идея экс­пе­ри­мен­та, экс­пе­ри­мент постав­лен. Всё про­ис­хо­дит имен­но так. Поце­луй — но он не пре­вра­ща­ет­ся в мед­ве­дя. Что это такое? Это неуда­ча экс­пе­ри­мен­та или в этом и смысл?

— Вы хоти­те ска­зать, что экс­пе­ри­мент фор­маль­но неуда­чен, но в реаль­но­сти?..

— В этом как раз суть. Точ­но так же в нау­ке. Вы гото­ви­те какой-то экс­пе­ри­мент, у вас полу­ча­ет­ся что-то совсем не то, но это и есть новый резуль­тат, и очень часто нау­ка про­дви­га­ет­ся впе­ред за счет того, что резуль­тат полу­чил­ся не тот, что ожи­да­ли. Это фун­да­мен­таль­ная нау­ка. Там есть пра­во на ошиб­ку, как Вы ска­за­ли, и во мно­гих слу­ча­ях эта ошиб­ка при­во­дит к про­ры­ву.

Александр Сергеев

— 28 июня проф­со­ю­зы выве­ли уче­ных на митинг с тре­бо­ва­ни­ем уве­ли­чить финан­си­ро­ва­ние нау­ки. Одно из таких серьез­ных заяв­ле­ний — проф­со­ю­зы Ака­де­мии наук пыта­ют­ся обра­тить вни­ма­ние на то, что сей­час рас­хо­ды в бюд­же­те на нау­ку в Рос­сий­ской Феде­ра­ции рав­ны при­мер­но 0,15% и срав­ни­мы с долей рас­хо­дов на нау­ку Мек­си­ки. Если Вас выбе­рут пре­зи­ден­том РАН, что Вы буде­те с этим делать?

— Пер­вое поло­же­ние, основ­ное, моей пред­вы­бор­ной про­грам­мы — это кон­сен­сус всех заин­те­ре­со­ван­ных сто­рон — речь идет о раз­ных вет­вях вла­сти и об Ака­де­мии наук — отно­си­тель­но оцен­ки тепе­реш­не­го состо­я­ния рос­сий­ской нау­ки. Мне­ние подав­ля­ю­щей части РАН и мое мне­ние: дело пло­хо. И если мы не при­дем к кон­сен­су­су отно­си­тель­но пони­ма­ния того, что дело пло­хо, то у нас ника­ко­го пути даль­ше не полу­чит­ся.

Проф­со­ю­зы гово­рят о зара­бот­ной пла­те преж­де все­го. Я с этим согла­шусь, но зара­бот­ная пла­та в каком-то смыс­ле, может быть, не явля­ет­ся клю­че­вым пока­за­те­лем. У нас уста­рев­шая мате­ри­аль­ная база, у нас инстру­мен­та­рий, с помо­щью кото­ро­го в боль­шин­стве слу­ча­ев нель­зя полу­чать пере­до­вые резуль­та­ты. Мы долж­ны про­ве­сти инстру­мен­та­ли­за­цию нау­ки. Рань­ше гово­ри­ли про инду­стри­а­ли­за­цию и про­чее. Это пони­ма­е­мо. Но у меня есть про­стой при­мер, кото­рый власть хоро­шо пони­ма­ет.

У нас в Ниж­нем Нов­го­ро­де был заме­ча­тель­ный трам­плин, и в 1960–1970-е годы были чем­пи­о­ны мира, чем­пи­о­ны Олим­пий­ских игр — лета­ю­щие лыж­ни­ки, кото­ры­ми гор­ди­лась вся стра­на. Потом трам­плин заржа­вел и его сло­ма­ли, лета­ю­щих лыж­ни­ков не ста­ло. Спра­ши­вать теперь ниже­го­род­цев: «Где же ваши лета­ю­щие лыж­ни­ки?» — бес­смыс­лен­но, точ­но так же как спра­ши­вать рос­сий­ских уче­ных: «Где же, гос­по­да рос­сий­ские уче­ные, ваши Нобе­лев­ские пре­мии?»

Алек­сандр Сер­ге­ев
Бесе­до­ва­ла Оль­га Орло­ва

Видео­за­пись бесе­ды см. по адре­су
https://otr-online.ru/programmi/gamburgskii-schet-24869/grigorii-trubnikov-o-70591.html

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

4 комментария

  • Виктор:

    Все кан­ди­да­ты гово­рят мно­го и кра­си­во, но где гаран­тия, что став пре­зи­ден­том РАН, ака­де­мик Хох­лов не пре­вра­тит­ся в ещё одно­го Фор­то­ва или Оси­по­ва? При нынеш­ней систе­ме пре­зи­дент РАН пред­став­ля­ет не инте­ре­сы науч­но­го сооб­ще­ства в целом, а инте­ре­сы той груп­пи­ров­ки, кото­рая под­дер­жа­ла его на выбо­рах. Поэто­му выби­рать пре­зи­ден­та РАН долж­ны имен­но науч­ные сотруд­ни­ки инсти­ту­тов РАН – через интер­нет голо­со­ва­ние с помо­щью разо­слан­ных по почте паро­лей. Не оправ­дал надежд – через 5 лет выбе­рут ново­го. Толь­ко выбран­ный науч­ным сооб­ще­ством пре­зи­дент РАН полу­чит пра­во гово­рить от име­ни учё­ных.

  • Vlad:

    Надо не в темную(интернет), а голо­со­вать на Уч сове­тах в НИИ РАН. И итог слать в ПРАН.
    Да и где подроб­ные про­грам­мы пре­тен­ден­тов?? Как выби­рать??? Опять в тем­ную..

    • Александр:

      «Да и где подроб­ные про­грам­мы пре­тен­ден­тов?? Как выби­рать??? Опять в тем­ную…»- а зачем про­грам­ма, если все они как под копир­ку сла­во­сло­вят ВВП и в рот ему смот­рят. Како­го нанай­ско­го маль­чи­ка выбе­рут совер­шен­но не важ­но-это будет «кива­ла», реа­ги­ру­ю­щий «одоб­рям­сом» на любую спу­щен­ную свер­ху ини­ци­а­ти­ву. То, что ака­де­ми­ков инте­ре­су­ют исклю­чи­тель­но их соб­ствен­ные при­ви­ле­гии, а вовсе не нау­ка сей­час уже всем понят­но и сия тема заез­же­на.

  • res:

    У Сер­ге­е­ва была встре­ча в ФИАНе. Вот его про­грам­ма:

    http://www.lebedev.ru/data/images/070917/sergeev.pdf

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com