Загадочный рост

Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать –
В Россию можно только верить.

Ф. И. Тютчев

Алексей Иванов

Алексей Иванов

Похоже, что у нас очередная загадка: с 2013 года начался резкий рост числа публикаций в журналах, включенных в базу данных WoS. Причем это самостоятельный рост, он отлично виден как для всех публикаций, так и для публикаций без иностранных соавторов (рис. 1). Естественно, первый вопрос, а не связан ли этот рост с публикациями статей исключительно в наименее престижных журналах мусорного уровня, которых хватает и в числе включенных в базу данных WoS?

Даже если не браться за полный анализ, беглый взгляд на эту проблему показывает, что, скорее всего, нет — рост не за счет мусорных журналов (или не только за их счет). Анализ по топовым журналам в науках о Земле — Geology и Earth and Planetary Science Letters — показывает, что количество российских публикаций в этих журналах остается на прежнем уровне, составляя в среднем около 2% от общего числа публикаций в этих журналах.

Рис. 1. Cтатьи (с участием) российских ученых в журналах, входящих в базу данных WoS

Рис. 1. Cтатьи (с участием) российских ученых в журналах, входящих в базу данных WoS

В топовом физическом журнале Physical Review Letters доля российских публикаций также остается прежней, составляя примерно 6,5%, следуя за сокращением общего числа публикаций в этом журнале. Но в тематических журналах Physical Review, за исключением Physical Review Letters, есть планомерный рост публикаций российских ученых, а в последние шесть лет доля статей в общем объеме публикаций также растет (рис. 2).

Рис. 2. Cтатьи (с участием) российских ученых в тематических журналах Physical Review (буква)

Рис. 2. Cтатьи (с участием) российских ученых в тематических журналах Physical Review (буква)

Есть рост и в некоторых наиболее престижных журналах. В частности, в Science, Nature и Proceedings of the National Academy of Sciences в 2013 году произошел скачок публикаций российских авторов почти на 40%, а доля публикаций достигла ~0,8% от общего числа публикаций в этих топовых журналах (рис. 3).

Рис. 3. Cтатьи (с участием) российских ученых в журналах Science, Nature, Proceedings of the Natural Academy of Sciences

Рис. 3. Cтатьи (с участием) российских ученых в журналах Science, Nature, Proceedings of the National Academy of Sciences

С 2011 года WoS отслеживает источники финансирования в публикациях, что позволяет посмотреть, за счет чего публиковались статьи, например, в Science, Nature и Proceedings of the National Academy of Sciences (табл. 1). Лидирует Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ), но с появлением Российского научного фонда (РНФ) последний явно перехватывает лидерство.

Год РФФИ РНФ Программы правительства (Минобрнауки) Программы РАН «Династия» Сколково Программы президента ВШЭ Росатом
2011 12   2 6 1        
2012 8   2 3         1
2013 18   6 4 2        
2014 7 4 4 1 2 2 1 1  
2015 6 10 4   2        
2016 12 18 2 3   2      
2017* (8) (28) (12)            
Всего 71 60 32 17 7 4 1 1 1

За ними с заметным отставанием идут программы Минобрнауки — это и мегагранты, и различные поддержки университетов, а затем различные программы РАН. Пожалуй, самое удивительное — что маленький частный фонд Дмитрия Зимина «Династия» оказался в середине списка, обгоняя и Сколково, и президентские гранты. Это еще одно напоминание, что внесение «Династии» в список иностранных агентов, приведшее к закрытию фонда, является не иначе как преступлением перед российской наукой. Еще один явный вывод, который следует из анализа этой таблицы: поддержка малых групп дает много ярких публикаций, в отличие от «мегасайенс», где по определению на один рубль вложения всегда будет меньше публикаций.

Интересно также, что доля статей в этих трех журналах с указанием российского источника финансирования только в последние годы превысила половину от общего числа опубликованных статей с российскими авторами (рис. 4). Это, по-видимому, говорит о том, что только в последние годы в этих статьях появился реальный вклад российского финансирования, тогда как раньше исследования, результаты которых публиковались в наиболее престижных изданиях, преимущественно выполнялись за счет источников иностранных соавторов.

Рис. 4. Доля статей с поддержкой из российских источников к общему числу статей (с участием) российских ученых в журналах Science, Nature, Proceedings of the Natural Academy of Sciences

Рис. 4. Доля статей с поддержкой из российских источников к общему числу статей (с участием) российских ученых в журналах Science, Nature, Proceedings of the National Academy of Sciences

В общем, видно, что российские ученые стали заметно больше публиковаться, в том числе в престижных научных изданиях. Что же послужило этому толчком? На рубеже 2010—2013 годов произошло много событий. В 2010 году — запущена программа мегагрантов с привлечением в страну (преимущественно) иностранных ученых под большие деньги (www.p220.ru). В 2011-м — создан Сколковский институт науки и технологий (www.skoltech.ru). В 2012-м — начат проект «5-100» по финансированию 21 университета для вхождения пяти из них в первую сотню согласно международным рейтингам (http://5top100.ru). В 2013 году — объявлено о создании Российского научного фонда (http://рнф.рф). Несмотря на то что иногда финансирование через эти программы напоминало перенос воды в решете, вероятно, весь этот комплекс мероприятий, в условиях исходно низкой базы, в итоге дал кумулятивный эффект, который и привел к заметному росту публикаций.

Алексей Иванов,
докт. геол. -мин. наук, Институт земной коры СО РАН, Иркутск

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

23 комментария

  • y.v.:

    По скопусу(sciimago) в % картина аналогичная, что даже странно, потому что раньше картина по скопусу отличалась от wos.

    Для меня подобный рост тоже совершенно контринтуитивная штука. Финансирование науки не растет, РНФ это переливание денег из ФЦП, реформа РАН «прекрасна», а финансирование РАН с учётом инфляции падает года с 2008. Конкурса в аспирантуру нет лет 5 уже как,

    количество исследователей падает, а количество публикаций растет. Где то спрятана подстава, или нам нужно признать что правительство все делает правильно...)

    В качестве «гипотез»для проверки было бы интересно посмотреть, не растет ли число отечественных журналов в базах данных — в прошлом году около 600 журналов из elibrary было включено в wos отдельным индексом(что не может объяснить рост в предыдущие годы), может быть ещё до этого какие то отечественные журналы зашевелились. Рост смотрели по core collection? Интересно посмотреть и на динамику цитирований публикаций из РФ. Какой процент роста можно отнести к мегагрантам и Сколтеху? Уменьшилась ли доля/число публикаций РАН? Замедлилась ли скорость роста количества публикаций в мире(количество публикаций РФ в wos последние лет 20 практически не менялось, уменьшение доли происходило только за счёт роста числа публикаций в мире)?

    Если рост в последние годы все таки реален, то наиболее логичными причинами как мне кажется можно считать: 1) прямое стимулирование публикаций в wos (вузы программы 5-100 платят неплохие деньги просто за публикации в wos/scopus+формальные требования РНФ по публикациям); 2) рост доли молодых исследователей, которые гораздо лучше знают английский, чем представители старшего поколения.

    3)отложенный эффект роста финансирования науки в предыдущие годы 4)эффект низкой базы(мы героически вернулись на уровень 2001 года, в 90х процент был куда выше).

    Кто нибудь занимается в РФ наукометрией профессионально? С удовольствием бы почитал

    качественный и подробный анализ! Может быть Павел Касьянов из российского представительства wos что нибудь расскажет?..

    Вдруг мы тут зря жалуемся и у нас на самом деле все хорошо:) и подход «чтобы корова давала больше молока надо ее меньше кормить и больше доить» на самом деле работает?!)

    • Если в РНФ и перелили деньги из ФЦП, то это ведь не означает автоматически, что одна программа равноценна другой. Помнится, я так и не смог понять, как нужно заполнять бумажки для ФЦП, а на РНФ мы подали, получили, и теперь пишем обещанные статьи.:)

    • eugen:

      наверное нет смысла говорить про «нас» вообще. Сейчас у всех по-разному: кому РНФ, кому РФФИ, а кому и голый бюджет...

      Но давление работает.

      IMHO: народ массово ориентируется на количество публикаций, «строгают салями» и публикуют результаты минимально проверенные. Принцип «publish or perish» в РФ реализуют до крайности. Если моя паранойя права, то лет через 5 мы должны увидеть провал в качестве и количестве международных публикаций из России. Начнется «логарифмическая фаза» смены поколений и качество работ может снизится. Но может быть я ошибаюсь.

    • Алексей:

      Есть подозрение, что этот «загадочный» рост связан с открытием доступа к статьям через Sci-hub. По времени он хорошо совпадает. А РНФ и прочие рффи, ну честное слово, как оно вообще может на что-то повлиять? Это ж чистая профанация с обеих сторон баррикад.

      • paulkorry:

        Это легко будет проверить через год-другой. Загадочный рост должен прекратиться, поскольку Александра Элбакян закрыла доступ к сайхабу из России, спасибо Панчину и прочим либералам.

        А что касается РНФ — он действительно стимулировал публикации в журналах с приличным импактом. Я знаю людей, которые не решались, потом попробовали, не в последнюю очередь ради отчета для РНФ, и получилось.

        • Алексей:

          Я согласен, что рнф стимулировал людей публиковаться, но вряд ли можно ожидать национальный эффект от этого. Я думаю по всем грантам рнф опубликовано не многим более 1000 статей. В то время как наблюдаемый абсолютный прирост составил 20-30 тыс!

          К счастью, закрытие sci-hub не вызовет обратного эффекта, снижение возможно, но вряд ли оно будет заметно, т.к. все прошлые статьи сохранены в lib.gen и на персональных компьютерах заинтересованных лиц, а новые статьи обычно доступны через официальные подписки.

          На мой взгляд, sci-hub переломил ситуацию, когда представители более старшего поколения, никогда самостоятельно не публиковавшиеся за рубежом, сдерживали, запугивали сложностями, молодое поколение. Когда же появился доступ к статьям, читающим людям стало понятно, что все страхи преувеличены. Самому пришлось через это пройти в свое время. Оказалось не так сложно, сел и первел уже написанную на русском статью, отправил раз, два, учел замечания, на третий приняли. Отправлять в российские журналы больше не приходило в голову. Долго (пару лет), муторно (экземпляры по почте, на сд и по имейл), и глупо (никто не прочитает).

          Однако у этого есть побочный эффект. Люди имеющие зарубежные публикации, и мало мальски освоившие английский достаточный для этого, уже спокойно могут подаваться на различные программы и конкурсы за рубежом. Подавать в магистратуру, аспирантуру, на постдока и даже профессора. Теперь эти люди заметны для мировой науки, они понятны, и с ними можно иметь дело. Учитывая нынешнюю ситуацию в стране, можно ожидать усиление оттока, и именно это может вызвать спад в публикациях будущих лет. Наблюдаю это по себе и своим коллегам, друзьям.

  • Игорь:

    На мой взгляд, все дело в волшебных пузырьках: двойных аффилиациях заграничных завлабов/постдоков и международных кооперационных проектах. Мы научились хорошо присасываться сами и присасывать наших иностранцев на внутренние деньги. Если посмотреть реальное количество работ, действительно выполненных в России (хотя бы, по большей части) то статистика может и ужаснуть. Наша наука перестает быть автономной и часто существует как одна большая коллаборация, где самое сложное и продвинутое делается за бугром. Есть один большой плюс: все-таки наша посконная и домотканная наука интернационализировалась, и никто больше не говорит о русскоязычных журналах.

    • mhorn:

      «На мой взгляд, все дело в волшебных пузырьках: двойных аффилиациях заграничных завлабов/постдоков и международных кооперационных проектах» — и как же это объясняет рост числа публикаций без заграничных соавторов?

      • Игорь:

        Покажите статистику роста работ в хороших журналах без заграничных соавторов. Мне бы хотелось верить, что Вы правы. Давайте начнем не с мусора, что обычно ниже IF2-3, а посмотрим на все, что выше IF3 по годам. Да, люди пишут сейчас много статей в западные журналы из-за давления отчетности, и даже часто без иностранных соавторов (им как раз в мусоре печататься не с руки). Ну а как насчет сильных, просто качественных работ (я уж не говорю про прорывные исследования)?

        • y.v.:

          А как это посмотреть? В sciimago по странам есть график с % международных коллаборации, и этот самый процент с 2006 года падает... В старом варианте сциимаго можно было посмотреть % в журналах из Q1 по странам/организациям — но на новом сайте таких таблиц не найду... Может у кого есть подписка на incites?

        • y.v.:

          Да, что то я сразу не посмотрел: pavel-kasyanov.blogspot.c...lection.html?m=1

          Всем очень советую. Гипотеза про 5-100 видимо подтверждается, число статей в хороших журналах из Q1 видимо все таки тоже растет...

          Но если кто нибудь еще с подпиской поковыряет incites — будет очень интересно!

          • guest:

            Нужно оставить иллюзии по поводу топ 5-100. Как только в состав критериев введут долю самостоятельных публикаций (а это, рано или поздно, сделают), наши вузовские топы тотчас поплывут. (Кстати, китайцы давно учитывают «независимые» публикации). Ясно же, что НГУ выезжает на плечах институтов СО РАН (ну и прикормленных научных гастербайтеров). Большинство отечественных ун-тов не станут исследовательскими по западному образцу, как не тужься. Например, в НГУ и МФТИ доля публикаций только их сотрудников ~1-2% по сравнению с ~22-25% в Oxford и MIT. Оба наших ун-та — по существу академические. Это нужно прямо и признавать, а то опять получится «как всегда».

            • Виктор:

              Цитата: «НГУ выезжает на плечах институтов СО РАН (ну и прикормленных научных гастербайтеров)». Императрица Екатерина, в своё время, прикормила гастарбайтера Эйлера. И что мешает другим участникам ТОП 100 прикормить научных гастарбайтеров? Вас обижает, что крохотная часть от 850 миллионов, выделенных в этом году НГУ, всё-таки доходит до учёных? Хотя, конечно, в НГУ жуткий бардак. Хорошо бы спросить ректора НГУ, как получилось, что один из базовых факультетов по ТОП 100 денег вообще не получает.

            • y.v.:

              Возможно. Из того что я знаю, ДВГУ стал активно сотрудничать с МГУ и ИБМ РАН, привлекая именно «монетизацией» статей. А в самой РАН в большинстве институтов окончательно свернули ПРНД... (По программам президиума сейчас такие смешные деньги выделяют, что лучше бы их на ПРНД пустили, все равно на такие деньги ничего толком не сделать, и распределяют их хз как... ) Но общий рост то тоже как то идёт!

          • Yuri Pavlov:

            В УрФУ начался рост именно по этой причине. Стали приличные деньги доплачивать (сейчас, правда, в три раза,меньше, чем вначале) и рост пошел. Есть с этими показателями и другая проблема — процентов 30-50, в зависимости от факультета, — это рост за счет тезисов конференций.

  • n11:

    " Мы научились хорошо присасываться сами и присасывать наших иностранцев на внутренние деньги. "

    ВЫ возможно

  • Алексей В. Лебедев:

    Не стоит недооценивать силу запугивания, не только финансирования.

  • Vlad:

    Раньше мы писали в б/платные ино-журналы. А там конкуренция оч сильна и нас бортовали

    А как стали печатать за деньги (от 500 у.е. и выше), тут-то процесс пошел. Жаба давит (ведь месячный доход отдаешь), но думать-то вперед надо. , про гранты в будущем

    (И наука тут ни при чем)

    За деньги много что можно. Читай топ журналы. Порой жвачка, а не наука...

    Так что, РФФИ и РНФ, вперед. Только плати...

    А отечественные ж-лы будут хиреть. если их не переформировать.

    Им бы придать больше статуса (ВОСа- СКОПУСа), и перевод получше.

    Чтобы нас читали и цитировали.

    Подумай, друг из ПРАН!

  • Виктор:

    Отечественные журналы деградируют из-за отвратительного рецензирования. Если в хорошем журнале редактор ищет подходящих рецензентов по теме статьи, то в российских журналах редакторы отдают статью на рецензирование своим приятелям, ведь за рецензирование платят копеечку. Вторая причина — наши редакторы хотят всем угодить и поэтому печатают весь шлак, если этот шлак прислали влиятельные коллеги. Отсюда и архаичные ограничения на длину статьи, количество рисунков и ссылок. Третья причина — огромные сроки публикации и хамство тётушек из редакции, немыслимое в хороших международных журналах. А качество перевода плохое, потому что штатный переводчик не может знать всю специальную терминологию, это — на совести автора. Члены редколлегии просто конвертируют былой статус журнала в персональные блага. В итоге гибель российских журналов — вопрос времени. Конечно, наши академики попробуют подоить бюджет под видом «поддержки отечественных журналов», но это всё из разряда поддержки АВТОВАЗа.

    • Денис:

      Рецензентам не платят ничего. Редакторы знакомые иногда присылают на рецензию, не могу отказать старым друзьям, изредка даже публикую что-нибудь не слишком важное у них...

      Про хамство тетенек и общий дух деградации согласен полностью, равно как по поводу перспектив. Будущего у этих сущностей нет.

    • Алексей В. Лебедев:

      За рецензирование ничего не платят. Отдают приятелям именно потому, что постороннего человека труднее уговорить этим заниматься.

  • Vlad:

    Кстати, о рецензировании (я по этому поводу написал раздел в книге «гос-во и наука», 2017. Изд. «Новое время»).

    И у нас, и за бугром, качество рецензирования плохое (по моему опыту)

    и падает. Цепляются за формы текста, а не за содержание (которое видимо плохо понимают).

    Д.б. четкие правила рецензирования: оценивать новизну, правильность метода и четкость выводов, которые только и можно оспаривать. Все остальное (включая пресловутый инглиш), дело редакторов, а рецензента.

    Пока такое встречается редко, ( у меня за 40 лет работы) 2-3 раза.

    Такие вот журналы в мире науки

    Но все легко переделывается, если есть воля.

    1год все б Оч Хор!!!

  • Андрей:

    Процесс и правда загадочный, Для себя я его объясняю тем, что 1) существенно увеличился прессинг на тему числа и уровня (ИФ, квартили) публикаций. И прямой, связанный с отчетностью, и репутационный. 2) Улучшение финансирования в 2003—2013 гг. дало возможность укорениться многим молодым ученым, лаборатории подновили базу, стали ездить за рубеж и устанавливать колаборации. Но эффект появился не сразу. 3) Массовые вложения денег в догонялки по современным технологиям дали эффект. Всякие платформы типа геномики и протеомики (в других науках не знаю) часто сотрудничают с лабораториями почти бесплатно за включение в публикации. 4) Рост публикаций во всем мире породил резиновые журналы. Платные он-лайн журналы легче принимают статьи не только из жадности, но и потому, что не ограничены в объеме. Многие такие журналы рецензируют очень серьезно, но придирок там меньше.

    И еще, коллеги, в ответ на комментарии выше — не дай нам Бог дальнейшего вмешательства в то, КАК нам правильно делать науку. Уже достаточно бреда с тем, что фонды начинают требовать, чтобы их финансирование было единственным, указанным в статье. Мы теперь еще захотим, чтобы сотрудники ВУЗов не сотрудничали с РАН, русские с иностранцами и пр. Публикации — это не спорт, где можно сформулировать любые правила и играть по ним. Публикации — отражение процесса познания, поэтому как удобнее узнать что-то новое и описать его, так и надо делать! Подмена цели индикаторным показателем — одна из главных бед наукометрической оценки, с которым никто не знает, что делать. Не хватало еще нам усугубить ситуацию дополнительными формальными критериями.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com