Охота антропологов на «Синего кита»

Ольга Орлова

Оль­га Орло­ва

В мае 2016 года в «Новой газе­те» появи­лась ста­тья о том, что в Интер­не­те так назы­ва­е­мые кура­то­ры смер­ти под­тал­ки­ва­ют под­рост­ков к само­убий­ству [1]. Пуб­ли­ка­ция вызва­ла огром­ный резо­нанс и тре­во­гу сре­ди роди­те­лей. Одна­ко мно­гие жур­на­ли­сты и уче­ные усо­мни­лись в досто­вер­но­сти дан­ных, изло­жен­ных в ста­тье. Антро­по­ло­ги реши­ли внед­рить­ся в «груп­пы смер­ти» в соци­аль­ных сетях, что­бы изу­чить это явле­ние. О том, к како­му выво­ду они при­шли, Оль­га Орло­ва, веду­щая Обще­ствен­но­го теле­ви­де­ния Рос­сии, спро­си­ла по гам­бург­ско­му сче­ту Алек­сан­дру Архи­по­ву, ст. науч. сотр. Шко­лы акту­аль­ных гума­ни­тар­ных иссле­до­ва­ний РАН­ХиГС.

 

 

 

Алек­сандра Архи­по­ва роди­лась в 1976 году в Москве. В 2000 году окон­чи­ла исто­ри­ко-фило­ло­ги­че­ский факуль­тет РГГУ. В 2004 году защи­ти­ла кан­ди­дат­скую дис­сер­та­цию «Анек­дот и его про­то­тип. Гене­зис тек­ста и типо­ло­гия тек­ста». С 2000 года рабо­та­ла науч­ным сотруд­ни­ком, потом доцен­том в РГГУ. С 2013 года — стар­ший науч­ный сотруд­ник Шко­лы акту­аль­ных гума­ни­тар­ных иссле­до­ва­ний РАН­ХиГС, руко­во­ди­тель иссле­до­ва­тель­ской груп­пы «Мони­то­ринг акту­аль­но­го фольк­ло­ра». Зани­ма­ет­ся иссле­до­ва­ни­я­ми совет­ско­го и совре­мен­но­го поли­ти­че­ско­го фольк­ло­ра, антро­по­ло­ги­ей денег в Рос­сии, совре­мен­но­го про­тестно­го дви­же­ния и акции «Бес­смерт­ный полк». Участ­ник экс­пе­ди­ций на Рус­ский Север, в Мон­го­лию, Казах­стан и Сибирь.

— Алек­сандра, рас­ска­жи­те, пожа­луй­ста, что собой пред­став­ля­ет науч­ная груп­па «Мони­то­ринг акту­аль­но­го фольк­ло­ра».

— <…> Это меж­дис­ци­пли­нар­ная груп­па. Мы фольк­ло­ри­сты, мы антро­по­ло­ги, мы социо­ло­ги [2]. У нас мно­же­ство раз­ных мето­дик, с помо­щью кото­рых мы пыта­ем­ся понять, как люди откли­ка­ют­ся на то, что про­ис­хо­дит. Наша груп­па отсле­жи­ва­ет, каким обра­зом люди реа­ги­ру­ют на изме­ня­ю­щу­ю­ся реаль­ность через кли­ши­ро­ван­ные устой­чи­вые дей­ствия и тек­сты — инте­рес­но, что их начи­на­ют пере­да­вать тогда, когда по какой-то при­чине это ста­но­вит­ся необы­чай­но важ­ным.

— Поче­му Вас и Ваших кол­лег заин­те­ре­со­ва­ла исто­рия, свя­зан­ная с дет­ски­ми «груп­па­ми смер­ти»? Что при­влек­ло ваше вни­ма­ние?

— <…> В сере­дине мая 2016 года вышло резо­нанс­ное жур­на­лист­ское рас­сле­до­ва­ние в «Новой газе­те». Про­ис­хо­дит страш­ное дело — под­рост­ки совер­ша­ют само­убий­ства. В ста­тье гово­рит­ся, что при­чи­ной этих само­убийств явля­ет­ся не что-нибудь, а дей­ствия некой сек­ты зло­умыш­лен­ни­ков, кото­рые пла­но­мер­но дово­дят школь­ни­ков до суи­ци­да через созда­ние пси­хо­де­ли­че­ских упраж­не­ний и зага­доч­ных шиф­ров. Эта ста­тья всех неве­ро­ят­но напу­га­ла.

— Была очень бур­ная реак­ция в соц­се­тях…

— Роди­те­ли нача­ли впа­дать в совер­шен­ней­шую пани­ку. И это инте­рес­но. Во всей этой исто­рии есть глав­ный враг. Не тот враг, о кото­ром гово­рит сама ста­тья. Мно­гие напи­сав­шие такие ста­тьи гово­рят, что враг — это груп­па зло­умыш­лен­ни­ков, кото­рые уби­ва­ют через Интер­нет. На самом деле вра­гом явля­ет­ся сам Интер­нет. Роди­те­ли не могут кон­тро­ли­ро­вать исполь­зо­ва­ние детьми мобиль­но­го Интер­не­та. А воз­раст поль­зо­ва­те­лей мобиль­ных теле­фо­нов рез­ко пони­зил­ся. В круп­ных горо­дах прак­ти­че­ски каж­дый ребе­нок в пер­вом клас­се уже име­ет свой теле­фон.

—И что же вы реши­ли пред­при­нять?

— <..> Один из сотруд­ни­ков нашей груп­пы запи­сал­ся во все так назы­ва­е­мые груп­пы смер­ти под псев­до­ни­мом.

— От име­ни ребен­ка?

— Ник был сде­лан так, что невоз­мож­но было понять, ребе­нок это или взрос­лый. Зна­е­те, мы после неко­то­ро­го эти­че­ско­го обсуж­де­ния (а вопрос эти­ки явля­ет­ся клю­че­вым во всей этой исто­рии) реши­ли, что нет, мы не будем обма­ны­вать, и на пря­мой вопрос наша кол­ле­га гово­ри­ла: «Я взрос­лый чело­век, я антро­по­лог». Как пра­ви­ло, ей не вери­ли и гово­ри­ли: «Отлич­ная шут­ка. А теперь пой­дем в кино». Мы нико­го не обма­ны­ва­ли, не пыта­лись выда­вать себя за дру­гих, в отли­чие от про­чих участ­ни­ков этой груп­пы. Мы наблю­да­ли в сред­нем око­ло 20 групп. Сей­час прак­ти­че­ски все они уже закры­ты. Но посто­ян­но появ­ля­ют­ся новые, дуб­ли­ру­ю­щие преж­ние. Это бес­ко­неч­ный поток, вызван­ный мораль­ной пани­кой.

Участ­ни­ки этих групп дол­го жда­ли, когда же появят­ся зага­доч­ные кура­то­ры, о кото­рых писа­ли в «Новой газе­те», и нач­нут новую игру, столь при­вле­ка­тель­ную. Чем боль­ше писа­ли СМИ об этой игре, тем боль­ше появ­ля­лось людей, кото­рые хоте­ли в нее поиг­рать. И все друг у дру­га спра­ши­ва­ли: «Не кура­тор ли ты, дру­жок?» Это обсуж­да­лось и в кол­лек­тив­ных, и в инди­ви­ду­аль­ных чатах.

В одной из под­мос­ков­ных школ учи­тель­ни­ца ска­за­ла один­на­дца­ти-лет­кам: «Доро­гие дети, есть опас­ная игра „Синий кит“. Дети, не играй­те в опас­ную игру». Что сде­лал весь класс на пере­мене? Все пошли искать кура­то­ров и запи­сы­вать­ся в «груп­пы смер­ти». Это исто­рия про две вещи, очень важ­ные в под­рост­ко­вом воз­расте, лет в 11–13. Это исто­рия про кон­троль и про страх. Здо­ро­во испы­ты­вать страх — это повы­ша­ет твой ста­тус в груп­пе. Школь­ни­ку в этом воз­расте совер­шен­но не важ­но, что дума­ет о нем мама. Ему важ­но, какой ста­тус он име­ет в гла­зах одно­класс­ни­ков.

— Свое­об­раз­ная ини­ци­а­ция?

— Да. И кто из нас в дет­стве не ходил ночью на строй­ку погу­лять, пото­му что хариз­ма­тич­ный маль­чик в клас­се ска­зал: «А кто не пой­дет со мной на строй­ку, тот лопух»? Кто не пры­гал в омут голо­вой по вече­рам? Кто не делал запре­щен­ных вещей, пото­му что это повы­ша­ет твой ста­тус?

С дру­гой сто­ро­ны, чем боль­ше про эти груп­пы гово­рят, тем тебе страш­нее. Напри­мер, одна пре­крас­ная деся­ти­лет­няя девоч­ка сооб­щи­ла: «У нас в клас­се о „Синем ките“ почти не гово­рят, пото­му что очень страш­но». И вот эти две вещи — страх и жела­ние кон­тро­ли­ро­вать дру­гих — и созда­ют такое вол­не­ние вокруг «групп смер­ти».

— Насколь­ко мно­го­чис­лен­ны были эти 20 выяв­лен­ных групп?

— Там тыся­чи участ­ни­ков. Но на самом деле это прак­ти­че­ски невоз­мож­но понять. Пото­му что неиз­вест­но, сколь­ко фей­ко­вых акка­ун­тов, сколь­ко чело­век при­хо­дит-ухо­дит.

— А были сре­ди них обна­ру­же­ны те самые кура­то­ры, реаль­ные взрос­лые?

— Адми­ни­стра­то­ром одной из групп на самом началь­ном эта­пе была моло­дая девуш­ка. На вопрос, под­тал­ки­ва­ют ли они к само­убий­ству, она отве­ти­ла: «Нет. Мы обсуж­да­ем про­бле­мы». В одном из кол­лек­тив­ных чатов дей­стви­тель­но обсуж­да­лись про­бле­мы. Там была груп­па детей с суи­ци­даль­ны­ми мыс­ля­ми. Они обсу­ди­ли это один раз, потом эти дети через пару меся­цев вер­ну­лись, и выяс­ни­лось, что всё на том же уровне.

— Уда­лось ли вам выявить связь меж­ду само­убий­ства­ми и вовле­че­ни­ем в эти груп­пы?

— Все несколь­ко десят­ков чело­век, кото­рые писа­ли сооб­ще­ния наше­му иссле­до­ва­те­лю и гово­ри­ли, что они кура­то­ры, ока­зы­ва­лись школь­ни­ка­ми, вплоть до девоч­ки 12 лет. Кура­тор давал пер­вое зада­ние: «Выре­жи на руке сло­ва „Синий кит“. Если ты это­го не сде­ла­ешь, мы най­дем тебя по IP-адре­су и убьем тебя и тво­их роди­те­лей». Это стан­дарт­ный текст. Кура­то­ром была мос­ков­ская школь­ни­ца 12 лет, кото­рая ведет акка­унт с девя­ти лет. А одна­жды собе­сед­ник наше­го сотруд­ни­ка ска­зал, что он рабо­та­ет в ФСБ. Уж прав­да или неправ­да — это­го мы не зна­ем. Наш сотруд­ник ска­за­ла: «Здрав­ствуй­те, я антро­по­лог». Так они пооб­ща­лись.

— И навер­ное, никто друг дру­гу не пове­рил.

— Это­го мы не зна­ем. Даль­ше шел вал угроз. Если ты ниче­го не дела­ешь — боль­ше ниче­го не про­ис­хо­дит. Если ты не всту­па­ешь в игру, то игра для тебя закан­чи­ва­ет­ся.

Надо пони­мать, что в пуб­ли­ка­ци­ях о «груп­пах смер­ти» пере­пу­та­ны при­чи­на и след­ствие. Конеч­но, само­убий­ства есть. Одна­ко вызва­ны они, как пра­ви­ло, внут­рен­ни­ми моти­ва­ми. Пси­хо­ло­ги, кото­рых мы опро­си­ли, очень часто гово­рят о том, что дети ищут темы, свя­зан­ные с само­убий­ства­ми, в Интер­не­те вслед­ствие семей­ной ситу­а­ции, а не наобо­рот!

— Ска­жи­те, а вы срав­ни­ва­ли ста­ти­сти­ку под­рост­ко­вых само­убийств и актив­ность в груп­пах?

— Это вопрос, кото­рый сей­час все обсуж­да­ют после резо­нанс­но­го выступ­ле­ния дет­ско­го омбуд­сме­на Анны Куз­не­цо­вой. Про­бле­ма заклю­ча­ет­ся в сле­ду­ю­щем. Куз­не­цо­ва поль­зу­ет­ся дан­ны­ми След­ствен­но­го коми­те­та, где под­счи­ты­ва­ют само­убий­ства по кри­те­рию, отлич­но­му от того, кото­рым поль­зу­ет­ся Рос­стат. Дан­ные Рос­ста­та за этот год еще не при­шли. Поэто­му любые пуб­ли­ка­ции на эту тему пока бес­смыс­лен­ны. МВД недав­но высту­пи­ло с заяв­ле­ни­ем, что толь­ко в 1% само­убийств из всех зафик­си­ро­ван­ных мож­но подо­зре­вать какую-то связь с «груп­па­ми смер­ти». Я не исклю­чаю воз­мож­но­сти, что какой-нибудь пси­хо­пат будет исполь­зо­вать эту ситу­а­цию. И чем боль­ше взрос­лые созда­ют пани­ку и саспенс, тем более при­вле­ка­те­лен для школь­ни­ков уход в такие игры.

— Ваше внед­ре­ние сколь­ко про­дол­жа­лось? Год?

— 10 меся­цев.

— Вы выяс­ни­ли, что всё это фей­ко­вые груп­пы. Тогда как роди­лась пуб­ли­ка­ция в «Новой»? Сколь­ко там прав­ды?

— У людей есть ощу­ще­ние «опас­но­го Интер­не­та». Это та область, в кото­рой дети, как пра­ви­ло, уме­ют мно­гое, чего роди­те­ли не могут. Даль­ше в семье про­ис­хо­дит страш­ная тра­ге­дия — по раз­ным при­чи­нам, как пра­ви­ло внут­ри­се­мей­ным. Ребе­нок поги­ба­ет либо пыта­ет­ся покон­чить с собой.

Это неве­ро­ят­но слож­но пере­жить. Про­ще ска­зать: «Это не я вино­ва­та. Мое­го ребен­ка уби­ли. Он это сде­лал не сам. Его выну­ди­ли». Даль­ше начи­на­ет­ся поиск вра­га. Автор рас­сле­до­ва­ния в «Новой газе­те» встре­ча­лась с роди­те­ля­ми, кото­рые орга­ни­зо­ва­ли груп­пу «Роди­те­ли про­тив кибер-опас­но­сти», и они ей предо­ста­ви­ли свое иссле­до­ва­ние. Она изла­га­ла фак­ты во мно­гом со слов роди­те­лей. В их вооб­ра­же­нии жили зло­деи кос­ми­че­ско­го мас­шта­ба, кото­рые забра­ли их детей.

— Мне кажет­ся, за исто­ри­ей с «Синим китом» сто­ит про­бле­ма слож­но­го под­рост­ко­во­го миро­ощу­ще­ния. Почти все взрос­лые, у кото­рых есть дети-под­рост­ки, в какой-то момент пони­ма­ют, что раз­го­ва­ри­ва­ют с ино­пла­не­тя­на­ми. И это — откры­тие для каж­до­го роди­те­ля. Под­рост­ки дей­стви­тель­но ходят по краю. Это не какие-то деви­ант­ные под­рост­ки, а в той или иной сте­пе­ни все дети.

— Любое откло­не­ние от при­выч­но­го нам пове­де­ния выгля­дит для нас опас­ным. В теле­шоу Гор­до­на роди­те­ли одна­жды жало­ва­лись: моя доч­ка покра­си­ла воло­сы в розо­вый цвет, моя дочь нача­ла носить клет­ча­тые рубаш­ки. Come on, и то и дру­гое явля­ет­ся обыч­ным про­тестным пове­де­ни­ем.

— Тату­и­ров­ки…

— Да. Любые зна­ки повсе­днев­но­го под­рост­ко­во­го про­те­ста начи­на­ют пони­мать­ся как зна­ки при­над­леж­но­сти к вра­же­ской груп­пе, кото­рая сма­ни­ва­ет ребен­ка. Тре­вож­ность нарас­та­ет. В фев­ра­ле пошел новый всплеск пани­ки. Он, конеч­но, свя­зан с тем, что депу­тат Гос­ду­мы Яро­вая пред­ло­жи­ла повы­сить уго­лов­ную ответ­ствен­ность за дове­де­ние до само­убий­ства, тем самым при­знав тот факт, что дове­де­ние до само­убий­ства встре­ча­ет­ся. Даль­ше — резо­нанс­ное само­убий­ство двух детей в дач­ном доме под Пско­вом. Их назы­ва­ют «псков­ские Бон­ни и Клайд». Это сно­ва акти­ви­зи­ро­ва­ло культ суи­ци­да в под­рост­ко­вой сре­де.

— С чем свя­за­на такая попу­ляр­ность суи­ци­даль­ных сюже­тов в под­рост­ко­вом фольк­ло­ре?

— Да она все­гда была. Когда Гёте опуб­ли­ко­вал книж­ку «Стра­да­ния юно­го Вер­те­ра», герой кото­рой, как Вы помни­те, стра­дал-стра­дал-стра­дал, а потом покон­чил с собой, он эсте­ти­зи­ро­вал смерть. По Евро­пе про­ка­ти­лась вол­на под­ра­жа­ний. <…> Эсте­ти­за­ция смер­ти была все­гда, она роди­лась не сей­час. По этой при­чине во мно­гих горо­дах и стра­нах запре­ще­но пока­зы­вать само­убий­ства в кино и СМИ, что­бы избе­жать новой серии тра­ге­дий.

— К како­му выво­ду вы в ито­ге при­шли?

— Здесь есть еще один важ­ный момент — это поиск кон­тро­ля. Под­рост­ку важ­но утвер­дить­ся, что­бы кон­тро­ли­ро­вать дру­гих. Это нор­маль­но. Чело­век дол­жен научить­ся вести себя и в слу­чае опас­но­сти ста­вить дру­гих под свой кон­троль. Ина­че обще­ство рас­па­да­ет­ся.

Это исто­рия про то, что ты можешь давать совер­шен­но безум­ные зада­ния, от жесто­ких до самых глу­пых, и чело­век, кото­ро­го ты не видишь, тебе под­чи­ня­ет­ся. Ты при­об­ре­та­ешь над ним кон­троль: всё боль­ше, боль­ше и боль­ше, вплоть до самых жесто­ких вещей.

В кон­це 1970-х про­ка­ти­лась вол­на слу­хов по горо­дам Совет­ско­го Сою­за: яко­бы суще­ству­ет некая «крас­ная фото­плен­ка» — ее при­во­зят из-за гра­ни­цы, — с помо­щью кото­рой мож­но уви­деть чело­ве­ка голым. И что даль­ше про­ис­хо­ди­ло? В 1979-м некий мос­ков­ский маль­чик выхо­дит во двор с фото­ап­па­ра­том папы и гово­рит: «У меня там крас­ная плен­ка. И я вас, доро­гие девоч­ки, уже пере­фо­то­гра­фи­ро­вал». И все девоч­ки ста­но­вят­ся его пси­хо­ло­ги­че­ски­ми раба­ми. Никто не хочет, что­бы сним­ки были пока­за­ны пуб­лич­но.

— Соот­вет­ствен­но, это инстру­мент управ­ле­ния.

— Да. Пока девоч­ки верят в то, что у пар­ня есть крас­ная плен­ка, заправ­лен­ная в фото­ап­па­рат, он король дво­ра. Мы собра­ли огром­ное коли­че­ство интер­вью. Быв­шие под­рост­ки того вре­ме­ни рас­ска­зы­ва­ли, что их кон­тро­ли­ро­ва­ли с помо­щью несу­ще­ству­ю­щей крас­ной плен­ки.

В слу­чае «Сине­го кита» — то же самое. Зага­доч­ной сек­ты манья­ков нет, но кон­троль под­рост­ков друг над дру­гом с помо­щью такой жесто­кой игры — это реаль­ная вещь. Эти игры были все­гда. А мы наго­ня­ем пани­ку, тем самым уси­ли­вая к ним инте­рес.

— Вы пока­зы­ва­е­те, что за эти­ми исто­ри­я­ми ника­кой реаль­ной опас­но­сти нет. Но как тогда рас­по­знать реаль­ную опас­ность? Что явля­ет­ся сиг­на­лом?

— Опас­ность есть все­гда, но дру­го­го типа. Тебя могут позвать пры­гать с водо­на­пор­ной баш­ни в пруд ночью, и ты пой­дешь. А могут, как в игре «Беги или умри», — заста­вить про­бе­жать перед маши­ной. Пер­вое про­ис­хо­дит через Интер­нет, вто­рое про­ис­хо­ди­ло в моем дет­стве без Интер­не­та. В этом слу­чае я бы про­сто под­рост­ку объ­яс­ни­ла очень про­стую вещь. Чело­век, кото­рый дает тебе зада­ния, при­об­ре­та­ет над тобой кон­троль. И под­ро­сток, кото­рый так не любит вла­сти, кото­рую про­яв­ля­ют над ним, напри­мер, роди­те­ли и шко­ла, — хочет ли он дарить какую-то власть над собой незна­ком­цу в чате? Эту исто­рию я бы про­сто про­го­во­ри­ла деталь­но.

— Не дать нико­му собой мани­пу­ли­ро­вать?

— Да. А что каса­ет­ся исто­рии с «Синим китом», кото­рая ста­ла триг­ге­ром наше­го раз­го­во­ра, наши интер­вью­е­ры, кото­рым мы очень бла­го­дар­ны, в горо­де Волог­де на одном из митин­гов запи­са­ли пре­крас­ную репли­ку от име­ни груп­пы под­рост­ков. Их спро­си­ли про «Сине­го кита». И под­рост­ки ска­за­ли при­мер­но сле­ду­ю­щее: «Синий кит» — исто­рия, кото­рую выду­ма­ли взрос­лые, чтоб кон­тро­ли­ро­вать Интер­нет и, сле­до­ва­тель­но, нас. И во мно­гом под­рост­ко­вый бунт, о кото­ром сей­час идет речь, — это исто­рия про неже­ла­ние быть объ­ек­та­ми, жела­ние пока­зать: «У меня есть своя воля»…

— И мы пол­но­цен­ные субъ­ек­ты это­го обще­ства?

— И мы — граж­дане, вы совер­шен­но пра­вы.

Алек­сандра Архи­по­ва
Бесе­до­ва­ла Оль­га Орло­ва

1. novayagazeta.ru/articles/2016/05/16/68604-gruppy-smerti-18

2. shagi.ranepa.ru/maf/

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Один комментарий

  • Борис:

    Как из хоро­ше­го сде­лать что – то ужас­ное. Эта про­бле­ма была все­гда, – и не толь­ко для дет­ской ауди­то­рии. Если есть ум; – Жулио Кюри открыл рас­щеп­ле­ние ато­ма, на осно­ва­нии чего была созда­на атом­ная энер­ге­ти­ка, на бла­го все­го чело­ве­че­ства. Разум же гово­рит, что луч­ше бы было для это­го же чело­ве­че­ства, рас­щеп­ле­ние ато­ма нико­гда не откры­вать. То же самое мож­но ска­зать и про интер­нет. Здесь очень эффек­тив­но мож­но вли­ять на не окреп­шую дет­скую пси­хи­ку, рас­про­стра­няя вре­до­нос­ную инфор­ма­цию в соц. сетях и сете­вых играх. Всё зави­сит отто­го в чьих руках нахо­дят­ся дости­же­ния нау­ки и тех­но­ло­гия зом­би­ро­ва­ния чело­ве­че­ско­го моз­га. Уди­ви­тель­но, но поче­му – то про­гресс в нау­ке и тех­ни­ке все­гда нахо­дит­ся в поис­ке при­чи­не­ния мак­си­маль­но­го вре­да себе подоб­ным. Поче­му чело­ве­че­ство дегра­ди­ру­ет? Поче­му отно­ше­ния меж­ду людь­ми ста­ли опре­де­лять­ся финан­со­вым ста­ту­сом? Толь­ко реше­ние этих вопро­сов может оста­но­вить регресс вза­и­мо­по­ни­ма­ния.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com