Конкурс Мёбиуса как возобновление традиций

А. Сосинский со списком первых лауреатов конкурса. Фото Н. Деминой

А. Сосинский со списком первых лауреатов конкурса. Фото Н. Деминой

О Конкурсе Августа Мёбиуса, отмечающем в этом году свое 20-летие, ТрВ-Наука рассказал один из его создателей, преподаватель Независимого московского университета Алексей Сосинский. Беседовала Наталия Демина.

— Как появился фонд, кому принадлежала эта идея?

— Идея создания этого фонда принадлежала двум замечательным российским бизнесменам Александру Кокину и Валерию Баликоеву. Они были моими студентами, когда я преподавал в МИЭМе (Московском институте электроники и математики). Баликоев был одним из самых талантливых моих учеников, но так получилось, что в аспирантуру он не попал — как и Кокин, после окончания МИЭМа стал (очень успешно) заниматься бизнесом. Однако я продолжал с ними общаться, мы регулярно встречались, играли вчетвером в теннис: Оля Барашкова, жена Саши Кокина, была теннисисткой высокого класса. Наша дружба сохранилась до сих пор.

В 1997 году Александр и Валерий решили возобновить замечательную российскую традицию промышленников или коммерсантов, которая началась где-то во второй половине XIX века, когда те тратили значительную часть заработанных денег на благотворительность. Теперь уже не так мало богатых людей, тратящих деньги на благотворительность, а двадцать лет тому назад их были единицы. Александр Кокин и Валерий Баликоев были одними из первых, хотя в тот момент их уровень дохода был несравним с доходами «новых русских» той эпохи.

Идея конкурса изначально была скромной: устроить в Независимом университете конкурс научных работ аспирантов и студентов. Его формат очень прост: студент или аспирант подает одну работу в письменном виде. Эта работа может быть уже опубликованной или неопубликованной, она может быть даже рукописной. Поступившая работа рассматривается жюри конкурса. Его члены либо сами пишут рецензии на эти работы, либо посылают их на рецензию.

После этого жюри отбирает некоторое количество финалистов, которые приглашаются на заключительный устный тур. Он происходит таким образом. В Москве, в конференц-зале Независимого московского университета, финалисты делают двадцатиминутные доклады о своей работе в присутствии жюри. Члены жюри задают вопросы во время доклада и еще десять минут после окончания доклада. После выступления всех финалистов жюри отбирает победителя или победителей.

Конкурс, начавшись в рамках Независимого университета, уже на следующий год расширился на всю Москву, затем на Санкт-Петербург и, наконец, на всю Россию. Увеличилось и количество премий, и мы разделили конкурс на два: возникли отдельные номинации «студенты» и «студенты и аспиранты». После 2006 года победителей получается много: 1, 2 и 3 премии по аспирантам, 1 и 2 премии по студентам. За этот период фактическое организационное руководство нашего конкурса взял на себя Александр Кокин, специально для этого создавший благотворительный фонд, и именно этот фонд выплачивает премии студентам и аспирантам.

Премии — денежные — выплачиваются следующим образом: аспиранты получают примерно по 500 долл. в месяц на два года при условии, что они находятся в России, но если они уезжают из России на какой-то срок, то эта стипендия на этот срок им не выплачивается. Студенты получают стипендию примерно в 400 долл. в месяц в течение одного года.

— Это именно в долларах по курсу ЦБ?

— Нет, мы, конечно, им платим в рублях, просто времена меняются, удобнее исчисления вести в долларах.

Еще хочу заметить, что Валерий Баликоев по-прежнему является спонсором Конкурса Мёбиуса, он оплачивает все расходы, связанные со студентами, а деньги от Александра Кокина идут на аспирантов.

Наверное, нужно упомянуть еще и то, что председателем жюри с самого первого дня является Борис Фейгин, ученым секретарем — ваш покорный слуга, а само жюри состоит из ведущих российских математиков. Не все из них живут в России.

Этот формат конкурса сохранился до сих пор. Интересно, что по существующим правилам в аспирантском конкурсе имеют право участвовать и студенты (уверенные в своих силах студенты иногда берутся соревноваться с аспирантами — за более весомый приз).

Стоит добавить, что уровень рецензирования работ, поданных на конкурс, чрезвычайно высок. Рецензентами выступают ведущие мировые специалисты, очень многие из них — математики не из России. Мы работаем гораздо лучше многих международных журналов. Условия работы таковы, что рецензию мы должны получить в течение трех-четырех недель, и нам это обычно удается.

— Какова конкуренция? Много ли студентов и аспирантов борется за стипендии?

— Не очень много, потому что соискатели понимают, что для победы в конкурсе нужна работа очень высокого уровня. И поэтому заявки на конкурс подают примерно 30 аспирантов и 25 студентов. Мы стремимся к тому, чтобы подавали все лучшие, и, как показывает опыт, это у нас неплохо получается. Но искусственно расширять конкурс, применяя олимпийский девиз «Главное — участие», мы не хотим.

В этом году исполняется 20 лет со дня открытия конкурса, и мы находимся в процессе подготовки юбилейной брошюры. В этой брошюре будет, во-первых, рассказана история конкурса, во-вторых, будут указаны итоги всех конкурсов за 20 лет: имена победителей, имена финалистов, краткая информация о них, названия их работ, а главное, там будут опубликованы материалы обо всех 16 лауреатах конкурса с 1997 по 2006 год. Мы им отправили небольшие анкеты, понимая, что на анкету из тысячи пунктов никто отвечать не станет.

В этой анкете только три вопроса. Первый: где и в качестве кого вы сейчас работаете? Второй: какое влияние оказал Конкурс Мёбиуса на вашу жизнь? И третий вопрос: чем вы сейчас занимаетесь? Мы попросили лауреатов написать небольшой текст (от полстраницы до четырех) о том, какой математикой они сейчас занимаются. На вопросы анкеты ответили 15 человек. Когда мы прочитали эти анкеты, мы были потрясены.

Оказалось, что, во-первых, все победители без исключения — люди очень успешные. Все они защитили кандидатские диссертации и занимают высокие позиции в ведущих институтах и вузах в России и за рубежом. Но больше всего нас потрясло и удивило то, что из этих 16 человек 12 в настоящее время работают в России. До подведения итогов нашей анкеты я был уверен, что если треть осталась, то уже хорошо. Но оказалось, что осталось больше половины.

Более того, из тех, кто имеет основную позицию за границей, трое всё время приезжают в Россию и активно здесь работают. Один из них — Виктор Клепцын из CNRS. Многие думают, что его основное место работы находится в России, потому что здесь он бывает чаще, чем во Франции, где его основная позиция.

Что еще можно сказать о наших лауреатах? Сразу начну с единственного человека, который не стал профессиональным математиком-исследователем, это Сергей Чулков. Он победил в 2003 году. После этого он оказался аспирантом у Аскольда Хованского, выдающегося российского математика, который работает в Канаде, но часто бывает в Москве.

Так вот Чулков защитил кандидатскую диссертацию, еще в России. Хованский был очень доволен его работой, но Чулков бросил исследовательскую математику и сейчас является заместителем директора ООО «Ингосстрах» по каким-то там специальным страховкам. Он сделал карьеру в финансовой математике.

Имена некоторых победителей всем вам хорошо известны. Александр Кузнецов — наш первый победитель (1997). После премии Мёбиуса он стал коллекционировать все премии, которые только существуют. Он выиграл Конкурс Делиня и получил делиневскую стипендию. Он получил премию лучшего молодого европейского математика Европейского математического общества.

— Он получил и государственную премию.

— Да, получил госпремию, которую ему лично вручил Медведев. Это не просто госпремия по математике, это госпремия для лучших молодых ученых по всем дисциплинам. Там всего этих премий три или пять.

Кстати, интересно и очень хорошо говорит о самом Кузнецове (он, между прочим, многодетный отец) то, что часть полученных денег он потратил на конкурс 2009 года, и стипендии получили 12 аспирантов. Он работает в МИАН, в Стекловке.

Лауреат второго конкурса 1998 года Владлен Тиморин защитил диссертацию в Канаде у Хованского. Сейчас он декан математического факультета в Высшей школе экономики.

Лауреат 1999 года Александр Буфетов — человек, собравший огромное количество титулов и наград, работает в четырех или пяти местах, но основной своей позицией считает Стекловку. Премию 2000 года разделили между собой Сергей Мелихов и Сергей Шадрин. Мелихов — в МИАНе, а Шадрин — в Амстердаме.

Анна Эршлер, единственная девушка — победитель конкурса, стала лауреатом 2001 года, сейчас она работает в Лионе. Насколько я понимаю, Анна потеряла связь с Россией, она пока не ответила на нашу анкету, и думаю, что не ответит, как-то ее всё это уже не интересует. Надо сказать, что она так и не воспользовалась победой в Конкурсе Мёбиуса, потому что тут же уехала за границу и никогда эту стипендию не получала. Поэтому то, что она не отвечает на нашу анкету, довольно естественно.

Премию Шестого конкурса Мёбиуса 2002 года разделили Виктор Клепцын, о котором я уже говорил, и Леонид Рыбников. Виктор является ведущим научным сотрудником CNRS в городе Лион во Франции. Леонид является сотрудником Международной лаборатории теории представлений и математической физики на факультете математики ВШЭ, а также работает в ИППИ РАН.

Многие наши победители работают во ВШЭ, в ИТЭФ и других ведущих университетах и институтах. Один из призеров 2014 года Олег Карпенков — мой бывший ученик, работает в Ливерпуле, но очень часто бывает в Москве и активно участвует в московской математической жизни.

Лауреат 2005 года Александр Гайфуллин, может быть, самый сильный из всех победителей конкурса. С ним может конкурировать разве что Александр Кузнецов. Я думаю, что Гайфуллин в скором времени войдет в шорт-лист на Филдсовскую медаль. Он член-корреспондент Академии наук, так же как и Кузнецов. Он единственный, кто остался в МГУ, — кроме него, из наших лауреатов никто в МГУ не остался. Александр Гайфуллин — патриот МГУ и очень серьезно там работает на кафедре С. П. Новикова и В. М. Бухштабера. Мы всячески его переманивали в Независимый университет, пока нам это не удалось, но нам удается его заманивать на нашу летнюю школу «Современная математика».

Еще я бы хотел сказать о Фёдоре Петрове, получившем третье место в 2005 году. Он остался в Санкт-Петербурге, это замечательный математик и, насколько я знаю, работает в быстро набирающем силу бакалавриате Станислава Смирнова в СПбГУ.

Лауреатом конкурса 2006 года стал Иван Лосев. О нем я хочу сказать отдельно. Он вообще не россиянин, он из Беларуси, учился в Независимом московском университете, выигрывал конкурсы и вообще хотел остаться в аспирантуре в России, но наши замечательные миграционные органы не продлили ему визу.

— Белорусу не продлили визу?

— Увы, и он не смог остаться в России, поехал в аспирантуру в США, и сейчас он ведущий профессор в Северо-Восточном университете (Northeastern University) в Бостоне, но сохраняет тесные связи и с Независимым университетом, почти каждый год приезжает на летнюю школу.

Возвращаясь к списку первых лауреатов конкурса, я хотел бы обратить внимание на еще один замечательный итог. С одной стороны, практически все наши победители преуспели в жизни, все, кроме одного, стали учеными-исследователями в математике, и двенадцать из них постоянно проживают в России.

Как я уже говорил, в анкете, отправленной лауреатам, мы спросили, как повлиял Конкурс Мёбиуса на их жизнь. Почти все ответы написаны почти по одному и тому же шаблону: «Во-первых, это мне позволило поверить в свои силы. А во-вторых, это мне позволило заниматься математикой и не тратить время на частные уроки, на репетиторство, на составление проектов для грантов». Некоторые прямо говорят: «Это позволило мне окончить аспирантуру, без этого я бы не смог».

Многие говорят о том, что Конкурс Мёбиуса позволил освободить время для занятий математикой от всяких побочных способов зарабатывания денег, а другие подчеркивают, что у нашего конкурса очень удачный формат, на него надо просто подать научную статью. Лауреаты отмечают, что этим наш конкурс серьезно отличается от других грантовых конкурсов. Обычно нужно писать проект, это огромная писанина, а потом еще за это нужно отчитываться — тоже огромная писанина, а тут — никакой бюрократии, взял работу и отправил, и готово. Нас очень радует, что лауреаты отметили это обстоятельство. Я считаю, что такое простое требование к заявке — очень умный ход с нашей стороны.

А на третий вопрос: «Какой математикой вы сейчас занимаетесь?» — мы получили очень много интересных ответов. Многие респонденты жалуются, что занимаются столь разнообразными разделами математики, что затрудняются всё это уместить на четырех страницах.

Так, Сергей Мелихов отказался нам отвечать на этот вопрос, он коротко в личном письме мне описал, чем он занимается, а я ему предложил опубликовать этот короткий ответ, если он не возражает. Он сказал, что он в корне против, и прислал яркий и очень интересный текст по одной из своих тем.

Такое разнообразие интересов наших лауреатов является скорее не заслугой, а характеристикой Конкурса Мёбиуса. Ведь математики, которые преподают в Независимом университете и входят в жюри конкурса, также не являются узкими специалистами, а занимаются очень многими областями математики.

— Спасибо за интервью.

Алексей Сосинский
Беседовала Наталия Демина

Подробности о конкурсе и лауреатах смотрите на сайте www.moebiuscontest.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Добавить комментарий