Вспоминая историю отказа КПСС от агробиологии

В. Сойфер с женой в 1970-е годы

В. Сой­фер с женой в 1970-е годы

Свет­лой памя­ти моей жены Нины Ильи­нич­ны Яко­вле­вой-Сой­фер — сви­де­те­ля всех опи­сан­ных в ста­тье собы­тий

В 1930 году Иосиф Ста­лин на встре­че с М. Б. Мити­ным, П. Ф. Юди­ным и В. Н. Раль­це­ви­чем объ­явил, что он отри­ца­ет право­ту взгля­дов А. Вей­сма­на на роль наслед­ствен­но­сти в эво­лю­ции и при­зна­ет пра­виль­ны­ми воз­зре­ния Ламар­ка на роль при­спо­соб­ле­ния орга­низ­мов к окру­жа­ю­щей сре­де. Посте­пен­но ста­лин­ские воз­зре­ния отно­си­тель­но насле­до­ва­ния бла­го­при­об­ре­тен­ных при­зна­ков при­об­ре­ли доми­ни­ру­ю­щее зна­че­ние в мыш­ле­нии «вождя наро­дов». К это­му при­спо­со­би­ли свою рито­ри­ку Тро­фим Лысен­ко и окру­жав­шие его при­спеш­ни­ки.

Зако­но­мер­ным след­стви­ем стал доклад Лысен­ко на авгу­стов­ской сес­сии Ака­де­мии сель­хоз­на­ук им. Лени­на (ВАСХНИЛ) 1948 года. Текст докла­да И. В. Ста­лин лич­но редак­ти­ро­вал, внес в него мно­го попра­вок (в част­но­сти, еще раз под­черк­нул нега­тив­ную роль взгля­дов Авгу­ста Вей­сма­на, после чего Лысен­ко допи­сал еще несколь­ко абза­цев о яко­бы тле­твор­ной роли не толь­ко мен­де­лиз­ма и мор­га­низ­ма, но и вей­сма­низ­ма). Гене­ти­ка в СССР была пол­но­стью запре­ще­на.

Увы, ста­лин­ские воз­зре­ния на био­ло­гию раз­де­лял и Н. С. Хру­щёв, предо­ста­вив­ший (несмот­ря на воз­ра­же­ния уче­ных и даже детей само­го Хру­щё­ва) госу­дар­ствен­ную под­держ­ку Лысен­ко, побед­но утвер­ждав­ше­го, что на сме­ну зло­вред­но­му вли­я­нию Запа­да, и преж­де все­го США, в Совет­ском Сою­зе при­шла новая нау­ка — агро­био­ло­гия, отвер­га­ю­щая гены и их зна­че­ние для наслед­ствен­но­сти.

В резуль­та­те совет­ская агро­био­ло­гия отбро­си­ла био­ло­ги­че­ские нау­ки в СССР на мно­го деся­ти­ле­тий назад, и до сих пор рос­сий­ская нау­ка стал­ки­ва­ет­ся с послед­стви­я­ми это­го идео­ло­ги­че­ско­го кре­на. Отго­лос­ков лысен­ков­щи­ны нет нигде в миро­вой нау­ке, но в Рос­сии они не ред­ки.

Неожи­дан­но к Л. И. Бреж­не­ву при­шло пони­ма­ние, что агро­био­ло­ги­че­ский крен неве­рен, что совет­ская нау­ка упус­ка­ет мно­гие воз­мож­но­сти для пони­ма­ния основ жиз­нен­ных про­цес­сов, что одно­вре­мен­но с этим стра­да­ют не толь­ко тео­ре­ти­че­ские раз­де­лы нау­ки, но и прак­ти­ка сель­ско­го хозяй­ства, меди­ци­ны и про­мыш­лен­но­сти.

В соот­вет­ствии с этим изме­не­ни­ем в пони­ма­нии того, как ком­му­ни­сти­че­ская стра­на долж­на отне­стись к раз­ви­тию тео­ре­ти­че­ских основ нау­ки, при­шло сна­ча­ла осто­рож­ное раз­ре­ше­ние на откры­тие новых инсти­ту­тов в обла­сти ради­а­ци­он­ной, моле­ку­ляр­но-био­ло­ги­че­ской и гене­ти­че­ской отрас­лей (хотя каж­дый раз они воз­ни­ка­ли с тру­дом и с пре­одо­ле­ни­ем мощ­ных пре­пон, созда­ва­е­мых людь­ми типа М. А. Сус­ло­ва).

Доста­точ­но напом­нить об учре­жде­нии в соста­ве Ака­де­мии наук СССР радио­био­ло­ги­че­ско­го отде­ла Инсти­ту­та атом­ной энер­гии им. И. В. Кур­ча­то­ва (ныне отдел стал Инсти­ту­том моле­ку­ляр­ной гене­ти­ки РАН), Инсти­ту­та ради­а­ци­он­ной и физи­ко-хими­че­ской био­ло­гии (сей­час Инсти­тут моле­ку­ляр­ной био­ло­гии РАН), кафед­ры био­фи­зи­ки на физ­фа­ке МГУ и неко­то­рых дру­гих.

В 1973 году наста­ла пора для реши­тель­но­го пере­смот­ра отно­ше­ния к ком­плек­су био­ло­ги­че­ских, агро­но­ми­че­ских и меди­цин­ских про­блем нау­ки. В ЦК пар­тии нача­ли про­ра­ба­ты­вать воз­мож­но­сти широ­ко­го раз­ви­тия моле­ку­ляр­но-био­ло­ги­че­ских и моле­ку­ляр­но-гене­ти­че­ских под­хо­дов. Я при­нял неко­то­рое уча­стие в этой рабо­те, что и дает мне пра­во поде­лить­ся вос­по­ми­на­ни­я­ми на этот счет. В сво­их вос­по­ми­на­ни­ях я буду исполь­зо­вать исто­ри­че­ские доку­мен­ты, часть кото­рых будет при­ло­же­на к этой пуб­ли­ка­ции.

Нач­ну с того, что в декаб­ре 1957 года физик ака­де­мик Игорь Евге­нье­вич Тамм (буду­щий Нобе­лев­ский лау­ре­ат) ини­ци­и­ро­вал мой пере­ход с чет­вер­то­го кур­са Тими­ря­зев­ской сель­ско­хо­зяй­ствен­ной ака­де­мии на пер­вый курс физи­че­ско­го факуль­те­та МГУ на кафед­ру био­фи­зи­ки, кото­рую Тамм созда­вал. Агро­но­ми­че­ское обра­зо­ва­ние я заоч­но завер­шил, и в 1961 году И. Е. Тамм реко­мен­до­вал меня в аспи­ран­ту­ру радио­био­ло­ги­че­ско­го отде­ла Инсти­ту­та им. Кур­ча­то­ва.

В 1964 году я закон­чил аспи­ран­ту­ру на пол­го­да рань­ше назна­чен­но­го сро­ка, защи­тив кан­ди­дат­скую, и начал рабо­тать иссле­до­ва­те­лем. Защи­та про­шла в Мин­ском уни­вер­си­те­те, одним из оппо­нен­тов был ака­де­мик АН БССР Нико­лай Васи­лье­вич Тур­бин.

Поз­же он несколь­ко раз при­гла­шал меня пере­брать­ся к нему в Минск, но я оста­вал­ся в Москве. Там в Инсти­ту­те общей гене­ти­ки АН СССР (сокра­щен­но ИОГЕН) я создал груп­пу изу­че­ния мута­ге­не­за.

Осо­бен­но успеш­ным тогда в моей жиз­ни был 1969 год, когда в изда­тель­стве АН СССР вышла моя боль­шая моно­гра­фия «Моле­ку­ляр­ные меха­низ­мы мута­ге­не­за», несколь­ки­ми года­ми поз­же пере­ве­ден­ная на англий­ский и немец­кий язы­ки. В том же году в «Дет­ги­зе» опуб­ли­ко­ва­ли одну из пер­вых в СССР попу­ляр­ных книг о гене­ти­ке под назва­ни­ем «Ариф­ме­ти­ка наслед­ствен­но­сти» (была изда­на тира­жом более 100 тыс. экз. и пере­ве­де­на на эстон­ский и частич­но на вьет­нам­ский язы­ки). В сле­ду­ю­щем, 1970 году в изда­тель­стве АН СССР вышла моя вто­рая моно­гра­фия «Очер­ки исто­рии моле­ку­ляр­ной гене­ти­ки» и несколь­ко экс­пе­ри­мен­таль­ных работ.

Осе­нью 1970 года Тур­би­на пере­ве­ли в Моск­ву ака­де­ми­ком-сек­ре­та­рем отде­ле­ния рас­те­ние­вод­ства и селек­ции Сель­хоз­а­ка­де­мии. Он при­е­хал ко мне в ИОГЕН и рас­ска­зал, что пре­зи­дент ВАСХНИЛ Павел Пав­ло­вич Лоба­нов при­слу­шал­ся к тур­бин­ско­му сове­ту и вме­сте они заго­ре­лись иде­ей создать в их ака­де­мии что-то моле­ку­ляр­но-гене­ти­че­ское. Тур­бин при­гла­сил меня прий­ти к Лоба­но­ву на при­ем.

В первую же встре­чу с пре­зи­ден­том ВАСХНИЛ я услы­шал пред­ло­же­ние пере­брать­ся вме­сте с моей груп­пой в Сель­хоз­а­ка­де­мию, создать при Пре­зи­ди­у­ме совет по моле­ку­ляр­ной био­ло­гии и гене­ти­ке и пере­ве­сти моих сотруд­ни­ков в его ведом­ство. Со свой­ствен­ной ему энер­гич­но­стью, услы­шав мое осто­рож­ное согла­сие поду­мать над пред­ло­же­ни­ем, П. П. Лоба­нов упо­мя­нул, что они с Н. В. Тур­би­ным поду­мы­ва­ют над вопро­сом о созда­нии в ВАСХНИЛ отдель­но­го инсти­ту­та моле­ку­ляр­но­го направ­ле­ния, под­нял труб­ку крем­лев­ско­го теле­фо­на, позво­нил заве­ду­ю­ще­му сек­то­ром нау­ки сель­хоз­от­де­ла ЦК пар­тии Ю. В. Седых и дого­во­рил­ся о вре­ме­ни мое­го при­хо­да к нему в ЦК.

Так я ока­зал­ся на при­е­ме у важ­но­го пар­тий­но­го началь­ни­ка. Мы про­го­во­ри­ли более часа, я пока­зал Юрию Васи­лье­ви­чу свои кни­ги и ста­тьи, рас­ска­зал о том, чем зани­ма­ем­ся, в каких направ­ле­ни­ях мож­но было бы попы­тать­ся при­ме­нить моле­ку­ляр­ные под­хо­ды к прак­ти­ке, и полу­чил заве­ре­ние, что вопрос о нашем пере­хо­де из АН в ВАСХНИЛ будет поло­жи­тель­но раз­ре­шен.

Было так­же обе­ща­но, что для осна­ще­ния новой лабо­ра­то­рии будет полу­че­но раз­ре­ше­ние о тра­те нуж­но­го коли­че­ства «золо­тых» руб­лей (все эти обе­ща­ния были вско­ре выпол­не­ны; Юрий Васи­лье­вич ока­зал­ся чело­ве­ком не толь­ко сло­ва, но и дела).

Протокол заседания Президиума ВАСХНИЛ от 16 апреля 1971 года. Это решение символизировало, что с лысенковщиной, еще при жизни самого Лысенко (1898–1976), нужно прощаться

Про­то­кол засе­да­ния Пре­зи­ди­у­ма ВАСХНИЛ от 16 апре­ля 1971 года. Это реше­ние сим­во­ли­зи­ро­ва­ло, что с лысен­ков­щи­ной, еще при жиз­ни само­го Лысен­ко (1898–1976), нуж­но про­щать­ся

29 декаб­ря 1970 года Лоба­нов издал при­каз № 529 — К об учре­жде­нии в ВАСХНИЛ сна­ча­ла груп­пы моле­ку­ляр­ной гене­ти­ки под моим руко­вод­ством, вско­ре пре­об­ра­зо­ван­ной в лабо­ра­то­рию моле­ку­ляр­ной био­ло­гии и гене­ти­ки. Я был назна­чен заве­ду­ю­щим этой лабо­ра­то­ри­ей. На засе­да­нии Пре­зи­ди­у­ма ВАСХНИЛ 16 апре­ля 1971 года было при­ня­то реше­ние о созда­нии при пре­зи­ди­у­ме науч­но­го сове­та по моле­ку­ляр­ной био­ло­гии и гене­ти­ке, пред­се­да­те­лем кото­ро­го был утвер­жден Н. В. Тур­бин, а я был назна­чен уче­ным сек­ре­та­рем.

Конеч­но, с момен­та пере­хо­да в ВАСХНИЛ встре­чи с Тур­би­ным ста­ли почти еже­днев­ны­ми. Он ино­гда при­ез­жал даже на семи­на­ры нашей лабо­ра­то­рии; мы опуб­ли­ко­ва­ли несколь­ко науч­ных работ с его фами­ли­ей как соав­то­ра, и часто он ста­вил свою под­пись под раз­лич­ны­ми доку­мен­та­ми, напи­сан­ны­ми сов­мест­но.

Хочу так­же отме­тить, что посте­пен­но наши отно­ше­ния с П. П. Лоба­но­вым при­об­ре­ли так­же фор­му вполне дело­вую и даже дру­же­скую. Он мно­го рас­ска­зы­вал мне исто­рий про раз­ные раз­но­сти, а в жиз­ни он пора­бо­тал на весь­ма высо­ких постах (еще моло­дым чело­ве­ком стал зав­ка­фед­рой Инсти­ту­та зем­ле­устрой­ства, в 32 года был назна­чен Ста­ли­ным нар­ко­мом зер­но­вых сов­хо­зов, потом был пред­се­да­те­лем Сове­та Сою­за пар­ла­мен­та СССР, зам­пред­се­да­те­ля Сове­та Мини­стров РСФСР, мини­стром и пр.), имел кру­той нрав, но был отход­чив и зла не пом­нил, зато высо­ко ценил поря­доч­ность и храб­рость в отста­и­ва­нии соб­ствен­ных взгля­дов.

В 1970-е годы ста­ли посто­ян­ны­ми и наши встре­чи с Ю. В. Седых. Одна­жды он попро­сил меня напи­сать на несколь­ких стра­ни­цах обзор основ­ных направ­ле­ний иссле­до­ва­ний в мире, посвя­щен­ных при­ме­не­нию идей моле­ку­ляр­ной био­ло­гии и гене­ти­ки в сель­ском хозяй­стве. Этот обзор был пере­дан им сек­ре­та­рю ЦК КПСС Ф. Д. Кула­ко­ву, с кото­рым мы поз­же встре­ти­лись в ЦК.

Потом запро­сы на осве­ще­ние про­грес­са нау­ки на Запа­де в нашей обла­сти повто­ря­лись при­мер­но два-три раза в году. Я видел неко­то­рые из моих стра­ниц с поме­та­ми Кула­ко­ва на полях. Надо было осве­щать про­бле­мы, инте­ре­со­вав­шие его, и посте­пен­но я стал вне­штат­ным кон­суль­тан­том Кула­ко­ва, а поз­же и став­ше­го мини­стром сель­ско­го хозяй­ства Д. С. Полян­ско­го (моим встре­чам с мини­стром спо­соб­ство­вал заме­ча­тель­ный помощ­ник Полян­ско­го по его рабо­те в полит­бю­ро ЦК КПСС Иван Фёдо­ро­вич Гло­тов — чело­век исклю­чи­тель­ных чело­ве­че­ских и дело­вых качеств, с кото­рым у нас уста­но­ви­лись дове­ри­тель­ные отно­ше­ния).

Затем 15 авгу­ста 1973 года про­изо­шло зна­ко­вое собы­тие в под­хо­де КПСС к гене­ти­ке. Тогдаш­ний пар­тий­ный вождь Л. И. Бреж­нев отсту­пил от без­ого­во­роч­но­го обру­ги­ва­ния «про­даж­ной дев­ки импе­ри­а­лиз­ма» — гене­ти­ки. Пого­ва­ри­ва­ли, что, подоб­но Хру­щё­ву, сде­лав­ше­му в кон­це его руко­вод­ства ком­пар­ти­ей СССР крен в сто­ро­ну химии и хими­за­ции «всей стра­ны», Бреж­не­ву понра­ви­лось демон­стри­ро­вать, что он все­це­ло за раз­ви­тие в СССР моле­ку­ляр­но-био­ло­ги­че­ских про­блем в нау­ке, осо­бен­но тех направ­ле­ний, кото­рые несут поль­зу меди­цине (напри­мер, лече­нию рака), сель­ско­му хозяй­ству (с кото­рым у вождей стра­ны тра­ди­ци­он­но ниче­го после кол­лек­ти­ви­за­ции не полу­ча­лось) и про­мыш­лен­но­сти.

В тот момент в круг людей, при­бли­жен­ных к Бреж­не­ву, был вве­ден бли­ста­тель­ный совет­ский жур­на­лист Ана­то­лий Абра­мо­вич Агра­нов­ский. Имен­но он при­нял уча­стие в появ­ле­нии на свет немед­лен­но став­шей зна­ме­ни­той три­ло­гии Бреж­не­ва (вклю­ча­ла кни­ги «Воз­рож­де­ние», «Малая зем­ля» и «Цели­на»), за кото­рую в апре­ле 1980 года вождю вру­чи­ли Ленин­скую пре­мию по лите­ра­ту­ре. Счи­та­ет­ся, что Агра­нов­ский цели­ком напи­сал кни­гу «Воз­рож­де­ние». В наро­де пошли гулять стиш­ки от яко­бы Бреж­не­ва: «Что-то стран­ное со мной ста­ло: то, что было не со мной, — пом­ню».

С Агра­нов­ским мы мно­го лет дру­жи­ли, ходи­ли друг к дру­гу в гости. Имен­но он поре­ко­мен­до­вал меня как авто­ра «Ариф­ме­ти­ки наслед­ствен­но­сти», опуб­ли­ко­ван­ной в «Дет­ги­зе» в 1969 году, ко мне в лабо­ра­то­рию отпра­ви­ли на диплом­ную прак­ти­ку одно­го из сыно­вей Агра­нов­ских, и неуди­ви­тель­но, что Ана­то­лий Абра­мо­вич рас­ска­зы­вал мне кое-что о рабо­те в окру­же­нии близ­ких к Бреж­не­ву сотруд­ни­ков.

Эта рабо­та ста­ла важ­ной частью его тогдаш­ней жиз­ни. Одна­жды Агра­нов­ско­му ска­за­ли, что Бреж­нев согла­сил­ся вста­вить в свою оче­ред­ную речь одну-две фра­зы о необ­хо­ди­мо­сти раз­ви­тия совре­мен­ных моле­ку­ляр­ной био­ло­гии и гене­ти­ки.

Как водит­ся, всё дела­лось в послед­нюю мину­ту. Агра­нов­ский позво­нил мне с госда­чи, где он вме­сте с помощ­ни­ком Бреж­не­ва А. М. Алек­сан­дро­вым-Аген­то­вым гото­вил текст буду­щей речи ген­се­ка, и попро­сил сфор­му­ли­ро­вать абзац о роли этих наук. Не кла­дя теле­фон­ной труб­ки, я набро­сал на лист­ке крат­кий текст о дости­же­ни­ях био­хи­мии, био­фи­зи­ки и гене­ти­ки и о необ­хо­ди­мо­сти их раз­ви­тия в СССР на поль­зу меди­цине и сель­ско­му хозяй­ству.

Ана­то­лий Абра­мо­вич запи­сал про­дик­то­ван­ный мной абзац и ска­зал, что­бы я при­го­то­вил­ся про­честь напи­сан­ное мной зав­тра в «Прав­де». Я в тот же день при­е­хал в Пре­зи­ди­ум ВАСХНИЛ, пере­пи­сал этот абзац на листоч­ке и отдал Н. В. Тур­би­ну. На сле­ду­ю­щее утро Нико­лай Васи­лье­вич, читав­ший с утра вме­сто молит­вы оче­ред­ной номер «Прав­ды», при­шел в неве­ро­ят­ное воз­буж­де­ние, позво­нил мне и спро­сил, как я мог узнать сло­ва из речи Бреж­не­ва до того, как он их про­из­не­сет. Тур­бин бук­валь­но потре­бо­вал, что­бы я при­вел его в квар­ти­ру Агра­нов­ско­го, что я и сде­лал на сле­ду­ю­щий день.

А еще через пару меся­цев насту­пил оче­ред­ной раз­во­рот пар­тий­ной поли­ти­ки. «Навер­ху» реши­ли при­нять все­объ­ем­лю­щее поста­нов­ле­ние пар­тии и пра­ви­тель­ства о раз­ви­тии моле­ку­ляр­ной био­ло­гии и моле­ку­ляр­ной гене­ти­ки. Для это­го в ЦК созда­ли спе­ци­аль­ную комис­сию по под­го­тов­ке поста­нов­ле­ния. От Ака­де­мии наук, Мини­стер­ства сель­ско­го хозяй­ства, Ака­де­мии мед­на­ук и еще двух ведомств были вве­де­ны в ее состав по одно­му чело­ве­ку, и министр сель­ско­го хозяй­ства Д. С. Полян­ский рас­по­ря­дил­ся, что­бы таким чело­ве­ком в комис­сии от его ведом­ства был назна­чен я. Так мы нача­ли гото­вить поста­нов­ле­ние.

В тече­ние более чем двух меся­цев мы соби­ра­лись еже­днев­но в одном из зда­ний ЦК пар­тии, вызы­ва­ли туда мини­стров и их замов, запи­сы­ва­ли пред­ло­же­ния всех ведомств. Нам было ска­за­но, что на началь­ном эта­пе мы не долж­ны счи­тать потреб­ные для гран­ди­оз­ных пла­нов рас­хо­ды, а состав­лять пере­чень всех нужд. Мы соста­ви­ли спис­ки всех вузов, гото­вив­ших кад­ры по дан­ным дис­ци­пли­нам, опре­де­ли­ли чис­ло аспи­ран­тов по вось­ми направ­ле­ни­ям нау­ки, зада­ния по коли­че­ству аспи­ран­тов для вось­ми мини­стерств и вузов, под­го­то­ви­ли пред­ло­же­ния о созда­нии новых инсти­ту­тов, стро­и­тель­стве заво­дов для выпус­ка при­бо­ров и реак­ти­вов, изда­нии новых жур­на­лов и книг и дру­гих ини­ци­а­тив.

Разу­ме­ет­ся, я инфор­ми­ро­вал регу­ляр­но Ю. В. Седых о под­го­тов­ке поста­нов­ле­ния. Его роль в этом вопро­се была исклю­чи­тель­но важ­ной, так как в это вре­мя он ста­но­вил­ся всё более цени­мым Кула­ко­вым и вза­и­мо­дей­ство­вал с ним напря­мую. Имен­но Седых пред­ло­жил дать ново­му инсти­ту­ту назва­ние «ВНИИ при­клад­ной моле­ку­ляр­ной био­ло­гии и гене­ти­ки».

Вопрос о новом инсти­ту­те в Москве был отнюдь не баналь­ным. Задол­го до тех лет полит­бю­ро ЦК КПСС при­ня­ло реше­ние не созда­вать в Москве новых иссле­до­ва­тель­ских инсти­ту­тов граж­дан­ско­го про­фи­ля, и при­ня­тие реше­ния о нару­ше­нии табу было воз­мож­но толь­ко при мол­ча­ли­вом одоб­ре­нии боль­шин­ством чле­нов полит­бю­ро.

Боль­шин­ство мог­ло воз­ник­нуть толь­ко при усло­вии, что Кула­ков, Полян­ский и ряд дру­гих чле­нов выс­ше­го аре­о­па­га пар­тии вста­нут на защи­ту это­го пред­ло­же­ния. Имен­но поэто­му назва­ние долж­но было зву­чать весо­мо и дея­тель­ность ново­го иссле­до­ва­тель­ско­го цен­тра долж­на была не вызвать сомне­ний у дру­гих чле­нов полит­бю­ро.

В каче­стве еще одно­го важ­но­го (если не реша­ю­ще­го) фак­то­ра, спо­соб­ство­вав­ше­го при­ня­тию реше­ния о созда­нии в Москве ново­го НИИ все­со­юз­но­го уров­ня, было то, что в пред­став­лен­ном в полит­бю­ро про­ек­те после слов о назва­нии инсти­ту­та было ска­за­но: «на базе суще­ству­ю­щей в Москве лабо­ра­то­рии моле­ку­ляр­ной био­ло­гии и гене­ти­ки ВАСХНИЛ» (повто­рю, заве­ду­ю­щим этой лабо­ра­то­рии был я). Это под­чер­ки­ва­ло пре­ем­ствен­ность пред­ла­га­е­мой ини­ци­а­ти­вы и уже суще­ству­ю­щей науч­ной струк­ту­ры.

Во вре­мя под­го­тов­ки поста­нов­ле­ния Мин­сель­хоза по раз­ви­тию мол­био­ло­гии и мол­ге­не­ти­ки я мно­го общал­ся с заве­ду­ю­щим управ­ле­ни­ем нау­ки Мин­сель­хоза СССР ака­де­ми­ком Н. И. Воло­дар­ским, и он одна­жды пред­ло­жил мне занять крес­ло его заме­сти­те­ля, но я от лест­но­го пред­ло­же­ния отка­зал­ся. Я хотел оста­вать­ся уче­ным, а не пре­вра­щать­ся в сто­про­цент­но­го чинов­ни­ка.

Когда про­ект поста­нов­ле­ния ЦК был под­го­тов­лен пол­но­стью и пред­став­лен для утвер­жде­ния чле­на­ми полит­бю­ро, министр сель­ско­го хозяй­ства и пока еще член полит­бю­ро Д. С. Полян­ский вызвал к себе П. П. Лоба­но­ва и меня. Павел Пав­ло­вич позво­нил в лабо­ра­то­рию и ска­зал, что посы­ла­ет за мной свою маши­ну. Я пред­ло­жил ему взять с нами для раз­го­во­ра с мини­стром Иоси­фа Гри­го­рье­ви­ча Ата­бе­ко­ва, виру­со­ло­га, с кото­рым у нас еще со вре­ме­ни уче­бы в Тими­ря­зев­ке уста­но­ви­лись дру­же­ские отно­ше­ния.

Годом рань­ше я как-то при­гла­сил Осю на при­ем к Седых, уго­во­рил послед­не­го под­дер­жать избра­ние Оси чле­ном-кор­ре­спон­ден­том ВАСХНИЛ (это было крайне важ­но для его укреп­ле­ния в МГУ). Кан­ди­да­ту­ра Ата­бе­ко­ва была одоб­ре­на в ЦК, и Седых попро­сил меня пере­дать лич­но в руки Лоба­но­ву стра­нич­ку с фра­зой о том, что кан­ди­да­ту­ра Ата­бе­ко­ва про­шла утвер­жде­ние в соот­вет­ству­ю­щем отде­ле ЦК, что я немед­лен­но выпол­нил, посе­тив Лоба­но­ва.

Когда пред­ва­ри­тель­ный под­счет голо­сов на общем собра­нии чле­нов ВАСХНИЛ пока­зал, что «выдви­же­нец пар­тии» Ата­бе­ков недо­брал двух нуж­ных голо­сов на выбо­рах, доб­ро­со­вест­но выпол­няв­ший пар­тий­ные реше­ния Лоба­нов сроч­но потре­бо­вал к себе трех чле­нов ака­де­мии, отсут­ство­вав­ших в зале в момент голо­со­ва­ния.

За тре­мя ака­де­ми­ка­ми сроч­но посла­ли маши­ны, и, когда их при­вез­ли в зда­ние Пре­зи­ди­у­ма и про­ве­ли в каби­нет пре­зи­ден­та, Лоба­нов потре­бо­вал, что­бы они в его при­сут­ствии про­го­ло­со­ва­ли за это избра­ние. Объ­яв­ле­ние резуль­та­тов голо­со­ва­ния задер­жа­ли боль­ше чем на час, а я слы­шал сво­и­ми уша­ми, как пре­зи­дент Лоба­нов накри­чал на этих «слу­чай­но отсут­ство­вав­ших» и потре­бо­вал поста­вить нуж­ные «за» в бюл­ле­те­ни для голо­со­ва­ния. Так Ата­бе­ков стал чле­ном-кор­ре­спон­ден­том. В момент при­гла­ше­ния к Полян­ско­му Лоба­нов согла­сил­ся на то, что­бы Ата­бе­ков при­мкнул к нам, и, когда мы втро­ем появи­лись у мини­стра в каби­не­те и сели за стол, Дмит­рий Сте­па­но­вич ска­зал: «Позна­комь­тесь с про­ек­том ново­го поста­нов­ле­ния. Сой­фер его хоро­шо зна­ет, так как по наше­му реше­нию при­ни­мал уча­стие в его под­го­тов­ке, а от Вас я жду заме­ча­ний, если тако­вые име­ют­ся. Сего­дня в три часа дня его при­мут на засе­да­нии полит­бю­ро». Заме­ча­ний у Лоба­но­ва и Ата­бе­ко­ва не ока­за­лось.

На сле­ду­ю­щий день, 19 апре­ля 1974 года, поста­нов­ле­ние № 304 появи­лось в «Прав­де» и в дру­гих цен­траль­ных газе­тах. Новый инсти­тут мог начать свою дея­тель­ность.

Сна­ча­ла пунк­ты поста­нов­ле­ния № 304 были пере­чис­ле­ны и дета­ли­зи­ро­ва­ны в огром­ном поста­нов­ле­нии Гос­ко­ми­те­та по нау­ке и тех­ни­ке Сове­та Мини­стров СССР, затем в ана­ло­гич­ном, но более корот­ком поста­нов­ле­нии Мини­стер­ства сель­ско­го хозяй­ства СССР. Одно­вре­мен­но в ЦК КПСС про­ра­ба­ты­ва­ли кад­ро­вые вопро­сы, и соот­вет­ству­ю­щие отде­лы ЦК утвер­жда­ли пер­сон, кои были бы назна­че­ны на новые долж­но­сти в под­чи­нен­ных ведом­ствах. Шла такая рабо­та и в сель­хоз­от­де­ле ЦК.

Нако­нец 7 июня 1974 года Лоба­нов полу­чил ука­за­ния об утвер­жден­ных пер­со­на­ли­ях, и им был издан при­каз № 197-К, содер­жа­щий два пара­гра­фа. В пер­вом было ска­за­но: «Воз­ло­жить вре­мен­ное испол­не­ние обя­зан­но­стей дирек­то­ра Все­со­юз­но­го науч­но-иссле­до­ва­тель­ско­го инсти­ту­та при­клад­ной моле­ку­ляр­ной био­ло­гии и гене­ти­ки на ака­де­ми­ка-сек­ре­та­ря Отде­ле­ния рас­те­ние­вод­ства и селек­ции ака­де­ми­ка ТУРБИНА Нико­лая Васи­лье­ви­ча», а вто­рой пара­граф был таким: «Назна­чить заме­сти­те­лем дирек­то­ра по науч­ной рабо­те Все­со­юз­но­го науч­но-иссле­до­ва­тель­ско­го инсти­ту­та при­клад­ной моле­ку­ляр­ной био­ло­гии и гене­ти­ки кан­ди­да­та био­ло­ги­че­ских наук СОЙФЕРА Вале­рия Нико­ла­е­ви­ча».

Вслед за тем по почте мне при­шло пись­мо из коми­те­та по нау­ке и тех­ни­ке СМ СССР, адре­со­ван­ное «заве­ду­ю­ще­му лабо­ра­то­ри­ей био­ло­гии и гене­ти­ки ВАСХНИЛ», в кото­ром было ска­за­но, что «Поста­нов­ле­ни­ем Госу­дар­ствен­но­го Коми­те­та по нау­ке и тех­ни­ки СССР и Пре­зи­ди­у­ма Ака­де­мии наук СССР от 17 июня 1974 года № 36033 Вы утвер­жде­ны чле­ном Меж­ду­ве­дом­ствен­но­го науч­но-тех­ни­че­ско­го сове­та по про­бле­мам моле­ку­ляр­ной био­ло­гии и моле­ку­ляр­ной гене­ти­ки при Госу­дар­ствен­ном Коми­те­те по нау­ке тех­ни­ке Сове­та Мини­стров СССР и Пре­зи­ди­у­ме Ака­де­мии наук СССР».

Я пони­мал, что в те годы в СССР, не будучи чле­ном пар­тии КПСС, я не мог пре­тен­до­вать на сколь­ко-нибудь высо­кое адми­ни­стра­тив­ное про­дви­же­ние. Воз­мож­но­сти для вступ­ле­ния в ком­пар­тию у меня, как мне кажет­ся, были; более того, Лоба­нов ска­зал мне одна­жды, что он готов под­пи­сать для меня пору­чи­тель­ство для вступ­ле­ния в пар­тию.

Сотруд­ник сек­то­ра сель­хоз­на­у­ки ЦК КПСС Л. И. Бабен­ко как-то попе­нял мне, пока мы шли в кори­до­ре в зда­нии в ЦК на обед: «Что ты, Вале­рий Нико­ла­е­вич, не всту­па­ешь в пар­тию и как соба­чон­ка каж­дый день сна­ча­ла бежишь на Ста­рую пло­щадь за про­пус­ком, а потом с про­пус­ком мчишь­ся на ули­цу Куй­бы­ше­ва, что­бы прой­ти в шестой подъ­езд. Был бы чле­ном пар­тии, пока­зал бы парт­би­лет в про­ход­ной на Куй­бы­ше­ва и через две мину­ты был бы уже на нашем эта­же». Я отшу­чи­вал­ся и отбры­ки­вал­ся от таких пред­ло­же­ний, посколь­ку для меня орга­ни­за­ци­он­ная рабо­та не была плац­дар­мом по про­дви­же­нию наверх, а лишь спо­соб­ство­ва­ла более пла­но­мер­но­му раз­ви­тию науч­ной дея­тель­но­сти.

Тур­би­ну не уда­лось удер­жать­ся на посту дирек­то­ра создан­но­го нами ВНИИ ПМБиГ В 1979 году ему при­шлось поки­нуть этот пост, место занял Г. С. Муром­цев, при кото­ром инсти­тут пере­стал быть моле­ку­ляр­но-гене­ти­че­ским, а был пере­ори­ен­ти­ро­ван на при­клад­ную био­тех­но­ло­гию.

Если при созда­нии наше­го инсти­ту­та науч­ные про­грам­мы буду­щих иссле­до­ва­ний были неиз­ме­ри­мо более важ­ны­ми и для нау­ки, и для стра­ны, то поз­же нездо­ро­вая адми­ни­стра­тив­ная сует­ня похо­ро­ни­ла радуж­ные и высо­кие надеж­ды, зако­но­мер­но пере­ве­дя всё на при­клад­ные рель­сы.

Вале­рий Сой­фер,
докт. физ.-мат. наук, про­фес­сор, ака­де­мик несколь­ких ака­де­мий, в 1974–1976 годах зам. дирек­то­ра по нау­ке ВНИИ при­клад­ной моле­ку­ляр­ной био­ло­гии и гене­ти­ки ВАСХНИЛ

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

16 комментариев

  • Michael:

    Как объ­яс­нить речь Н. В. Тур­би­на на вось­мом засе­да­нии и речь П. П. Лоба­но­ва на девя­том засе­да­нии авгу­стов­ской сес­сии ВАСХНИЛ 1948 г. «О поло­же­нии в био­ло­ги­че­ской нау­ке» (http://lib.ru/DIALEKTIKA/washniil.txt)?

    • commmon shrew:

      Хит­ро­жо­по­стью. В пери­од, когда Тур­бин заве­до­вал кафед­рой гене­ти­ки ЛГУ, в кур­се «Кри­ти­ка хро­мо­сом­ной тео­рии наслед­ствен­но­сти» на лек­ци­ях Васи­лий Сер­ге­е­вич Федо­ров изла­гал хро­мо­сом­ную тео­рию, а кри­ти­ку остав­лял на само­сто­я­тель­ную рабо­ту. Напи­сав­ший учеб­ник по Мичу­рин­ской гене­ти­ке Тур­бин пери­о­ди­че­ски выхва­ты­вал взгля­дом сту­ден­та, выда­вал ему спи­сок ста­тей зару­беж­ных авто­ров и отправ­лял в спе­ц­хран Биб­лио­те­ки Ака­де­мии Наук. Ста­тья Тур­би­на «Тор­же­ство Мичу­рин­ской Био­ло­гии», напи­сан­ная к юби­лею Мичу­ри­на и опуб­ли­ко­ван­ная в Вест­ни­ке ЛГУ – это шедевр Эзо­по­ва язы­ка. По про­чте­нии ста­но­вит­ся понят­но, что ника­ких дости­же­ний у МБ нет. Се ля ви.

  • Израиль:

    Ну как объ­яс­нить прин­ци­пов у боль­шин­ства «совет­ских уче­ных» нико­гда ника­ких не было а «цып­ле­нок тоже хочет жить» lol

  • y.v.:

    Любо­пыт­но, как речь Лысен­ко пере­кли­ка­ет­ся с совре­мен­ны­ми попыт­ка­ми вла­сти извле­кать из нау­ки чисто прак­ти­че­скую поль­зу.

    «Думаю, что это учре­жде­ние, на про­тя­же­нии ряда лет зани­ма­ясь толь­ко этой рабо­той (т. е. полип­ло­и­ди­ей), прак­ти­че­ски бук­валь­но ниче­го не дало.»

    Хоро­шо хоть идео­ло­гии у нас не оста­лось в каче­стве аргу­мен­та. Впро­чем, с гума­ни­та­ри­я­ми еще слу­ча­ет­ся, там «пат­ри­о­ти­че­ская нау­ка» пери­о­ди­че­ски полу­ча­ет пре­фе­рен­ции. Вспом­ни­те дис­сер­та­цию Медин­ско­го и его оправ­да­ния в сти­ле «мифы луч­ше чем фак­ты, если под­ни­ма­ют бое­вой дух». Или пере­из­бра­ние дирек­то­ра инсти­ту­та эко­но­ми­ки на идео­ло­ги­че­ски пра­виль­но­го из круж­ка Гла­зье­ва…

    • Израиль:

      Cогла­сен c y.v.

    • Дмитрий:

      Гла­зьев-то вам чем не уго­дил? Как раз один из наи­бо­лее адек­ват­ных эко­но­ми­стов. Или вам по душе либе­раль­ные идеи Гайдар&Ко? Но в таком слу­чае не жалуй­тесь, когда «неви­ди­мая рука рын­ка» окон­ча­тель­но при­ду­шит остат­ки оте­че­ствен­ной нау­ки – как во вре­ме­на Лысен­ко: «какой прок от дро­зо­фи­ли­ти­ков».

      • Израиль:

        Мне по душе Мил­тон Фрид­ман и Чикаг­ская шко­ла. А Гай­дар да при всех сво­их мину­сах (напри­мер взял неадек­ват­но­го Гла­зье­ва в коман­ду lol) куда луч­ше послед­не­го. Ваши при­дур­ки пра­ви­те­ли несо­мнен­но при­ду­шат у вас нау­ку да нмкой руки рын­ка для это­го не надо lol

      • y.v.:

        Гла­зьев уго­во­рил ака­де­ми­ков не утвер­ждать кан­ди­да­ту­ру дирек­то­ра ИЭ РАН,пользуясь пре­крас­ным аргу­мен­том, что кан­ди­дат в 2006 году участ­во­вал в идео­ло­ги­че­ски невер­ном докла­де про Укра­и­ну. Ана­ло­гия про­смат­ри­ва­ет­ся?

        Что же об иде­ях Гла­зье­ва… А вам идея напе­ча­тать денег и раз­дать их каких то маги­че­ским обра­зом на «насто­я­щее про­из­вод­ство» да так, что­бы никто их по доро­ге не пере­вёл в дол­ла­ры, не кажет­ся уто­пи­че­ской?

        • Дмитрий:

          to Изра­иль – Вы эми­гри­ро­ва­ли из Рос­сии, бро­сив стра­ну ради финан­со­во­го бла­го­по­лу­чия. Поэто­му наши про­бле­мы Вас никак не каса­ют­ся. Ваши же выска­зы­ва­ния в духе «раш­ка-параш­ка» как раз харак­тер­ны для пред­ста­ви­те­лей «золо­то­го мил­ли­ар­да», для кото­рых, несо­мнен­но, выгод­на суще­ству­ю­щая гло­баль­ная эко­но­ми­ка.
          to y.v. – Я нико­им обра­зом не эко­но­мист. Но если почитать/​послушать идеи Хази­на, Гла­зье­ва, Пар­ши­на – они вполне даже здра­вые. И «печа­та­ние денег» пред­ла­га­ет­ся в сово­куп­но­сти с боль­шим чис­лом дру­гих эко­но­ми­че­ских реформ. Опять же, тут надо читать этих эко­но­ми­стов. В отли­чие от Гай­да­ров­ско-Куд­рин­ской «эко­но­ми­ки» с посто­ян­ны­ми ман­тра­ми о «неви­ди­мой руке рын­ка» и «день­ги надо копить (в виде тре­же­рис США)».
          Фак­ти­че­ски по пути само­сто­я­тель­но­го раз­ви­тия идёт Китай – и там несо­мнен­ный про­гресс, в отли­чие от Рос­сии. У нас же чёт­ко вид­но – «либе­раль­ные» идеи в эко­но­ми­ке за 25 лет при­ве­ли к пол­ной дегра­да­ции все­го: в нау­ке мы не можем никак достиг­нуть доли пуб­ли­ка­ций даже 90-х годов; в меди­цине все «инно­ва­ции» све­лись к уни­что­же­нию рай­он­ных боль­ниц и выми­ра­нию заМ­КАД­но­го насе­ле­ния; в обра­зо­ва­нии – «осно­вы нрав­ствен­но­го вос­пи­та­ния» и тео­ло­гия; в куль­ту­ре пока эффек­тив­но осво­ен лишь «рас­пил и откат»; в про­мыш­лен­но­сти и сель­ском хозяй­стве – Вы и сами може­те наблю­дать пол­ную поте­рю ком­пе­тен­ции в мало-маль­ски тех­но­ло­гич­ных отрас­лях. И всё это – резуль­тат «встра­и­ва­ния Рос­сии в гло­баль­ную откры­тую эко­но­ми­ку». Наше место там дав­но опре­де­ле­но – постав­щик сырья. Для это­го доста­точ­но 15 млн. насе­ле­ния, и уж конеч­но ника­кой нау­ки для услов­ных шах­тё­ров и неф­тя­ни­ков вовсе не тре­бу­ет­ся. И всё это – резуль­тат «либе­раль­ных» реформ, от кото­рых нашей эко­но­ми­ке, как тому Лосю из анек­до­та: «всё хуже и хуже». Так что, пора бы как в дру­гом анек­до­те: «дево­чек поме­нять».

          • Денис:

            Дмит­рий, «бро­сить стра­ну ради финан­со­во­го бла­го­по­лу­чия» – это доволь­но при­ми­тив­ная фор­му­ли­ров­ка. Отъ­езд – это, обыч­но, как раз­вод – без пол­лит­ры и не раз­бе­решь­ся, кто кого бро­сил… Тем более, что люди в нау­ке, как пра­ви­ло, не настоль­ко глу­пы, что­бы инду­ци­ро­вать­ся при­ми­тив­ной про­па­ган­дой, смысл кото­рой сво­дит­ся к тому, что ты оччччч­чень силь­но задол­жал каким-то очень важ­ным дядям из теле­ви­зо­ра, и по пер­во­му свист­ку дол­жен сдать им шерсть, а если потре­бу­ет­ся, то и шку­ру с мясом. Что-то вро­де рели­гии – при доста­точ­ной куль­ту­ре мыш­ле­ния всё это про­сто не рабо­та­ет, более того, само ста­но­вит­ся объ­ек­том изу­че­ния, ну или про­сто изощ­рен­но­го стё­ба – дело вку­са…

            • Дмитрий:

              Денис, в слу­чае дан­но­го кон­крет­но­го чело­ве­ка – явно он роди­ну «про­дал за 30 среб­ре­ни­ков». Дав­но наблю­даю в ком­мен­та­ри­ях – все посты г-на Изра­и­ля толь­ко в одном клю­че: «вы все в вашей стране дура­ки, и будет толь­ко хуже, так вам и надо». Он явно «жир­ный тролль» и как типич­ный пере­беж­чик испы­ты­ва­ет инфер­наль­ную нена­висть к сво­ей быв­шей родине. Да и чёрт с ним.
              А по пово­ду «под­ша­ба­шить за рубе­жом» – так я и сам «из загра­нок» при­во­зил «про­фит». И в этом ниче­го пло­хо­го нет – если ты воз­вра­ща­ешь­ся в свою стра­ну. В сосед­ней теме обсуж­да­ет­ся «диас­по­ра за рубе­жом» – тоже дело хоро­шее, если это реаль­ное стрем­ле­ние что-то полез­но сде­лать имен­но «в этой стране». К сожа­ле­нию, судя по «мега­гран­там» – зна­чи­тель­ная часть быв­ших сооте­че­ствен­ни­ков отно­сить­ся к это­му как к высо­ко­опла­чи­ва­е­мой «хал­тур­ке». Что пре­крас­но харак­те­ри­зу­ет этих «невоз­вра­щен­цев». Есть там, конеч­но, и при­лич­ные люди. Руко­во­ди­тель моей темы, напри­мер, имел (и име­ет) при­гла­ше­ния на посто­ян­ную долж­ность из Мек­си­ки, США и Ю.Кореи. И ездит он туда регу­ляр­но, при­во­зя финан­си­ро­ва­ние для нас здесь. Поче­му не уез­жа­ет? Пото­му что, гово­рит, хочу сде­лать что­бы у нас было не хуже, чем у них. Вот это – достой­ная пози­ция.
              Изви­ня­юсь за офф­топ.

          • Израиль:

            Я уехал преж­де все­го за сво­бо­дой и от дикой, живот­ной ксе­но­фо­бии и анти­се­ми­тиз­ма в Вели­кую и Пре­крас­ную Аме­ри­ку – этот сия­ю­щий дом на вер­шине хол­ма по сло­ву Рей­га­на. Ваши про­бле­мы ну напри­мер про­су­ще­ству­ет ли Рос­сия еще года 3 меня дей­стви­тель­но никак не каса­ют­ся сла­ва б-гу. Да суще­ству­ю­щая гло­баль­ная эко­но­ми­ка нам из «золо­то­го мил­ли­ар­да» выгод­на поэто­му она суще­ству­ет и будет суще­ство­вать даль­ше. Вашей убо­гой стране эко­но­ми­ка кото­рой 1%(!) от нашей не по силам это изме­нить.

            • Денис:

              Изра­иль, вот чест­ное сло­во, читая Ваши ком­мен­та­рии, иной раз скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что это кто-то из чер­но­со­тен­цев так шалит, нена­висть раз­жи­гая :)

              Ну про­сто не пишут с такой актив­но­стью и кон­цен­тра­ци­ей зло­бы даже самые-самые оби­жен­ные эми­гран­ты…

              • alex:

                Инте­рес­нее дру­гое. Поче­му редак­ция про­пус­ка­ет эту вонь? А «шалят» похо­же, сто­рон­ни­ки зако­на об огра­ни­че­нии ано­ним­но­сти в сети.

                • n11:

                  «Инте­рес­нее дру­гое. Поче­му редак­ция про­пус­ка­ет эту вонь? »

                  Да, это дей­стви­тель­но клю­че­вой вопрос т.к. сам по себе этот тролль и его жал­кие про­во­ка­ции вызы­ва­ют толь­ко пре­зре­ние

  • Георгий:

    Ста­тья Сой­фе­ра инте­рес­на с раз­ных сто­рон. Конеч­но, это часть исто­рии. Прав­да и то, что тема вей­сма­низ­ма не закры­та. Инсти­тут био­тех­но­ло­гии, насколь­ко я пони­маю, про­дол­жа­ет рабо­тать. Одна­ко, мож­но с уве­рен­но­стью ска­зать, что ника­ких гос­про­грамм тако­го мас­шта­ба уже не пред­ви­дит­ся. Сей­час дру­гие игры идут.
    Респект авто­ру.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com