Научная диаспора России нужна?

Александр Кабанов

Александр Кабанов

В мае 2017 года Совет по науке при Минобрнауки принял заявление об использовании потенциала научной диаспоры в развитии приоритетных направлений российской науки [1]. О том, почему Совет обратился к этому вопросу, Наталия Демина побеседовала с членом Совета Александром Кабановым, зав. лабораторией «Химический дизайн бионаноматериалов» МГУ, заслуженным профессором и содиректором Института наномедицины Университета Северной Каролины (США).

— Почему Совет по науке обратился к этой теме?

— Мы считаем, что взаимодействие с научной диаспорой является важным ресурсом усиления науки и образования в России. В этом направлении уже делаются значительные усилия, но их на нынешнем этапе совершенно недостаточно. Об этом четко и кратко сказано в заявлении Совета [1].

Если говорить более подробно, то надо сначала определиться с термином «диаспора». Этот термин используется в аналитических документах для обозначения людей, которые могут быть гражданами разных государств, но являются выходцами из какой-то определенной страны или носителями определенного языка. В данном случае мы говорим о российской научной диаспоре — то есть о русскоговорящих ученых-соотечественниках, работающих за границей, многие из которых являются «продуктами» еще советской научной школы. В какой-то степени Россия во взаимодействии со своей научной диаспорой следует логике ряда зарубежных стран, в частности Китая.

Китайцы давно озаботились тем, как ученые китайского происхождения могут способствовать «поднятию» их науки фактически с нуля, на котором она находилась после «культурной революции», до сегодняшнего уровня — мировой научной державы, которая, вероятно, скоро будет почти на равных конкурировать с США. Лет восемь назад мне довелось прочитать один из аналитических докладов на эту тему, названный «Переоценивая „утечку мозгов“: Вариант диаспоры», который произвел на меня очень большое впечатление [2]. В этом докладе детально разбирался состав ученых и специалистов, вышедших из Китая и работающих в ведущих научных державах мира, и анализировался потенциал воздействия этих людей на науку и технологии в Китае. И один из выводов мне показался очень интересным и парадоксальным.

Дело в том, что среди огромного числа китайцев с высшим образованием, работающих в других странах, можно выделить относительно небольшую популяцию тех, кто достиг, как сказано в докладе, «исключительных» позиций tenured professor в университете или директора исследований в крупной компании. Если не ошибаюсь, на тот момент только в США их насчитывалось около двух тысяч. В отношении этих людей был сделан вывод, что они настолько интегрированы в зарубежную жизнь, что их «физически вернуть» в Китай в массе своей, скорее всего, невозможно. Но именно они представляют наибольшую ценность для китайской науки в силу своего опыта, квалификации, авторитета и, если хотите, независимости, дающей им определенную свободу помогать науке Поднебесной. Причем, чем больше они были интегрированы в зарубежную жизнь, являясь перманентными резидентами или гражданами своих новых стран, тем в большей степени они могли оказать помощь своей «исторической родине».

И правительство Китая давно озаботилось тем, как правильно построить систему отношений с такими людьми и вообще всей научной диаспорой. Начали они с программ типа наших мегагрантов, но это далеко не все механизмы, которые они успешно применили и продолжают применять. И мне кажется, что главная особенность их подхода в том, что они рассматривают всех ученых китайского происхождения как часть единого научно-культурного пространства, не деля их на «своих» и «чужих». И в этом они преуспели.

В этой связи интересно сравнить опыт Индии и Китая. Размер интеллектуальной диаспоры индусов не меньше, чем у китайцев, а может, даже больше. Она тоже сверхкрупная. И во всех сферах научного бизнеса, и в академии выходцы из Индии занимают ведущие и растущие позиции. По крайней мере в США. Но если вы посмотрите на успешность Индии как научной державы, то она существенно уступает Китаю, хотя экономически Индия — страна с либеральной экономикой. Возможно, это связано с тем, что Китай и Индия по-разному взаимодействуют с диаспорой и диаспора по-разному влияет на индийскую жизнь, и для нас это серьезный и важный урок.

— Успех общества зависит от того, насколько бережно оно относится к своей диаспоре?

— Если говорить конкретно о России, наша научная диаспора очень крупная — число «исключительных» ученых в терминах упомянутого Китайского доклада в ней, по-видимому, измеряется тысячами. При этом население России на порядок меньше, чем в Китае. Причина этого, конечно, в том, что наша диаспора во многом сформирована благодаря Советскому Союзу, который был научной сверхдержавой. Со временем китайская диаспора будет расти за счет роста числа ученых китайского происхождения за рубежом. А российская — будет скорее уменьшаться, так как мощной подпитки больше не будет. Хотя наша научная диаспора продолжает пополняться молодыми людьми, ее ядро — это уже зрелые люди. Эта диаспора — временное явление, но она очень высококачественная.

Можно с уверенностью утверждать, что никогда еще в истории России не было столь хорошо образованной, преуспевшей и, в общем-то, сплоченной диаспоры ученых и технических специалистов, работающих вне России. Эти люди, полностью интегрированные в новую жизнь, обладают огромным опытом работы в ведущих научных державах мира. При этом они не только сохранили русский язык и культуру, но, в массе своей, имеют желание так или иначе взаимодействовать с российскими учеными, что может принести России большую пользу.

В 1990-е и 2000-е годы из России уехала большáя часть ключевого для интеллектуального развития страны поколения ученых. Я нахожусь в центре этого поколения — мне 55 лет, а наша диаспора, в основном люди 40–65 лет. И что происходит, когда из страны уезжает столь значимая часть поколения? Мы с вами об этом как-то говорили: «распадается связь времен». Сила творческих людей в преемственности между поколениями. То, что из страны уехало столько представителей моего поколения, в значительной степени эту связь времен утончило. Это огромная демографическая травма не только для российской науки, но и для всего российского общества.

Ключевой вопрос в том, а что эти уехавшие из России ученые могут ей дать. И ответ на него объемный, он не ограничивается только передачей передового зарубежного опыта и проведением конкретных исследований на мировом уровне. И до мегагранта я бывал в России часто, но, когда я приехал сюда в качестве мегагрантника, я вдруг ощутил, что, помимо того что здесь нужно восстанавливать или формировать целые области науки, которые здесь не возникли или перестали развиваться, очень важно восстановить общение всех поколений ученых.

На встрече В. Путина с получателями мегагрантов 19 сентября 2016 года. Фото с сайта kremlin.ru

На встрече В. Путина с получателями мегагрантов 19 сентября 2016 года. Фото с сайта kremlin.ru

Есть вещи, о которых уехавшие ученые нашего поколения могут с большой пользой говорить с тридцати- и сорокалетними людьми и быть с ними «на одной волне». Здесь и передача опыта, и рассказ о том, как организована наука в разных странах, и то, как надо отвечать на большие вызовы, и многое другое. Разговор с пятнадцати- и двадцатилетними людьми будет совершенно другим. С другой стороны, наше поколение — связующее со старшим поколением, которое, к сожалению, уходит и которому я безмерно благодарен за то, что они воспитали нас.

Мне некоторые писали в «Фейсбуке»: «Вот, ты не понимаешь, у вас в Америке свой мир, а у нас — свой мир. Мы страна, которая победила во Второй мировой войне…» Но Вторая мировая давно закончилась…

— Более того, Великобритания и США вместе с нами победили во Второй мировой.

— Да, это так. Есть очень много вещей, которые другие страны тоже хотят перенять у своей диаспоры. И будет чудовищной ошибкой для России не воспользоваться этим временным, но колоссальным преимуществом! Нельзя быть столь расточительными. Когда мы говорим сегодня о диаспоре, кто-нибудь может сказать, что нам надо привлекать всех зарубежных ученых, безотносительно к их национальности. Правильно! Но у диаспор есть особенность: они — «Аватары» локальных культур. Они знают жизнь там, знают жизнь здесь. В этом смысле диаспора — особое культурное явление.

— На чем концентрировался Совет по науке, готовя свое заявление по диаспоре?

— Наше заявление говорит о том, что, конечно, хорошо, что начались программы мегагрантов, после которых многим в диаспоре стало ясно, что в России можно заниматься успешной научной работой. Был разрушен негативный стереотип, что очень важно. Но в силу конечности грантов, ограниченности рамками поставленных в грантах задач и других факторов не удается полностью раскрыть потенциал диаспоры в России.

И в заявлении говорится о том, что надо создавать новые механизмы или расширять имеющиеся, чтобы ученые диаспоры могли привлекаться, в том числе, для проведения независимой экспертизы, участия в наблюдательных и консультационных научных советах, формирования международных связей, подготовки аспирантов и постдоков, чтения лекций и других важных для российской науки и образования вещей.

Заявление Совета по науке обращено к российским университетам, к Российской академии наук, российским научным фондам. Мы не предлагаем конкретных форм, мы говорим о том, что должно происходить, а конкретные формы надо вырабатывать. Формы взаимодействия могут быть различны. Необходим системный подход к вопросу — об этом нужно думать, это нужно делать сейчас.

И еще — и это очень важно: мы призываем всё российское научное сообщество воспринимать ученых-соотечественников, работающих за границей, как часть единого русскоговорящего научно-культурного пространства вне зависимости от места проживания, гражданства и политических взглядов. Как говорится, «мы с тобой одной крови, ты и я», поэтому наши жизни и заботы не должны быть чужими и непонятными друг другу.

— Вы не боитесь, что ваше заявление останется пустой декларацией?

— Надеюсь, что нет. Знаю, что есть много людей, которые хотят и будут работать, чтобы наши предложения и идеи не остались только на бумаге. К сожалению, сегодня у Российской академии наук нет единой политики в отношении того, как взаимодействовать с учеными-соотечественниками, но я надеюсь, что такая политика появится.

У Министерства образования этот вопрос на виду. Они продолжают программу мегагрантов, привлекают представителей диаспоры к обсуждению ряда вопросов организации науки и научного образования. Но нельзя стоять на месте, нужно расширять это сотрудничество, нужны новые системные инициативы. В этой связи хорошо, что в обсуждении вопроса о диаспоре приняли участие замминистра образования и науки РФ Валентина Переверзева и Григорий Трубников, и мне кажется, что позиция Совета встретила у них понимание.

Ясно также, что и к мнению ученых-соотечественников, работающих сейчас в России, прислушиваются. Примером может служить встреча десяти мегагрантников с Владимиром Путиным в сентябре прошлого года [3], в результате которой появилась Президентская программа поддержки ученых, реализуемая через Российский научный фонд. Я думаю, что тогда залогом успеха нашего разговора с президентом было то, что мы ничего не попросили «для себя», а сосредоточились на том, что важно для российских ученых, в первую очередь молодых российских ученых. Другим примером реального взаимодействия ученых-соотечественников с российскими учеными служат междисциплинарные научные центры, созданные при участии Русскоговорящей академической научной ассоциации — RASA.

— Знаю, что такой центр есть в Томске. А где-то еще есть?

— В Томске, Казани и Санкт-Петербурге. И хотелось бы, чтобы и число таких центров, и количество иностранных ученых, участвующих в научной и образовательной деятельности в России, росло. Вообще говоря, таких ученых уже сейчас немало. Помимо мега-грантников есть сотрудники Сколтеха. Привлечение ведущих иностранных ученых предусматривается в различных грантовых механизмах РНФ. Проводятся международные конкурсы РФФИ совместно с фондами других стран. Действуют различные программы международного сотрудничества и обмена. Ну и, конечно, многие ученые приезжают в российские учреждения читать лекции в индивидуальном порядке.

Интересно, что в России не существует единого центра, организации, представляющей иностранных ученых, работающих в России. Вместе с тем у этих ученых периодически возникает множество схожих вопросов, иногда проблем, с которыми им некуда обратиться на регулярной, а не случайной основе. Когда был проведен первый конкурс мегагрантов, у первых 40 мегагрантников было немало вопросов. Мы решали многие вопросы между собой, объединялись и, когда надо было, обращались в министерство, шли к министру или другим чиновникам. С тех пор мегагрантников стало 200. Некоторые закончили свою работу в России. Некоторые вернулись в Россию насовсем. Как я уже говорил, появились другие ученые. Вопросов стало больше, они стали более разнообразными.

— Вы хотите, чтобы появился какой-то новый департамент в Минобрнауки?

— Не знаю, это надо детально обсуждать. Я лишь хочу сказать, что существующих механизмов взаимодействия недостаточно, и в заявлении Совета мы ставим вопрос о том, что необходимо эти механизмы создать. Это заявление, направленное в адрес российских организаций.

— Может быть, Совету по науке в будущем имеет смысл предложить механизмы работы с диаспорой?

— Я думаю, что это не дело Совета по науке. Совет — это совещательный орган, он может лишь рекомендовать какие-то вещи, а разрабатывать механизм должен исполнительный орган. Возможно, такой орган нужно создать. Кстати, после того как мегагрантники встретились с Владимиром Путиным и обсуждали с ним те предложения, которые впоследствии получили воплощение в Президентской программе, мы обратились в Совет по науке, чтобы учесть мнение постоянно работающих в России ученых. С участием членов Совета по науке и мегагрантников была создана специальная рабочая группа по этому вопросу.

Я хотел бы еще сказать о том, что, когда соотечественники, приезжающие в Россию и чувствующие себя абсолютно комфортно в среде родных и друзей, пытаются что-то предложить или сделать в научной сфере здесь, они часто чувствуют совсем другое отношение. Многие говорили мне, что «нас здесь не хотят». Каким-то образом российское научное сообщество проецирует, что соотечественники здесь не нужны. Конечно, это отношение с годами меняется. Появилась программа мегагрантов, которую вначале многие вообще категорически не хотели, но сейчас с ней уже смирились, когда увидели, что от нее есть польза.

— Проблема в том, что те, кто работает на мировом уровне в России, кто по той или иной причине не уехал или не собирался уезжать, получают недостаточное финансирование. Недавно, когда объявили новую волну мегагрантов, один хороший физик, членкор Академии наук, сказал: «Лучше бы они поддерживали существующие научные группы». Недофинансирование — реальная проблема.

— Да, это проблема, но я могу лишь сказать, почему я считаю, что программа мегагрантов успешна, и как ее надо дальше развивать. Уж не говоря о том, что сегодня многие гранты Российского научного фонда не уступают по размерам мегагрантам. И кстати, сам этот фонд и такие его большие гранты в некоторой степени появились благодаря успеху программы мегагрантов. Их создавали одни и те же люди.

Понятно, что есть разные мнения, на что можно тратить деньги. Но большая проблема еще и в том, в России не в полной мере востребованы такие ученые и не развиты такие формы их деятельности, которые не требуют больших денег. Международная экспертиза, наблюдательные советы организаций всех уровней, менторство, совместное руководство аспирантами, работа в редколлегиях, рецензирование диссертаций и т. д. — возможностей для взаимодействия масса.

Но эти возможности не реализуются так, как должны были бы. Наиболее успешные страны, в первую очередь США, как раз и отличаются тем, что готовы перенимать, впитывать в себя как губка любой полезный опыт. Мне кажется, что здесь это культурное. Отчасти — нежелание впускать «чужаков» в свои дела, отчасти — неуверенность в себе. Иногда — мысли типа «понаедут, увезут наших молодых».

Некоторые представители российского научного «истеблишмента» мне говорили, что им кажется, что ученые из диаспоры «смотрят на них свысока», что они «задаются» и. т. д. Это абсолютно не так! Я не знаю никого из уважающих себя членов диаспоры, которые свысока смотрят на своих коллег в России. Так что есть проблемы взаимодействия с двух сторон. А времени на раскачку нет. Своим обращением Совет, по существу, призывает поскорее устранить такие ненужные и искусственные барьеры между русскоговорящими учеными всего мира.

— Несмотря на сложную политическую ситуацию, в которой сейчас оказалась Россия?

— Ну что теперь поделаешь с политической ситуацией? Как говорил мой отец, академик Виктор Кабанов, памятью которого я очень дорожу: «Нужно выносить за скобки то, на что ты не можешь повлиять». Что интересно, несмотря ни на какую ситуацию, у многих представителей диаспоры появляется и растет понимание, что можно и нужно действовать сейчас в России. Если раньше, лет пять — десять назад, такая идея мало кем рассматривалась, то сейчас об этом гораздо больше говорят. Это связано с тем, что действительно за границей у людей наряду со многими ново-приобретениями остаются незаполненными какие-то культурные валентности, так что их тянет к своей культуре. И еще у многих есть ощущение важности передачи своего навыка молодежи там, где они родились. Это никакая не знаменитая «российская ностальгия». Порой говорят, что «если он едет в Россию, то это потому, что хочет на России заработать». Да чушь собачья! Для кого-то, может быть, это и правда, но в отношении людей, которые успешны и полностью себя реализовали, — нет. Есть чувство служения, служения «не маммоне, а Богу».

— Борис Штерн так описал итоги первого конкурса мегагрантов: «Дурные деньги достались достойным».

— Ну, дай бог. Главное, что достойным. Но, как я уже сказал, эти деньги уже перестают быть «дурными».

— Ведь для Вас это не «дурные деньги», правда?

— Конечно, нет, с точки зрения количества денег это разумные были деньги. Мы купили много оборудования. Главное, чтобы созданная лаборатория осталась функциональной. Чтобы фокус был на воспитании молодых. Поэтому, как когда-то было сказано, очень важно, чтобы «деньги не ушли, как вода в песок».

А что касается «достойных», то для меня лично было потрясающе важно оказаться в одной комнате с первыми 39 мегагрантниками. Случилось это в мае 2011 года во время нашей встречи с Дмитрием Медведевым [4], и я подумал тогда, что встретиться с такими замечательными учеными из разных стран не меньшая честь, чем впервые встретиться с президентом России. И я до сих пор так думаю.

— Интересно, что Вы лично прекрасно «встроены» в Америку, спокойно можете жить там, не возвращаясь сюда, но Вы всё равно ведете «дипломатическую работу», пытаясь находить слова, чтобы наша власть услышала мнение диаспоры.

— Если вы начинаете с кем-то говорить, то главная задача — не дать диалогу прерваться, поэтому нужно фокусироваться на вещах, которые вас объединяют, а не разъединяют. В общем, несмотря на события, которые произошли в России и мире, несмотря на еще большее дробление российского интеллектуального общества в последние годы, идея «в России можно и нужно заниматься наукой» среди представителей научной диаспоры не исчезла. И мы должны создать механизмы ее реализации.

В конечном счете, в идеале нам всем хотелось бы, чтобы наши граждане жили в добром здравии, богато, счастливо и мирно. А для этого необходимо, чтобы российские ученые создавали интеллектуальный капитал и новые технологии, которые двигали бы страну вперед, к этой цели.

Александр Кабанов
Беседовала Наталия Демина

1. http://sovet-po-nauke.ru/info/17052017-declaration_diaspora

2. http://sts.sagepub.com/cgi/content/abstract/13/1/1

3. http://kremlin.ru/events/president/news/52916

4. http://kremlin.ru/transcripts/11309

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

57 комментариев

  • Израиль:

    А кто-бы в совете головой подумал а нужна ли Россия научной диаспоре?

  • Vlad:

    Проблему с утечкой мозгов мегагрантами не решишь!

    Надо научиться ранжировать ученых по их продуктивности, и достойно платить. Тогда и утечки не будет и молодежь пойдет в науку.

    1) Чтобы проранжировать (остепененных) ученых, надо заставить каждого (остепененного) сделать аннотационный доклад из 10 своих работ на обычном Уч совете своего НИИ .

    И распределить баллы за каждую из работ (по степени важности результатов, см пример в ж-ле «Путь науки» № 10 за 2015г или сайт ИФА РАН, публикации Полникова).

    Такое заслушивание и есть экспертная оценка, в ее явном виде.(а не по ссылкам и бумагам)

    2) После такого ранжирования , выдающимся дать по 5-6 Прож-минов в качестве основного оклада, и далее — по снисходящей до минимума в 2-3 Прожмина...

    Все это надо обсудить в сообществе и на тех же Уч Советаз, и установить порядок реализации п.1 и 2.

    Неостепенных со стажем более 10 лет перевести в инженерно-лаборантский штат, и передать его в использование остепененным.

    Люфт в 10 лет стажа- предел для получения степени.

    3) С учетом роста профессионализма, ученых степеней нужно не 2, а как минимум 5-7.

    И тогда молодежь будет видеть перспективу и за бугор не потянется Просто будет невыгодно... Возможно,, только для обмена опытом на 1-2 года. И снова — на родные хлеба, го уже с очередной научной степенью.

    А вы все что-то ждете от «диаспоры».

    Наивно, без правильного финансирования в стране

    • Израиль:

      «За бугром» как вы пишите во-первых свобода которой нет в вашей стране (основная причина успеха стран свободного мира), во вторых продолжительность жизни на 20 лет больше чем у вас и в третьих зарплата в 50-60 раз больше чем у вас. Ну и по мелочи скажем качество образования: ваше МГУ не входит даже в первую сотню(!) мировых вузов. Уровень развития некоторых отраслей науки (скажем IT) у вас животно низкий и вы отстали от передовых стран навсегда. А теперь внимание вопрос: из каких таких «идей» молодежь (ну кто может уехать) будет у вас оставаться?

      • Vlad:

        Коммент Израилю.

        Конечно, на Западе сложилась более четка иерархия отношений между учеными. Там и одна уч. степень дает эффект. Это — Эффект успешного старта.

        А далее -постдок, и по нарастающей увеличение базового дохода.

        В СССР и РФ оч. важна близость « телу» (доктора, зава, академика). Протекционизм оч силен.

        Но научной свободы в РФ много больше, чем на Западе. И если начать платить от 2-3 до 5-6-7 Прож-минов, (по достоинству работ, которое еще, правда, надо научиться оценивать) , то утечки мозгов не будет.

        Давай в пилотном варианте проверим, А? (типа Сколково. Роснано и т.п. оазисы).

        Пояснение:

        Прож-мин — это 15т.р./мес (или 250.у.е.......).

  • Израиль:

    А нужна ли Россия научной диаспоре?

  • Андрей:

    Попытка заработать в нескольких местах одновременно является основной движущей силой российской диаспоры, влекущей ее в Россию.

    • Андрей:

      Действительно! Есть ли примеры вернувшихся в РФ, но при этом отказавшихся от своих постоянных позиций за рубежом?

    • Израиль:

      Таких очень мало если они вообще есть.

      • Андрей:

        Самый доступный пример — автор обсуждаемой статьи. Или вы ее не читали вовсе?

        • Израиль:

          «Андрей:

          09.07.2017 в 11:51

          Есть, отчего же. Но автор статьи к этой категории не относится.» — вы уж определитесь lol

  • Андрей:

    Термин «диаспора» тут не очень подходит. Всё-таки настоящие диаспоры объединяют людей одной национальности под угрозой «растворения» в среде. Научная же «диаспора» единой быть не может — она атомизирована по направлениям наук, а учёный учёному в рамках одного направления даже конкурент. Более того, уехавшие в общем-то и ставили себе целью «интегрироваться в мировое общество».

    • Израиль:

      Вы правы.

    • vlad:

      Не ставили они себе такой цели. Просто уезжали, чтобы было где работать за нормальную зарплату и по мере возможностей двигать науку.

      Были бы в России нормальные зарплаты и условия для науки, никому бы и в голову не пришло уезжать ради какой-то «интеграции в мировое сообщество».

      • Израиль:

        Ошибочка у вас мистер vlad. Ученые из России уезжают прежде всего за свободой а не потому что в нормальных странах платят в 50-60 раз больше. Ведь свобода научного поиска и обмена идеями (без первых отделов!) — воздух ученого.

        • Денис:

          Справедливости ради, какой-то вот уж прямо сатрапской несвободы с засильем первых отделов, сейчас не наблюдается — есть, конечно, совковые маразмы местами, но в целом — ничего особого, даже отделы эти во многих местах разогнали...

          В качестве причин для отъезда можно выделить следующие:

          1. Унизительная бедность. Типичный доход российского аспиранта — 200 баксов в месяц, а ведь это уже взрослый работающий человек, который может уже и семью иметь. Для основного кадрового ядра науки — звено н.с./с.н.с./доцент — больше 500 баксов в месяц — редкость. При этом цены у нас на всё давно уже вполне европейские, а то и выше. То есть, просто невозможно нормально жить — или полубомжем, или юлой, крутящейся по подработкам, когда сама наука постепенно превращается в хобби...

          2. Атмосфера деградации. Если в топовых местах еще сохраняется определенный уровень, то на периферии, а особенно — в ведомственных НИИ, не редко встречаются совсем уж карикатурные явления — люди с откровенно пониженным интеллектом, которых не возьмут даже в продавцы, идут в аспирантуру ради общаги и отсрочки от армии. И проходят, ибо по причине отсутствия других желающих, конкурс просто отсутствует.

          3. Неопределенность. Непрерывные реформы-сокращения-слияния, отсутствие какой-либо уверенности в завтрашнем дне, отсутствие внятного заказа на исследовательскую работу — государство только урезает расходы, а бизнеса, которому оно было бы надо, у нас почти нет.

          4. Низкий престиж профессии. При всех недостатках, местами доходивших до совершенно людоедских явлений, профессия научного работника в СССР была почетной, и он имел вполне достойный социальный статус среди остальных профессий. А доктор наук — вообще жизнь удалась. Сейчас же, пожалуй, первое, что ассоциируется у обывателя с научным сотрудником — это низкая зарплата и унизительные условия жизни. При этом в развитых странах ученый — это весьма уважаемый человек.

          5. Засилье бюрократии. Что-то купить для работы, даже из собственного гранта — это целая эпопея. Если что-то мелкое, проще тупо в зарплату написать деньги, и потом купить за наличные. Сюда же — коррупция, кумовство и непрозрачность экспертиз проектов.

          6. Нездоровая политическая обстановка: отсутствие политической жизни в виде дебатов, честных выборов, реальной многопартийности, и т.д. Политический курс на изоляцию и конфронтацию со всем миром, господдержка мракобесия, формирование репрессивного аппарата — ружье, висящее на стене в первом акте, обязательно выстрелит во втором... Вряд ли кому-то из нормальных людей хочется стать участником трагикомедии.

          7. Негативные экономические прогнозы. Практически открытым текстом уже обещают (прогнозы Силуанова и пр.) дальнейшую бедность и снижение финансирования науки, образования и медицины, что неминуемо приведет к еще большей деградации и архаизации общественных отношений.

          На мой взгляд, это выглядит как-то так. Нужно ли общаться с российскими коллегами, работая за рубежом? Конечно, нужно, если они нормальные люди, и есть какие-то совместные проекты, почему бы и нет?! Если в России вдруг всё принципиально изменится в лучшую сторону, то можно будет даже вернуться при желании. Злоба и радикализм плохи при любой полярности, и мосты сжигать никогда не нужно.

          • Низкие зарплаты всего лишь один из методов конкуренции за место под Солнцем. Ведь если человек хочет продвинуть своих он должен как то других убрать. И финансовый рычаг один из самых эффективных. Ведь, что может быть проще? Установил крайне низкую зарплату. Умные люди ушли. А с дураками легко конкурировать своим людям. А своих людей можно финансировать и из других источников.

            Коррупция во всех сферах присутствует. Надо просто понимать в каких её можно допускать, а в каких нельзя. Буржуины понимают, что в науке её надо максимально уменьшить. Дураки слишком дорого обходятся. В них сколько денег не вбухивай они всё равно ничего не сделают. Ничего страшного не будет если их на улицу выкинешь.

          • Израиль:

            Нам собственно неочем спорить ваш путнкт номер 6 который короче формулируется так: «рабская страна» я бы на первое место поставил. А кстате про первые отделы «По институтам разослана жесткая инструкция по общению с иностранными коллегами, «не подлежащая обсуждению»

            Жесткую инструкцию, регламентирующую общение с западными коллегами, получили на днях руководители ряда крупных институтов Академии наук. Теперь после каждого визита иностранного гостя ученым требуется писать на имя руководителя института подробнейший отчет встреч, обсуждений и даже приводить перечень подарков, врученных друг другу не позднее, чем через 7 дней после отъезда гостя.» — отсюда www.ecolife.ru/infos/eto_interesno/20716/

            Вы можете себе такое представить в любой вменяемой стране? Я — нет.

            А есть ли по вашему в любом нормальном государстве такой институт рабства как прописка ась? Примеры рабского состояния вашего народа можно продолжать и продолжать...

          • Израиль:

            Если нормальные и достаточно квалифицированные для того чтобы инвестировать свое время для общения с ними то да можно (не обязательно нужно!) и пообщаться. Но общение с русским коллегами из России только на общих основаниях на Английском языке (этом языке межнационального общения!) на точно таких же как с африканскими коллегами из Нигерии. Лучше или хуже (скорее всего!) как вы правильно написали в своем посте выше будет в России меня как и миллионов других эмигрантов абсолютно не касается. Точно также как нас не касается выживет ли Россия в близжайшие 3 года. В случае каких-то разборок вашей страны с Китаем я может добровольцем в НОАК не пойду, но вам помогать 100% не буду. Про сценарий возможного завоевания вашй страны Китаем — здесь snob.ru/profile/27172/blog/61865

            (автору хватает смелости писать только о завоевании Китаем Сибири но экстраполироватиь легко). Совместные проекты плохи тем что могут теоретически способствовать укреплению вашей страны (что врядле конечно но вероятность такая есть) поэтому без меня. Если у вашей страны есть еще деньги на такие проекты lol

            Никакой злобы по отношению к вашей стране я не испытваю как не испытваю никакой злобы по отношению к куче дерьма: главное туда (как и вашу страну!) не вляпаться lol

          • Doanmi:

            Я бы к Вашему серьезному анализу добавил отсутствие науки в стратегии развития страны, не только экономического (что само по себе нонсенс в эру науки — производительной силы), но и мировоззренческого (научная идеология, история как наука), культурного и нравственного (когда нет места т.н. «альтернативным фактам»). Отношение государства к ученым, как к нахлебникам, в лучшем случае, а то и вовсе, как к «пятой колонне», т.е. презрительно-негативное.

        • Не несите бред! Какая ещё свобода научного поиска. У буржуин как раз — мысль влево мысль вправо чревато наказаниями. Общение не с теми людьми — карается строго. Не дай Бог упомянул учёного из Ирана. Да на всю жизнь волчий билет. Что наука? Даже поваров в престижный ресторан набирают по тем взглядам которые он имеет и проверяют биографию. Как бы чего там крамольного нет.

          • Израиль:

            И много в Иране лауреатов нобелевской премии по физике скажем которых стоит цитировать? Цифры в студию или поздравляю соврамши. И потом фарси как и ваш язык локальные а не международные. Учить русский только для того чтобы прочитать на нем о «величии» России и лично величайшего солнцеликого lol или учить фарси чтобы прочитать на нем о «величии» Ирана и лично другого величайшего и солнцеликого (этот другой солнцеликий родной брат вашего или просто однофамильцы lol) как-то огромных очередей желающих не наблюдается lol

        • res:

          Как сказать. Я работал в ряде крупных центров. Свободы там не больше чем сейчас в РФ. А вот поддержки материальной заметно, в десятки раз, больше. Так что, мое мнение — за нормальной зарплатой и нормальным финансированием работы. Я бы даже сказал, что сейчас свободы в РФ больше, только что толку при такой бедности ...

          • Израиль:

            Про «больше свободы в РФ» lol факты в студию или поздравляю соврамши. В какой нормальной стране есть например первые отделы или прописка? Сколько часов в день на центральном телевидении в России критикуют Путина или предоставляют слово Навальному ась? Цифры в студию lol

            • paulkorry:

              Типа шутишь, что ли? Прописка — это лепет детский по сравнению с методами контроля в США. Вы там все под колпаком у АНБ, ФБР и ЦРУ. Про Сноудена и Ассанжа слышал чего-нибудь? «Первые отделы», закрывающие стратегические исследования от досужего любопытства в США, несомненно, есть — например, с началом Манхэттенского проекта из открытой печати исчезли все статьи по радиоактивности, о чем Флеров написал Сталину. И сейчас закрытые исследования в США, разумеется, ведутся.

              Навального на телевидении, славабогу, нет, поскольку его аргументация рассчитана на детей, а детские программы у нас вне политики. Его вполне хватает на ютьюбе. Дебаты у нас есть — посмотри, например, любую программу «Право голоса» с Романом Бабаяном.

              • Денис:

                А можно конкретный пример «аргументации, рассчитанной на детей» от Навального?

                Уж если у него «для детей», то для кого же тогда было про «компот»? Для ацефалов?

                • paulkorry:

                  Я, вообще, давно живу и много помню. Я помню как Горби боролся с «нетрудовыми доходами», как Ельцин боролся с «партийными привилегиями», и как все это привело к крушению страны и такому социальному расслоению, по сравнению с которым просто смешны все советские «партийные привилегии». Навальный ровно из той же оперы. Причем его дискурс и манера общения рассчитаны на тинейджеров, которые и составляют основную массу его поклонников.

                  • Денис:

                    Мы, все-таки, на научном сайте, поэтому давайте придерживаться более или менее строгого формата: факты, рассуждения, конкретика...

                    К крушению страны привела не «борьба с привилегиями», а сочетание нескольких факторов, среди которых можно выделить:

                    1. Одряхление и общая деградация элит. Просто посмотрите выступления тех лет.

                    2. Полное банкротство идеологии — во все эти «пролетарии объединяйтесь» не верили даже сами партайгеноссе, и видно это было невооруженным взглядом.

                    3. Избыточная милитаризация, приведшая к надрыву экономики, которая уже тогда изрядно подсела на «нефтяную иглу».

                    4. Желание наиболее молодой и активной части элит конвертировать власть в деньги — получить возможность открыто жить как миллиардеры. Почти все дожившие до наших дней участники этого процесса и сейчас при власти.

                    Как-то так. Все завывания про «иуду, единолично разрушившего прекрасный Союз» — это такая же глупость, как и вопли черносотенцев про «опечатанный вагон», обитатели коего порушили прекрасную Россиюшку. Примитивное комикс-мышление, дикарство...

                    Ну и уж если про всякие иудства говорить, то видится самоочевидным, что обладатели миллиардных счетов в офшорах, супер-яхт, недвижимости в странах НАТО, и прочих милых безделушек вроде личных самолетиков, продадут Родину со значительно большим энтузиазмом, чем все «борцы с привилегиями» вместе взятые...

                    • paulkorry:

                      Мне как-то лень это обсуждать, все это сто раз перетерто, и здесь, к тому же, оффтопик. Для меня очевидно, что правдоискательный популизм Навального в случае его реализации приведет только к новому переделу собственности со всеми последствиями. А то, что наша элита так хорошо интегрирована в мировую финансовую систему, должно радовать западников — значит, войны с Америкой не будет ))

                    • Денис:

                      Для любой войны нужен серьезный мотив, тут его нет и не будет. А деятельность Навального хороша уже хотя бы тем, что взбалтывает всё это затхлое болото, которое полностью описывается замечательной фразой Невзорова: «они зажрались за Родину». В условиях полной бесконтрольности со стороны общества элиты утрачивают связь с реальностью, возомнив себя небожителями, что ведет к деградации всей страны с весьма плачевным финалом.

                    • alex:

                      Ленин с группой сторонников погрузился в запломбированный вагон, предоставленный им германским генштабом в надежде, что они послужат пятой колонной в русском тылу, и отправился в Петербург. Человек, сошедший с поезда на Финляндском в 1917 году, был сорока семи лет от роду, и ему, кажется, предоставлялась последняя возможность отыграться: добиться своего или пойти под суд за предательство. Весь его багаж состоял из мечтаний о мировой социалистической революции, которая, начавшись в России, вызовет цепную реакцию, и им соответственной грезы — стать во главе русского государства, чтобы выполнить первую мечту. За шестнадцатидневное, длинное, тряское путешествие до Финляндского вокзала эти две мечты перемешались в довольно кошмарную концепцию власти: но, карабкаясь на броневик, он еще не знал, что лишь одной из них суждено сбыться -как вы думаете, кому из черносотенцев принадлежат эти вопли?

                    • Денис:

                      alex, коммунистический миф «великий супермен Ленин совершил Великую Социалистическую Революцию, свергнув царизм» с реальностью имеет не больше общего, чем завывания черносотенцев про порушенную страшными супостатами из вагона прекрасную Россиюшку с французской булкой и мазуркой...

                      И дело тут совсем даже не в вагоне, был он опечатан, или не был, а в самой картине событий, вульгаризованной до совершенно примитивного, дикарского уровня.

                    • alex:

                      Ленин был средней руки человеконенавистником. А вот Парвус и Троцкий действительно были серьезными врагами России.Поскольку мемуары генералов добровольческой армии вам не близки, сошлюсь на взгляд со стороны, подкрепленный холодным и профессиональным анализом источников: Элизабет Хереш «Купленная революция. Тайное дело Парвуса» Там богатая библиография, а автора трудно заподозрить в «Примитивном комикс-мышление, дикарстве»...

                    • alex:

                      Кстати, любопытно ссылка на двух «Н». могли бы вы в 1991 представить, что цитируете мудрые мысли первого и уверены ли, что борьба второго с коррупцией не сдуется после прихода к власти быстрее, чем у автора «Исповеди на заданую тему»?

                    • Израиль:

                      Мистер alex а сколькими армиями командовал Парвус в гражданскую войну? Почему это у вас Фрунзе, Чапаев, Ежов и сралин (или как его там) не враги вашего народа а Парвус враг? Но самое главное демонстрируя свой хреново скрытый антисемитизм скольких ученых из-за границы вы рассчитвыаете привлечь в вашу недоразвитую страну?

                    • Израиль:

                      Кстате о Навальном: «СМИ: В Краснодарском крае судья потратила на свадьбу дочери два миллиона долларов» — отсюда www.kasparov.ru/material.php?id=596C669221380

                      А у вас дорогие читатели есть лишних $2,000,000 на свадьбу доченьки? А за зарплату за сколько лет безупречной службы (порядка 900 что-ли) кристально честная судья разумеется никогда не берущая взяток вложила в эту свадьбу?

                    • alex:

                      Парвус не командывал(наркомвоенмором был Л.Троцкий), Парвус организовал. Прочитайте книгу Хереш, там все основные факты.

                    • alex:

                      На вопрос о навальном я ответа не услышал. Да, собственно, сказать- то нечего. Когда студент не знает ответа( а я много преподавал), он обычно пытается отвлечь внимание.Причем и в России, и в «свободном мире»!

                    • Израиль:

                      Про Навального ведь тоже вопрос мой был очень простой «Сколько часов в день на центральном телевидении в России критикуют Путина или предоставляют слово Навальному ась? Цифры в студию lol» То есть вопрос о полном отсутствии свободы слова в вашей стране. А ведь свобода воздух ученого. Ну и до кучи страна у вас рабская, нищая, жуткая страна со всевластием тайных полиций (фсб и росгвардии) без каких-либо гарантий личной безопасности (в том числе для ученых). Ну и животный уровень качества жизни (медицина, продукты питания, быт). Поэтому никакие ученые мирового уровня из-за границы не приедут к вам никогда. А уж тем более не приедут те кому выпало несчастье родиться в бывшем ссср или России.

                    • Израиль:

                      Ну вот еще о Навальном. «Ольга Сергеевна Собянина школьница 16 лет имеет квартиру в центре москвы площадью 306 квадратных метров стоимостью 173 миллиона рублей. Главное Москва, главное — Москвичи ! ©» отсюда goo.gl/XPHvhg lol

      • Анатолий Берёзкин:

        Во-первых, имея в науке мировой рынок труда, нет объективных причин сидеть в одной стране. Это очень простая причина, почему вообще происходит т.н. утечка мозгов из Германии, Франции, США, Голландии и других стран в Голландию, США, Францию, Германию и т.п. Россия ничем особым тут не является, кроме того, что это страна с плохими климатом, экологией, инфраструктурой, медициной (... продолжите сами), озверевшим криминализованным населением, низкой оплатой труда, засильем бюрократии и криминально-феодальными принципами функционирования всех сфер общественной жизни, весьма естественно произрастающими из менталитета российских граждан. Люди уезжают прежде всего, чтобы не жить в этой стране. Но можно, конечно, если нравится, все свести к зарплатам.

        PS. Вообще оптимизм автора статьи, про то, что Россия вслед за Китаем может замечательно начать взаимодействовать с диаспорой, он, так скажем, далек от реальности. Где ВВП России и где Китая. Каковы темпы роста их экономик. Какова их промышленность и наука. Китай построил крупнейший суперкомпьютер в мире на собственных микропоцессорах, к примеру. А РФ в это время закрыла свою академию наук за нереформируемостью (и самое смешное, что заслуженно). Китаю и наука нужна и диаспора и, в общем, понятно зачем. А РФ — это прямо вылитый Китай, но только со знаком минус.

        • Израиль:

          В общем верно с тeм земечанием что никакой утечки мозгов из США нет.

          • res:

            Мне профессор в одном американском универе прямо сказал. На родине в Англии он получал примерно столько, сколько секретарша. А в США заметно больше, плюс гранты и участие в крупных проектах. Так что утекать ему совсем невыгодно. ))

            • Денис:

              Цивилизованный мир образует «единое научное пространство» — мозги не утекают, а просто циркулируют: phd в одной стране, постдок — в другой, следующий постдок — в третьей, Associate Professor — в четвертой... И это совершенно нормальное явление, никому и в голову не приходит, что он кого-то бросил или куда-то утек — просто не поймет о чем речь.

            • Израиль:

              Конечно.

  • Израиль:

    А вот свеженькое в дополнение к тому что у вас рабская страна и жить невыносимо: "Открыла с утра молоко «Первый вкус», чтобы сварить ребенку кашу и озадачилась. Срок годности в порядке. Упаковка 2 литра. Наливаю в кастрюльку, а оно какое-то густое и текучее. Жирность 2,5%. Но оно по консистенции, как жидкий кисель. Понюхала — непонятно. На вкус молоко обычное! Но чувствуются мелкие частички чего-то. Не рискнула пить, решила выкинуть.

    Неделю назад взяла мясо в крупном магазине Spar в центре города. Снаружи упаковки все выглядело вполне пристойно. Но с внутренней стороны оно оказалось немного сваренным. Внутри крови нет, какой-либо запах отсутствует. Явно вымачивали несвежий продукт в коком-то растворе (привет, 90-е). Конечно, ушло в помойку.

    В последнее время такие истории со мной случаются все чаще и чаще. Впрочем, недавно моя бабушка попала в больницу после банальной яичницы с колбасой. Жизнь в России все больше становится похожа на смертельный квест. Что характерно, окружающие на эти изменения реагируют в стиле «сам дурак». Наверное, привычка к выживанию у нас в крови. Грустно. " — осюда tvoroghok.livejournal.com/?skip=10 Это вот сюда вот вы ученых со всего миоа зовете, да?

    • Я бы так категорично не возмущался бы. Хотя бы потому, что Российские продукты при отсутствии конкуренции всё таки не плохие. Тут проблема в другом. Капитализм в стране только появился. Ему нужно время разобраться как внести конкуренцию в страну.

      Основная проблема в том, что не понимают где должна быть конкуренция, а где её надо уничтожать. Как брать людей на работу. Как управлять людьми. Что нужно с ними делать. Так, что я бы на Вашем месте не возмущался. Скорее всего при наведении такого порядка — Вы бы оказались на улице. Ну или эмигрировали бы в Израиль.

      Проблема в том, что многое плохо не потому, что люди не умеют делать, а потому, что им не разрешают этого делать. Как в науке есть правильные доценты. Когда только они могут публиковаться и получать гранты. Так и у производителей и у торговцев есть правильный состав. И вот разные группы лиц хотят чтоб сперва навели порядок у другого народа. Мол нас не трогайте и наведите порядок там...

      Поэтому лучше всего начать наводить порядок с самих себя.

      • Израиль:

        Вот вы с себя и начинайте если хотите от нас эмигрантов только подальше lol

  • Израиль:

    "Мой бывший аспирант сразу после защиты кандидатской в далёком 1996 году вместе со всей своей семьёй уехал в Нью Йорк. Недавно я общался с ним по телефону. И в ходе разговора спросил: почему Вы со мной ни разу не связались, когда прилетали в Россию? Он ответил, что с тех пор ни разу в России не был. Я очень удивился и спросил его:Почему? И он мне ответил коротко, но емко: А зачем? " — отсюда www.kasparov.ru/material...id=46641456E93EE

    • Michael:

      Если Вы постоянно висите на этом вебсайте и изливаете свои яды, значит эмиграция не сделала Вас счастливым. Счастливый и состоявшийся человек так себя не ведёт. Очевидно, Россия не отпускает Вас. Или за океаном Вы не нашли себя. Но чем попусту злобствовать, лучше научитесь как-то справляться с депрессией. Прогуляйтесь по Брайтон Бич, подышите морским воздухом, купите семечек. Говорят также, что Medicaid должен покрывать консультацию у семейного психолога.

  • Израиль:

    Ну вот еще о вашей стране по вашим же данным: "Сегодняшний день тяжел, а завтрашний заранее испорчен планами и угрозами, которыми фонтанирует госмашина. Она сулит людям только проблемы и неприятности. Это ее единственная продукция.

    Есть ли у нее в запасе хоть что-то позитивное, радостное, какие-нибудь светлые панорамы, которые она могла бы развернуть перед людьми? Каждому простолюдину — по «дальневосточному гектару», каждому миллиардеру — еще по миллиарду? Или, чтобы было за кого порадоваться, каждый день по свадьбе в судейско-следственном семействе?

    Совершенно нормально, что в распоряжении Владимира Путина нет «образа будущего». Его и не должно быть. Потому что «образа будущего» нет у его подданных. " — отсюда anapa-pro.com/category/17/article/17610

    Никакие ученые естественно в страну без будущего не приедут никогда (хотя эта причина не главная — всего лишь одна из).

  • Andrey:

    В действительности, собственно российская диаспора гораздо меньше, чем упомянутые в интервью тысячи постоянных американских профессоров из Советского Союза. Для 99% уехавших за рубеж советских ученых настоящая родина — это не Россия. Это — Украина и Израиль. Плюс немного — Германия, Польша. Здесь речь не о том, хорошо ли это. Так устроен мир, в котором мы живем. В Россию эти люди поедут только за деньгами, что бы они ни говорили.

    Второе. Пора понять, что наука — это власть. Четвертая, пятая, или там шестая, но это — власть. Еще наука —

    интеллектуальная нефть. Интеллектуальный газ и т.п... Это — большие деньги. Со всеми вытекающими. Уже не надо продолжать верить в сказку, что Петру Первому европейцы дали науку под дурачка в первый раз, и так же кто-то даст науку России в десятый раз. Проще, наоборот, не дать развиваться науке, чем потом бомбить то, что все-таки развилось. Можно и дать, конечно, но не задаром же. А, например, в обмен на обязательство потратить человеческий ресурс на войне (возможно, в этом секрет успешности именно военной советской науки и техники, но не их гражданских аналогов). Или прислать в страну своих ученых людей, которых можно в случае чего отозвать. Или (посмотрим бесстрастным взглядом ученого на ситуацию) передавать научные достижения национальным сообществам страны, готовым или стремящимся уехать. Это дает возможность влиять и контролировать, а кто же от этого даром откажется?

    Третье. Не в минимальных окладах надо рассматривать вопрос. Деньги — инструмент. Надо видеть, каким должен быть нормальный российский ученый: у него должен быть дом, семья, на которую есть время, 2-3-4 ребенка, которым он может передать свой опыт ( это нужно и стране), он не должен быть нищим задохликом и не должен быть несчастным в семье, у него должна быть возможность хорошо питаться, отдыхать, общаться с коллегами, его общественное положение должно быть предметом гордости... Но тогда мы приходим к пункту о том, что ученые — это пятая власть. И возникает вопрос — кому эта власть будет принадлежать? Вопрос отнюдь не тривиальный. Это определяется не хиршами . В большей мере — деньгами, но не только.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com