Черные дыры ВАК

Технические требования позволяют отменить любую, даже самую качественную защиту

Мария Молина

Мария Молина

Поток липовых докторских диссертаций, выявленных «Диссернетом» за последние годы, впечатляет даже самого придирчивого критика. «При желании я могу защитить пачку бумаги в своем совете», — признался в частной беседе с корреспондентом ТрВ-Наука ученый секретарь одного из диссоветов в системе Академии наук. Все эти диссертации без проблем проходят экспертизу ВАК. Тем изумительнее случаи, когда ВАК заворачивает качественные докторские, представляющие собой результат многолетней работы настоящего ученого.

К сожалению, такого в последнее время появляется всё больше. Нам известно, в частности, о двух недавних случаях перезащит неплохих работ по истории в Санкт-Петербурге. Комментировать подробности таких случаев и называть имена для СМИ представители диссоветов, к сожалению, отказываются. Их можно понять: несогласных легко закрыть, благо у каждого диссовета за плечами есть какие-то технические нарушения постоянно меняющихся, нечетко прописанных требований ВАК. Но как минимум в одной истории имена назвать уже можно.

Вопиющим случаем в этой серии стала история, приключившаяся в мае этого года с известным лингвистом-хеттологом Андреем Сидельцевым из Института языкознания РАН. Осенью 2016 года он защитил в диссовете ИЯз РАН докторскую по синтаксису мертвого клинописного языка — хеттского.

Отметим, что специалистов в области изучения этого языка и в мире-то десятки, а в России счет идет на единицы. Тех, кто исследует синтаксис мертвых клинописных языков, можно пересчитать по пальцам во всем мире. Работа, в которой формулируется теория, позволяющая эффективно исследовать такой сложный материал, для лингвистической науки, для исследования мертвых языков обладает огромной ценностью.

Диссертант постоянно публиковал свои результаты в ведущих лингвистических журналах, его хорошо знают за рубежом. Московские лингвисты ждали его диссертацию не один год — уже давно было понятно, что работу надо защищать и издавать в виде монографии. Неудивительно, что во время защиты диссертация была одобрена советом единогласно — никаких сомнений в качестве работы быть не могло. Монография уже подготовлена и отправлена в издательство — хеттологи, историки языка, синтаксисты с нетерпением ждут книжку.

И тут из ВАК вместо докторского диплома пришел запрос о нарушении во время проведения защиты. Камнем преткновения стал сугубо технический вопрос — требования самой ВАК к составу диссовета при защите докторской диссертации. На защите должны присутствовать, как известно, пять докторов наук по специальности защищаемой диссертации. Но, как часто бывает, прийти могут не все члены диссовета. Для кворума достаточно двух третей совета.

А теперь допустим, один доктор уехал в командировку, другой не успел доехать — застрял в пробке. Третий, к величайшему горю, за месяц до защиты скончался. Для того чтобы соблюсти требования ВАК к защите, нужен еще один доктор. Об этом фактически узнают непосредственно перед началом совета. Перенести заседание невозможно — его дата определена сильно заранее и пропечатана в десятках экземпляров авторефератов, приехали оппоненты, часто из других городов. Что делать?

Как рассказали нам на условиях анонимности в нескольких диссертационных советах (по нелингвистическим специальностям), если человек застрял в пробке и не успел на заседание, за него чаще всего просто расписываются. Это фактически подлог, поэтому есть другое техническое решение. В состав совета на разовой основе вводится еще один доктор наук по специальности.

Важно, чтобы это был действительно специалист по вопросам, рассматриваемым в диссертации. Может ли он повлиять на результат голосования? Только если отношение голосов «за» и «против» — поровну. Если это единогласное голосование, никакого влияния на результаты защиты голос еще одного специалиста не окажет. Его никто не стал бы вводить, если бы не требования ВАК.

Но есть и еще один момент, о котором диссертант может и не знать. Если так случилось, ВАК должна получить уведомление о разовом введении доктора наук в состав диссовета. Его надо — sic! — написать заранее и отправить в ВАК за три месяца до защиты, а в составе диссовета, вероятно, иметь провидца, который загодя знал бы о возникновении такой ситуации.

Ради интереса авторы этой статьи попытались узнать в Аттестационной комиссии, что предлагается делать диссертантам в такой ситуации. Технические сотрудники ВАК, с которыми об этом удалось поговорить, считают, что нарушение есть нарушение — не предоставлено уведомление, значит, человек должен устроить перезащиту. При этом от него не будет требоваться никаких изменений самой диссертации.

Нужно «всего лишь»: заново отпечатать авторефераты, заново разослать их по почте, заново собрать на заседании тех же самых 22 занятых людей, зачитать под фонограмму те же отзывы и комментарии, записать такое же видео, сделать такую же стенограмму — заново заполнить все два десятка форм ВАК, собрать все документы (примерно две недели работы) и отвезти всё в ВАК.

И не важно, что диссертация уже успешно прошла экспертный совет самой ВАК, — как заметил в разговоре с нашим корреспондентом Владимир Гайдук, замдиректора департамента аттестации научных и научно-педагогических работников Минобразования и науки, «хреновые у вас эксперты». Не важно, что сама ВАК настолько уверена в научной доброкачественности работы, что считает возможной перезащиту в том же совете, с теми же оппонентами и с теми же отзывами. Главное — соблюсти букву правил, даже если это и означает сведение экспертной оценки диссертации к чистому спектаклю, даже фарсу.

Проблемы с провидцами Аттестационную комиссию специально не беспокоят. Понятно же, что по таким техническим вопросам никто не будет привязываться к диссертации. На одном из семинаров ВАК было сделано специальное уточнение: только на основании технических замечаний защиту нельзя аннулировать. Обычно так и поступают. Поэтому у нас на руках есть прецеденты успешных защит, когда при разовом введении доктора никто не подавал заранее никакого уведомления; есть прецеденты, когда за отсутствующих членов совета расписываются, — и нет прецедентов отмены диссертаций в результате этих нарушений.

Но нарушения остаются нарушениями. Как мы видим на примере диссертационного дела хеттолога Андрея Сидельцева, их всегда можно использовать, если нужно не допустить утверждения той или иной диссертации. Поскольку люди имеют обыкновение застревать в пробках, а также уезжать в командировки, болеть и умирать (более того, как мы знаем из литературы, умирать внезапно), нарушения можно найти у каждой первой защищенной в любом совете диссертации. К примеру, если один из членов совета отсутствует без предварительного уведомления об этом и без подтверждающего документа (справки или командировочного) — даже если необходимый кворум есть.

Предъявить прецеденты успешных защит при том же нарушении в том же диссовете, если диссертацию приказано остановить,невозможно. В личном разговоре главный ученый секретарь ВАК Николай Аристер заявил буквально следующее: «Уберите эти ваши бумажки подальше, а то диссовет закроют совсем».

Таковы требования ВАК и практика обращений с ними. Год от года они становятся всё более и более закрученными, всё менее и менее привязанными к жизни, всё более и более абсурдными и невыполнимыми. Игорь Федюкин, в прошлом замминистра образования и науки, а теперь доцент Высшей школы экономики, недавно опубликовал в газете «Ведомости» комментарий, в котором отметил, что «завинчивание гаек со стороны ВАК давно уже вызывает стоны ученых, сталкивающихся с нарастающим бюрократическим прессингом» [1].

Сейчас научная общественность обсуждает присвоение ученых степеней в университетах, а МГУ и СПбГУ уже получили такое право. На это резонно говорят, что экспертиза ВАК все-таки значительно качественнее, чем экспертиза диссоветов в университетах. Например, Совет по науке при Минобрнауки в конце мая выступил с таким заявлением [2].

Но надо же понимать, как устроена экспертиза ВАК: непрозрачный механизм, построенный так, чтобы при необходимости одобрить любую нужную диссертацию и задержать то, что по каким-то причинам потребовалось не допустить до выдачи диплома, — именно так можно описать типичную фабрику диссертаций, синекуру для того же Аристера.

Означает ли это, что университеты справятся с работой по присуждению степеней более аккуратно? Пожалуй, нет. Во-первых, действительно экспертиза в университетах страдает; во-вторых, давайте посмотрим, кто окажется во главе университетских диссоветов. Те же самые люди, которые до сих пор имеют связи в ВАК и при желании могут обеспечить полную остановку производства по диссертационному делу, сейчас готовятся взять в руки бразды правления в университетах.

Что же произошло с диссертацией Андрея Сидельцева? Экспертный совет ВАК она прошла еще зимой — с положительным результатом. Проблема на данный момент заключается в том, что до президиума ВАК, где ее должны утверждать окончательно, диссертация не доходит. Ее возвращает некий методист Минобрнауки, от которого вдруг зависит судьба хорошей научной работы.

Инструкция для дворцового персонала из Хаттусы, столицы Хеттской империи: технический персонал подметает пол, а не управляет решениями царей

Инструкция для дворцового персонала из Хаттусы, столицы Хеттской империи: технический персонал подметает пол, а не управляет решениями царей

Возвращает, основываясь на отсутствии формального уведомления, которое никто не только никогда не предоставлял в аналогичных случаях, но которое и невозможно представить в принципе, не имея провидцев в составе диссовета. В личных (и, упаси господи, совершенно неофициальных, строго офрекорд) беседах сотрудники ВАК требуют уходить на перезащиту и добавляют с угрозой в голосе, что, если Сидельцев «не уйдет» сам, его диссертация может в ВАК болтаться еще долго.

Андрей Ростовцев, один из основателей сообщества «Диссернет», отмечает, что давление на ученых становится сейчас частью системы: «Мы знаем, что вся система присвоения ученых степеней пронизана коррупционными цепочками снизу до самого верху. В такой ситуации неизбежно возникают конфликты между работающими учеными и торговцами дипломов, которым первые — как кость в горле. Всегда можно отыскать формальный повод для оказания давления».

Причина, почему хорошего ученого так последовательно пытаются лишить докторской степени, неизвестна. Но его случай показывает нам, что фабрики диссертаций не могут существовать без поддержки в высшем органе экспертизы научных работ — Высшей аттестационной комиссии. Ведь любую диссертацию, как бы качественно ее ни проводили по бюрократическим каналам, можно остановить на основании технических претензий — даже после одобрения в экспертном совете.

Мария Молина,
лингвист, научный журналист

P. S. На сайте ТрВ-Наука опубликовано открытое письмо в поддержку диссертации А. В. Сидельцева, направленное председателю ВАК Владимиру Филиппову и главному ученому секретарю ВАК Николаю Аристеру. Под письмом 243 подписи. См. ссылку: http://trv-science.ru/uploads/open_letter_in_support_of_sideltsev.pdf

1. vedomosti.ru/opinion/articles/2017/06/02/692654-stepen-upravleniya

2. http://sovet-po-nauke.ru/info/29052017-declaration_scientific_degrees

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

40 комментариев

  • Vlad:

    Работу ВАК надо реформировать. Убрать излишний формализм, и добавить больше управленческих функций. Например, ВАК может предлагать перелагать список 5-6 потенциальных оппонентов (по своей картотеке специалистов) и список 2-3 оппонирующих организаций. а диссовет только выбирает из них, Кроме того, добавляется критерий по числу работ,и даже по числу цитирований. И третье, нельзя принимать к защите у соискателей, не имеющих соответствующий научный стаж (3-5 лет у кандидата и 5-7 лет у доктора и т.д.

    Зато убираются )смягчаются) формальные критерии по кворуму и присутствию профильных специалистов...

    • Иван:

      Какой научный стаж? Что за чушь! Кто и как его будет считать. Убирать бюрократические рогатки созданием новой-отличный выход))

    • Alexandru:

      У меня официально стаж, по мнению отдела кадров универа, 2 года. Потому как стаж работы в НИИ они не плюсуют. У меня надо отобрать ученую степень?

  • Андрей:

    ССЗБ. Если кто-то застрял в пробке, то попросили бы подождать и всё. Видимо, не настолько долгожданная защита докторской(!), если все пришли и ушли, а некоторые не выехали заранее.

    • Алексей В. Лебедев:

      А из текста вовсе не следует, что при данной защите кто-то застрял.

  • Надо убрать требование на личное присутствие людей, собирая их в конференциях того или иного удобного всем и обязательно кросплатформенного мессенджера.

  • муся:

    Разве видео заседания совета записывают не для того, чтоб спорные ситуации можно было рассмотреть после? Если у ВАК возникли сомнения в правомерности защиты, можно ведь устроить просмотр записи заседания в присутствии недостающих членов совета, или независимых экспертов.

    Получается, видеозапись — чистая формальность, которая никому никогда не нужна.

    • Denny:

      90% всей защитной процедуры — чистые формальности, которые никому никогда не нужны. Но это скрепы. Понимать надо. Вот у нас намедни обсуждали, надо ли диссертантам лично обходить членов совета и заносить каждому автореферат. Высказались, что непременно надо. И не важно, что автореферат лежит на сайте. И что печатная версия тоже доступна. Сказано было, что «не переломятся» диссертанты «ку» делать.

      • Alexandru:

        Я всецело за защиты того типа, которые у нас, но маразм делать не стоило бы. Надо явно прописать, что запрещается требовать от диссертанта документов или действий, не предусмотренных положением. Что автореферат и все бумаги делаются только в электронном виде и могут распечатываться по желанию совета самим же советом и рассылаются только по электронной почте, кроме экземпляра РГБ. Арбитражные суды не брезгают электронными письмами, а тут — какой-то ВАК. Подлинность же бумаг гарантируется письмом руководителя организации, или председателя совета с записью вроде «гарантируем, что набор файлов таких-то, лежащих на сайте организации там-то и с MD5 хэш таким-то действительно являются пакетом документов к диссертации такого-то». И в бумажном виде строго запретить требовать что-то, отличное от данного письма. Я хорошо помню, как я отсылал тонны никчемных бумажек, как мне их отправляли на доработку и как переписка с ВАК по вопросам оформления заняла 2 года (у меня поменялось название НИИ). Все это легко избегается ранее приведенным способом.

        • Denny:

          А я не вижу смысла в этой процедуре. Просто наблюдаю, как легко всякая ерунда проходит сквозь многочисленные фильтры (выполнение требований ВАК, предзащита с рецензентами, комиссия диссовета по допуску к защите, оппоненты и ведущее учреждение, открытая защита с вопросами и выступлениями, голосование, утверждение ВАК). Вы серьезно полагаете, что вся эта бодяга действительно нужна, чтобы отличить туфту от мало-мальски приличной работы?

          Ведь всего пара-тройка независимых экспертов (в фонде или журнале) справляются с подобной работой куда лучше и с меньшими на порядок затратами.

    • Алексей В. Лебедев:

      Речь идет не о том, что не хватало членов совета или докторов наук для защиты, это действительно было бы серьезным нарушением, а в том что разовое введение доктора наук было проведено без уведомления за три месяца. Вывод, по-моему, ясен: надо отменить требование такого уведомления, и все.

      Видеозапись сама по себе ничего не решает, потому что задача членов совета не в том, чтобы просто смотреть, но и в том, чтобы задавать вопросы и высказываться. Недостающий человек мог бы что-то спросить или высказаться, в результате при прочих равных условиях мнение остальных людей и итог защиты могли бы стать иными. Такие случаи редко, но бывают. Вот пример: motimatik.livejournal.com/12899.html

      Вывод статьи о том, что ЛЮБУЮ диссертацию можно остановить на основании технических претензий, представляется явно преувеличенным.

      • Денис:

        Да, утверждение про любую диссертацию — это, конечно, художественная гипербола, но суть явления от того не меняется: чудовищное количество всевозможных формальностей, в каждой из которых возможна техническая ошибка, перегружает секретарей советов и самих диссертантов, требуя, кроме того, целой рати технических специалистов в самой ВАК. При этом, как показывает практика, вполне успешно защищаются и проходят все стадии проверки списанные и/или заведомо бредовые работы, вообще не имеющие какого-либо отношения к науке.

        • Алексей В. Лебедев:

          >При этом, как показывает практика, вполне успешно защищаются и проходят все стадии проверки списанные и/или заведомо бредовые работы, вообще не имеющие какого-либо отношения к науке.

          Практика показала, что такое часто было в прошлом. Много ли примеров за последние годы, после принятия последних версий правил ВАК?

          Что касается «формальностей», то тут очень важно, как говорится, с водой не выплеснуть младенца, то есть под предлогом борьбы с бюрократией еще больше не расширить лазейки для мошенников и коррупционеров.

          По поводу технических ошибок можно было бы ввести правило, согласно которому они фиксируются, но если их суммарное число не превосходит какого-то значения, и в них не видно злого умысла, это не влияет на присуждение степени. При этом за ошибки обязательно делаются замечания совету, но диссертант за них страдать не должен. .

          • Денис:

            Думаю, что тут большую роль сыграл диссернет, когда пошли все эти скандалы с плагиатом, заказчики «диссертаций под ключ» задумались — а надо ли оно им, изготовители таких продуктов тоже приуныли — технология copy/paste намного дешевле, чем написание полностью оригинальной работы, и требования к исполнителям намного ниже. При этом, серьезный клиент, который потом станет фигурантом скандала, может и предъявить за некачественные услуги...

            Единственно реально полезное из требований ВАК — публикация полного текста диссертации в открытом доступе на сайте совета. Еще бы такое же требование для видео ввести — вообще красота будет.

            • Алексей В. Лебедев:

              Разоблачил ли Диссернет или кто-либо другой хоть одну диссертацию ДО защиты, пока она висела несколько месяцев в Интернете, согласно правилам?

              • Денис:

                Такого не видел, впрочем, не особо внимательно слежу, но тут важен сам факт — когда заведомо известно, что текст будет какое-то достаточно продолжительное время висеть в паблике, уже не столь комфортно ощущают себя плагиаторы и лжеученые...

              • Владимир С.:

                Сейчас во всех диссоветах диссертации проверяются на антиплагиат, поэтому диссернету больше ловить нечего. А снятие диссертаций с защиты из-за отрицательных результатов их обсуждения уже имли место.

                • Алексей В. Лебедев:

                  И это хорошо.

                • Александр:

                  Это ирония? Большинство советов не имеет ни возможностей, ни желания, что-либо проверять. А 99% членов совета уверены, что самое главное это автореферат, а текст диссертации и потом подредактировать можно, после предзащиты и обсуждения с оппонентами...

            • vlad:

              А почему тогда нигде в интернете нет докторской диссертации господина Рогозина. В своем твиттере он гордо заявлен как д.т.н.

              • Alexandru:

                Потому что секретные диссертации не вывешивают в интернет, не высылают в РГБ, их результаты печатают в секретных сборниках.

      • На самом деле — известный механизм — перенос даты защиты. Он, правда, нигде не прописан, но де-факто ВАК Его акцептует. Телеграммой по списку рассылки делается уведомление о переносе даты. Отчёт о рассылке подшивается в аттестационное дело. И на сайте ВАК тоже в объявлении о защите ставится сноска о переносе. Все решаемо, елы-палы... А тут, конечно, совет накосячил. По сути — защиты (соответствующей требованиям) не было? Если 5 докторов нет, перед кем и что защищал соискатель? Перед тетей Машей с улицы или перед уборщицей? Да и перед даже докторами медицинских наук — делу это не помогает — они как неспециалисты — не могут понять ничего в работе.

  • Евгений:

    Причитания Ростовцева как минимум лицемерны. Деятельность Диссернета, обусловленная в первую очередь политическим ангажементом, не столько помогла решить проблему с «купленными» диссертациями, сколько напугала ВАКовских чиновников и сподвигла их на введение множества избыточных, формальных бюрократических процедур и требований, существенно осложнивших диссертантам процесс защиты. На качестве и принципах формирования диссоветов это особо не сказалось, диссертационных коммерсантов не уничтожило — они лишь повысили расценки и получили новые инструменты для изготовления «проходных» диссертаций и оказания дополнительных услуг (например — «проверка на плагиат»). А пострадали в итоге главным образом добросовестные соискатели степеней, поскольку именно на них обрушилась вся эта махина новомодных бюрократических процедур. При этом, если практикой «коммерческих» диссертаций отличились главным образом гуманитарии, то ужесточения коснулись всех... Теперь начинается нытье про «коррупционное давление»... Так вы, господа «диссернетчики», сами создали условия и новые поводы для такого давления! Поистине, благими намерениями выстлана дорога в бюрократический ад... И других путей не просматривается...

    • Alexandru:

      Да нет же никакого особого ада. И весь что есть — легко решается введением нормальной АСУ и прописыванием четких регламентов.

    • Алексей В. Лебедев:

      Я лично защитил докторскую год назад и «пострадавшим» себя не считаю. Меня в таких разговорах удивляет их неконкретность. Вы можете перечислить по пунктам эту «махину бюрократических процедур», которых не было раньше, и которые появились теперь, и осложняют всем жизнь?

      • Евгений:

        Вам тут уже в комментариях накидали достаточно примеров бюрократических процедур, да и статья об этом же... Если кратко, то это: обилие всяческих подтверждений и согласований, засилье архаичного бумаготворчества, избыточная регламентация и длительность процедур. В каком-то ролике про Диссернет видел, как Заякин на заседании диссовета требовал предоставить оригиналы ссылочных материалов. После этого стали появляться предложения обязать соискателей предоставлять оттиски всех ссылочных материалов при защите... Бред конечно, особенно если количество ссылок идет на тысячи, но наши чиновники любой бред могут сделать былью...

        Суть же всех этих нововведений одна: ограничить ответственность за доброкачественность защищаемых диссертаций диссоветов и ВАКА и максимально переложить ее на плечи соискателей. Хотя по большому счету за «липовые» диссертации должны отвечать в первую очередь диссоветы, в т.ч. и собственной репутацией.

        • Алексей В. Лебедев:

          >Если кратко, то это: обилие всяческих подтверждений и согласований, засилье архаичного бумаготворчества, избыточная регламентация и длительность процедур

          Так это всегда так было! Поэтому я и спрашиваю не про все процедуры, а какие именно вы можете перечислить вредные нововведения, якобы вызванные Диссернетом. Рассылка авторефератов была всегда, отзывы ведущей организации и оппонентов были всегда, и так далее. Так что давайте конкретно. То, что диссертация теперь обязательно заранее вывешивается в Интернете, можно оценить только положительно. То же касается видеозаписи. Оригиналы ссылочных материалов пока никто не требует, и я о таком не слышал. Могу только предположить, что речь шла о наличии в каком-то списке литературы ссылок, упоминания о которых нет в Интернете (в том числе, в каталогах библиотек), может быть их и нет в природе, и тогда не лишним было бы представить доказательства их существования. Что касается поставленного в статье вопроса обеспечения присутствия на защите достаточного числа специалистов или о разовой замене доктора наук в совете, то это задача диссовета, а вовсе не соискателя. По Диссернету: они всегда требовали сделать более эффективным механизм лишения степеней, а не присуждения. В частности, направлять диссертации не в те советы, где они рассматривались, а в другие, и отменить или уменьшить сроки давности. Эти ключевые требования как раз выполнены не были.

  • Михаил:

    Как всегда я согласен с Denny на 100%. Все эти процедуры, и ВАК, не нужны. Все эти люди просто коптят небо, не принося ни человечеству, ни нам, никому, абсолютно никакой пользы. Как и большинство подобных заведений, организованных государством для якобы управления наукой. Защиту кандидатских диссертаций надо отдать в руки ученых советов научных и образовательных организаций, докторские вообще отменить (пусть организации, если хотят сделать какую-то «хабилитацию», делают это по своим внутренним регламентам). Наука должна строиться на репутационном принципе (да, когда-то надо начинать и будет переходный период), а все эти разговоры про то, что тогда завтра ко мне придут на должность завлабов непонятно кто с так называемыми «корочками» — это все крики в пользу бедных. Ко мне не придут, а те организации, которые смотрят на корочки, а не на того, кто перед ними сидит, абсолютно не жалко. Мне также абсолютно все равно, если у всех, например, депутатов, появятся «корочки» доктора наук N-ского госуниверситета. Флаг им в руки (уж и не знаю, какой предложить, чтобы у них коленки не тряслись от вставания), но ко мне их корочки не относятся (а, кстати, сейчас, при нынешней системе, еще как относятся).

    • Алексей В. Лебедев:

      ...Уж очень что-то темнеет. Как, по-вашему, это не дождь там собирается?

      Труляля быстро раскрыл огромный зонтик и спрятался под ним вместе с братом. А потом задрал голову и произнес:

      – Никакого дождя не будет… по крайней мере здесь! Ни в коем разе!

      – А снаружи?

      – Пусть себе идет, если ему так хочется. Мы не возражаем! И даже задом наперед, совсем наоборот!

      © Льюис Кэрролл, Алиса в Зазеркалье

    • Alexandru:

      А вы в вузе много работали? В любом российском вузе репутация — это пустое, незначащее слово. И на чьи-то научные успехи там давно и прочно положить. И денег нет. Напишу я 100 статей, напишу -1 статью, мне заплатят все те же 18 Кр. Какая еще репутация у нищих?!

  • Алексей В. Лебедев:

    Меня эти рассуждения, в том числе в комментариях, наводят на такую метафору. А давайте отменим все замки! Действительно, ведь на любой замок найдется вор, который сможет его вскрыть. Если посчитать, сколько времени и сил в течение жизни отнимает открывание замков, это же ужас. У некоторых еще руки трясутся, ключ в скважину не попадает. А если забыл или потерял ключи — это же большая проблема! Так что отменим все замки и будем жить нараспашку. На одном репутационном принципе. Ведь хороших людей все любят, и обижать их никто не придет.

  • «Может ли он повлиять на результат голосования? Только если отношение голосов „за“ и „против“ — поровну». Мне кажется, это неточность: там должно быть не 50% + 1 голос, а больше.

    • Алексей В. Лебедев:

      Это еще мягко сказано, неточность.

      Решение диссертационного совета по вопросу присуждения ученой степени доктора или кандидата наук считается положительным, если за него проголосовали не менее двух третей членов диссертационного совета, участвовавших в заседании.

      Кроме того, роль членов диссовета на защите не только в том, чтобы голосовать. Один человек может своим выступлением повлиять на решения остальных. Выше я приводил пример.

      • Весёлый пример Вы там приводили, нечего сказать! Хорошо разве то, что это не помешало карьере диссертанта.

  • Александр:

    Необходимо отменить все пожизненные льготы и доплаты.

    Это частично сократит число соискателей и разрядит обстановку. А докторская — всегда сговор и очень часто далеко не научный. Диссертация есть, а результатов нет. Вон Фортов честно сказал Путину, что начальники — академики прошли шесть фильтров, но ученые ли они?

    • Alexandru:

      И какие пожизненные льготы и доплаты вы видели в обычном вузе, например? Раньше была надбавка 3000 р. за кандидатскую и 7000 р. за докторскую (отметим, что оклад доцента составлял что-то около 9000 р., профессора — 12 000 р.). В 2013 г. их отменили, повысив при этом оклады. А размеры надбавок не в вузах, а, например, у врачей — и вовсе смехотворны (где 500 р., где 1000 р., а где — кукиш с маслом). Значительные надбавки бывают у госслужащих, но научные работники и преподы вузов и РАН — не госслужащие, да и самих госслужащих мало и не надбавками они живут.

  • torvn77:

    Ну и какова ценность специалиста который не может за пол часа освоить не сложную программу?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com