Время выбора. Апрельские тезисы

Фото из архива СО РАН

Фото из архива СО РАН

В преддверии выборов в президенты РАН ТрВ- Наука публикует полемическую статью вице- президента, председателя Сибирского отделения РАН академика Александра Асеева и надеется продолжить обсуждение актуальных для Академии наук проблем в будущих номерах.

Отрешение академика В. Е. Фортова от должности президента Академии наук через сорванное в марте 2017 года Общее собрание РАН окончательно показало несостоятельность политики компромиссов, проводимой теперь уже уходящим руководством РАН.

«Спецоперация» с одномоментным самоотводом еще двух претендентов явилась ответной реакцией оппонентов и «реформаторов» РАН на по-прежнему результативную деятельность Академии даже в разрушительной для российской науки атмосфере последних трех лет. И, в частности, на успех выборов членов РАН в октябре 2016 года, еще раз подтвердивших высокую репутацию и авторитет Академии в обществе.

Эти выборы вызвали ответные действия: провокацию недовольства со стороны главы государства и новую серию заказных публикаций против РАН. Так были необратимо разрушены иллюзии академика В. Е. Фортова и значительной части академического сообщества о «двух ключах» управления — в руководстве страны уже не относятся всерьез к РАН в статусе одного из многочисленных госбюджетных учреждений. Это подтверждают и ернические слова президента Курчатовского института член-корреспондента М. В. Ковальчука о «фантомных болях» РАН по отторгнутым от нее институтам, сказанные на одном из заседаний президентского Совета по науке и образованию.

Сорванное собрание РАН свидетельствует и о глубоком расколе в академическом сообществе. Прежде всего — между «патриотами РАН» и «соглашателями с ФАНО». Тревожным симптомом является воскрешение последними практики доносительства и угодничества, а также их хорошо срежиссированные выпады по отношению к сложившейся в РАН системе выборов, что отмечено в статье академика А. Р. Хохлова в ТрВ-Наука № 6 (225) от 28 марта 2017 года. Группа оппонентов действовавшего в период 2013–2017 годов президента РАН названа поименно — это весьма известные академики Е. Н. Каблов, И. А. Соколов, В. Б. Бетелин, А. А. Дынкин и солидарная с ними тройка членов РАН из Сибирского отделения — академики В. Н. Пармон, Н. А. Колчанов, В. В. Власов.

Прошедшие события похоронили и надежды на ресурсные возможности ФАНО. Бюджетное финансирование фундаментальной науки неумолимо сокращается: со 108 млрд руб. в дореформенное время до 72 млрд руб. в настоящий момент. Это может значить одно из двух. Или правительство вовсе не расположено выделять сколько-нибудь значимый бюджет группе ретивых менеджеров, плотно оседлавших веками создававшуюся научную структуру, или управленцы ФАНО попросту не способны этот бюджет обосновать и утвердить. А возможно, и то и другое сразу.

Не случаен ответ министра финансов А. Г. Силуанова на вопрос сенатора и академика РАН А. К. Тулохонова о недостаточности бюджетного обеспечения науки: «фундаментальную науку должно финансировать не государство, а олигархическое сообщество…» Отсюда и Роснано, и Сколково, и РВК, и бесчисленные бизнес-инкубаторы. Но эти и другие «институты развития» всё равно притягивают и бюджетные средства (по крайней мере первые два), а новых фундаментальных знаний не продуцируют. РАН с популярной у «патриотической» ее части идеей восстановления ГКНТ — опасный и неуживчивый конкурент для «инновационных» новообразований.

С огромным напряжением отбитая (и то не полностью) в 2013 году фронтальная атака на РАН с ее продекларированной «реформаторами» ликвидацией сменилась ползучим наступлением. Удушение академической науки силами ФАНО осуществляется многообразно и изощренно с привлечением «соглашателей» из РАН. Излюбленный и уже отработанный путь — реструктуризация, сопровождаемая потерей статуса юридических лиц академическими институтами и, в последующем, их ликвидация внутри ФИЦ и ФНЦ уже без всякого, даже формального, согласования с РАН и научными коллективами, формирование разрозненных и максимально подготовленных для будущей приватизации квазинаучных структур.

Что же делать? Прежде всего — использовать те возможности, которые дает правовое поле, экономическая и внутриполитическая обстановка в России. Нужно буквально и в полной мере исполнять ФЗ-253, требовать этого от других его субъектов. Активно включиться в процесс подготовки новой редакции федерального закона о науке, сделать его максимально полезным для Академии. Принципиально и даже жестко отстаивать интересы науки, использовать в полной мере потенциал, квалификацию и компетентность членов РАН. При любой возможности идти во власть и опираться на союзников в ее органах.

Не упуская из виду достижение прорывных результатов в фундаментальной науке, необходимо в полную силу заняться практически важными задачами государства, регионов и индустрии — сформировать программу действий, исходя из приоритетов, из «больших вызовов», обозначенных в Стратегии научно-технологического развития РФ. Тем самым необходимо вступить в конструктивное взаимодействие с оппонентами и выигрывать на их поле, добиваться значимых результатов в научно-технической и технологических сферах.

Нужны глубоко продуманные и целесообразные действия по интеграции науки, образования и инноватики (в нашем случае это новосибирский Академгородок и другие территориальные образования), повышению эффективности научной деятельности при организации консорциумов, инновационных структур при академических институтах, подготовке программ развития корпораций и регионов на основе лучших достижений современной науки. Чем больше Академия будет приносить ощутимой пользы — тем больше будет у нее союзников, в том числе в самых высоких кабинетах.

Главные задачи будущего президента РАН — одержать интеллектуальную победу над «реформаторами»; добиться исполнения всех статей ФЗ-253 всеми обозначенными в нем субъектами; начать процесс возвращения успешных институтов в РАН вместе с бюджетными средствами; повысить статус РАН до государственной корпорации или государственного научного центра. Для пользы дела необходимо де-факто преобразовать ФАНО в управление делами РАН с подчинением выбранному президенту Академии, соответственно превратив территориальные управления ФАНО в управления делами региональных отделений РАН.

Многое зависит от личных качеств и компетенций человека, который возьмет на себя ответственность возглавить Российскую академию наук в самый критический для нее момент. Это должен быть не только выдающийся ученый, заслуги которого признаны мировым научным сообществом. На пост президента РАН сегодня востребован общественный деятель в лучшем смысле этого слова, хорошо знакомый с высочайшими государственными чиновниками страны и уважаемый ими.

Изначальный вес нового главы Академии наук видится если не на 100% эквивалентным, то близким авторитету таких титанов, как академики А. П. Александров, П. Л. Капица, Ж. И. Алфёров, М. В. Келдыш… В недавно вышедшем на экран фильме «Время первых» Л. И. Брежнев говорит академику С. П. Королёву: «Ты у нас незаменимый, ты уж постарайся…» Даже фамильярное «тыканье» не умаляет в этой сцене высшей степени уважения и доверия лидера великой страны к великому ученому.

Подобное отношение к себе и ко всей Академии наук необходимо сформировать и ее новому главе. Что же касается участившихся пожеланий сравнительно молодого возраста, то это не главный критерий. Критерии — талант и работоспособность.

Принципиального и сильного главу Академии наук мы будем выдвигать и избирать сообща: физики и медики, аграрии и гуманитарии, москвичи и дальневосточники… Важнейшая задача всего академического сообщества состоит в том, чтобы на предстоящих в сентябре этого года выборах президента и всего руководства РАН, включая вице-президентов и председателей региональных отделений, не отдать рычаги управления «соглашателям», ведущим свою предвыборную кампанию под лозунгами конвергенции с «реформаторами» и созданным ими Федеральным агентством научных организаций.

Урок сорванных в марте выборов хорошо показывает, что замыслы окончательного уничтожения трехсотлетней Российской академии наук не сняты с повестки дня. И суть проблемы не в том или ином формате сотрудничества РАН с ФАНО, Минобрнауки, правительством и президентом страны. Коренной вопрос — восстановит ли Академия позиции головной, системообразующей научной организации России, ее интеллектуального центра. Другие подходы к будущему РАН непродуктивны. Так что пожелаем нам удачи.

Александр Асеев

См. также комментарии А. Иванчика и В. Захарова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

23 комментария

  • 2rin:

    «успех выборов членов РАН в октябре 2016 года, еще раз подтвердивших высокую репутацию и авторитет Академии в обществе»

    О чем это он? Видимо, академику привиделись какие-другие выборы, из параллельной реальности.

  • Александр Кауров:

    От уважаемых академиков хотелось бы услышать анализ и прогноз развития реального положения, например: независимой Академии больше не будет, финансирование будет уменьшаться и только в обмен на лояльность, гранты должны быть обеспечены неформальными связями и т.п. А то, что нужно углублять и совершенствовать — это мы все помним.

  • Ash:

    1. «Или правительство вовсе не расположено выделять сколько-нибудь значимый бюджет группе ретивых менеджеров...»

    Это просто катастрофа какая-то. Даже очень неглупые люди не в состоянии смотреть дальше кормовой части ближайшего начальника.

    Можно же, наконец, хотя бы попытаться разобраться в общей ситуации?

    2. «Главные задачи будущего президента РАН — одержать интеллектуальную победу над «реформаторами»...»

    Для этого нужен естественнонаучный анализ деятельности реформаторов в рамках всей экономики, а не только в тёмном уголке, где гнездится РАН.

  • Болото, занимающееся имитацией бурной деятельности. Поэтому пришли к реформированию, а реформаторы оказались ничуть не лучше

    • Ash:

      В упор не вижу не только бурной деятельности, но даже её имитации.

      Вот Ковальчук (см. Панченко) может развить бурную деятельность.

      А оно нам надо?

  • vlad1950:

    все это выглядит беспомощно и странно 25 лет бездействия и соглашательства с властями проявились а что члены ран ожидали иного хотя лично e них все и всегда неплохо вот сотрудники в нищете а у членов все в общем даже хорошо

  • aosypov:

    > На пост президента РАН сегодня востребован общественный деятель в лучшем смысле этого слова, хорошо знакомый с высочайшими государственными чиновниками страны и уважаемый ими

    Т.е. с главжуликами. Прелестно.

  • Vlad:

    Идея свести ФАНО к функции АХО при РАН-оч хорошая. Но как?

    А насчет выбора президента РАН- тут нет просвета. Нет такого человека, который бы был близок в верхам и уважаем в РАН. Да еще и энергичен, и дипломатичен.

    Но свою программу реформы РАН надо разрабатывать. и начинать ее надо с оценки финансирования: сколько нам надо ученых и сколько они д. стоить.

    Стартовать можно с текущей численности, а з/п поставить правильные,

    т.е. в минимуме(аспирант, м.н.с) — 2 прожмина,

    а в максимуме (доктор со 150 и более публикациями) — 5-6 прожминов (в зависимости от уровня степени, а не дохода по региону).

    При этом, к примеру,

    за академические звания- пожизненные стипендии убрать,

    а оставить только доплаты за защищенные ученые степени (которых д.б. до 7 уровней)

    Найди такого президента, который это протолкнет?.

    Нет такого.

    • Алекс:

      Финансирование фундаментальной науки — 72 млрд руб. «Стипендии» академикам — 1,8 млрд руб. , т.е. 2,5% от всей фудаменталки. Государство четко демонстрирует что оно готово финансировать. А если пообещать «стипендии» еще поднять г. академики хоть черта лысого председателем выберут.

  • Денис:

    Тут всё довольно может быть объяснено довольно просто и логично. Достаточно вспомнить о природе Академии и академиков. Это был имперский проект, целью которого было поддержание научно-технического паритета со всем капиталистическим миром, а в идеале — и вовсе, опережение оного. Денег на это не жалели, и тот же Хрущев понимал, что без развития науки советский проект просто не выживет. Академики же, помимо научных заслуг, проходили, как, собственно, и все в то время, длительный отбор на лояльность: задавших лишние вопросы выгоняли еще из вузов, и становились вчерашние студенты МГУ дворниками, а то и пациентами психушек, защититься, особенно, докторскую, тоже можно было лишь не демонстрируя лояльность режиму и государству, вплоть до цитат Энгельса в диссертации по биохимии... Не говоря уже о том, что для карьерного роста и замещения руководящих должностей практически необходимым условием было членство в КПСС.

    Государство, в свою очередь, платило признанием и обеспечением уровня жизни, качественно отличавшегося от всех остальных, кроме, разве что, партийных бонз. До сих пор у многих слово «академик» ассоциируется с серьезным дядькой в роговых очках, которого возят на черной волге, кормят икрой, а живет он в отдельном коттедже.

    Проще говоря, Академия — это плоть от плоти советского государства, со всеми сопутствующими проявлениями, сохранившимися до си пор. Отсюда и характерные речи про рост удоев и космические корабли в просторах большого театра. Это система. При определенной доле автономности, о конфликте с властью тут не могло быть и речи, да и сейчас не может быть — не может, например, министерство строительства открыто выступить против воли генсека, даже если он потребует построить мост вдоль Москвы реки или объединить потолок с полом...

    • Денис:

      Прошу прощения за опечатки. Конечно же, «демонстрируя лояльность режиму».

    • Ash:

      «...Академия — это плоть от плоти советского государства...»

      Совершенно верно. Только в СССР «плоти» было много и эта «плоть» была разная.

      Академия — элемент системы централизованного управления экономикой. Пока в нашей экономике будут сохраняться нерыночные секторы — а они сейчас составляют львиную долю — будет потенциальная нужда в Академии.

      Ликвидировать объективную потребность в Академии можно только радикально перестроив огромную часть экономики.

    • Виктор Сорокин:

      Взгляд немножечко со стороны (этакое растекание мыслию по древу):

      Самый главный вопрос: какая Академия нам нужна (и зачем)?

      Сами слова «Академия Наук» ничего определённого не обозначают, разные Академии (или их эквиваленты) в разных странах бываю устроены немножечко по-разному.

      Наша Академия возникла — ещё с давних, 18-го века, времён, именно как «имперский проект», причём по двум («имперским» же :=) ) причинам. Одна — «казовая»: чтобы всё было, как в приличных государствах :=). Вторая — практическая: известно, что «науки» приводят — порой — к чему-то, практически полезному.

      Поскольку же у нас, в России-СССР (объединяю эти два этапа), всегда были и затруднены (по разным причинам) «внедрения в практику» чего бы то ни было без «санкции», и Академия была на государственном обеспечении/содержании, и государство управлялось «сверху» (причём людьми, науками — по крайней мере — профессионально, не занимающимися, и — более того — людьми со своей определённой культурой (т.е. общей системой понятий), в которой именно Государство (в определённой форме) было и стержнем миропорядка, и его высшей целью (ух, нескладно получилось)), то в отношении и наук вообще, и Академии в частности, существовал этакий когнитивный диссонанс.

      С одной стороны, всякие науки должны приносить предсказуемую (это важно) пользу (за что учёным деньги и платят :=) ). С другой стороны, и опыт (всех стран) показывает, и учёные вам объяснят, что для того, чтобы науки принесли эту пользу, их нужно развивать все (в том числе такие, от которых польза проблематична), и тогда — причём в неожиданном, порой, месте — эта польза явится.

      С одной стороны, Академия (как Государственная Структура — специально пишу с больших букв; Государство — понятие мировоззренческое, в обществах вроде российского/советского) должна быть строго организована. С другой — и опыт (всех стран) показывает, и учёные вам объяснят — развитие наук требует свободы научного поиска. И именно тогда, когда учёные не ходят строем, порой они выдают что-то, нужное для Государства.

      Я специально не занимался этим вопросом, но — по накопившимся отовсюду кусочкам информации — у меня сложилось впечатление, что Академия Наук в России/СССР жила этакими «припадками уважения». У каких-то «властей» (в традиционной для нас пирамиде власти — «властей», собственно, персонифицированных) какие-то учёные, своими достижениями (да и умением объяснить дело) выбивали определённую автономность Академии, и какое-то время это продолжалось, как традиция. Потом... потом требовалось новое «убеждение в необходимости», которое могло или сработать, или нет.

      В СССР де-факто (что бы об этом ни думали ни основатели советского государства, ни его последующие правители, ни даже 90% его населения) была воплощена в жизнь, настолько близко, насколько это возможно в реальности, та самая модель Регулярного Государства, которую воплощал в жизнь (и воплотил, насколько это было в его силах, и насколько возможно в реальности) Пётр Первый. И Академия Наук в СССР должна была — в идеале — быть частью такого пирамидального, упорядоченного по уставу, Регулярного Государства. Ну, с указанными мной ранее противоречиями.

      Отсюда — и «чиновная пирамида» Академии (с помянутыми благами для занимающих разные ступени этой пирамиды — согласно «чину»), и даже — «положенный по чину» официальный авторитет тех, кто занимал верхушку этой пирамиды, и даже официальный авторитет того, для чего эта пирамида была создана (и включена в генеральную Пирамиду Государства).

      (О чём сегодня хочется, порой, пожалеть, так это о том, что в СССР, при всех тогдашних тараканах, науку полагалось уважать :=). Даже те, кто в ней ничего не понимал, самое малое, выражали к ней уважение. И даже в школе преподавалось уважение к ней (где — кому повезло — серьёзно и глубоко, где — кому не повезло — формально, но преподавалось).)

      Это имело и плюсы, и минусы. Официальное признание необходимости «наук» (и даже «Де Сиянс Академии» — как в «порядочных потентатах» принято) обеспечивало и финансирование наук, и особый статус Академии, и даже определённую свободу научного поиска. Но включение Академии в пирамиду Регулярного Государства вызывало и регулярные волюнтаристские (и некомпетентные) вмешательства в её работу. Равно как и (с той же пирамидальностью и регулярностью связанное) пожизненное пребывание академиков в нужных «чинах» (и — за исключениями, которые «прочим не в пример» — поэтапное, по регулярным ступеням, продвижение людей к этим «чинам») запросто могло способствовать (боюсь, что не раз и способствовало) застаиванию наук, пока их направляли люди, по чинам могшие это делать, но застрявшие на любимых представлениях.

      Ух, наговорил...

      Вопрос: так что же я (со стороны) предлагаю?

      Честный ответ: НЕ ЗНАЮ.

      Сперва нужно ответить на вопрос: зачем нам нужна Академия; отсюда можно будет (наверное) и соображать (людям покомпетентнее меня :=) ), какая это должна быть Академия.

      • Ash:

        1. Если Вы сравните Академию до 1917 года и после, то Вы увидите огромную разницу.

        До революции Академия занималась скорее некоторым курированием высшего образования (а если посмотреть в начало XIX-го века, то и среднего), чем какими-то другими делами. Ну и исследовала кое-что постольку-поскольку.

        Советскому Союзу была нужна более-менее современная экономика как минимум в том, что касалось ВПК. Управление всем производством было централизовано. Следовательно, и исследования были централизованы. Казалось бы, нужно создать министерство науки — и дело с концом.

        Но выяснилось (не сразу), что найти людей, которые могли бы управлять наукой, не так-то просто. И вместо того, чтобы ломать (как собирались сначала), Академию приспособили к новой роли, оставив за ней возможность кое-что изучать, как потенциально полезную и очень дешёвую (убыток не велик, а польза возможна).

        2. «Сперва нужно ответить на вопрос: зачем нам нужна Академия...»

        Совершенно верно.

        У нас по наследству от СССР осталось огромное количество нерыночных предприятий. Можно, конечно, ставить вопрос о трансформации соответствующих секторов в рыночные. Но даже в тех случаев, когда это необходимо, требуется много денег и времени (десятилетия).

        Все эти десятилетия мы будем вынуждены жить с кучей нерыночных предприятий. Они нуждаются в централизованном управлении и, следовательно, в централизованном руководстве наукой.

        Этим и должна, в первую очередь, заниматься Академия. Ну и, как повелось, что-то помаленьку исследовать.

      • Evgeniy:

        По-видимому, воспоминания о науке в Советском Союзе у каждого свои, но феодализм в АН СССР тогда был всеобъемлющ. Уважение к учёным и науке IMHO было декларативным и фальшивым. Вспоминаем как и куда только учёных не посылали... Конечно это личное мнение, но самые лучшие свои работы мне удалось сделать только после кончины СССР. Опять же IMHO современный упадок в науке в РФ создан в основном неадекватной системой управления наукой, в которой решения принимаются без учета знаний специалистов, которых как и раньше держат в статусе подчиненных работников. Отдельное достижение это конкурсная система финансирования, когда деньги дают на 3 года, затем надо опять «конкурировать» и надеяться, что твоя тема (например изучение анорексии) выиграет деньги у другой темы (например изучения булимии).

        • Ash:

          1. «Вспоминаем как и куда только учёных не посылали...»

          Туда, куда посылают сейчас, не посылали ни разу. Потому что из столь далёкого путешествия обычно не возвращаются.

          2. «...самые лучшие свои работы мне удалось сделать только после кончины СССР.»

          Это удалось либо тем, кто смог выжить практически без зарплаты, либо успешным в научном смысле эмигрантам.

          3. «...создан в основном неадекватной системой управления наукой, в которой решения принимаются без учета знаний специалистов.»

          Если бы в СССР при управлении наукой не учитывали знания специалистов, то тогда с наукой было бы настолько же плохо, как и сейчас. Другой вопрос, что могли бы учитывать намного более полно.

          4. «...специалистов, которых как и раньше держат в статусе подчиненных работников.»

          Принципиальное различие в том, что раньше их держали в статусе нужных, а теперь — в статусе ненужных.

          5. «Отдельное достижение это конкурсная система финансирования, когда деньги дают на 3 года...»

          Так я и говорю, что эта система должна быть дополнением к основной деятельности, а сейчас эта система — единственная.

  • Денис:

    До недавнего времени я не понимал значения фразы о том, что патриотизм является последним прибежищем негодяев...

    Теперь же, читая такие вот «тезисы», и вспоминая деятельность авторов оных до того, как им наступили на хвост, понимание пришло вполне четкое.

  • vlad1950:

    ну т Асеев в очередной раз выступает в роли некоего умиротворителя- вы нищеброды работайте а мы- бонзы все решим и уладим только вот что мешало вам все постсоветские 25 лет все это самое уладить академия все 25 лет занималась только благополучием своих членов и вполне встроилась в систему воровской власти безучастно смотря на развал и науки и образования на нищенское и бесправное существование ппс и нс по сути содействуя политике власти по выдавливанию и ученых и педагогов из страны сама академия показала свою неспособность к разумному реформированию

  • vlad1950:

    от т Асеева как не малого начальника в ран хотелось бы услышать что он думает о нищенском существовании сотрудников ран в частности что РАН делает по части выполнения тн майских указов президента пУтина в части зарплат ппс и нс за годы прошедшие с их издания а это 2012 г ран о них помалкивает ныне все будет крутиться вокруг выборов президента ран что в общем рядовым работникам ран думаю не очень и интересно

  • vlad1950:

    думаю т Асеев поведает что академия собирается делать с безобразной ситуацией с командировками сотрудники не могут ездить на конференции даже по стране как и за рубеж ездите но за счет грантов те по сути за свои деньги кстати в рфффи в секредине 1990-х была программа трэвел грантов но ее быстро прихлопнули без всяких пояснений в итоге сторудники и академии и вузов как прикованы крепостные тн железный занавес опять с 1991 г захлопнулся но в советское время с научными командировками по стране вообще не было никаких проблем за рубеж тоже было можно было поехать через стистему Минвуза гос-во денег на эту деятельность не жалело этот вопрос важный он касается обязательств го-ва перед академией и вузами поскольку они- государственные а не частная лавочка их директоров и ректоров

  • vlad1950:

    думаю т Асеев поведает также что он думает по поводу безобразного положения с научными командировками сотрудникв ибо и по стране и за бугор они могут ездить только за счет грантов те по сути за свой счет по сути холопы крепостные привязаны к своему поселенью кстати в советсмкое время никаких проблем с командировками по стране не было за буго тоже можно было ездть по линии Минвуза гос-во денег не жалело в РФФИ в середине 1990-х была система трэвел грантов но ее быстро прихлопнули незачем холопам ездить сидите дома и хвалите рассеянию по сути с командировками и в академии и в вузах гос-во не выполняет свои обязанности ибо и вузв и академия государственные а не собственность директоров и ректоров- феодалов

  • vlad1950:

    в сагах об обновленной ран в исполнении членов ран совершенно отсутствуют внятные представления в чем это обновление будет состоять для сотрудников нс ран как и ппс вузов пребывающих в беспросветных нищете и бесправии членов ран сотрудники кстати обечпечивающие их работу не фигурируют вовсе барам крепостникам некогда думать о холопах уже более 25 лет все некогда многих ректоров вузов ран тоже прикормила инкорпорировав их в свой сотатв так что по факту возникло единое руководящее вполне феодальное по типу научно- образовательное сословие управляющее бесправными хололопами крепостными

    • Денис:

      Именно так. Унизительная бедность — люди практически унасекомлены, о каком-то престиже профессии и говорить смешно, поездки — зачастую, только за счет принимающей стороны, кого принимают... Общая деградация, расцвет бюрократического маразма, местами доходящего до настоящего сюрреализма, профанация, вплоть до откровенной подделки результатов.

      Об этом я никаких тезисов от больших и важных академиков еще не видел. Обо всем уже сказать успели — от дележки стипендий, вакансий по отделениям и всяких заманчивых экспертно-административных функций, до прожектов с яблонями на марсе. До реального же положения дел и бытия «крепостных», похоже, вообще никому нет дела. В этом смысле Академия является этакой масштабной моделью феодально-клептократического государства.

Добавить комментарий

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com