Куда ведет «дорожная карта»?

Ванда Тиллес

Ванда Тиллес

В Центральный совет Межрегионального профсоюза работников высшего образования «Университетская солидарность» поступило сообщение, что проректор по экономике и стратегическому развитию УрФУ Даниил Сандлер заявил следующее: «В УрФУ на одного преподавателя приходится 11,6 студента, в следующем году руководство планирует увеличить цифру до 12,8, а к 2020 году, согласно дорожной карте развития высшего образования в России, соотношение преподаватель/студент достигнет 1 к 20!» Возможно, есть такие планы у реформаторов образования, но до сих пор известны две дорожные карты, которые к 2018 году останавливаются на соотношении 1 к 12.

В разделе V плана мероприятий (дорожной карты) «Изменения в отраслях социальной сферы, направленные на повышение эффективности образования и науки» (Распоряжение Правительства РФ от 30.12.2012 № 2620-р) и поправке к этому документу (Распоряжение Правительства РФ от 30.04.2014 г. № 722-р) приведены следующие данные.

Таблица 1. Основные количественные характеристики системы высшего образования*

  Единица измерения 2012 год 2013 год 2014 год 2015 год 2016 год 2017 год 2018 год
Численность молодежи в возрасте 17‒25 лет тыс. человек

18624

17527

16373

15315

14330

13505

12941

Численность молодежи в возрасте 17‒25 лет (не включая 25 лет) тыс. человек  

15341

14285

13261

12333

11642

11228

Число образовательных организаций высшего образования, имеющих признаки неэффективности

единиц

167

139

111

84

56

28

Численность обучающихся по программам высшего образования, в том числе

тыс. человек

6490

6314

6099

5866

5630

5389

5145

Численность обучающихся по программам высшего образования, в том числе -”-  

5646,7

5258

4881,3

4539,4

4285,2

4132,7

приведенный контингент

-"-

2994

2842

2694

2361

2206

2174

2149

Число студентов в расчете на 1 преподавателя

человек

9,4

9,4

9,9

10,5

11

11,5

12

Число студентов (без аспирантов) в расчете на 1 преподавателя    

10,2

10,5

10,7

11,1

11,6

12

Доля работников административно-управленческого и вспомогательного персонала в общей численности работников проценты  

39

38

38

38

37

37

*Поправки 2014 года в таблице отмечены курсивом.

Цифры указывают, что в прошлом, 2016 году количество молодежи согласно карте 2014 года сократилось на 2 млн по сравнению с расчетом 2012 года. Эти люди в 2012 году уже родились, и им как минимум было по 15 лет в 2014-м. Что с ними произошло за полтора года? Куда они делись? Или изменился подход, и теперь решено не учитывать молодежь в возрасте 25 лет? Насколько он логичен, если одновременно провозглашается лозунг: «Человек должен учиться (повышать квалификацию, менять профессию) всю жизнь»?

На основании данных 2012 года можно подсчитать, что сокращение профессорско-преподавательского состава (ППС) в вузах России должно составить 44%. Приведенный контингент делим на «соотношение» и получаем количество ППС (таблица 2).

Таблица 2.Сокращение численности ППС в соответствии с дорожной картой

  Единица измерения 2012 год 2013 год 2014 год 2015 год 2016 год 2017 год 2018 год
ППС человек 318 511 302 340 272 121 224 857 200 545 189 043 179 083
 

%

100

95

85

71

63

59

56

Свирепо?

Поправки 2014 года убрали количество вузов, ежегодно закрываемых Рособрнадзором, — ограничения сняты.

Зато появился пункт «Доля работников административно-управленческого и вспомогательного персонала в общей численности работников». Возможно, это хорошее требование, направленное на повышение эффективности. Однако у нас в Югорском государственном университете численность управленцев только растет. А вот работников общежитий, уборщиц, охраны, столовых нанимают по аутсорсингу. Привело ли это к экономии, сомневаюсь, но отчитываться о средней по вузу заработной плате ректору, конечно, будет проще, ведь сократили самых низкооплачиваемых работников. Да и к выполнению этого пункта медленно (очень медленно — на 197 преподавателей 462 человека остальных работников) вуз приближается. Любой преподаватель может открыть министерский мониторинг (http://indicators.miccedu.ru/monitoring/?m=vpo) и увидеть для конкретного вуза, что преподаватели составляют 25‒40%, а никак не требуемые 62%. Также в мониторинге можно посмотреть на среднюю по университету зарплату ППС, которую абсолютное большинство преподавателей сочтет фантастической.

Перспективы

Что же произойдет, если продолжать увеличивать число студентов на одного профессора вплоть до 20? Воспользуемся статистикой по Великобритании (https://www.thecompleteuniversityguide.co.uk/league-tables/rankings?o=Graduate+Prospects&v=wide).

Таблица 3. Национальный рейтинг вузов Великобритании

Rank
University Name
Entry Standards
Student Satisfaction
Research Quality
Research
Intensity
Graduate Prospects
Student-Staff Ratio
Academic Services Spend
Facilities Spend
Good Honours
Degree Completion
1
Cambridge
600
4,17
3,33
0,95
89,0
11,0
2628
800
91,0
98,6
2
Oxford
574
4,17
3,34
0,87
86,7
10,5
2700
509
92,4
97,7
3
London School of Economics
518
3,89
3,35
0,85
78,5
11,6
2105
553
86,6
97,6
4
Imperial College London
567
4,15
3,36
0,92
90,8
11,1
309
722
86,5
96,4
5
St Andrews
520
4,23
3,13
0,82
83,2
11,6
2015
496
90,7
95,5
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
123
University of Wales Trinity Saint David
284
3,99
2,39
0,12
50,2
17,4
1126
661
51,2
79,7
124
St Mark and St John
288
3,92
n/a
n/a
60,5
21,5
706
1,128
60,6
82,1
125
Glyndwr
236
4,10
2,15
0,16
66,1
22,1
1447
412
55,6
74,3
126
East London
277
3,93
2,71
0,23
45,2
20,0
1219
731
59,1
73,4
127
London
Metropolitan
247
4,00
2,44
0,15
47,0
17,4
736
571
52,6
71,0

Проведем небольшой анализ по следующим показателям:

  • Entry Standards (аналог ЕГЭ);
  • Student Satisfaction (удовлетворенность студентов);
  • Research Intensity (интенсивность исследовательской работы);
  • Graduate Prospects (трудоустройство);
  • Student-Staff Ratio (соотношение студенты/преподаватели);
  • Degree Completion (процент защитивших диплом).

Методика оценки показателей изложена здесь: www.thecompleteuniversityguide.co.uk/league-tables/methodology. Для удобства восприятия результаты представлены в виде графиков.

Рис. 1

Рис. 1

На рис. 1 вузы выстроены по рейтингу, от Кембриджа до малоизвестных учебных заведений (для удобства показатели Degree Completion и Graduate Prospects уменьшены в 10 раз, показатель Entry Standards — в 100 раз). Очевидно, что с перемещением вуза в конец рейтинга все показатели падают, за исключением одного: количество студентов (включая аспирантов), приходящихся на одного преподавателя (зеленая линия), растет — от 10,5 в лучших университетах до 20 и даже 25 в худших.

На рис. 2 все данные отнормированы относительно показателей Кембриджа, вместо показателя Student-Staff Ratio приведен обратный показатель Staff-Student Ratio.

 

Рис. 2

Рис. 2

Удивительно, но удовлетворенность студентов (Student Satisfaction) практически не связана с рейтингом университета (коэффициент корреляции k = 0,08); в некоторых вузах во второй половине рейтинга студенты удовлетворены своим университетом не менее, а иногда и более, чем студенты Кембриджа. Стоит десять раз подумать, прежде чем включать аналогичный показатель в российский рейтинг вузов. Хотя те реформаторы, которые относят высшее образование к «услугам», настаивают на «оценке услуги потребителем».

Очевидно, что показатель Staf-Student Ratio падает вместе с рейтингом вуза (k = 0,72) и с показателями Entry Standards (k = 0,66), Graduate Prospects (k = 0,55), Degree Completion (k = 0,51).

Следует обратить внимание на показатель Research Intensity (k = 0,62): при росте количества студентов до 14 на одного преподавателя показатель Research Intensity снижается в три раза и остается примерно на этом уровне для 60% университетов Великобритании, снижаясь в отдельных случаях до 10% от величины этого показателя для Кембриджа и Оксфорда. Аналогичные графики, построенные по данным 2010 года, показывали еще более резкое падение интенсивности научной работы – не в три, а в десять раз. Предположу, что английские вузы приспособились к своему рейтингу и научились готовить «правильную» отчетность.

Если учесть, что при подсчете «соотношения» в Великобритании в качестве преподавателей учитывается только профессура (и лекторы – аналог российских доцентов), а в качестве студентов — все обучающиеся, включая аспирантов, то становится ясно, что мы и в 2012 году, когда только разрабатывалась первая дорожная карта, по соотношению преподаватели/студенты находились бы в хвосте этого рейтинга. На каждого профессора в европейских университетах приходится от 2 до 16 ассистентов и постдоков, которые выполняют за этого профессора львиную долю рутинной учебной работы, но в статистике как преподаватели не отражаются. А в случае постдоков, даже наоборот, отражаются как обучающиеся, то есть «студенты». Таким образом, соотношение 1 к 12 (аспиранты идут дополнительно), рассчитанное согласно российским правилам статистической отчетности, соответствует соотношению хуже чем 1 к 20, рассчитанному по правилам рейтинга вузов Великобритании. Кроме того, согласно образовательным стандартам в российских вузах «остепененные» преподаватели (которые учитываются в европейской статистике как профессора или лекторы) должны составлять не менее 60% от всего ППС. Именно такое их количество — 60‒70% — обеспечено в большинстве вузов России. То есть наше соотношение 12 к 1 можно разделить на 0,6 и получить те же самые 20 студентов на одного преподавателя. В какой части рейтинга вузы с таким соотношением? В хвосте, с местом не лучше 80-го (красные точки на рис. 3), там, где на научную работу у профессора времени нет. Зеленые точки — это Кембридж и Оксфорд с объемом аудиторной работы 180 часов в год, с количеством студентов на одного профессора 11 и 10,5 соответственно. В России это будет соответствовать соотношению около семи студентов на одного профессора при условии, что ему помогают от 2 до 16 хорошо оплачиваемых аспирантов и ассистентов.

Рис. 3

Рис. 3

Игнорирование разности подходов к учету количества профессоров и студентов в европейских вузах и в России при разработке дорожной карты привело к тому, что, проводя сокращения ППС в строгом соответствии с дорожной картой, большинство российских вузов уже довели учебную (фактически чисто аудиторную) нагрузку ППС до 900 часов для всех, включая профессуру. А это в 4‒5 раз превышает учебную нагрузку европейского профессора. У последнего есть время на научную работу, у российского — нет. Можно, конечно, продолжать требовать научной работы и высокорейтинговых статей от российского профессора и доцента, угрожать им увольнением, непроведением по конкурсу, но присмотритесь лучше, господин Сандлер и другие «специалисты по стратегическому развитию», к хвосту рейтинга вузов Великобритании. Именно туда вы уже привели вузы России и идете далее в том же направлении — строго по дорожной карте в какую-то неправильную страну.

Тема особых направлений подготовки, для которых необходимы специальные сниженные соотношения студенты/преподаватели, в этом сообщении не рассматривается.

Я категорический противник любых рейтингов в таких сложных областях человеческой деятельности, как высшее образование и педагогика в целом. Однако если в российский рейтинг вузов по примеру Великобритании будет включен показатель «соотношение студенты/преподаватели», то вы, господа стратеги, рьяно проводящие сокращение ППС в университетах даже категории «федеральный», окажетесь среди проигравших, а с вами и масса ни в чем не повинных (кроме смиренного молчания) преподавателей — и сокращенных, и продолжающих работать за двоих — пятерых.

Ванда Тиллес, сопредседатель Межрегионального профсоюза «Университетская солидарность», канд. техн. наук, доцент

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

17 комментариев

  • Денис:

    Все эти рейтинги являются всего лишь отображениями N-мерного пространства на числовую прямую. Очевидно, что об однозначности тут в принципе не может быть и речи. Собственно, это всё, что о них нужно знать.

    Устройство науки в СССР и на Западе принципиально отличалось — там университет — это исторически сложившийся научный центр с кучей исследовательских подразделений, что-то вроде МГУ у нас (почему, кстати, он и занимает первое место в зарубежных рейтингах среди российских вузов). В СССР же было разделение — в вузе учат, но практику проходят и делают дипломы где-то в других местах — инженеры — на заводах, ученые — главным образом, в институтах РАН, в которых и локализовалась почти вся фундаментальная наука. В самих вузах были какие-то НИЧ, но они, обычно, были относительно небольшими, а нередко, и явно маргинальными. Наука была в РАН и всевозможных ведомственных НИИ. Пароксизма этот принцип достиг в МФТИ и НГУ — принцип интеграции, когда студенты со второго-третьего курса уже числятся лаборантами в самых разных НИИ, где и делают дипломы. Эта система показала себя вполне эффективной. Сюда же относится практика совместительства — большинство преподавателей на какой-то доле ставки, штатно работая в НИИ. Для рейтингов всё это очень плохо, но для образовательного процесса — очень даже хорошо.

    Чтобы получить «крутые» рейтинги, придется либо включить НИИ структурными подразделениями в университеты, что юридически сложно, породит большую «войну», да и смысла никакого не имеет, либо создавать «вузовскую науку» почти с нуля, что тоже выглядит занятием не самым благодарным...

    Отсюда мораль — необходимо четкое понимание целей и задач. «Войти в топ 100 такого-то рейтинга» — это не цель и не задача, а следствие вульгарного чиновного недомыслия.

    Полезно? Dobre 12 Słabe 0

    • Ванда Феликсовна:

      прежде всего необходимо остановить сокращение ППС и отменить бредовое соотношение 1 к 12. Ведь только в этом году вузы России ОБЯЗАНЫ сократить 11 500 преподавателей, и в следующем ещё 10 000. И увольнять, как показывают многолетние наблюдения «Университетской солидарности», вузовские менеджеры будут не тех, кто хуже работает, а тех, кто меньше молчит.

      Полезно? Dobre 5 Słabe 0

    • Ash:

      1. ««Войти в топ 100 такого-то рейтинга» — это не цель и не задача...»

      Вы играете со словом «цель». Сейчас официальная цель — именно вхождение в рейтинги, то есть к науке подходят как к спорту высших достижений.

      Никаких других целей не объявлено, потому что в нашей экономике нет платёжеспособного спроса на исследования, и, тем самым, наука нашей экономике объективно (в экономическом смысле) не нужна.

      Более того, сами научные сотрудники никаких других целей помимо официальных перед собой поставить не в состоянии.

      Дело в том, что цели существования сколько-нибудь значительных структур извлекают не «из головы», а путём анализа общества и, в первую очередь, экономики этого общества.

      Почти никто у нас этим заниматься не хочет. Даже понимания такой необходимости нет.

      2. «Чтобы получить «крутые» рейтинги...»

      Нужно просто объединять «всё со всем». Западная система рейтингов практически бессильна против такого приёма, так как исторически основана на невозможности объединения по указанию чиновников.

      Полезно? Dobre 2 Słabe 1

  • Алексей В. Лебедев:

    Смысл статьи в том, что увеличение числа студентов на преподавателя ухудшает качество образования. Понимающим людям это давно совершенно очевидно. Для непонимающих приведено блестящее статистическое доказательство. Но способны ли там его воспринять? Или скажут: что это вы нам суете какие-то бумажки, какой-то компот из графиков, нам западная статистика не указ, у нас свой путь.

    Полезно? Dobre 6 Słabe 0

    • Ash:

      «...нам западная статистика не указ, у нас свой путь.»

      Заходим в Минфин и ЦБ, которые не дают денег на преподавателей. И кого там видим? Почвенников? Отнюдь. Самых либералистых либералов. Западнее некуда.

      Что они проповедуют? Уменьшение вмешательства государства в экономику и структурные реформы, под которыми они понимают сокращение бюджетных расходов. Сколько времени так продолжается? Уже четверть века.

      Это и есть наш путь — попытки тупого переноса западных форм в наши реалии, то есть введение рынка там, где его ввести технически невозможно, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

      Полезно? Dobre 6 Słabe 0

      • Алексей В. Лебедев:

        Как правильно сказал Н,, они не либералы, а антисоветские рыночники.

        Полезно? Dobre 2 Słabe 0

        • Ash:

          Политические взгляды у них действительно не либеральные. Но экономическая программа уже двадцать пять лет одна и та же.

          А причина того, что им никак не удаётся её реализовать, лежит в самой программе. Точнее, в её несовместимости с особенностями нашей экономики.

          Полезно? Dobre 1 Słabe 0

          • Алексей В. Лебедев:

            Однако новая министр образования к ним по любому не относится.

            Полезно? Dobre 0 Słabe 1

            • Ash:

              Хотел бы я знать, на какую значащую цифру в сумме денег, выделяемых на образование, она в состоянии повлиять.

              Полезно? Dobre 2 Słabe 0

      • Михаил Скориков:

        То есть это Минфин и ЦБ «не дают денег на преподавателей», а дают всё больше на импорт виолончелей, Олимпраспилстрой и сирийские бомбометания? Вот же гады! А мы-то думали, что такие решения принимают где-то в другом месте. Хорошо, что Вы рассказали, как оно на самом деле.

        Полезно? Dobre 1 Słabe 0

        • Денис:

          Царь хороший, боярышники плохие...

          Полезно? Dobre 0 Słabe 0

        • Ash:

          «...дают всё больше на импорт виолончелей...»

          Всё, что Вы перечислили — мелочи. Основная проблема в том, что они плохо управляют экономикой.

          В частности, Вас в прошлом году не смущали многочисленные сообщения из правительства о том, что резервные деньги кончаются, в то время как золотовалютные резервы почти не менялись?

          И не удивляет, что резервы для бюджета всё время указывают в рублях, хотя поступают они от продажи нефти, то есть в валюте?

          Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Евгений Иванович:

    Руководить развитием науки в настоящее время взялись бюрократы, а для них основная задача учёных это поставлять отчеты и повышать места в рейтингах. То чем можно отчитаться перед высшим начальством. Отсюда идут требования планов публикаций (с указанием сроков и «импактов»!). Большая активность по объявлению новых конкурсов по «приоритетным направлениям» когда гранты носят явно номинальный характер — небольшие суммы на маленькие сроки, иногда на несколько месяцев. Но для отчетов эти конкурсы , по-видимому, хорошо смотрятся. Даже «мегагранты» даются на 3 года, а потом опять надо играть в рулетку, если только нет сильного лоббирования. Идеальные условия для мелкотемья и угасания серьезных исследований. А какие научные школы могут формироваться в таких условиях? Грядёт эпоха гомеопатов и петриков.

    Полезно? Dobre 5 Słabe 0

    • Ash:

      «Руководить развитием науки в настоящее время взялись бюрократы...»

      А раньше кто руководил? В какой разряд предлагаете записать того же Берию? В учёные?

      Полезно? Dobre 2 Słabe 2

  • Александр:

    Бежать отсюда надо. Гнилое место.

    Полезно? Dobre 1 Słabe 0

  • Ванда Феликсовна:

    кстати, в 1990 ППС России был равен 220 тысяч, столько же, сколько в 2015, а к 2018 они сократят еще 45 тысяч преподавателей.

    Полезно? Dobre 1 Słabe 0

Добавить комментарий

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com