«Мы работали и будем работать в Санкт-Петербурге»

Наталия Демина

Ната­лия Деми­на

Теку­щую ситу­а­цию с Евро­пей­ским уни­вер­си­те­том в Санкт-Петер­бур­ге мы обсу­ди­ли с одним из его осно­ва­те­лей, дол­гое вре­мя зани­мав­шим пози­цию рек­то­ра, про­фес­со­ром Нико­ла­ем Вах­ти­ным. Бесе­до­ва­ла Ната­лия Деми­на.

— Как Вы оце­ни­ва­е­те ситу­а­цию с Евро­пей­ским уни­вер­си­те­том, насколь­ко она кри­тич­на или уже ста­би­ли­зи­ро­ва­лась?

— Нет, она не ста­би­ли­зи­ро­ва­лась. Я думаю, что на какой-то пери­од мы лишим­ся лицен­зии на обра­зо­ва­тель­ную дея­тель­ность и будем вынуж­де­ны пода­вать зано­во доку­мен­ты на лицен­зи­ро­ва­ние. Нау­кой мы по-преж­не­му можем зани­мать­ся, по-преж­не­му устра­и­вать откры­тые пуб­лич­ные лек­ции, про­во­дить кон­фе­рен­ции, но пре­по­да­вать — нет.

Отсут­ствие сту­ден­тов име­ет две очень серьез­ных отри­ца­тель­ных сто­ро­ны. Во-пер­вых, сту­ден­ты — это посто­ян­ное обнов­ле­ние. Когда к нам при­хо­дят моло­дые ребя­та, кто-то отсе­и­ва­ет­ся, кто-то оста­ет­ся в аспи­ран­ту­ре, из нее кто-то попа­да­ет к нам на рабо­ту — это всё вре­мя «све­жая кровь», какие-то новые идеи, кото­рые не дают нам засы­хать.

Фото Ю. Радиловской («Полит.ру»)

Фото Ю. Ради­лов­ской («Полит.ру»)

— А сколь­ко маги­стров у вас сей­час учит­ся?

— При­мер­но 200–250 чело­век. Это пер­вый и вто­рой курс маги­стра­ту­ры плюс англо­языч­ные про­грам­мы, на кото­рых учат­ся пре­иму­ще­ствен­но аме­ри­кан­цы.

И вто­рое неже­ла­тель­ное след­ствие пре­кра­ще­ния обра­зо­ва­тель­ной дея­тель­но­сти. Очень труд­но соби­рать день­ги на чисто иссле­до­ва­тель­ские про­ек­ты. Мы же не берем из госу­дар­ствен­но­го бюд­же­та ни копей­ки. Мы, кро­ме того, не берем денег от ино­стран­ных ком­па­ний и спон­со­ров, про­сто пото­му, что мы не хотим полу­чить клей­мо «ино­стран­но­го аген­та». Оста­ют­ся толь­ко рос­сий­ские ком­па­нии.

— А поче­му вы не бере­те день­ги от госу­дар­ства?

— Пото­му что мы него­су­дар­ствен­ное учре­жде­ние. Мы обхо­ди­лись и обхо­дим­ся без госу­дар­ствен­ной под­держ­ки. На хоро­шее обра­зо­ва­ние охот­но дают день­ги — и рос­сий­ский биз­нес, и част­ные лица, и част­ные ком­па­нии. У нас ведь плат­ное обра­зо­ва­ние толь­ко для ино­стран­ных сту­ден­тов. Для них у нас есть несколь­ко про­грамм, иду­щих по-англий­ски, на кото­рые посту­па­ют в основ­ном аме­ри­кан­цы, и они пла­тят вполне при­стой­ные день­ги. Это было серьез­ным под­спо­рьем для наше­го бюд­же­та. 30–40 ино­стран­цев, из кото­рых мно­гие — аме­ри­кан­цы, каж­дый пла­тит при­мер­но по 15 тыс. долл. в год, это вполне при­лич­ные день­ги.

— А какие направ­ле­ния они выби­ра­ют? Что им инте­рес­но в Рос­сии?

— У нас три обра­зо­ва­тель­ные про­грам­мы. Одна назы­ва­ет­ся ИМАРЕС (IMARES) — «М. А. по рос­сий­ским и евразий­ским иссле­до­ва­ни­ям». Это меж­ду­на­род­ный Master of Arts по рос­сий­ским иссле­до­ва­ни­ям. Вто­рая — «МАРКА» — « A. по рос­сий­ской куль­ту­ре и искус­ству». Она сей­час, кста­ти, самая непо­пу­ляр­ная. И тре­тья — «ЭНЕРПО» (ENERPO) — «Энер­ге­ти­че­ская поли­ти­ка в Евра­зии»: M. A. по энер­ге­ти­че­ской поли­ти­ке. Выби­ра­ют все три охот­но и с инте­ре­сом.

Ино­стран­цы с удо­воль­стви­ем при­ез­жа­ют в ЕУ и про­во­дят кто семестр, кто год, кто год и еще потом летом пол­го­да, это пол­но­цен­ная маги­стер­ская про­грам­ма… Есте­ствен­но, учат рус­ский язык. Очень мно­гие потом нахо­дят рабо­ту в Рос­сии — в ком­па­ни­ях или еще где. Этих сту­ден­тов мы без лицен­зии будем лише­ны.

— То есть, если у вас отби­ра­ют лицен­зию на обра­зо­ва­ние, вы не име­е­те пра­ва дер­жать сту­ден­тов?

— Мы не име­ем пра­ва дер­жать сту­ден­тов, и, боль­ше того, нам уже запре­ти­ли новый при­ем.

— Ниче­го себе!

— Ребя­та-аме­ри­кан­цы, кото­рые долж­ны были при­е­хать в фев­ра­ле, не при­е­ха­ли, мы вынуж­де­ны пере­но­сить их при­ем на сле­ду­ю­щий год. Так что ниче­го хоро­ше­го нет, но я наде­юсь, что это вре­мен­ные труд­но­сти.

— А с чего и когда нача­лась на вас эта бюро­кра­ти­че­ская ата­ка?

— Это нача­лось еще в апре­ле 2016 года, когда к нам при­е­ха­ли пер­вые про­вер­ки. В тот момент мы вро­де бы отби­лись. У нас была при­оста­нов­ле­на аккре­ди­та­ция, потом мы вер­ну­ли ее, испра­вив всё с нашим сай­том, как хотел Росо­бр­над­зор. Но потом кто-то решил, что надо брать­ся за нас все­рьез, и мы попа­ли под ту же мясо­руб­ку, под кото­рую попа­ло доволь­но мно­го част­ных вузов Рос­сии. Это была кам­па­ния борь­бы с «фаб­ри­ка­ми дипло­мов», кото­рые дела­ли вид, что учат, а на самом деле про­сто про­да­ва­ли дипло­мы за день­ги.

И мы попа­ли в ту же мясо­руб­ку, через кото­рые «про­во­ра­чи­ва­ют» все эти «фаб­ри­ки дипло­мов». Я знаю допод­лин­но, что к нам были назна­че­ны самые жест­кие экс­пер­ты из всех, какие есть в Росо­бр­над­зо­ре. Зада­ча у них была одна — закрыть все част­ные вузы, «фаб­ри­ки дипло­мов».

Но мы не такая фаб­ри­ка, мы даем очень хоро­шее обра­зо­ва­ние. Более того, мы рос­сий­ским маги­стран­там пла­тим сти­пен­дию.

— А вы може­те срав­нить себя с кем-то еще? Есть еще в Рос­сии такой част­ный вуз евро­пей­ско­го уров­ня? Луч­ше или хуже?

— Я тако­го в Рос­сии не знаю. Госу­дар­ствен­ные — есть. «Выш­ка» (НИУ ВШЭ), неко­то­рые факуль­те­ты там ничуть не хуже. Еще, может быть, РАН­ХиГС, РЭШ в каких-то аспек­тах не хуже. Есть вполне при­лич­ные уни­вер­си­те­ты в Том­ске, в Пер­ми.

— То есть Росо­бр­над­зор пыта­ет­ся закрыть един­ствен­ный в Рос­сии него­су­дар­ствен­ный вуз с маги­стер­ской про­грам­мой меж­ду­на­род­но­го уров­ня?

— Пыта­ет­ся.

— А зачем и кому это нуж­но?

— Это не ко мне вопрос. Я не знаю, кому и зачем это нуж­но. Я думаю, что сов­па­ли какие-то раз­ные век­то­ры. С одной сто­ро­ны, было такое реше­ние — что част­ные вузы надо закры­вать.

— А кем было реше­но?

— Не знаю.

— Это при Лива­но­ве еще нача­лось?

— Да, при нем.

— А вы с ним не про­бо­ва­ли это обсуж­дать?

— Конеч­но, про­бо­ва­ли.

— И что? Тем более что рек­тор ЕУСПб Олег Хар­хор­дин вхо­дит в Пре­зи­дент­ский совет по нау­ке…

— Хар­хор­дин вхо­дит в Пре­зи­дент­ский совет по нау­ке, а дру­гие наши экс­пер­ты вхо­дят в Совет по нау­ке при Мини­стер­стве обра­зо­ва­ния. Вооб­ще, это ситу­а­ция абсур­да: с одной сто­ро­ны, наша экс­пер­ти­за вос­тре­бо­ва­на, наши экс­пер­ты нуж­ны на самом выс­шем уровне, с дру­гой сто­ро­ны — нас пыта­ют­ся лишить лицен­зии.

Воз­мож­но, при­чи­ной это­му ста­ло соче­та­ние сра­зу трех фак­то­ров — не исклю­че­но, что каким-то боком мы попа­ли в кам­па­нию про­тив «ино­стран­ных аген­тов». Но посколь­ку у нас с 2015 года нет ино­стран­но­го финан­си­ро­ва­ния… Когда-то оно было, но, как толь­ко это ста­ло неже­ла­тель­ным, мы от него отка­за­лись. Эта линия выдох­лась, были попыт­ки «при­вя­зать» нас к дру­гим «ино­стран­ным аген­там», вро­де «Мемо­ри­а­ла», но не полу­чи­лось. Парал­лель­но пошла линия борь­бы с част­ны­ми вуза­ми, с эти­ми «фаб­ри­ка­ми дипло­мов» — и там нам тоже доста­лось. И парал­лель­но наши город­ские вла­сти вдруг поче­му-то захо­те­ли отобрать у нас зда­ние на Гага­рин­ской. Тоже ситу­а­ция абсо­лют­но абсурд­ная, я не знаю, в кур­се ли Вы.

— А сколь­ко вы уже рабо­та­е­те в этом двор­це?

— С 1995 года, боль­ше 20 лет. Он был когда-то спе­ци­аль­но выде­лен нам мэром Санкт-Петер­бур­га Ана­то­ли­ем Соб­ча­ком, кото­рый был очень заин­те­ре­со­ван в появ­ле­нии это­го уни­вер­си­те­та.

— А каким актом он это сде­лал? Этот зако­но­да­тель­ный акт еще дей­ству­ет?

— Дав­но уже нет. Мы заклю­ча­ли с адми­ни­стра­ци­ей Санкт-Петер­бур­га дого­вор. Но там пре­тен­зии еще смеш­нее, чем у Росо­бр­над­зо­ра. Нас кри­ти­ку­ют за три пла­сти­ко­вых окна, кото­рые мы поста­ви­ли в дво­ро­вом фаса­де и не согла­со­ва­ли какую-то пере­го­род­ку. В общем, ерун­да.

При­том что суще­ству­ет про­ект фран­цуз­ско­го архи­тек­то­ра Жана Мише­ля Виль­мо­та (Jean Michel Wilmotte) на рекон­струк­цию это­го зда­ния, при­спо­соб­ле­ние его под обра­зо­ва­тель­ные цели, пре­вра­ще­ние его пол­но­стью в совре­мен­ное учре­жде­ние. Про­ект доро­гу­щий, и мы ни копей­ки от горо­да не про­сим, всё будет делать­ся на день­ги част­ных инве­сто­ров. Мы набра­ли уже поло­ви­ну этой сум­мы, а речь идет почти о двух мил­ли­ар­дах руб­лей. Это серьез­ный про­ект.

— Он что, преду­смат­ри­ва­ет слом все­го того, что внут­ри двор­ца?

— Нет. Мы пла­ни­ру­ем очень береж­но и акку­рат­но отре­ста­ври­ро­вать парад­ные залы, все части, кото­рые явля­ют­ся памят­ни­ка­ми архи­тек­ту­ры. Сам про­ект был выбран имен­но пото­му, что он самый щадя­щий, самый береж­ный. Про­ект шел по всем коми­те­там город­ско­го пра­ви­тель­ства, шаг за шагом, пла­но­мер­но согла­со­вы­вал­ся.

Послед­нее согла­со­ва­ние мы полу­чи­ли от КГИО­Па Санкт-Петер­бур­га — Коми­те­та по госу­дар­ствен­но­му кон­тро­лю, исполь­зо­ва­нию и охране памят­ни­ков исто­рии и куль­ту­ры. И там ска­за­ли, что всё хоро­шо, всё соблю­де­но, начи­най­те, ребя­та, рабо­тать. И почти одно­вре­мен­но мы полу­ча­ем от город­ских вла­стей изве­ще­ние, что из-за этих трех пла­сти­ко­вых окон они раз­ры­ва­ют с нами кон­тракт. Мы не пони­ма­ем, что про­ис­хо­дит.

— А когда вы бесе­ду­е­те с чинов­ни­ка­ми част­ным обра­зом, они как-то свои дей­ствия объ­яс­ня­ют?

— Гово­рят, что горо­ду нужен этот дво­рец под какие-то дру­гие цели, что, мол, соби­ра­ют­ся постро­ить там какое-то дет­ское учре­жде­ние. Пони­ма­е­те, посколь­ку город­ские вла­сти врут непре­рыв­но, то, что здесь прав­да, а что ложь, я ска­зать не берусь.

— А у вас есть план на отступ­ле­ние? Допу­стим, всё будет пло­хо, ата­ка увен­ча­ет­ся успе­хом — что вы буде­те делать?

— Я не думаю, что город­ские вла­сти не пред­ло­жат нам ника­кой аль­тер­на­ти­вы. Не на ули­цу же нас высе­лять. Будем какое-то вре­мя пода­вать доку­мен­ты на новую обра­зо­ва­тель­ную лицен­зию. Види­мо, один или два при­е­ма мы про­пу­стим. Конеч­но, жал­ко. Мы хоро­шо это дела­ем, у нас хоро­шее обра­зо­ва­ние, у нас отлич­ные сту­ден­ты и маги­стран­ты…

— В «Фейс­бу­ке» я про­чи­та­ла пред­ло­же­ние пере­ехать все­му ЕУ в Эсто­нию, в Тар­ту или куда-то еще. Что Вы об этой идее дума­е­те?

— Мы — рос­сий­ский уни­вер­си­тет, что нам делать в Эсто­нии? Мы рабо­та­ли и будем рабо­тать в Петер­бур­ге. Наш рек­тор всё вре­мя гово­рит, и я с ним совер­шен­но согла­сен, что закрыть Евро­пей­ский уни­вер­си­тет уже невоз­мож­но. Мы уже достиг­ли тако­го уров­ня извест­но­сти и каче­ства, что закрыть нас нель­зя. Как нель­зя закрыть хоро­ший евро­пей­ский уни­вер­си­тет типа Лон­дон­ской шко­лы эко­но­ми­ки или осно­ву рос­сий­ско­го обра­зо­ва­ния типа СПб­ГУ или МГУ.

— То есть «окно в Евро­пу» уже не закрыть?

— Уже его дос­ка­ми не забить, хотя ино­гда очень кому-то хочет­ся. Я не думаю, что здесь вме­ши­ва­ет­ся какая-то поли­ти­ка. Види­мо, ска­зы­ва­ет­ся мсти­тель­ность каких-то сило­ви­ков, у кото­рых не полу­чи­лось закрыть ЕУСПб девять лет назад, в 2008 году, когда мы все-таки отсто­я­ли уни­вер­си­тет и откры­лись через три меся­ца после закры­тия. Мне труд­но уга­дать ход мыс­лей этих людей. Я не пони­маю, как они это трак­ту­ют. Для меня это загад­ка.

— Ска­жи­те, какие собы­тия впе­ре­ди? Суды?

— Четы­ре суда: 20, 27, 30 мар­та и 5 апре­ля. По раз­ным пово­дам — по зда­нию, по пер­во­му набо­ру пре­тен­зий Росо­бр­над­зо­ра и по вто­ро­му набо­ру их пре­тен­зий. При­чем сна­ча­ла заме­ча­ний было 120, потом — 30, сей­час оста­лось одно. Одно!

— Какое?

— У нас, види­те ли, недо­ста­точ­ное коли­че­ство поли­то­ло­гов-прак­ти­ков на про­грам­ме по поли­то­ло­гии. При этом мы про­сим пока­зать доку­мент, где напи­са­но, как надо под­счи­ты­вать этих поли­то­ло­гов-прак­ти­ков. Они гово­рят, что «тако­го доку­мен­та нет, но вы не предо­ста­ви­ли доста­точ­но дока­за­тельств, что у вас их хва­та­ет».

— «Не предо­ста­ви­ли»… Отлич­ный аргу­мент для суда. Уда­чи и спа­си­бо за интер­вью.

Нико­лай Вах­тин
Бесе­до­ва­ла Ната­лия Деми­на
Фото из «Фейс­бу­ка» Вади­ма Ф. Лурье www.facebook.com/vadimflurie

P. S. Когда вер­стал­ся номер, посту­пи­ла инфор­ма­ция, что 20 мар­та 2017 года судья Арбит­раж­но­го суда Санкт-Петер­бур­га и Ленин­град­ской обла­сти Т. М. Ресов­ская при­ня­ла реше­ние 0б анну­ли­ро­ва­нии лицен­зии ЕУСПб. Уни­вер­си­тет наме­рен обжа­ло­вать реше­ние в апел­ля­ци­он­ной инстан­ции. Реше­ние всту­пит в силу толь­ко после рас­смот­ре­ния апел­ля­ции.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *