На защите интересов социолога

Дмитрий Рогозин

Дмит­рий Рого­зин

Два года назад ВЦИОМ высту­пил ини­ци­а­то­ром раз­ра­бот­ки про­фес­си­о­наль­но­го стан­дар­та социо­ло­га. Ини­ци­а­ти­ва конъ­юнк­тур­ная, направ­лен­ная на реа­ли­за­цию обще­го­су­дар­ствен­ной про­грам­мы все­об­щей стан­дар­ти­за­ции стра­ны. Дей­ству­ю­щие нор­ма­тив­ные акты в наших зем­лях есть самый убе­ди­тель­ный аргу­мент ини­ци­а­тив­но­сти — и убеж­дать нико­го не при­шлось. Вско­ре под­клю­чи­лись социо­ло­гии «Выш­ки», Инсти­ту­та социо­ло­гии РАН, пред­ста­ви­те­ли реги­о­наль­ных иссле­до­ва­тель­ских ком­па­ний. Если постав­ле­на зада­ча на уровне пра­ви­тель­ства, сле­ду­ет выпол­нять, ина­че выпол­нят дру­гие — тако­ва бес­про­иг­рыш­ная логи­ка теку­щих игр в обще­ствен­но зна­чи­мые про­ек­ты. Удив­лять­ся здесь нече­му: госу­дар­ство у нас — един­ствен­ный леги­тим­ный нова­тор.

Не берусь рас­суж­дать о под­го­тов­лен­ных доку­мен­тах. Праг­ма­ти­ка их появ­ле­ния на свет дале­ка от поле­вой рабо­ты, в кото­рой хотя бы пони­маю чуть боль­ше слу­чай­но­го про­хо­же­го. Нор­мо­твор­че­ство при­тя­ги­ва­ет людей осо­бо­го скла­да, созда­вая надеж­ные огра­ди­тель­ные барье­ры для осталь­ных. Но нель­зя прой­ти мимо весь­ма любо­пыт­ной дета­ли — ком­пе­тен­ции интер­вью­е­ров, реаль­но выпол­ня­ю­щих рабо­ту по сбо­ру дан­ных, пред­став­ле­ны лишь в спис­ках, через запя­тую с наблю­да­те­ля­ми, моде­ра­то­ра­ми и опе­ра­то­ра­ми. Имен­но на эту бес­смерт­ную идею все­си­лия социо­ло­ги­че­ско­го зна­ния и его носи­те­ля — социо­ло­га — поз­воль­те обра­тить вни­ма­ние.

Бес­смер­тие идей обо­зна­ча­ет­ся в пуб­лич­ном дис­кур­се нечув­стви­тель­но­стью к кор­по­ра­тив­ным инте­ре­сам, без­раз­ли­чи­ем к про­фес­си­о­наль­ным или обра­зо­ва­тель­ным ста­ту­сам. Бес­смер­тие идей про­яв­ле­но в их оче­вид­но­сти, непро­бле­ма­тич­но­сти, я бы ска­зал, скуч­но­сти — «есть дела и поваж­нее». Итак — раз, два, три — попро­буй, интер­вью­ер, пого­во­ри.

Раз: у тебя нет голо­са, ты сам пони­ма­ешь, что ты никто.

Муж­чи­на за шесть­де­сят, два­дцать лет про­ра­бо­тав­ший меха­ни­ком на судах даль­не­го пла­ва­ния, не уси­дел на диване, забрел в звон­ко­вый центр, стал про­фес­си­о­наль­ным интер­вью­е­ром: Есть про­фес­сии пуб­лич­ные, на виду. Води­тель авто­бу­са, про­да­вец, поли­цей­ский. О них все зна­ют, гово­рят. А есть неви­ди­мые, неза­мет­ные. Взять моря­ков. Мало кто отда­ет себе отчет в том, что каж­дую мину­ту тыся­чи судов в море. Но есть жела­ние — мож­но уви­деть. Напри­мер, есть такая кар­та MapAIS. На ней все суда, кото­рые в пути, как на ладо­ни. Взять интер­вью­е­ра. Кто о нем зна­ет? Ино­гда по теле­ви­зо­ру мельк­нет: «по дан­ным Лева­да-Цен­тра» или «ВЦИОМ». А сот­ни ком­па­ний вро­де нашей — сущие неви­дим­ки. Зани­ма­ем­ся пуб­лич­ны­ми вопро­са­ми, а сами как шпи­о­ны, в тени. О каком дове­рии, соуча­стии в опро­се может идти речь, если люди даже не дога­ды­ва­ют­ся о нашем суще­ство­ва­нии?

Два: твоя зада­ча — кон­вер­ти­ро­вать воз­му­ще­ние в чере­ду кон­вен­ци­о­наль­ных нару­ше­ний, кото­рые делать нель­зя, но без кото­рых не обой­тись.

Жен­щи­на сред­них лет, раз­ве­де­на, под­рас­та­ет доч­ка. Интер­вью­ер со ста­жем. Буд­нич­но и неэмо­ци­о­наль­но рас­ска­зы­ва­ет о раз­го­во­рах с нович­ка­ми в про­фес­сии: Порой новень­кая прой­дет анке­ту и нач­нет воз­му­щать­ся: «Что там за люди сидят?! Какую ахи­нею при­ду­мы­ва­ют?! » Я тут же уре­зо­ню: «Успо­кой­ся. У каж­до­го — свои моз­ги, свой хлеб». Так раз­ве успо­ко­ит­ся: «И мне бабуш­ке вось­ми­де­ся­ти­лет­ней зачи­ты­вать, не рабо­та­ет ли она или не сидит ли в декрет­ном отпус­ке?» — «Ты зачи­тай — и всё. Боль­ше спо­ришь. Хочет­ся им, пусть слу­ша­ют.

Хоро­ших вопро­сов не быва­ет. Порой при­хо­дит­ся интер­вью­е­рам и меж­ду собой ремон­ти­ро­вать осмыс­лен­ность диа­ло­га. При­пи­сать невме­ня­е­мость соста­ви­те­лям анке­ты — хоро­шее сред­ство для усми­ре­ния эмо­ций и успо­ко­е­ния разыг­рав­ших­ся стра­стей.

Три: будь собой, строй свой мир, не забе­гай за линию началь­ству­ю­ще­го Социо­ло­га.

При­слу­ши­ва­юсь к моло­дой маме, для кото­рой осо­бое зна­че­ние име­ет сво­бод­ный гра­фик с мак­си­маль­ной загруз­кой: Пер­вое вре­мя за теле­фо­ном был какой-то кош­мар! Не мое, каза­лось, не выдер­жу. Как мож­но навя­зы­вать­ся на раз­го­вор к незна­ко­мым? Если кто отка­зал, так про­сто беда. Гру­бым сло­вом покрыл — тра­ге­дия. Но ниче­го, пере­бо­ле­ла неве­ри­ем, выпра­ви­лась. По про­фес­сии я учи­тель, пото­му взя­ла дис­ци­пли­ной. Учи­те­ля нико­гда не опаз­ды­ва­ют, не име­ют пра­ва на сла­бость. При­хо­ди­ла на рабо­ту за пять минут до сме­ны. Выспа­лась — не выспа­лась, поела — не поела, но улыб­ну­лась и впе­ред. Быва­ли про­ко­лы. Одна­жды заказ­чик запро­те­сто­вал. Попро­сил меня снять с опро­са, пото­му что в труб­ку зева­ла. Мужу пло­хо было, всю ночь со ско­рой бега­ли. Но если я запи­са­лась, то при­шла. Дис­ци­пли­на преж­де все­го.

В уни­сон сло­ва юри­ста, ока­зав­ше­го­ся на мели — и запи­сав­ше­го­ся в интер­вью­е­ры: Я обыч­но при­зем­ляю людей с точ­ки зре­ния зако­на и про­сто здра­во­го смы­ла. Про­фес­сия юри­ста остав­ля­ет отпе­ча­ток. Пото­му к рабо­те интер­вью­е­ра отно­шусь куда серьез­ней мно­гих. Если зада­ча состо­ит в сбо­ре голо­сов, мне­ний, — малей­шие откло­не­ния, сбои в раз­го­во­ре могут мно­гое испор­тить. Ведь никто, кро­ме интер­вью­е­ра, не видит, не зна­ет, как чело­век отве­ча­ет: в каком настро­е­нии, рас­по­ло­же­нии, в каких обсто­я­тель­ствах. В анке­те ниче­го тако­го нет. Мно­гие мах­нут рукой, вне­сут, что есть, нажмут кноп­ку «завер­шить», анке­та уйдет в базу. Я луч­ше оста­нов­лю интер­вью, сама пре­рву раз­го­вор, если вижу, что чело­век сме­ет­ся, коме­дию лома­ет, не отно­сит­ся серьез­но к вопро­сам. При­бли­жать людей к реаль­но­сти — мое кре­до.

Зачем нужен проф­стан­дарт социо­ло­га? Оче­вид­но, «для защи­ты кор­по­ра­тив­ных про­фес­си­о­наль­ных инте­ре­сов» (см. [1]). Защи­щать­ся нуж­но от госу­дар­ства, что­бы в лице Мини­стер­ства обра­зо­ва­ния оно не навя­за­ло оче­ред­ную невня­ти­цу обра­зо­ва­тель­ных стан­дар­тов, в лице рас­то­роп­ных чинов­ни­ков иных мини­стерств и ведомств — не сли­ло выгод­ный тен­дер испол­ни­те­лям вне усто­яв­шей­ся кор­по­ра­ции. Защи­щать­ся нуж­но от наро­да. Ина­че нет дове­рия, а борь­ба за дове­рие — это луч­шая защи­та соб­ствен­ных инте­ре­сов. Защи­щать­ся нуж­но от интел­ли­ген­ции, вре­мя от вре­ме­ни про­яв­ля­ю­щей вни­ма­ние к резуль­та­там опро­сов, ибо ее вни­ма­ние зача­стую неудоб­но и дву­смыс­лен­но. Но самое глав­ное — защи­щать­ся сле­ду­ет от интер­вью­е­ров, их повсе­днев­ной раци­о­наль­но­сти, их реше­ний и дей­ствий, их ком­му­ни­ка­ции с респон­ден­та­ми.

Ина­че интер­вью­ер может заго­во­рить. К чему это при­ве­дет? Раз — будет раз­ру­ше­на моно­по­лия на обще­ствен­ное мне­ние, при­пи­сан­ная «боль­шой трой­ке» мос­ков­ских опрос­ных ком­па­ний. Два — воз­ник­нут огра­ни­че­ния на вопро­сы. Ока­жет­ся, что не каж­дый чих чинов­ни­ка, под­креп­лен­ный весо­мым бюд­же­том, может быть оформ­лен анкет­ным вопро­сом. Без­услов­но, обо всем мож­но спро­сить, но не всё под­да­ет­ся отве­ту — и тем более интер­пре­та­ции. Три — слож­нее ста­нет защи­щать тоталь­ность стан­дар­ти­за­ции, невоз­мож­ным может ока­зать­ся тота­ли­та­ризм в про­из­вод­стве обще­ствен­но­го мне­ния. Без это­го образ вели­ко­го Социо­ло­га мерк­нет, место его сжи­ма­ет­ся, вли­я­ние пада­ет — и ста­тус усы­ха­ет. Для интер­вью­е­ра кре­до — «при­зем­лять к реаль­но­сти», для Социо­ло­га — защи­щать кор­по­ра­тив­ные про­фес­си­о­наль­ные инте­ре­сы.

Дмит­рий Рого­зин,
канд. соц. наук, Инсти­тут соци­аль­но­го ана­ли­за и про­гно­зи­ро­ва­ния РАН­ХиГС

1. http://wciom.ru/nauka_i_obrazovanie/professionalnyi_standart_sociologa/. Дата обра­ще­ния: 6.03.2017

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *