Взлет и падение Маккиарини

Маккиарини дает интервью NBC в 2013 году для двухчасового телевизионного байопика «Прыжок веры»

Маккиарини дает интервью NBC в 2013 году для двухчасового телевизионного байопика «Прыжок веры»

Карьерный путь хирурга Паоло Маккиарини подобен траектории баллистический ракеты: слава итальянца взмыла до космических высот, а затем его ждал стремительный полет вниз. Приземлился Маккиарини не где-нибудь, а в Казанском федеральном университете. Еще несколько лет назад Паоло Маккиарини был одним из самых знаменитых врачей мира: его смелый метод пересадки искусственной трахеи со стволовыми клетками обещал, казалось, медицинскую революцию — возможность создавать любые искусственные органы для человека, словно запасные части для автомобиля. Но это было слишком хорошо, чтобы оказаться правдой: большая часть прооперированных итальянским хирургом пациентов умерли мучительной смертью, остальные остались в живых скорее не благодаря, а вопреки операции. Репутация Маккиарини разрушена, в Швеции его обвиняют в непредумышленном убийстве, а в России человека, похоже, обладающего не только врачебным талантом, но и талантом авантюриста, до сих пор готовы назначать на завидные посты.

Слава

Пик славы Маккиарини пришелся на 2012 год — о нем лестно писали и научные журналы, и обычные газеты, телевизионный канал снимал о нем двухсерийный документальный байопик, итальянский хирург легко очаровывал окружающих и цитировал поэта Т. С. Элиота: «Только те, кто рискует зайти слишком далеко, способны выяснить, как далеко они могут зайти».

Только что он провел в Каролинской университетской клинике в Стокгольме первую в истории трансплантацию искусственной трахеи — пациентом стал 36-летний эритреец Андемариам Бейене, студент исландского университета, страдавший раком трахеи на поздней стадии. Маккиарини высадил на специальную полимерную трубку стволовые клетки, взятые из костного мозга пациента: предполагалось, что со временем искусственный каркас покроется новыми тканями, превратится в орган, точь-в-точь похожий на настоящий. Поскольку в протезе не использовались никакие донорские клетки, это решило бы одну из главных проблем трансплантации — иммунный ответ на инородную ткань.

В случае успеха метода Маккиарини перед человечеством открылась бы необыкновенная перспектива: из специального пластика можно создать каркас любого органа, причем ровно по мерке пациента, подсадить на него стволовые клетки и получить идеальный протез, который не будет отторгнут организмом. После операции Бейене вернулся в Исландию, чувствовал себя лучше день ото дня и даже начал совершать короткие пробежки. Пациенту требовались регулярные поездки в Стокгольм для наблюдения, но он надеялся, что скоро сможет вернуться в Эритрею, чтобы работать по полученной в Исландии специальности. «Всё прекрасно, — уверял Бейене журналистов, — моя жизнь стала намного лучше».

Но Бейене умер в 2013 году. Как стало известно позже, студент страдал от всё усиливающегося кровавого кашля, несколько раз безуспешно пытался добиться от Маккиарини замены искусственного органа и скончался в госпитале на аппарате искусственного дыхания.

Черный ящик

Трахея — орган, соединяющий гортань и бронхи; в сущности, это просто жесткая трубка, по которой воздух поступает в легкие. Если трахея тяжело травмирована или ее функция нарушена в ходе болезни, например рака, у врачей остается не так уж много способов помочь пациенту. Обычно в таких случаях выполняется стентирование — размещение в полости трахеи специальной трубки. Иногда единственный вариант — обеспечить доступ воздуху через небольшую трубку, которая вживляется прямо в горло.

До Маккиарини пересадка трахеи казалась делом практически невероятным и из-за густой сети кровеносных сосудов, и из-за осложнений, связанных с иммунным ответом.

Метод Маккиарини как будто бы решал эти проблемы. Он применял два варианта — пересадку сделанной из особого полимера искусственной трубки или пересадку специально подготовленного каркаса, который получается с помощью очистки донорского органа от всех клеток. Маккиарини и его коллеги предполагали, что если высадить на такие каркасы стволовые клетки пациента, взятые из костного мозга, и клетки эпителия, взятые, например, из слизистой оболочки носа, то со временем новые ткани — наружные хрящевые и внутренние, состоящие из эпителия, — вырастут на каркасе сами собой, а вместе с ними восстановится и система кровоснабжения. Поскольку имплантат изначально содержит только собственные клетки пациента, проблема биосовместимости автоматически снимается.

Бенгт Гердин, бывший профессор хирургии Уппсальского университета (сейчас он на пенсии; о связи Гердина с делом Маккиарини будет подробно рассказано дальше), объясняет, что подход Маккиарини кажется изначально сомнительным сразу по нескольким причинам.

Во-первых, чтобы каркас превратился в полноценную трахею, на нем должны вырасти новые ткани. «Имплантат, изготовленный из донорского органа, состоит из молекул многих типов, это оптимальная структура, к которой могут прикрепиться клетки, это гарантирует природа. Но никому еще не удалось достоверно доказать, что в этой роли может сработать синтетический каркас», — объяснил Гердин. Второй спорный момент — кровоснабжение. Новые ткани не могут ни развиться, ни выжить без кровеносной системы, которая в протезе отсутствует как таковая. Маккиарини рассчитывал на ангиогенез — процесс постепенного образования новых сосудов в ткани, но специалисты, в том числе, Бенгт Гердин, сомневаются, что это позволит эффективно воссоздать кровоснабжение имплантата. Еще одно препятствие — инфекция. Инородное тело, тем более искусственное, идеально подходит бактериям для размножения. Именно поэтому искусственные трансплантаты в основном применяются там, где среда изначально стерильна, например в кровеносных сосудах. «Надеяться, что инфекция не возникнет на участке искусственного протеза, который ничем не защищен от вдыхаемых вместе с воздухом многочисленных микробов, просто наивно», — уверен Гердин.

А что же волшебные стволовые клетки, которые привлекли к методу Маккиарини такое огромное внимание? «Подсадка стволовых клеток на биологический или синтетический каркас никогда не приведет к регенерации тканей, если не обеспечено кровоснабжение», — уверен Пьер Делаэре, профессор респираторной хирургии Университета Лёвена, Бельгия. «Единственное влияние, которое стволовые клетки могли теоретически оказать — как раз в процессе своей гибели (а в подавляющем большинстве случаев они гибнут), они выделяют некие биологически активные вещества, которые могут усилить рост эпителия. Только такое опосредованное влияние», — заметил Роман Деев, директор по науке Института стволовых клеток человека. Кстати, это косвенно подтвердил и сам Маккиарини, рассказывая в 2012 году газете New York Times о результатах операции над Бейене: «Я уверен, что клетки, которые мы помещаем в биореактор, погибают. Но, умирая, они выделяют вещества, которые дают организму сигнал прислать к этому месту еще стволовых клеток, таким образом способствуя процессу регенерации».

Подход Маккиарини с самого начала выглядел слишком смелым, слишком многое в нем не имело никакого теоретического обоснования и почти никакого экспериментального. Это был своего рода черный ящик, который должен был заработать магическим образом — или за счет пресловутых неисчерпаемых возможностей человеческого тела. «Когда Маккиарини много лет назад предлагал свою технологию, это был достаточно романтический период, казалось, что стволовые клетки в медицине вот-вот заработают, — говорит Роман Деев. — Кроме того, уже тогда было видно, что сам Маккиарини не очень понимает, о чем именно он говорит. Мое личное мнение — теоретический базис метода Маккиарини недостаточен. Как базовая концепция это, безусловно, интересно, но ее проверка, ее обработка недостаточны».

Бенгт Гердин говорит, что такой подход вполне может когда-нибудь в будущем заработать — для этого придется справиться с рядом сложностей, разобраться с проблемами, одна за другой. «Дальнейшее продвижение возможно, но в науке нельзя двигаться вперед гигантскими прыжками, нужно идти шажок за шажком. Маккиарини нарушил этот исследовательский принцип, он положился на волю случая. Можно ли это назвать смелостью? Пожалуй, это та форма смелости, которая граничит с безответственностью».

Впрочем, сам Маккиарини до сих пор верит, что его метод в теории может привести к успеху: «Нет сомнений, что этот метод с пересадкой биологических каркасов, правильно примененный, может стать удачным подходом к трансплантации трахеи в человеке, и я со своей командой сейчас работаю над его улучшением в применении к другим органам, таким как пищевод». Слова хирурга о синтетических протезах звучат более осторожно — там есть «много своих проблем», но тематикой занимаются научные группы по всему миру.

Путь наверх

Прежде чем оказаться в Стокгольме, Маккиарини пришлось попутешествовать по миру — не меньше, чем в свое время графу Калиостро. Он родился в Швейцарии, а учился и работал в Италии, США, Германии, Франции, Испании, мало где задерживаясь подолгу и дополняя свое резюме слегка приукрашенными строчками. В Барселонском университетском госпитале Маккиарини сделал первую трансплантацию трахеи — тогда еще не искусственной, а донорской. В 2008 году пациентке по имени Клаудиа Кастилло была пересажена очищенная донорская трахея, на которую была высажена культура стволовых клеток самой пациентки. Операция — первая такого рода в истории — была представлена как немедленный и безусловный успех (хотя и он, как в случае с Бейене, оказался временным), а итальянский хирург превратился в крайне лакомый кусочек для лучших клиник и медицинских университетов Европы.

Маккиарини выбрал в качестве новой базы итальянскую Флоренцию, но вскоре параллельно начал работать в одном из самых авторитетных медицинских университетов Европы — Каролинском институте в Стокгольме, а чуть позже — еще и в Кубанском медицинском университете в Краснодаре в России. Исследования в Италии пришлось свернуть, здесь Маккиарини попал осенью 2012 года в первый серьезный скандал — его даже на время арестовали по подозрению в мошенничестве, и итальянец окончательно переехал в Стокгольм.

Первую операцию в Стокгольме Маккиарини провел Андемариаму Бейене, еще совмещая работу в Каролинском институте с позицией во Флоренции, в июне 2011 года. Пациент, как уже было сказано, прожил после пересадки меньше трех лет. За следующие полтора года Маккиарини провел в Каролинском госпитале еще две операции, обе с использованием искусственного каркаса. Кристофер Лайлз из США, вернувшись после трансплантации на родину, прожил еще только два месяца [1]. Турецкая студентка Ясим Четир, трахея которой была серьезно повреждена в результате врачебной ошибки, после пересадки и до сегодняшнего дня практически не покидает больничные палаты.

Эти неудачи подтолкнули руководство Каролинского университетского госпиталя прекратить с 2013 года операции по методу Маккиарини с использованием синтетических каркасов, но это казалось временной мерой и не повлияло на отношение администрации к итальянскому профессору. Проблемы начались позже.

«Долгое время все — или почти все — были восхищены Маккиарини, можно сказать, его считали кем-то вроде нового Иисуса Христа, — рассказывает Бенгт Гердин. — Сомнения начались с того, что за Маккиарини стали замечать, что он ведет себя безответственно по отношению к пациентам — а это тревожный сигнал для любого врача. Потом коллеги Маккиарини увидели, что послеоперационное состояние пациентов вовсе не так хорошо, как они ожидали и как предполагал итальянец».

Летом 2014 года четверо коллег Маккиарини по клинике подали руководству две жалобы — по их мнению, результаты трансплантаций, описанные итальянским хирургом в нескольких научных работах, были представлены необъективно. Наибольшей критике подверглась статья, опубликованная [2] в 2011 году в журнале The Lancet, — описание якобы вполне успешной трансплантации, проведенной на Андемариаме Бейене. «Врачи обнаружили, что то, что в ней написано, совсем не соответствует реальному состоянию пациента, которого они же и наблюдали, в том числе во время частых отъездов Маккиарини», — уверяет Бенгт Гердин.

В ноябре 2014 года руководство Каролинского института назначило находящегося на пенсии бывшего профессора хирургии Уппсальского университета Бенгта Гердина для проведения независимой проверки представленных в жалобах фактов. Гердин готовил свой доклад несколько месяцев — до мая 2014 года. Его вывод: значительная часть нарушений, описанных в жалобах коллег Маккиарини, подтверждается. «Обычно мы исходим из того, что то, что записано в истории болезни пациента, отражает реальное положение дел, — объясняет Гердин свои выводы. — Я обнаружил, что в статьях написано не совсем то, что можно найти в историях болезней. Например, в статье говорится о росте эпителия, а в истории болезни даже нет записи, что был произведен соответствующий анализ. Пациент был в плохом состоянии, а в статье сказано, что он чувствует себя хорошо».

Гердин утверждает, что в ответе на его отчет, который Маккиарини подготовил в июне 2015 года, хирург не дал внятных объяснений ни по одной из конкретных претензий. В некоторых случаях он заявил что ответственность лежит не на нем, а на ком-то из его соавторов, проводивших анализы. В августе, через три месяца после публикации отчета, администрация Каролинского института вынесла вердикт: считать объяснения Маккиарини убедительными и снять все обвинения в его адрес. Гердин предполагает, что к этому решению руководство института могли подтолкнуть финансовые соображения и желание сохранить лицо. Скандал разгорелся как раз в тот момент, когда принималось решение о продлении государственного финансирования, в рамках которого Маккиарини работал в Стокгольме. Кроме того, по словам Гердина, в это же время велись переговоры между Каролинским институтом и крупным китайским инвестором о запуске совместного проекта в Гонконге с общими вложениями порядка 50 млн долларов. Курица несла золотые яйца.

«Еще одно обстоятельство — особая харизма Маккиарини, благодаря которой вокруг него образовалось что-то вроде культа, — говорит Бенгт Гердин. — Наверное, вам будет понятно сравнение с Григорием Распутиным. Люди боялись задавать ему неудобные вопросы. Даже после того, как Маккиарини окончательно разоблачили, осталось полно людей, которые уверены, что с ним поступили несправедливо, что он ни в чем не виноват».

Казалось, что карьере Маккиарини ничто всерьез не угрожает, ему даже собирались предложить постоянную профессорскую позицию, но в начале 2016 года грянул гром. Практически одновременно в журнале Vanity Fair вышел наполненный поразительными деталями текст [3], представивший итальянца далеко не самым благородным человеком в личных отношениях, а главное, шведский национальный телеканал SVT показал трехсерийный документальный фильм [4] под названием «Эксперименты». Журналисты показали оборотную, скандальную и неоднозначную, сторону деятельности хирурга. Вот как они описывали ее в интервью [5] порталу Rectaction Watch: «Маккиарини использовал попавших в сложную ситуацию людей для испытания своих синтетических трахей фактически обманом, заявляя, что это их единственный шанс выжить, и всё это без предварительных экспериментов на животных. Он сознательно пренебрегал этическими нормами и писал в своих научных статьях неправду о результатах операций».

Руководство Каролинского института, только что отринувшее результаты расследования Бенгта Гердина, было вынуждено решительно действовать, и дальше всё развивалось необычайно быстро. 1 февраля 2016 года, через три дня после выхода последней серии «Экспериментов», было официально подтверждено, что в резюме Паоло Маккиарини есть некоторые неточности. Еще через неделю Урбан Лендаль, секретарь Нобелевского комитета в Каролинском институте, подал в отставку по причине «беспокойства за Нобелевскую премию». Расследование научной недобросовестности в статьях Маккиарини было вновь открыто, в отставку вышел вице-канцлер Андерс Хамстед — главный сторонник и защитник Маккиарини в Каролинском институте. В конце марта дисциплинарный комитет уволил Паоло Маккиарини, еще через месяц шведское правительство полностью сменило состав главного управляющего органа Каролинского института — совета. Наконец, в июне прошлого года шведский прокурор объявил Паоло Маккиарини о том, что итальянский хирург подозревается в непредумышленном убийстве и причинении телесных повреждений.

Сам Паоло Маккиарини утверждает, что стал жертвой личной неприязни одного из коллег и необъективности прессы. В автобиографическом документе, который Маккиарини представил редакции без права прямого цитирования, он рассказывает, что в 2012 году отношения между ним и коллегой по лаборатории Карлом-Хенриком Гриннемо (их научные группы делили общий бюджет) испортились. Именно Гриннемо стал одним из четырех исследователей, подавших жалобы на итальянского хирурга в 2014 году. Маккиарини считает, что его коллега пытался отомстить. Документальный фильм «Эксперименты» Паоло Маккиарини называет необъективным, а последовавшие за его выходом события — политическими действиями, произведенными под медийным давлением. Маккиарини заявляет, что обвинения, связанные с данными, опубликованными в The Lancet, «носят серьезный характер», но ответственность лежит не на нем, так как «патолог, выполнявший анализ биопсии и предоставивший его для рукописи статьи, поклялся, что, насколько ему известно, в рукописи всё написано правильно».

Россия запускает в космос

Впервые Маккиарини приехал в Россию в феврале 2010 года. Об обстоятельствах этого визита рассказывал в записи в своем «Фейсбуке» в декабре 2016 года основатель и президент фонда «Наука за продление жизни» предприниматель Михаил Батин (сейчас запись скрыта, но ее копия есть в распоряжении редакции). Согласно этой версии, Батин, увлеченный поиском возможностей продления человеческой жизни, услышал о Маккиарини в конце 2000-х годов. Он пригласил итальянца провести мастер-класс в Российской академии медицинских наук, где Маккиарини рассказал о своей, как тогда считалось, успешной операции над Клаудией Кастилло. Батин загорелся идеей пригласить Маккиарини провести операцию в России и даже нашел для этого базовую больницу — Центр хирургии им. Петровского — и подходящую пациентку, 26-летнюю женщину из Казахстана Жадыру Игликову, трахея которой была серьезно травмирована в ходе автомобильной аварии за четыре года до этого.

По словам Батина, Маккиарини запросил за свои услуги 110 тыс. евро, и еще 30 тыс. евро за донорский каркас трахеи. Предприниматель продал свою долю в одном из ресторанов и финансировал трансплантацию, которая прошла в декабре 2010 года. Сразу же после операции состояние пациентки было хорошим, и об успехе рапортовали многочисленные российские СМИ, в том числе Первый канал. В дальнейшем Жадыра Игликова вернулась в Казахстан. Сторонники Маккиарини говорили, что девушка выучила китайский язык и вышла замуж, но достоверных сведений о состоянии здоровья девушки долго не было. Только в середине 2016 года шведским журналистам удалось разыскать [6] родителей Игликовой, которые рассказали, что дочь пользуется силиконовой трахеостомической трубкой, не дающей коллапсировать протезу, не способна говорить и не может стоять. После операции она покидала родительский дом только для посещения медицинских учреждений.

В начале 2011 года о неудаче операции еще не было известно, и Маккиарини подал документы на мегагрант в рамках публичного конкурса на крупное финансирование, которое правительство РФ впервые проводило с целью привлечения ведущих ученых в российские вузы. Итальянец стал одним из 39 победителей, получив бюджет в размере 150 млн руб. на создание лаборатории регенеративной медицины на базе Кубанского государственного медицинского университета в Краснодаре. «Это было возбуждение, это примерно как человека в космос запустить», — рассказывал [7] заместитель директора краснодарской больницы Игорь Поляков об ожиданиях от работы с Паоло Маккиарини.

В Краснодаре Маккиарини провел четыре трансплантации, две из них — в июне 2012 года. Первой пациенткой стала Юлия Туулик, как и Игликова, жертва автомобильной аварии. В отличие от женщины из Казахстана, Туулик был пересажен искусственный каркас трахеи. Об успехе снова объявил [8] Первый канал, но Туулик скончалась через два года, в сентябре 2014 года. До этого ей пришлось перенести еще одну трансплантацию. Шведским журналистам удалось разыскать мать Юлии Туулик, которая рассказала, что уже через неделю после пересадки Юлии было сложно дышать, она начала выкашливать куски собственной трахеи и, по словам матери, «гнила изнутри». В том же месяце в Краснодаре был прооперирован Александр Зозуля. Он умер в феврале 2014 года. Еще одним пациентом Маккиарини в Краснодаре был иорданец Садик Канаан, операция была проведена ему в августе 2013 года; по данным авторов фильма «Эксперименты», мужчина тоже умер. Последним пациентом Маккиарини, не только в России, но и в целом, стал уроженец крымской Керчи Дмитрий Оногда, который, как Игликова и Туулик, повредил трахею в автомобильной аварии. В июне 2014 года ему была трансплантирована синтетическая трахея. О состоянии Дмитрия Оногды было мало сведений, но «Радио Свобода» удалось разыскать его в социальных сетях. Дмитрий рассказал, что установленный Маккиарини протез был удален из его горла уже через полгода, фактически пациент вернулся к тому же состоянию, что и перед операцией.

В 2013 году мегагрант Маккиарини был продлен [9] еще на два года с дополнительным финансированием в размере 40 млн руб. Александр Фрадков, член совета по грантам Российской Федерации, в октябре 2016 года оставил комментарий [10] на сайте Общества научных работников: «Мы принимали участие в продлении этого мегагранта, который считался тогда одним из самых успешных. Ведущий ученый приезжал в МОН на заседание Совета и делал презентацию своей работы, которая произвела хорошее впечатление. Сейчас мегагрант закончен, еще в 2015 году. Но лаборатория регенеративной медицины работает. Надо ли ее закрывать? Думаю, что нет». Проект по мегагранту был окончательно завершен в 2015 году, а в начале 2016 года Росздравнадзор начал проверку Краснодарской клинической больницы в связи со скандалом вокруг Маккиарини. Ее результаты пока обнародованы не были.

Шаг назад

В декабре 2016 года медицинская журналистка Алла Астахова обнаружила [11], что после оглушительного скандала в Швеции, еще в минувшем августе, Паоло Маккиарини вновь нашел работу в России, в Институте фундаментальной медицины и биологии Казанского федерального университета, где итальянец возглавил лабораторию «Биоинженерия и регенеративная медицина». Эту информацию «Радио Свобода» подтвердили и в университете, и сам Паоло Маккиарини. Роман Деев объяснил «Радио Свобода», что, еще когда Маккиарини продолжал работать в Краснодаре, но мегагрант подошел к концу, итальянцу удалось получить другой российский научный грант от Российского научного фонда, на этот раз всего на 20 млн руб. на два года. Маккиарини продолжил работать в Краснодаре, но, как рассказал Деев, «где-то в середине исполнения государственного задания по этому гранту стало ясно, что выполнить его не удастся — по субъективным причинам. Потому что отношения внутри научной группы сложились таким образом, что совместная работа не могла быть продолжена. Поэтому встал вопрос — либо разрывать договор и заявлять о том, что это государственное задание не будет выполнено, либо завершить программу исследований на новой площадке».

Новой площадкой и стал Казанский федеральный университет, где Паоло Маккиарини теперь работает руководителем лаборатории. Нынешний грант накладывает на хирурга жесткие рамки. Как подчеркнула представительница пресс-службы КФУ Наталья Дорошкевич, «грант РНФ, который Паоло Маккиарини реализует в КФУ, предполагает исключительно доклинические исследования и проводится по теме создания тканеинженерной конструкции пищевода для замены поврежденного органа на модели низших приматов. Сам Маккиарини признает, что сейчас сделан шаг назад и предстоит осуществить многое, прежде чем технология может быть массово полезна для людей».

Итак, Маккиарини пришлось сделать шаг назад, чтобы, по выражению Бенгта Гердина, двигаться дальше шажок за шажком, не помышляя о скорых и смелых экспериментах на людях. Таких экспериментов итальянский хирург провел в общей сложности, если судить по открытым данным, около четырнадцати, как минимум семеро из прооперированных точно скончались, хотя сложно однозначно обвинить Маккиарини хотя бы в одной смерти, ведь его пациенты и до операции имели плохие медицинские прогнозы. Оставшиеся в живых испытывают тяжелые медицинские проблемы, трансплантация трахеи по методу Маккиарини — донорской или пластиковой — фактически не помогла никому.

В декабре 2016 года группа шведских врачей опубликовала петицию [12], обращенную к российским властям, с предложением провести дополнительное расследование деятельности Маккиарини в России в свете открывшихся в ходе шведского расследования обстоятельств. «Знаете, для любого ученого очень важно иметь доверие. И, боюсь, Маккиарини его лишился. Стоит ли российскому обществу вкладывать деньги в ученого, в результаты которого никто не поверит? Сможет ли он отплатить чем-то обществу?» — задается вопросом Бенгт Гердин.

«Все статьи Маккиарини начиная с 2008 года основаны на лжи. Я уверен, что в применении к нему слово „мошенничество“ — преуменьшение. Имплантация инородного тела по методу Маккиарини — медицинское преступление, это нельзя назвать иначе», — считает Пьер Делаэре, «конкурент и критик», как его называет Паоло Маккиарини. Возможно, это мнение слишком радикально (Делаэре называет операции Маккиарини родом «медицинской пытки»).

Не исключено, что желание Маккиарини помочь пациентам было искренним. В любом случае его вину за обманутые ожидания как минимум наполовину должны разделить медиа.

Сергей Добрынин,
научный журналист «Радио Свобода»
Текст адаптирован автором для ТрВ-Наука.
Более полный вариант см. на www.svoboda.org/a/28249847.html

1. nytimes.com/2012/03/07/health/research/christopher-lyles-got-synthetic-trachea-dies-at-30.html

2. thelancet.com/journals/lancet/article/PIIS0140—6736 (11) 61715-7/abstract

3. vanityfair.com/news/2016/01/celebrity-surgeon-nbc-news-producer-scam

4. svt.se/dokument-inifran/experimenten-stjarnkirurgen

5. http://retractionwatch.com/2016/09/12/meet-the-filmmakers-who-cracked-open-the-case-against-star-surgeon-macchiarini/

6. http://magasinetfilter.se/magasin/2016/50/den-bortglomda-patienten

7. http://sverigesradio.se/sida/artikel.aspx?programid=2103&artikel=6359367

8. 1tv.ru/news/2012/06/22/95212-unikalnaya_operatsiya_na_kubani_patsientka_zagovorila_posle_peresadki_trahei_i_chasti_gortani

9. circare.org/info/pm/mgext-20140124-eng.pdf

10. http://onr-russia.ru/content/российские-ученые-получат-дополнительное-финансирование

11. http://alla-astakhova.ru/machciarini/

12. circare.org/info/pm/petition-20161215.pdf

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

2 комментария

  • Дмитрий:

    Опять же — странный «выхлоп» по публикациям этого гранта РНФ:

    grant.rscf.ru/prjcard_int?14-45-00018

    9 шт. за 3 года при заоблачном финансировании. Да еще и половина либо в странных журналах, либо в спец.выпусках по результатам конференций (т.е. фактически — тезисы).

    Полезно? Dobre 3 Słabe 1

  • scifi11:

    «Не исключено, что желание Маккиарини помочь пациентам было искренним»

    Стыдно для автора знакомого с материалом писать такое. Абсолютно исключено что Маккиарини желал помочь своим пациентам. Врач сознательно обманывающий своих пациентов аморален по определению. Маккиарини задолго до своих операций точно описал отчего и как его подопытные пациенты будут умирать.

    И потом сознательно врал в своих статьях описывая операции как успех. Врал еще живым пациентам о том чтоуже сделаные операции полностью успешны. Доказательства этой лжи уже давно опубликованы и их легко найти.

    Врач желающий помочь пациентам не будет делать операции без предварительных экспериментов на животных.

    scifi11.livejournal.com/2016/02/13/

    Полезно? Dobre 2 Słabe 1

Добавить комментарий

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com