- Троицкий вариант — Наука - http://trv-science.ru -

«…но кандидатом быть обязан!» О подготовке кандидатов и докторов наук в российской науке

Юрий Грановский, канд. хим. наук, до апреля 2015 года — науч. сотр. химфака МГУ

Юрий Грановский

В январе 1934 года вышло постановление Совета народных комиссаров СССР «Об ученых степенях и званиях». Через два года был введен порядок защиты диссертаций с последующим утверждением в Высшей аттестационной комиссией (ВАК).

Ученые степени присуждались в России еще со второй половины XVIII века. Тогда вводились четыре последовательные ступени: действительный студент — кандидат — магистр — доктор. В официальных документах того времени устанавливалась связь между получением ученой степени и положением на карьерной лестнице. Например, кандидат получал чин XII класса (губернский секретарь), а доктор — помимо личного дворянства — чин VIII класса (коллежский асессор). В университетском уставе появилось соотношение чинов и должностей для обладателей ученых степеней [3].

Связь между ученой степенью и табелем о рангах — своего рода бомба замедленного действия. Обязательно найдутся люди, озабоченные легкими путями получения ученой степени. И такие люди действительно появились. Злоупотребления росли как снежный ком. В 1816 году увидело свет распоряжение Министерства народного просвещения «О всеобщем запрещении на производство в ученые степени». Защита магистерских и докторских диссертаций была временно приостановлена. Тогда же был отправлен в отставку министр граф А. К. Разумовский и образовано новое Министерство духовных дел и народного просвещения. Контроль за присуждением ученых степеней был возложен на чиновников Министерства [4].

Как говорил поэт, «это смутно мне напоминает» чехарду уже в советское время и позже с председателями ВАК и названиями министерства. А связь между получением ученой степени и положением в научной иерархии успешно перекочевала в новые установления. Уместно вспомнить слова известного российского историка В. О. Ключевского: «История ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков».

После 1917 года система присуждения ученых степеней не вызывала особых опасений. Она в какой-то мере облегчала решение вопросов подбора и расстановки кадров, давала защиту от административного произвола. Однако, как считает известный науковед Г. С. Хромов, уже в 1950-х годах началась деградация этого бюрократического изобретения, а еще лет через тридцать наступил период полного вырождения советской системы аттестации научных и научно-педагогических кадров [5, c. 43]. Нами в первой половине 1970-х годов была опубликована статья по оценке информационной деятельности около 1000 докторов химических наук, защитивших диссертации в 1938–1971 годах. Определялась цитируемость их публикаций в отечественных работах за 1966, 1968 и 1970 годы. Источником информации о ссылках служил американский «Указатель цитированной научной литературы» Science Citation Index (SCI). За 1966 год около 60% докторов наук совсем не имели ссылок на свои труды, а 15% докторов имели по одной ссылке. Правда, за 1970 год число совсем нецитируемых исследователей (получивших у нас название «информационных невидимок») снизилось до 30%, но всё же общее число нецитируемых докторов и докторов с числом ссылок не более двух приближалось к 50%. И это ученые, по определению сделавшие значительный вклад в науку.

Приведем еще отрывок из книги [5, c. 52]: «Естественен вопрос: а что, кроме автора этого сочинения, никто больше не замечает и не понимает вредности и нелепости отечественной аттестационной системы? Почему же? Видят и понимают многие, но, как я выразился прежде, это своего рода семейный секрет научного клана, к которому стараются не привлекать внимания посторонних».

У нас в архиве имеются публикации 1970–1980-х годов по теме аттестации научных кадров и системы присуждения ученых степеней. Например, в середине 1980-х в «Литературной газете» прошла дискуссия по следам статьи профессора В. Савицкого «Ритуал под названием защита». В течение года газетой были опубликованы несколько десятков откликов на эту статью. Все они разделены нами на три группы:

В пожеланиях третьей группы предложена отмена существующей системы аттестации научных кадров, не отвечающей требованиям ускорения научно-технического прогресса и способствующей распространению плагиата, протекционизма и пр. Материалы дискуссии были направлены в ВАК. Читатели не дождались ответа. Не замечена реакция ВАК на упомянутую выше книгу Г. С. Хромова [5], в которой была дана развернутая критика многих положений подготовки кадров высшей научной квалификации.

А сигналы о недостатках системы поступали с разных сторон. Например, с критикой работы ВАК в 1980-х годах выступило бюро Московского городского комитета партии. Работа ВАК была признана неудовлетворительной. Некоторые сотрудники, уличенные в неблаговидных поступках, были уволены, председатель ВАК отправлен в отставку. В то время работали две комиссии Центрального комитета партии по оценке деятельности ВАК, однако материалы их работы без рассмотрения были положены под сукно. Примерно в это же время нами была опубликована статья по методике оценки качества докторских диссертаций [6]. Методика напоминает определение рейтинга шахматиста по его спортивным достижениям. Величина его рейтинга зависит от успехов в отдельных турнирах и рейтинга участников этих турниров. Статья также была отправлена в ВАК.

Рис. М. Смагина

Рис. М. Смагина

Остановимся теперь на уникальной современной ситуации подготовки кандидатов и докторов наук. Уникальность создана работой «фабрик диссертационных услуг» [7]. Случаи подготовки и продажи диссертаций за деньги наблюдались уже с середины 1980-х годов. С начала 1990-х фабрики широко развернули свою деятельность, охватив государственных и административных работников всех уровней. Информация об услугах фабрик широко представлена в Интернете. С соискателями ученых степеней заключаются договоры, в которых оговариваются сроки, цены и т. д. Цена диссертации определяется расходами на создание «продукта», организационными затратами (оппоненты, отзывы организаций) и т. д. Наиболее дорогой вариант — написание диссертации «под ключ», когда соискатель не принимает участия в создании продукта.

Причину низкой эффективности системы аттестации научных кадров Л. Э. Мендели и Г. С. Хромов видят в том, что российская наука попала в институциональную ловушку, «когда пережившая эпоху расцвета и проросшая многочисленными внутренними связями структура теряет способность к саморазвитию, а внешние обстоятельства препятствуют ее насильственному преобразованию или ликвидации» [1, c. 20–21]. Поэтому предложения по совершенствованию существующей системы присуждения ученых степеней — пустые хлопоты.

Особого разговора заслуживает система Диссернет. Как отмечено в «Википедии», это сетевое сообщество, деятельность которого в основном заключается в проведении общественных экспертиз кандидатских и докторских диссертаций. С января 2013 до середины 2014 года база данных сообщества пополнилась тысячами экспертиз кандидатских и докторских работ. Среди них заметное место занимают «липовые» диссертации, сделанные под заказ. В их создании принимали участие председатели и члены специализированных советов, научные руководители, оппоненты и пр.

Систему присуждения ученых степеней можно уподобить кораблю, имеющему множество пробоин. Возможно, с помощью Диссернета удастся закрыть одну пробоину, но через остальные пробоины вода продолжает проникать в трюмы, предрекая кораблю участь «Титаника». Одна из таких пробоин — новизна диссертаций. Легче защищать диссертации в признанных научных направлениях, особенно представителям известных научных школ, возглавляемых авторитетными научными лидерами. А новые научные направления часто не получают должной поддержки.

Интересен зарубежный опыт защиты диссертаций. Для американских докторских диссертаций «формы и процедуры защит регулируются правилами и традициями, бытующими в самих университетах, но, конечно, без подобия какого-либо мелочного бюрократического надзора со стороны государственных органов. Самое существенное, пожалуй, заключается в том, что степень доктора является по своей сути лишь свидетельством профессиональной пригодности неофита к самостоятельной исследовательской работе в избранной им области науки. Это, таким образом, — символ причисления его к научному цеху, но никак не сертификат на конкретное научное достижение такого-то ранга» [5, с. 51].

В британских университетах весь специализированный совет состоит из трех человек: председателя, выполняющего только процедурные функции, и двух оппонентов. Оппоненты, специалисты по теме диссертации, обычно приглашаются со стороны. Специальный комитет изучает резюме приглашенных специалистов и, если нет конфликта интересов, утверждает их. Оппоненты имеют несколько недель для ознакомления с диссертацией и подготовки вопросов к соискателю. Вся защита состоит из вопросов к соискателю и его ответов (поэтому оппонентов правильнее называть экзаменаторами). В конце защиты соискатель получает список вопросов и претензий. Обычно требуется внести в текст некоторые дополнения и исправления. Диссертанту дается небольшое время для выполнения этой работы, а затем диссертация вновь посылается экзаменаторам. После их одобрения работы университет присваивает соискателю степень PhD [8].

Мы не обсуждаем положительные примеры функционирования у нас существующей системы присуждения ученых степеней. Конечно, имеются эффективно действующие специализированные советы, пишутся первоклассные диссертации и т. д. Но эти достижения не препятствуют распространению кризисных явлений. Кто мог предсказать 30–40 лет назад появление и интенсивную работу фабрик диссертационных услуг? И если с плагиатом, некорректными заимствовании и пр. проводится борьба (Диссернет), то совершенно неясно, как действовать в случаях написания диссертаций «под ключ», с соблюдением всех требований ВАК да еще и на хорошем научном уровне. Соискатель ведь вправе приглашать помощников и консультантов. Не создавать же каждый раз детективное агентство, чтобы выяснить, какая часть работы выполнена самим соискателем, а какая консультантами! Да и потом, методика выявления таких разделов еще не разработана. Информация о трудностях решения этих задач уже появилась в печати.

Так как в нашей статье предложен «хирургический подход» — отказ от существующей системы присуждения ученых степеней, в дискуссии можно ожидать появления популярных народных изречений типа «против рожна не попрешь», «сила солому ломит», «не я один, все так делают», «надо и о семье подумать», «нечего донкихотствовать», «не было бы хуже». О таких изречениях упоминал известный биолог профессор А. А. Любищев (герой повести писателя Даниила Гранина «Эта странная жизнь») [9, с. 123]. Очевидно, такая реакция может показать актуальность темы.

Юрий Грановский,
канд. хим. наук, до апреля 2015 года — науч. сотр. химфака МГУ

1. Миндели Л. Э., Хромов Г. С. Научно-технический потенциал России: в 2 ч. М.: Институт проблем развития науки
РАН. Ч. 2. — 2012.

2. Грановский Ю. В. Выходить или остаться? О выходе из кризиса российской науки // ТрВ-Наука, Гайд-парк онлайн, 30 мая 2016 года.

3. Миндели Л. Э., Хромов Г. С. Научно-технический потенциал России: в 2 ч. М.: Институт проблем развития науки РАН. Ч. 1 — 2011.

4. Грибко Л. П., Менцин Ю. Л. Диссернет 200 лет назад. О всеобщем запрещении на производство в ученые степени // Приложение НГ-Наука от 24 июня 2015 года, № 10, с. 14.

5. Хромов Г. С. Наука, которую мы теряем. М.: Космосинформ, 1995.

6. Granovsky Yu. V., Lubimova T. N., Murashova T. I., Myatlev V. D. Informanion-based evaluation of the quality of doctoral theses // Scientometrics, 1992, vol. 23, № 3, p. 361–376.

7. Калимуллин T. Р. Рынок диссертационных услуг // Мониторинг общественного мнения, апрель — май 2006 года, № 2 (78), с. 108–122.

8. Аджиев В. Диссертации и репутации: случай Альбиона // ТрВ-Наука № 171 от 27 января 2015 года, с.2.

9. Любищев А. А. В защиту науки: Статьи и письма. Сост. Р. Г. Баранцев, Н. А. Папчинская. Л.: Наука, 1991.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи