- Троицкий вариант — Наука - http://trv-science.ru -

«Каждый выбирает по себе»

Максим Борисов

Максим Борисов

За время существования ТрВ-Наука в недрах редакционного портфеля мертвым грузом успел осесть не один «самотечный» текст атеистической направленности. Это отчасти из-за споров, царящих внутри самой редакции, отчасти — из-за нежелания излишне возбуждать читательскую аудиторию, среди которой, безусловно, много людей верующих (а не столь уж многочисленные наши публикации на эту тему выливались в потоки ругани в комментариях). Тема, безусловно, важная, пусть и «взрывоопасная», но возможно ли вообще сближение позиций в ходе дискуссий, или мы обречены лишь повышать накал страстей, публикуя непримиримые высказывания?

Опробуем роль «адвоката дьявола», тем более, что все разумные доводы «за» и «против» человечеству, в общем-то, уже известны. Любимый довод миссионеров состоит в том, что живущим на земле открыта лишь часть истины, наука не всесильна, следовательно, нужно допустить существование неведомых нам сущностей. Атеисты не видят в этом смысла (возможность не означает необходимость), поэтому эта часть споров заканчивается обычно ничем, каждый остается при своем мнении (не говоря уж о том, что признавать возможность существования непознаваемого сверхъестественного/трансцендентального и утверждать, что «спасти душу» можно лишь строго определенными догматами и обрядами, — две большие разницы).

Гораздо продуктивнее бывает обсуждение социальной роли религии и церкви (после призыва к оппонентам временно воздержаться от споров о том, «что же там на самом деле», совместима ли наука с религией). Тогда можно услышать и фразы а-ля «сам я атеист, но считаю, что роль православной церкви должна возрастать» (в которой, однако, чувствуется некий неприятный цинизм). Разумеется, однозначно оценить роль религии во всех прошлых перипетиях затруднительно, а прогнозы на будущее — и того туманнее, но здесь уже могут фигурировать какие-то факты и цифры, свободные от домыслов.

Автор опубликованной рядом заметки считает, что роль религии в будущем нужно снизить (и тогда будет нам счастье), но это ведь не первопричина, а следствие общего развития. Да, в современных экономически развитых государствах церкви пустеют, что дает повод высшим иерархам РПЦ обвинять Запад в «бездуховности» и пророчить, что опустевшее место неминуемо займут мусульмане-радикалы. Возможно, эти страхи преувеличены (высокий уровень социального развития и соцобеспечения всемерно ослабляют нужду европейцев в единении в рамках религиозной общины, а количество мигрантов не столь уж чудовищно, как это нам преподносят пропагандистские российские СМИ), однако всё может измениться в ходе особо разрушительного экономического кризиса или совсем иной катастрофы — в этом случае «маятник религиозности» вернется в прошлое (недаром самые яростные клерикалы открыто мечтают о том, чтобы стряслась всемирная беда и «люди вновь вспомнили о Боге»).

К сожалению, мы это испытали и на своем опыте — в России всё меньше науки и всё больше церквей. Но почему же долгая и сознательная борьба с религией в СССР не помешала вчерашним атеистам стать православными христианами и правоверными мусульманами? Этот вопрос должен задавать себе любой человек, призывающий «искоренить мракобесие». Есть, конечно, мнение, что по-настоящему атеистической наша страна никогда и не была (равно как и Китай, Вьетнам, Северная Корея, Албания…), исповедуя догматический коммунизм, культ вождей, заменяя многочисленными парадами религиозные праздники, однако более вероятно, что социум просто сопротивляется беспардонному идеологическому насилию, накапливая в себе силы, как в пружине.

Скажем больше, искусственное насаждение «безбожия» в конечном счете, «когда всё разрешили» в перестройку, обернулось дефицитом духовных пастырей для резко разросшейся паствы, а пребывание «в законсервированном состоянии» привело к тому что церковь должным образом не осмысливала социальные изменения и новый духовный опыт, не училась жить в глобализированном мире. В ее «разбухшее тело» разом влились люди зачастую сомнительных интеллектуальных и моральных качеств (на это сетуют сами верующие и многие авторитетные духовники). Казалось бы, какое же дело неверующим до этих проблем? Но мы все страдаем от этой недоразвитости и искаженности, от чудовищных «гибридных» идей, проникающих во властные структуры и определяющих в конечном счете и нашу жизнь.

К сожалению, человечество не может само собой разумно управлять во многих аспектах, его развитие непредсказуемо в принципе (и это важно!), поэтому советы на тему, «как всё это должно быть устроено», всегда должны сопровождаться соображениями о том, как же к этому прийти и что произойдет в случае ошибки по дороге. Возможно, не окажись РПЦ в столь незавидном состоянии, развивайся она естественным путем, без репрессий интеллектуалов и диссидентов, нам бы не пришлось сейчас иметь дело со столь уж беспардонными поступками и попытками отжать у государства как можно большую часть пирога, пробраться в школы и институты, застроить парки, разорить музеи, набить карманы…

Многие пророчат в результате повторение катастрофы столетней давности, когда «богоспасаемый» русский народ ринулся вдруг громить храмы и расстреливать «разжиревших попов». Было бы печально, если бы этот «маятник» качался так вновь и вновь. Кажется, единственная альтернатива — жить в относительном мире с верующими и неверующими, мириться с тем, что какая-то часть физических и интеллектуальных усилий общества всегда будет растрачиваться «впустую» на «непроизводительные» молитвы. Более того, будущее может грозить нам и высвобождением большого количества работников, которым просто нечего будет делать в привычных производственных цепочках, и многие футурологи задумались о том, какой же псевдодеятельностью, какими играми и рукоделием эту массу народа можно занять (не все же способны погрузиться в науку или писать стихи). Печальным и парадоксальным итогом перемен, вызванных научно-техническим прогрессом, может стать уменьшение числа индивидуумов, сохраняющих в своих головах целостную картину мироздания. А взаимодействие с компьютерными интерфейсами с их удобными «метафорами», заслоняющими от нас суть вычислительных процессов, может погружать в искаженную реальность наподобие мифологической, своего рода «новый сон золотой». В общем, нет гарантии, что религиозное сознание в будущем будет избыто (не говоря уж о том, что какая-то часть людей всегда органически нуждается в «утешении» по психофизиологическим показателям). Вероятно, все мы — атеисты, верующие, агностики, индифферентные — обречены жить в едином обществе, взаимодействовать друг с другом, уважать чужое мнение и подавлять попытки «решить этот вопрос раз и навсегда». Кажется, именно «мирное сосуществование» без принудительного внедрения того или иного мировоззрения «победившей стороной» (в том числе и в головы школьников и студентов) и должно стать самой правильной тактикой…

Максим Борисов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи