- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Реструктуризация и региональные научные центры РАН

Александр Асеев

Александр Асеев

Глава Сибирского отделения РАН, академик Александр Асеев представил ТрВ-Наука свой взгляд на ситуацию с реструктуризацией в Академии наук и возможные варианты ее развития в 2017 году. Предметом его анализа стал также опыт 2016 года по образованию ФИЦ «Красноярский научный центр СО РАН».

Исходные базовые положения

Институциональная организация научных исследований — это зарекомендовавшая себя более чем за столетие, признанная во всем мире, эффективная форма проведения фундаментальных и прикладных исследований. <…> Вот почему во многих странах (Германии, США, Франции, Японии, Китае и др.) не отказываются от мощных специализированных и продуктивно работающих академических институтов, несмотря на существующие формы организации науки в университетах, в государственных и частных фирмах и корпорациях.

Отметим, что институты Общества Макса Планка и других научных организаций Германии и других стран, как правило, немногочисленны. Однако, например, в национальные центры в США входят десятки институтов с большими командами исследователей. В системе РАН успешные институты включают научные школы, создававшиеся десятки лет и имеющие устойчивые связи с предприятиями высокотехнологичных отраслей экономики регионов и страны в целом.

С этой точки зрения предложенное ФАНО создание ФИЦ, ФНЦ, НИИ, РНЦ (письмо М. М. Котюкова от 27 июня 2014 года) означает, на наш взгляд, не что иное, как отказ от зарекомендовавшей себя организации академической и прикладной науки, юридическую ликвидацию широкого спектра эффективно работающих научных организаций РАН, создание внутренне противоречивых «микроакадемий» с хаотично набранными и случайно переплетенными научными целями и задачами. Таким образом запускается переход от проверенной временем интеграции в рамках РАН юридически однородных научных организаций к их административно-командному подчинению ФАНО с не вполне легитимным правовым и административным статусом.

Стоит отметить, что в Гражданском, Бюджетном, Налоговом и Трудовом кодексах РФ не прописаны предлагаемые ФАНО юридические формы организаций. Более того, по нашему мнению, предлагаемая ФАНО реструктуризация фактически означает отказ от создания в России современных научных институтов мирового уровня в силу малой компетентности в науке наспех набранного аппарата ФАНО. Вместо этого предлагается имитация научной деятельности в научных «колхозах», приписки в отчетности за счет раздувания организаций и манипуляции формальными показателями (см. высказывания академика РАН Р. З. Сагдеева [1]).

Не выдерживает критики и продекларированное на заседании Совета по науке и образованию жестко проводимое стремление положить в основу реструктуризации не фундаментальные приоритеты научного и технологического развития, а согласие на объединение ученых советов и коллективов научных организаций. Последнего вовсе нет в Гражданском и Трудовом кодексах РФ. При реорганизации действует уведомительный принцип в отношении трудовых коллективов со стороны руководства организаций (ст. 57 Гражданского и ст. 53 Трудового кодекса соответственно).

При оценке сложившейся ситуации следует не упускать из виду исходно заявленную цель реформы РАН, прописанную анонимными «реформаторами» в первом варианте Федерального закона №253-ФЗ и заключавшуюся в ликвидации Академии наук. В 2013 году не удалось достичь этой стратегической цели «реформаторов». Поэтому реформу РАН решено было проводить в несколько этапов, включая отчуждение институтов и научных центров от РАН с их передачей в ФАНО; образование ФИЦ и ФНЦ с массовым лишением институтов РАН статуса юридических лиц и их преобразованием в обособленные подразделения; тотальное обновление директорского корпуса; создание «параллельной» Академии внутренней структуры ФАНО в виде научно-координационного совета.

Как отмечал академик Г. А. Месяц в своем выступлении на Общем собрании РАН 26 октября 2016 года [2], судьба находящихся внутри ФИЦ ранее самостоятельных институтов будет решаться администрацией ФИЦ и ФНЦ «с согласия коллективов научных организаций» без какого-либо согласования с Президиумом РАН, региональными отделениями РАН, региональными властями и научной общественностью.

Отметим, что кадровая революция ФАНО привела к смене директоров институтов — членов РАН на новое поколение руководителей, не обязательно обремененных званиями членов Академии и как следствие уставными требованиями РАН. Так, некоторые из федеральных исследовательских центров возглавили кандидаты наук. Чтобы уменьшить этот кадровый диссонанс, ФАНО предложило считать должность директора исследовательской организации не научной, а административной. Заодно в такой же статус перевели заместителей директоров по науке и даже заведующих лабораториями. <…>

Следует подчеркнуть еще один обычно скромно умалчиваемый аспект реструктуризации. Как известно, одной из важнейших официальных целей реформирования РАН является выявление неэффективных или нерезультативных научных организаций. Для этого разрабатывается специальная система оценок по целому набору различных показателей, призванная провести рейтингование академических организаций. Что само по себе представляется вполне разумным, если будет учитывать и мнения экспертов.

Но во всей этой стройной системе есть один нюанс. Такая процедура не будет применяться к реструктурированным организациям по крайней мере в течение трех лет. А поэтому заведомо слабым научным организациям ничего не остается, как податься в ФИЦ, ФНЦ или вновь создаваемые на базе региональных научных центров конгломераты. Таким образом, из-под рейтингования вполне официально выводятся научные организации — кандидаты в третью категорию. Вот так ФАНО ведет борьбу за повышение эффективности и результативности…

Стремительно нарастает «атомизация» сети научных учреждений, когда новообразованные объединения взаимодействуют друг с другом преимущественно через аппарат ФАНО и, в гораздо меньшей степени, через президиумы РАН и ее региональных отделений. Из сказанного ясно, что ранее заявленная цель ликвидации Академии остается на повестке дня «реформаторов» и теперь достигается в несколько этапов последовательных действий ФАНО.

С этой точки зрения предлагаемый некоторыми членами РАН вариант тотального объединения институтов региональных научных центров в одно юридическое лицо неприемлем в принципе. Предлагавшееся академиком РАН Р. И. Нигматулиным внесение косметических изменений в уставы центров и институтов не останавливают фактической ликвидации как системы РАН, ее институтов и научных центров в целом, так и потери юридических лиц институтов в составе формируемых ФИЦ.

Судя по результатам трех лет реформ, вряд ли ФАНО пойдет навстречу РАН, уступив хотя бы часть своих полномочий по управлению академическими институтами в составе ФИЦ, по кадровым решениям и по распределению тающих на глазах бюджетных ресурсов.

Что делать?

Единственным эффективным решением, на наш взгляд, является безусловное выполнение положений 253-ФЗ о научно-методическом руководстве научными организациями со стороны РАН (п. 3 ст. 2) и об осуществлении Российской академией наук полномочий учредителя и собственника имущества, находящегося в оперативном управлении региональных отделений и региональных научных центров РАН (п. 3 ст. 14).

Безусловная реализация этих положений 253-ФЗ является исходной позицией для воссоздания и полнокровного развития научных центров РАН и институтов в их составе. Первое из них выполнено только для региональных отделений (СО РАН, ДВО РАН, УрО РАН), но не региональных научных центров РАН. Таким образом, следует добиваться решения правительства РФ о передаче региональных научных центров и институтов в их составе в ведение РАН, как это установлено в 253-ФЗ.

Неадекватная, на наш взгляд, позиция влиятельных во властных структурах «реформаторов» пока не позволяет надеяться на успех. Однако необходимо продолжать настаивать на безусловном выполнении 253-ФЗ, подписанного президентом РФ, даже если это не нравится «реформаторам» из его же окружения!

Напомним, что реформа науки 2013 года начиналась совсем в других условиях. Еще не было экономического кризиса 2014 года, экономических санкций и проблем с импортозамещением, которые поставили на повестку дня обеспечение экономической, продовольственной, фармацевтической и оборонной безопасности страны. Эти задачи можно решить благодаря использованию лучших достижений современной науки, подготовке нового поколения высококвалифицированных специалистов, переходе на деле, а не на словах к технологиям нового типа в реальном секторе экономики страны.

Решить эти задачи под руководством малокомпетентного в науке аппарата ФАНО без опоры на высокоразвитую фундаментальную и прикладную науку невозможно. <…> В соответствии с 253-ФЗ именно научные центры РАН должны взять на себя функции научно-методического руководства институтами в составе научных центров, готовить предложения по распределению бюджетных ресурсов, организации инфраструктуры научных исследований, кадровым решениям и нести за это ответственность в качестве представителей РАН в регионах. При этом ФАНО могло бы осуществлять закрепленные за агентством функции управления имуществом научных центров и решение вопросов их бюджетирования при осуществлении РАН реального научно-методического руководства деятельностью научных центров и институтов в их составе и безусловном подчинении ФАНО и его территориальных управлений руководству РАН в этих вопросах.

Таким образом, при реализации положений 253-ФЗ о передаче региональных научных центров и институтов в их составе в РАН нет необходимости в лишении их статуса юридических лиц и выстраивании сложных и малореализуемых конструкций управлениями ими. Все научные центры и институты в их составе в части научно-мето-дического руководства будут подчинены Президиуму РАН и руководству региональных отделений.

Просвет в решении этих проблем, казалось бы, неосуществимых из-за противодействия ФАНО, наметился на заседании Президиума РАН 20 декабря 2016 года, участники которого проанализировали процесс реструктуризации Уфимского научного центра РАН. В ходе обсуждения был выработан новый подход к реструктуризации региональных научных центров, представляющий собой компромисс между тотальным объединением всех и вся, предлагаемым ФАНО, и сохранением региональных научных центров РАН, которое отстаивается большинством в академическом руководстве и ведущих региональных научных центрах.

Суть в том, что для преобразования Уфимского и других научных центров РАН предлагается т.н. гибридная модель, в которой часть институтов по их желанию объединяется в ФИЦ — в случае Башкирии это Уфимский научный центр РАН в составе 10 институтов в Уфе из 13. Два института биохимического профиля объединяются в еще один ФИЦ, а исключительно востребованный и успешный Институт проблем сверхпластичности металлов сохраняет свою самостоятельность в качестве юридического лица.

Представляется, что указанная гибридная модель может быть предложена и реализована при реструктуризации крупных научных центров Сибирского отделения РАН в Иркутске и Якутске. Предложенное здесь тотальное объединение научных организаций встретило активное сопротивление директоров и коллективов институтов, а самое главное, региональных органов власти. Последние хорошо понимают возможные пагубные последствия для развития территорий уничтожения сложившейся за многие годы и эффективно работающей системы академической науки в регионах.

Об опыте образования ФИЦ «Красноярский научный центр СО РАН»

С точки зрения истинных целей ФАНО и стоящих за ним «реформаторов» весьма показательным является опыт реструктуризации Красноярского научного центра СО РАН с объединением 12 разнопрофильных научных организаций и учреждений инфраструктуры по территориальному принципу.

В ход пошло всё: угроза поглощения научного центра Сибирским федеральным университетом; прямой обман — сообщения о поддержке председателем СО РАН варианта слияния КрНЦ с СФУ; ложные сведения о поддержке Объединенными учеными советами СО РАН по физическим и биологическим наукам слияния институтов с потерей ими юридических лиц; игнорирование позиции профильных отделений РАН по физическим и биологическим наукам <…>, административное давление на директоров и сотрудников институтов и т. д.

Необходимо отметить активную роль в этом процессе председателя Красноярского научного центра СО РАН академика В. Ф. Шабанова, с которым произошла удивительная метаморфоза. Из неформального руководителя Совета научных центров СО РАН и активного распорядителя немалыми бюджетными средствами дореформенного СО РАН он уже осенью 2013 года превратился в советника руководителя ФАНО М. М. Котюкова и начал разрушительную для научных центров и Академии в целом «объединительную» работу под бодрым лозунгом «Мы, красноярцы, всё решим и обо всем договоримся».

Тем самым академик Шабанов пренебрег требованиями статьи 30 Устава РАН (пп. в, г, е) и Устава СО РАН (пп. в, г, е ст. 26) об обязанностях членов Академии, проигнорировал решения Президиума СО РАН и профильных отделений РАН о недопустимости лишения статуса юридических лиц ведущих институтов КрНЦ СО РАН. <…>. В ряду «находок» В. Ф. Шабанова в обоснование объединения в составе ФИЦ знаменитого Института физики им. Л. В. Киренского и НИИ сельского хозяйства и экологии Арктики — столь же фантастическое, сколь и абсурдное предложение о создании структур нанофотоники на основе полых шерстинок северных оленей.

В результате в Красноярске создан пестрый конгломерат из разнопрофильных успешных и откровенно слабых научных организаций. Академик В. Ф. Шабанов несет персональную ответственность за судьбу научных организаций, «спасенных» от надуманного поглощения СФУ путем их ликвидации в качестве самостоятельных институтов. На наш взгляд, также требуют деловой, правовой и этической оценки действия директоров институтов КрНЦ, которые без согласования с РАН, ее профильными отделениями и СО РАН подписали акты ликвидации вверенных им институтов.

Состоявшееся решение об образовании ФИЦ нанесло удар прежде всего по Красноярскому научному центру — ведь каждый институт был встроен в уникальную, высокоэффективную и высокоинтегрированную систему СО РАН, в которой многие задачи федерального и регионального уровней решались объединенными усилиями институтов независимо от их территориального расположения.

Без согласования с профильными отделениями СО РАН и РАН в целом статуса юридических лиц были лишены успешные, весьма востребованные и созданные еще до организации в 1957 году Сибирского отделения Институт леса им. В. Н. Сукачёва (образован в 1943 году), Институт физики им. Л. В. Киренского (образован в 1956 году) и др. По неофициальной оценке руководства Красноярского края, создание ФИЦ ни на йоту не увеличило вклад Красноярского научного центра в решение актуальных проблем развития научно-образовательного комплекса и социально-экономического развития такого экономически мощного и важного региона России, каковым является Красноярский край.

Абсурдность использованного при образовании ФИЦ довода об угрозе поглощения научного центра со стороны СФУ иллюстрируется положением 253-ФЗ об осуществлении РАН научно-методического руководства научной и научно-технической деятельностью не только научных организаций, но и образовательных организаций высшего образования. Последующие события, когда М. М. Котюков и В. Ф. Шабанов вошли в состав наблюдательного совета СФУ, только подтверждают этот вывод. <…>

Александр Асеев,
академик, глава Сибирского отделения РАН

1. Федотова И. РАН захлестнула волна M&A. http://expert.ru/2016/12/20/idet-volna/

2. Видеозапись дискуссий о проблемах РАН на Общем собрании 26 октября 2016 года см. на youtube.com/watch?v=xvL5GHvaH9U

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи