- Троицкий вариант — Наука - http://trv-science.ru -

РФФИ и ОНР

Процитированное рядом письмо отправлено в электронную приемную Минобрнауки 30 ноября 2016 года. Члены Совета Общества научных работников Александр Фрадков и Андрей Цатурян рассказывают об истории взаимоотношений ученых с руководством фонда.

РФФИ — самый массовый и демократичный из российских научных фондов и потому он всегда был объектом пристального внимания научной общественности. Одной из первых акций Общества научных работников (ОНР) был сбор подписей под петицией, призывающих руководство страны увеличить бюджет РФФИ и устранить некоторые негативные тенденции в его работе, в частности возвратить трэвел-гранты РФФИ, бывшие для многих ученых единственным шансом съездить на международную конференцию.

Рис. МИ

Рис. МИ

В марте 2012 года под петицией ОНР было собрано 1250 подписей, еще больше ученых подписали отдельную петицию о возвращении трэвел-грантов. Однако конкурс трэвел-грантов так и не вернули, ссылаясь на проверку Счетной палаты, установившей несоответствие этого конкурса уставу РФФИ. Ученые недоумевали: неужели нельзя поменять устав фонда? А если это противоречит какому-то закону, то почему бы не поменять и закон, раз уж ученые так уверены, что конкурс им нужен для работы.

Вместо этого в мае 2012 года два представителя ОНР, инициировавшие массовые петиции ученых, Дмитрий Дьяконов и Олег Мельник были приглашены в Совет РФФИ. Сначала мы воспринимали это как победу. Однако вскоре стало ясно, что если новых членов и выслушивают, то прислушиваться к ним никто не собирается.

К заседанию Совета РФФИ 22 декабря 2012 года сопредседатель Совета ОНР Дмитрий Дьяконов готовил выступление. Однако вернулся из Москвы расстроенный: ему даже не дали выступить. Через два дня у Дьяконова случился обширный инфаркт, и 26 декабря его не стало.

Новые акции общество стало проводить после учреждения в РФФИ «ориентированных фундаментальных междисциплинарных» грантов («офи-м»). Скоро стало ясно, что под предлогом междисциплинарности экспертиза профильными экспертными советами в этих конкурсах практически не проводилась. Кроме того, темы конкурсов, предлагавшиеся членами Совета РФФИ, настолько близки к тематике их собственных научных школ, что во многих случаях победителей можно было предсказать заранее. Публикации в СМИ и письма ОНР разъясняли эту опасность. Новые предложения по развитию РФФИ были приняты на общем собрании ОНР 27 февраля 2013 года и направлены руководству страны.

Стоит отметить, что действия руководства РФФИ привели к тому, что гранты фонда переставали быть массовыми и доступными для ученых, такими, какими они были в первые годы существования РФФИ под руководством академиков Гончара, Фортова, Алфимова. Однако пришедшее им на смену руководство РФФИ действовало по классическому принципу «А Васька слушает да ест». И аппетит условного Васьки так разгорелся, что доля бюджета, выделяемая на гранты «офи-м», стала неуклонно возрастать, а доля инициативных грантов типа «а» — неуклонно снижаться.

ОНР неоднократно выступали с критикой такого положения вещей в 2014– 2016 годах, однако, доля конкурсов типа «а» в бюджете РФФИ, а, соответственно, и величина каждого гранта, продолжали уменьшаться.

А в 2016 году грянул гром: сумма гранта была зафиксирована в 700 тыс. руб. В первый момент показалось, что мера правильная: на копеечные гранты науку не поддержать. Однако обсуждение с коллегами этой осенью показало, что заметная часть ученых готова бороться и за небольшие суммы. Во-первых, грант РФФИ дает возможность ездить в командировки, закупать расходные материалы и делать многое другое, без чего просто невозможна научная работа. Во-вторых, это статус: твои идеи прошли экспертизу, значит, они чего-то стоят. При конкурсах на позиции во многих вузах учитывается наличие грантов независимо от их суммы. Наконец, наличие гранта — это до некоторой степени независимость от начальства, свобода научного творчества.

В сентябре 2016 года на конференции «Наука будущего — наука молодых» в Казани одному из авторов статьи (А. Фрадкову. — Ред.) удалось поговорить с Владиславом Яковлевичем Панченко после встречи руководителей научных фондов с учеными. Сначала прозвучал давно наболевший вопрос: почему доля инициативных грантов, самых востребованных, все последние годы уменьшалась. Такова воля членов Совета РФФИ, ответил Панченко. А зачем все гранты стали одинаковые, по 700 тыс. руб., ведь грантополучателей станет существенно меньше? Панченко: вот и хорошо — выше будет уровень победителей. «Но ведь ученые думают иначе, сколько раз ОНР к Вам обращалось, и никакой реакции», — продолжал настаивать автор. «Ну, ОНР — это небольшая группа активных людей. Многие ученые думают по-другому», — был ответ. И маэстро быстренько удалился. Вдогонку ему мы отправляем комментарии подписавших наше письмо. Они выложены на сайте ОНР [1]. Интересно, как Совет РФФИ отреагирует на живой голос ученых.

Сейчас от знакомых экспертов мы узнали, что при отборе РФФИ ориентировался на 15–18% победителей вместо 30%, как в прошлые годы, то есть почти половина из тех, кто работал на серьезном мировом уровне и регулярно получал гранты, останется без поддержки. Наше письмо в Минобрнауки оказалось очень ко времени. Некоторые воспринимают его как требование измельчения грантов. Это не так. Мы требуем увеличения объема бюджета на гранты типа «а» и обращаем внимание на нелогичность требования давать всем по 700 тыс. руб. Ведь тогда одинаково достанется и одному математику, которому нужна только ручка, бумага и картриджи для принтера, и группе из 10 биологов, которым приходится покупать дорогостоящие реактивы и расходные материалы.

Итак, под новым письмом в Минобрнауки собрано 750 подписей, и они продолжают поступать. Среди подписавших почти три десятка членов РАН и профессоров РАН. Большинство подписавших — руководители или исполнители грантов РФФИ. Еще до того, как письмо было отправлено министру О. Ю. Васильевой, оно уже вызвало интерес СМИ и реакцию РФФИ и Минобрнауки. Почему-то некоторые в Совете РФФИ обиделись, что их якобы упрекнули в коррупции. Все-таки надо понимать разницу между терминами «коррупционный» и «коррупциогенный». Чиновники ее хорошо понимают, поэтому молчат.

Давайте встречаться и обсуждать компромиссные варианты, как предложило Министерство образования и науки через свою пресс-службу. Будем надеяться, что руководство РФФИ на этот раз готово к конструктивному диалогу с научным сообществом и диалог не сведется к полному игнорированию требований ученых, как это происходило последние четыре года. Да и Минобрнауки по новому уставу РФФИ получило часть полномочий учредителя фонда и поэтому несет свою долю ответственности за политику, проводимую его руководством.

1. Комментарии подписавших письмо министру: http://onr-russia.ru/content/RFBR_2Minister#comment-13664

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи