… а Вас, Fortoff, я попрошу остаться!

Сергей Нечаев (postnauka.ru)

Сергей Нечаев (postnauka.ru)

Коллизии взаимоотношений государственных чиновников и Академии наук, а также то, что происходит в самой Академии, я воспринимаю очень лично и болезненно не только потому, что являюсь сотрудником ФИАНа, а в основном из-за пиетета к академической среде, сформированного сначала родителями, а потом и окружением.

Но из-за событий последних недель (беседа Путина с Фортовым, а перед этим выборы в Академию) я пребываю в каком-то странном ощущении оплеванности, с одной стороны, и предательства, с другой.

Если рассуждать логически, то звание академика является почетным званием, присуждаемым за прошлые заслуги, а не за будущие. Поэтому получается, что вновь избранных чиновников-академиков сняли не за то, что они ослушались, а за то, чего они достигли раньше. По-моему, это бред. Но мы давно уже живем в кафкианском мире и даже приспособились к нему.

Какая бы Академия ни была, ее члены сами вправе решать, кто достоин пополнить их ряды. Представьте себе гипотетическую ситуацию, что Примаков становится академиком и Брежнев говорит ему: «Евгений Максимович, спасибо, до свидания! Я же Вас предупреждал!..»

Я не думаю, что за решением Путина стоит желание унизить Академию в лице Фортова. Скорее это просто высокомерное безразличие к Академии как к надоевшему и слабому существу. Увы, сложно ожидать какого-то плодотворного альянса Государства и Академии в ситуации, когда между супругами нет ни уважения, ни любви, ни взаимного интереса, а есть только взаимные претензии.

То, что сказано выше, — это про ощущение оплеванности. А то, что президент Академии фактически повел себя как унтерофицерская вдова и еще поблагодарил за мудрый совет, выглядит как предательство тех людей, которые его поддерживали во многих неоднозначных событиях последних лет.

К сожалению, события, происходящие с Академией и в Академии одно за другим, имеют синергетический эффект. И, возможно, беседа Путина с Фортовым не воспринималась бы так болезненно, если бы не наложилась на прошедшие недавно выборы в Академию.

О выборах писалось очень много, в том числе и на страницах ТрВ-Наука, но есть один момент, который стал отчетливо виден после того, как спал накал страстей. Выборы показали мертвую хватку членов Академии преклонного возраста за свои места и полное нежелание менять что-либо изнутри. Выбрали довольно много молодежи, но при этом среднее активное поколение оказалось практически полностью «выключенным» из академической жизни. Я представляю себе такую гипотетическую беседу академического старца с молодым избранником. Избранник: «Нам нужно всё менять! Давайте немедленно всё реформировать! Через месяц уже будет поздно!» Старец: «Подожди… Не торопись… Всему свое время… Ты пока осмотрись, привыкни… Мы скоро уйдем, и вот тогда ВСЁ БУДЕТ ТВОЕ. А пока сиди тихо».

Сергей Нечаев,
докт. физ. -мат. наук, вед. науч. сотр. сектора математической
физики ФИАН, директор Лаборатории Понселе

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , ,

 

18 комментариев

  • Ирина Владимировна:

    Отличный заголовок! Полностью поддерживаю! Все верно. Можно еще отметить неверие высшего руководства в малейшую. возможность свободного выбора. А президенту РАН желательно быть не только политиком, но и иметь немалое личное мужество. И неизбежно неразрешимое противоречие: " Или порядочные люди и ученые ( « клуб ученых» с бескорыстным членством) — или корпорация со всеми ее признаками.

  • «В итоге если в Академии наук СССР было 323 действительных члена-академика, то российских академиков стало теперь уже в три раз больше – 941 — хотя население России меньше, чем в СССР почти в два раза. Член-корреспондентов в Академии наук СССР было 586. Сейчас от одной России – 1158. Если вы не из этой среды, то вы уже не знаете имена большинства из них. Взгляните на кадры с последнего общего собрания академии. Много вы выхватываете узнаваемых лиц? На контрасте — советские времена. Упаси нас Бог их, времена, обожествлять, но вот академики были действительно небожители, о большинстве из которых все были минимум наслышаны, пусть иных, как Королева, долго не рассекречивали. Но многие имена до сих пор на слуху: академики Королев, Келдыш, Курчатов, Капица, Александров, Сахаров, Варга, Анохин, Янгель, Зелинский, Волгин, Островитянов, Бакулев, Гинзбург… Членство в академии было самой высшей пробой.

    Конечно, на приведенную «арифметику» можно возразить: так ведь теперь в РАН входят и бывшие ВАСХНИЛ с Академией медицинских наук. Но даже так академиков и членкоров совокупно — не в три, но примерно в два раза больше, чем в советские времена. Ну, а если изучить список новых членов академии-медиков…

    Конечно, хорошо, когда врачи потомственные, и все-таки не слишком ли много среди членов-корреспондентов-медиков, избранных на последнем общем собрании, сыновей и жен действующих академиков? Да, их отцы и мужья — уважаемые ученые с мировыми именами, но эти без малого полтора десятка новых членкоров, появившихся за один избирательный цикл, они что за люди?

    В семьях российских академиков медицинских наук — пополнение. У знаменитого академика Чазова, бывшего врача Брежнева, академиком стала дочь Ирина. Кроме научного звания Ирина Евгеньевна унаследовала и отцовское кресло — руководителя Института клинической кардиологии.

    У директора «Научного центра здоровья детей» Минздрава академика Баранова академиком стала жена Лейла Сеймуровна. В центре мужа она еще и трудится заместителем директора.

    У бывшего зампреда думского комитета по здравоохранению академика Колесникова академиком стала жена Любовь Ильинична. Она руководит «Научным центром проблем здоровья семьи и репродукции человека».

    Вопреки давним устоям все дамы выдвигались и избирались в академию по тем же научным секциям, где уже состоят их мужья и отцы.

    «Это очень надуманная ситуация. сначала секция, потом отделение, потом вся академия голосует, идет несколько дней обсуждение. Злые люди, как правило, пытаются в этом увидеть что-то такое», — считает Лео Бокерия, академик РАН, директор «Научного центра сердечно-сосудистой хирургии имени А. Н. Бакулева».

    Директор знаменитого Бакулевского центра академик Лео Бакерия не нарадуется на свою главную научную сотрудницу и по совместительству дочь Ольгу. Всего в 30 лет эта молодая многодетная женщина стала доктором наук и профессором, а теперь в чуть за 40 избрана в член-корреспонденты РАН.

    «Это большая радость для родителей. Я с тревогой смотрю на внуков, которых у меня семь», — признается Бокерия.

    Для справки: в советской Академии медицинских наук было 143 действительных члена и 183 члена-корреспондента. Теперь при почти вдвое меньшем, чем в СССР, населении академиков медицины в России 250, а членкоров — 270. Может, и впрямь в расчете на внуков плодятся эти академические вакансии?

    «Очень хорошую вещь сделали. Очень много мест в этом году дали для молодых ученых. И академия сильно омолодилась», — подчеркнул Рахим Хаитов, академик РАН, научный руководитель Государственного научного центра «Института иммунологии».

    Академик Хаитов — бывший директор НИИ иммунологии, мультимиллионер, совладелец крупнейшего в стране производства вакцин от гриппа. По достижении предельного для директоров государственного НИИ возраста — 70 лет — Рахим Мусаевич перевелся в ранг научных руководителей, передав кресло преемнику.

    «Директором является Хаитов Мусар Рахимович. Ему 37 лет. Его недавно избрали членом-корреспондентом Академии наук. Это очень большая должность. Он мой однофамилец. Вы, наверное, догадываетесь, что он мой сын», — рассказал Рахим Хаитов.

    Догадаться не сложно. Ровно такой же путь недавно проделал Филипп Полеев — сын бывшего директора главной клиники Московской области МОНИКИ Николая Полеева. Отец-академик перешел на научную должность, сын занял его хозяйственную, а теперь еще и избрался в член-корреспонденты.

    Также членами-корреспондентами Академии медицинских наук намедни стали: Ксения Краснопольская — дочь директора Московского областного НИИ акушерства и гинекологии академика Краснопольского; Алексей Тутельян — сын научного руководителя Института питания РАН академика Тутельян; Николай Коновалов — сын научного руководителя НИИ имени Бурденко академика Коновалова; Сергей Румянцев — сын директора Федерального центра детской гематологии и иммунологии академика Румянцева и другие уважаемые лица.

    Бывшая Российская академия медицинских наук, ныне медицинское отделение РАН, всегда отличалось большой сплоченностью и никогда открытостью. После последних, можно сказать, семейных выборов эта организация и вовсе ушла в себя. Охране приказано никого не пускать, все руководство как бы в отъезде. И никаких комментариев.

    Единственный из всех медицинских светил, кто решился — и то в весьма общих выражениях — откреститься от произошедшего, — это 88-летний патриарх НИИ гематологии академик Андрей Воробьев.

    «Меня больше всего во всей этой котовасии волнует лицо академии, а не конкретные примеры. Всякого рода кумовство вредоносно, где бы оно себя ни проявляло», — уверен Воробьев.

    Онкоцентр имени Блохина на Каширском шоссе. Крупнейшая онкологическая клиника России и Европы, возглавляемая академиком Михаилом Давыдовым-старшим. Михаил Давыдов-младший в 28 лет на базе папиного центра защитил докторскую, через год там же возглавил огромный НИИ клинической онкологии на 1100 коек, а недавно еще и стал членом-корреспондентом РАН.

    — Вам 31 год. Вы очень молодой член-корреспондент. Возможно, даже самый молодой.

    — Да, самый молодой, — признается Михаил Давыдов.

    — Как это стало возможно?

    — Возможно, потому что была определенная поддержка, я это не скрываю.

    — Ваш отец был, видимо, главным инициатором?

    — Это вполне нормальное ощущение любого отца, который хочет передать свое дело своему сыну.

    Дело как профессию? Или дело как казенный имущественный комплекс с многомиллиардным госфинансированием? Что именно спешат передать пожилые академики своим сплошь гениальным чадам?

    — В ученом мире существует такой показатель, как индекс Хирша.

    — Да, — соглашается Михаил Давыдов.

    — Который характеризует успех ученого.

    — Странно, а по нашим данным, всего единица.

    — Нет, это не так. Это все подается в академию. С индексом Хирша в единицу выбраться невозможно.

    И все-таки его выбрали. С индексом цитирования, он же индекс Хирша, равным единице. Вообще-то с таким не берут даже в аспирантуру.

    Научный центр дерматовенерологии и косметологии в Сокольниках. Несмотря на всю свою как бы государственность, расценки на процедуры тут такие, что большинство частных клиник позавидует. Руководит центром академик Анна Кубанова — с зарплатой, согласно официальной декларации, около 4 миллионов в год. Эту цифру ей вполне законно утверждает государство. Заместитель директора Алексей Кубанов. Сын. Его зарплату, почти 22 миллиона, уже подписывает мама.

    — Анна Алексеевна на сайте вашего учреждения указано, что зарплата вашего сына — 22 миллиона рублей. Это серьезно?

    — Я не знаю, на каком сайте вы это читаете. У него есть декларация, — сказала Анной Кубанова.

    — Эту декларацию и читаем. Простой заместитель по науке государственного

    медучреждения получает 22 миллиона?! Имущество: три квартиры, четыре элитные иномарки и океанская парусная яхта. Неужели это правда?!

    — Вы можете обратиться только к информации, которая есть на сайте. Все. Я не даю никаких вам комментариев!

    — А по поводу недавних выборов вашего сына в член-корреспонденты РАН пару слов скажете?

    — Выборы проходили в установленном порядке. Процедура выборов прописана по каждому пункту.

    — Вам как академику не кажется, что такая семейственность может умалять авторитет уважаемой организации?

    — Мне ничего не кажется! Когда мне кажется, я крещусь.»http://www.pravda-tv.ru/2016/12/04/269694/semejnyj-podryad-akademiki-protaskivayut-v-ran-dazhe-bezdarnyx-detej

    Проблема есть, и ей занимаются.

    • Наука стала профессиональной — это значит дурят народ профессионально. Все эти академики курируют очень многие производства и разработки. Фуфломицины оказываются в продаже как раз при их поддержке.

      Административный ресурс в науке всегда вёл к деградации. Для государства предоставление возможности работать дилетанту в науке — только потому, что у него рожа правильная. Наноситься ущерб не соизмеримый ни с чем. Наука загнивает не от того, что в неё вкладываются маленькие средства, а потому, что пускают в неё не тот народ. Если человек не способен ничего придумать в него можно вкладывать сколько угодно средств. Результата никогда не будет.

      Власть понимает, что предоставление благ правильным людям — не стоят того ущерба который они наносят. Вот и пытается хоть как то ограничить их влияние на науку и ущерб минимизировать.

      Тому хороший пример — состояние науки во всяких Бурхгаркистанах. Она обычно там находится в лежачем состоянии, никогда даже на колени не станет. А всё почему? — потому, что доступ к возможностями ею заниматься, только у правильного народа.

    • y.v.:

      Вот именно этот сюжет с незначительными вариациями(здание напротив «мозгов», Мысина, неизбранный академик) на прошлых выходных с упоением показывали на разных каналах. Хозяин намекнул, журнализды взяли под козырек.

      Теперь ждем новых наездов на академию: академики проглотили, можно и институты обкорнать.

      • Наука — не политика, здесь гораздо важней «что сказано», а не — «кем сказано».

        Перечисленные Вами продолжают вариацию на тему «Папа у Васи силен в математике. Учится папа за Васю весь год.» Кстати, Лео Бокерия, занимаясь индивидуальным репетиторством своих прямых потомков, не нарушает кодекс искусства врачевания «Клянусь Аполлоном, врачом Асклепием, Гигиеей и Панакеей, всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство: считать научившего меня врачебному искусству наравне с моими родителями, делиться с ним своими достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах; его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно, и без всякого договора; наставления, устные уроки и всё остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому.» Кхм,ну разве что на счет «никому другому» имеются отклонения.

        И — да, нападки на академию продолжатся, потому как нет другого способа формирования элиты, кроме как селекция. Главное, чтобы давление отбора имело правильное направление.

        Кто-либо уже сравнивал степень семейственности в искусстве, политике, науке и спорте?

        • Валерий И. Чурбанов:

          А многие ли опровергли гипотезу о том, что природа отдыхает на детях гениев?

  • Svyatoslav:

    Если Академия не демонстрирует эффективного самообновлеия, то зачем усугублять ситуацию включением новых членов из среды чиновников, которые заведомо не будут активно работать в науке? Чем больше почетных членов, тем менее почетное членство. Коллизии можно было избежать, если бы между президентом Академии и президентом РФ был более тесный контакт. Какой из президентов в данном случае лучше отстаивал интересы Академии? Я считаю Путин.

  • paulkorry:

    Вообще, кошмар, конечно.

    Фортов насильно затащил честных людей в академики, а Путин выгнал их из чиновников.

    Беспредел полный. Тридцать седьмой год...

  • Путин не отстаивал интересы академии (непредвзятость), он задал правомочный вопрос:"Что мне теперь делать?"

    Разделение полномочий и компетенций — детектед.

  • Валерий И. Чурбанов:

    Я ничего не знаю о молдавской академии, но при анализе тамошних выборов наткнулся , что президент АН у них является членом правительства по должности и членом совбеза.

  • Лена:

    Читать и осознавать это стыдно. А им, похоже,нет. До чего еще доведут Академию...

  • В.П.:

    Число членов академии значительно увеличивалось после слияния трёх академий три года назад и в 92 году после объединения свежеобразованой Российской академии наук (в которую члены избирались выборщиками от российских вузов и научных институтов) и старой АН СССР. Оба слияния были инициированы политическим руководством, а не академиками.

  • Helen:

    Я считаю что стоит отменить доплаты 100 и 50 т.р. за звания. Тогда и желающих получить звания станет сильно меньше и количество сомнительных диссертаций (получаемых только лишь с целью пролезть дальше в академики) поуменьшится. И несомненно нужно вычистить ряды Академии наук от всяких проходимцев.

    • paulkorry:

      Как это отменить? Никак нельзя. Академик — это не звание, это счастье...

    • Александр:

      Открою Вам секрет — эти 50 и 100 тысяч для академиков-не-очень-ученых ничего не значат. Они и так директора и научные руководители институтов и получают неплохо, и не за этими выплатами идут. А для академиков — ученых, наоборот, много значат. Так как на зарплату профессора (23 тысячи р.) или ведущего научного сотрудника не развернешься.

    • Алексей:

      Сразу видно простого и далекого от научной академической среды человека, который думает, что в академики идут за доплатой в 100 тысяч (хаха) Академики — это люди давно финансово состоявшиеся, для которых 100 000 рублей — это только на бензин для личного авто (с шофером).

  • vlad1950:

    ран в общем не слишком выпадает из общей ларечно- феодальной системы организации жизни в расеянии вот и члены ран решили сделать и звание и приложенное к нему имущество вместе с холопами наследственным это лишь очередной этап деградации академии

  • vlad1950:

    академия все 25 постсоветских лет старательно пополняла свои ряды дельцами for eg березовский Фетисов шамхалов возможно менее заметных и упустил видно видя в этих персонах родственных душ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com