Выгоним русский язык

Анастасия Серазетдинова

Анастасия Серазетдинова

Как часто на протяжении уже взрослой жизни вам приходится вставлять буквы в уже готовые слова? А основу слова вы выделяете? А постфикс? Зелеными чернилами? Нет, конечно, если вы окончили филологический факультет или лингвистический институт, то вам положено быть языковым патологоанатомом. Но если вы инженер, экономист, врач (как у вас с почерком, кстати?)? Что происходит с русским языком в школе и почему мало кто понимает этот, казалось бы, с младенчества родной предмет?

«У нашего Миши твердая четверка по русскому, но, когда он подписывает бабуле открытки, ошибки прям валятся с листа», «Какой корень в слове „дать“? Мы тут уже всю голову сломали, а время — десять вечера» — родители не понимают: уроков русского языка в школе предостаточно (хотя учителям всё не хватает), но ребенок к ЕГЭ по предмету не готов (наняли репетитора), объяснительную написать не в силах, да и толком, без «как бы» и «короче», рассказать о пройденном дне не может.

Пока русский язык будет существовать в рамках одного кабинета — кабинета русского языка и литературы — толку от него будет маловато. Среди учеников блуждает популярная фраза: «А вы в лабораторной тоже ошибки проверите? Мы ведь не на русском!» Пока ребенок будет методично вставлять буквы в слова согласно правилам, которые почему-то чаще нужно учить слово в слово (и не дай бог ты перескажешь их по-своему), русский язык будет оседать лишь на запыленных портретах классиков всё в том же кабинете. На мой взгляд, учителям словесности уже давно пора признать, что русский язык — это прикладная дисциплина, это инструмент, позволяющий изучать, постигать, познавать. Не нужно возводить русский язык в абсолют, им нужно научить пользоваться.

Преподаватель методики в университете меня не замечал, а точнее, совсем не воспринимал всерьез то, что я предлагаю. И не потому, что я не знала, как учить русскому языку детей разного возраста и уровня подготовки (до какого-то момента не знала, конечно), а потому, что я была не согласна с самой подачей преподавания в школе. Во-первых, когда я была школьницей, я долго не могла понять, что такое причастный оборот: куда его надо ставить, с какой стороны ему нужны запятушки, что это вообще за конструкция. Учитель предпочитал меня не замечать тоже. Но как известно, после причастного оборота в курсе русского языка возникает оборот деепричастный. Это была катастрофа вселенского масштаба. Мой пубертатный период не позволил долго вгрызаться в тему, я отложила весь русский язык в сторонку и доверилась всеми любимой «природной грамотности», которой в природе, как выяснилось впоследствии, нет. И вот однажды, читая параграф по физике, скучный и тугой, я заметила в тексте причастный оборот, читая дальше, заметила деепричастный, и до меня дошло! Вспомнив собственный опыт на методике в университете, я пропагандировала (и продолжаю это делать) изучение русского языка через другие предметы.

Как это работает. Я прошу детей принести на урок учебник по физике (алгебре, геометрии, биологии — нужное подчеркнуть). Мы начинаем читать заданные на дом параграфы, выискивая отголоски тех правил, которые нам нужны. Уничтожаем сразу нескольких зайцев — и параграф по физике прочитали, и русскому языку применение в жизни нашли.

Еще я периодически беру тексты для диктантов из Кодекса самураев «Бусидо» (эту идею однажды подсмотрела у Дмитрия Быкова), потому что там много запоминающихся моментов, которые отлично ложатся в голову ученику: «Есть пять разновидностей шпионов: местные шпионы, внутренние шпионы, двойные агенты, ложные и беглые шпионы» (повторили двоеточие после обобщающего слова). Сюда же прибавляем расшифровку словами математических примеров («два икс квадрат плюс игрек равно восемь»), сбор коллекции ошибок с вывесок и билбордов, речь киногероев — в общем, развлекаемся как можем. Задача — выгнать русский язык за пределы кабинета, дети должны понять, кожей почувствовать: язык — это их жизнь.

Анастасия Серазетдинова,
учитель словесности

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

8 комментариев

  • Цокто Жигмытов:

    Анастасия, возможно, Вас заинтересует книга А.В.Кравченко «От языкового мифа к биологической реальности». Она как минимум даст мощную ссылочную базу (включая и зарубежные исследования) и формулировки всех тех проблем, часть из которых вы описали. Книга доступна в интернете, но от себя рекомендую приобрести её в бумаге — уверен, она Вам пригодится.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Ash:

    «На мой взгляд, учителям словесности уже давно пора признать, что русский язык — это прикладная дисциплина, это инструмент, позволяющий изучать, постигать, познавать. Не нужно возводить русский язык в абсолют, им нужно научить пользоваться.»

    Вот точно такая же проблема с математикой, только не у детей, а у взрослых, причём у таких взрослых, которые сами являются профессиональными математиками.

    Пока пишут статью в научный журнал — используют математику. Вышли из кабинета — и как отрезало.

    Ходят просить деньги, пишут петиции, даже митинги собирают, только что ботинками не кидаются. Но применить свои профессиональные знания к проблеме — ни-ни. Просто какая-то патология.

    Полезно? Dobre 4 Słabe 1

  • Aleksey:

    Заметил, что сложности с изучением естественнонаучных предметов у школьников и студентов возникают по причине полной безграмотности на уровне языка. Они просто не могут выхватить ту информацию из источника, которая там заложена. Им не понятны обороты, вводные слова и т.п. Они умеют произносить текст, но не умеют его читать.

    Полезно? Dobre 6 Słabe 0

  • Читатель:

    Верно. Русский язык необходим для того, чтобы решать задачи (в общем смысле этого слова). Чтобы решить задачу необходимо уметь понять смысл написанного (услышанного) и уметь верно передать смысл своего решения. Академик Владимир Иванович Смирнов, например, демонстрирует высочайшую культуру владения русским языком в его «Курсе высшей математики». В шумихе вокруг образования много пустого. Тот, кто умеет решать задачи, тот знает и предмет и язык. И это всё. И задача только одна — производство. Следует вести школьников к производству. Здесь и знания и воспитание отношений. Здесь живой интерес. Тогда подросток сам поймёт зачем читать Тургенева, Толстого и Чехова. Натаскивать на ответах — чепуха. Напротив — надо снизить поучение. Самостоятельное решение задачи — это ключ. Экзаменов не надо. Задача покажет знания. Операция покажет врача. Инструменты и приборы покажут инженера. Письмо и беседа покажут культуру языка. Экзамены следует отменить.

    Полезно? Dobre 2 Słabe 1

  • Александр:

    Сомневаюсь я что проблема с языком у школьника приводит к затруднениям в понимании задач — имхо, эта проблема у того кто эти задачи пишет. если даже взрослый человек с трудом понимает что спрашивается в задаче — это вопрос не к ученику а к автору. Мама моя очень жаловалась на качество инструкций присылаемых от начальства — бывало что всем отделом читали и не по разу, чтобы понять что же им хотят сказать. сам такое пишу, когда некому отрецензировать.

    я учился по учебникам 80х годов, там очень простой язык. оборотов причастных, деепричастных, не шибко сыпали. их вроде не стеснялся учебник истории.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

    • Мне кажется, нужно помнить о том (а иногда и знать), что взрослый человек уже не обладает тем мышлением, каким обладает ребенок. Иногда задачу из учебника 2 класса взрослых не в состоянии понять, начинает углубляться, путать своего малыша, стресс и все такое, а лучше было бы совсем его не трогать — ребенок способен понять и решить сам. Но не всегда: конечно.

      Полезно? Dobre 1 Słabe 0

  • […] Анастасия Серазетдинова, учитель словесности      […]

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

Добавить комментарий

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com