Слово и дело

Экономическая политика в области высокотехнологичного малого бизнеса — путь к его уничтожению

(Окончание. Начало в ТрВ-Наука №17 (211) от 23.08.2016)

Валерий Герасимов

Валерий Герасимов

Валерий Герасимов — директор научно-инженерного центра «Вятич» (http://viatich.ru), специализирующегося на разработке и производстве профессионального алмазного инструмента. НИЦ «Вятич» создан в 1992 году на базе особого конструкторского бюро ФИАН с целью разработки и производства эффективного профессионального алмазного инструмента для различных отраслей промышленности.

Рассмотрим декларируемую практику помощи государства развитию малых и средних предприятий (МСП). В последние годы начали появляться различные документы, якобы стимулирующие развитие высокотехнологичных МСП. Вот, например, документ 2015 года «Инструменты и формы поддержки, предоставляемые на федеральном уровне».

В тексте смотрим п. 1 («Меры поддержки промышленности») и в нем подпункт 1.5 «Станкоинструментальная промышленность» — как раз наша область специализации. Там говорится о возможных субсидиях на науку, но о развитии наукоемких предприятий малого и среднего бизнеса — ни слова.

Есть еще пункт 11 «Индустриальные парки и кластеры» и раздел 11.1 «Субсидии». Речь идет только о субсидировании инфраструктуры, а вот кто и что будет производить, из документа совершенно неясно. Поэтому зачем тратить на неизвестное дело субсидии — тоже непонятно. Программа составлена из самых общих соображений, в ней содержатся сплошные благие намерения, без знания реального дела и понимания механизмов поддержки наукоемкого производства — кому и как, собственно, ее оказывать. Наверное, кто-то пользуется возможностями этой программы, но вряд ли те, кому такая помощь предназначалась. Деньги уходят, мягко говоря, на сторону.

Помнится, в советское время решения о создании новых производств принимались в связи с необходимостью создания новой востребованной продукции. В сегодняшней ситуации плановая структура производства практически разрушена, действенная рыночная так и не создана, поэтому подобные программы не работают. Как вариант можно было бы собрать работающие МСП под одной крышей, реальной или структурной. Однако здесь проблема либо из-за территориальной оторванности (предприятия в разных регионах); либо в местах концентрации наукоемких предприятий (например, в Подмосковье) такие высокие цены на аренду производственных помещений, что большинство предприятий малого и среднего бизнеса ее не потянут.

Следующий пункт: 2. «Поддержка малого и среднего предпринимательства» (2.1. «Субсидии»).

Эти разделы спущены на региональный уровень и упомянуты — на всякий случай — с формулировкой «при наличии утвержденной государственной программы (подпрограммы) субъекта РФ, содержащих мероприятия, направленные на развитие МСП». Поэтому вслед за федеральным документом появился еще один, региональный, в Москве. Его родил Департамент науки, промышленной политики и предпринимательства города Москвы и назвал «Меры поддержки промышленности». Заглянем в него.

Посмотрим раздел «Стимулирование развития промышленности на федеральном уровне»: МСП здесь просто нет. Упоминаются «Перечень системообразующих предприятий», и приводится перечень из 199 организаций. Почему именно столько, а не 550, например?

В разделе «Меры налогового стимулирования развития промышленной деятельности на федеральном уровне» вскользь упоминается лишь «Проект федерального закона о внесении изменений в Налоговый кодекс». Только «проект»! Понятно, что какая-то поддержка возможна, но будет не скоро, а может, ее и не будет вовсе. Многие «проекты» реальностью так и не становятся.

Раздел «Система мер поддержки процессов импортозамещения по линии Минпромторга России». План содействия импортозамещению в промышленности существует по Распоряжению правительства РФ от 30.09.2014 г. № 1936-р. Перечисляются отрасли промышленности, где импортозамещение необходимо. Существует даже специальная программа по импортозамещению Фонда развития промышленности. Но ни в одном из перечисленных документов упоминаний о МСП нет. То есть осознание необходимости импортозамещения у государства присутствует. Но почемуто оно не собирается пользоваться помощью малого и среднего бизнеса, хотя при должной организации именно малые предприятия куда мобильней и эффективней в развитии и быстрее реагируют на самые «горячие» темы.

Раздел «Система стимулирования развития промышленной деятельности на уровне города Москва». Этот раздел московское правительство явно готовило само для себя, поэтому комментировать его особого смысла не вижу. Здесь в основном сказаны красивые слова про стимулирование, создание очередных планов, формирование механизмов субсидирования, разработку программ импортозамещения. Опять один процесс, без всяких реальных результатов — чиновники сами себя загружают работой.

Поэтому остановлюсь лишь на одном разделе: «Критерии импортозамещения на уровне города Москва». Разработан перечень «Приоритетные отрасли импортозамещения» и «Уровень приоритетности отраслей промышленности». Наше производство («Станкоинструментальная промышленность») по уровню приоритетности находится на первом месте, ему присвоен самый высокий уровень приоритетности — 150. Есть повод для гордости! Но где реальная отдача? Каков итог? Нигде и никакого!

Основная часть продукции, выпускаемой нашим предприятием, — алмазный инструмент различного назначения и алмазосодержащие композиционные материалы. Известно, сегодня 70% алмазного инструмента, продаваемого в РФ, импортного происхождения. То, что производим конкретно мы, не уступает по качеству лучшим мировым образцам. Однако попытка предложить наш инструмент структурам московского правительства окончилась безрезультатно (это был конец 2014 года).

Наше выступление на Форуме инноваций и инвестиций перед представителями департаментов московского правительства не вызвало с их стороны никакого интереса. И всё это на фоне заявлений правительства РФ, что теперь несколько процентов закупаемой бюджетом продукции будет производиться в обязательном порядке в системе малого и среднего бизнеса.

На всякий случай — для понимания реальной ситуации — приведу данные о состоянии российской алмазной промышленности. Предприятие КабЗАИ (Кабардинский завод алмазного инструмента) работает три дня в неделю. Остальное время сотрудники сажают овощи и затем занимаются их переработкой. ТЗАИ (Томилинский завод алмазного инструмента, г. Москва) едва сводит концы с концами, зарплаты сотрудников даже не хочу называть, чтобы их не обидеть.

Венёвский завод алмазного инструмента (Тульская область) прекратил свое существование. Рославльский завод алмазного инструмента (Рославль, Смоленская область) выживает еле-еле. Видел телепередачу, в которой сообщалось, что безработица захлестнула город: то есть одно из градообразующих предприятий уже не может обеспечить жителей работой.

Не лучше дела и в отраслевой науке. Практически уничтожены три основных отраслевых НИИ: ВНИИалмаз, ВНИИинструмента, ВНИИ тугоплавких металлов и твердых сплавов. По слухам, здание ВНИИалмаз собираются продать с молотка. Одно из двух зданий этого института уже у него отобрано, осталось последнее. Очень лакомый кусок в удобном месте у Рижского вокзала. Сотрудники оборонных предприятий (даже оборонных!) ищут по всей стране, где бы изготовить необходимые ответственные компоненты для их изделий, которые ранее без проблем производились в этих НИИ. И в конце концов едут за границу закупать необходимое оборудование и инструмент. О какой секретности и безопасности страны можно потом рассуждать с высоких трибун?!

Но, по нашему опыту, кроме глобальных проблем от таких закупок есть и сугубо технологические. Или оборудование по непонятной причине останавливается и его невозможно запустить, или устранение неисправностей хотя бы в одном из блоков приводит к огромным затратам, приближающимся к стоимости нового оборудования. А тут еще и таможня «на страже» — с бесконечным количеством обоснований, сертификатов, разрешений и, конечно, с немаленькими платежами. На фоне такого положения с «развитием» внутри России к нам достаточно часто обращаются зарубежные компании с простой просьбой: «Нельзя ли купить ваш бизнес?»

Практика показывает, что смысл таких покупок вовсе не организация новых рабочих мест в России. Главная цель — расчистка рынка для собственной компании. И таких покупок по РФ было уже немало; перекуплены, например, производства изделий из алюмооксидной керамики, производство бумаги и т. д. Вот где, казалось, государство должно ставить определенные условия и барьеры вплоть до запрета, а также поддерживать своих производителей. Но как раз здесь чиновники проявляют удивительную податливость и сговорчивость.

Отдельно следует упомянуть о механизмах приобретения бюджетными организациями нашей продукции. Речь идет о тендерах. Удивительно, но тендеры выигрывают те особо приближенные организации, которые «ни сном ни духом» не знали про закупаемые у них высокотехнологичные изделия. Они их, конечно же, не производят, а только продают. И «ерунда», что такое умелое посредничество в разы увеличивает стоимость наших изделий, ведь главное, что в итоге они доходят до потребителя!

Заключение

Из сказанного неумолимо напрашивается вывод: существующая система управления хозяйством страны не справляется со своими обязанностями. Необходим диалог между властью и бизнесом различного уровня, результатом которого будет развитие страны с использованием рыночных и не рыночных методов управления в зависимости от того, какие где эффективнее, вместо прозябания и проедания ресурсов и возможностей, накопленных предыдущими поколениями.

Валерий Герасимов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Один комментарий

  • Ash:

    «Необходим диалог между властью и бизнесом различного уровня...»

    Нужно чётко разделить крупный монополистический бизнес и мелкий рыночный.

    Какой диалог может быть с крупным? Это, в основном, сырьевики. Зачем им передовые научные разработки? Они тупо повысят цены, получат деньги и купят всё готовое. Как тот же Сечин купил компанию со всеми технологиями гидроразрыва в штатах. И никакие санкции ему не помешали — запрещено-то было покупать технологии, а не компанию со всеми потрохами.

    С мелким диалог возможен. Только говорить не о чем. У него денег нет — кредиты-то по заоблачным ставкам. А ставки высоки из-за инфляции. Инфляция же высока из-за подъёма тарифов крупным бизнесом.

    Вот и весь диалог.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com