- Троицкий вариант — Наука - http://trv-science.ru -

Полицейский vs учитель

Андрей Демидов, учитель истории, г. Санкт-Петербург, активист профсоюза «Учитель»

Андрей Демидов, учитель истории, г. Санкт-Петербург, активист профсоюза «Учитель»

Чего хотят учителя?» — таким вопросом задаются организаторы артвыставки «АртПедУдар», которая, как планируется, откроется в Санкт-Петербурге 1 октября этого года. Действительно, чего хотят педагоги, приходя в профессию и оставаясь в ней?

Один из ответов на этот вопрос был выдан обществу 3 августа на встрече премьер-министра России Дмитрия Медведева с участниками молодежного фестиваля «Территория смыслов», собравшего представителей разных регионов России.

На вопрос молодого учителя из Дагестана, почему в этом регионе учитель получает зарплату 15 тыс. руб., а лейтенант полиции — 50 тыс., премьер-министр ответил в том духе, что сравнивать не надо, учитель и в советские годы много не получал, главная награда — возможность реализовать свое призвание, а если надо больше денег, то «есть много других прекрасных мест, например бизнес». «Современный энергичный преподаватель способен не только получать ту зарплату, которая положена ему по должностному расписанию, но как-то, так сказать, еще что-то заработать», — добавил глава правительства.

Если рассмотреть слова Медведева по отдельности, то вроде бы нигде он не соврал. И зарплаты у педагогов действительно не самые высокие в России были всегда (и в советское время, о котором в последние годы многие стали ностальгически грезить, тоже). И про бизнес не соврал: не только в России, но и в других странах зарплаты в сфере образования в среднем ниже, чем доходы в коммерческом секторе. И что повышения не обещал, тоже логично («денег нет» — это мы помним).

Почему же петиция с требованием отставки Медведева, запущенная на следующий день после его злополучного высказывания, набрала менее чем за две недели 278 596 подписей, так что ее (устами пресс-секретаря президента) вынужден был комментировать Кремль?

Ответ, видимо, в том, что то, что чиновнику показалось частным вопросом, на самом деле оказалось вопросом принципиальным. Вопрос дагестанского учителя был не о том, как заработать много денег (думаю, про бизнес как вариант заработать он и без Медведева знает), а про сравнительную ценность в глазах государства профессий учителя и полицейского. Грубо говоря, кто более важен для общества и государства — полицейский или учитель? Премьер дал однозначный ответ — полицейский. А вот у общества, по крайней мере его немалой части, другое мнение. Отсюда и такая резкая реакция на слова премьера.

Среди подписавших петицию, конечно, не только педагоги. Но есть немало подписантов, представляющих педагогическое сообщество.

«20 лет уже отдала школе и детям и не понимаю, почему, имея одну из важнейших профессий, я должна еще что-то пытаться найти и заработать на стороне. Работа учителя должна оплачиваться достойно, т. е. так, чтобы он все силы мог отдавать детям и результатам их обучения. Учителя должны жить и работать, не считая рубли до зарплаты, должны иметь возможность купить жилье, поехать на отдых на свои заработанные деньги в школе, а не искать подработку после уроков и проверки горы тетрадей», — объяснила причины своей поддержки петиции учитель из Москвы Екатерина Лендяшева.

Давайте попробуем разобраться, чего хочет этот учитель, так же как и каждый из 1 млн 200 тыс. российских учителей.

Про «важнейшую профессию» спорить не будем. Значимость образования и учителя как агента этого процесса никто, кажется, не отрицает. «Достойная оплата»? Опять-таки, никто не против, и, по официальным отчетам, она уже года два не ниже средней по экономике.

Но простому человеку, размышляющему, как удовлетворить свои жизненные потребности, нет дела до средних показателей. Ему важно понимать, как с помощью своего труда он может получить деньги, достаточные для удовлетворения этих самых потребностей.

В комментарии эти жизненные потребности коротко, но перечислены. Возможность жить «не считая рубли до зарплаты», конечно, не что иное, как возможность покрывать текущие потребности, нормально питаться, быть в состоянии купить качественную одежду и обувь и тому подобные необходимые для самоуважения и уважения окружающих вещи за счет зарплаты, не влезая в кредитную петлю.

«Купить жилье»? Тут можно, конечно, напомнить, что почти нигде в мире приобретение жилья в собственность не является основным способом решения жилищной проблемы. Но тогда стоит сказать о дополнительных плюсах работы в бюджетной сфере, которые в других странах компенсируют издержки не самой высокой оплаты труда. Например, во Франции учитель — желанный клиент ипотечного банка. Более низкие, чем в бизнесе, доходы компенсирует стабильность статуса и предсказуемость будущего. Этой стабильности и предсказуемости российскому педагогу явно не хватает.

Я знал молодого специалиста, получившего подъемные для покупки по программе «миллион для сельского учителя», который вынужден был дважды переезжать в новый населенный пункт, так как его прежнюю школу закрывали. Истории о том, как местные чиновники закрывают очередную школу, лишая учителей работы и зарплаты, появляются в ленте новостей практически каждый день. Социального оптимизма педагогам эти истории не прибавляют.

«Поехать на отдых»? Законное желание, которое можно лишь дополнить пожеланием не просто отдохнуть, а пройти еще курс санаторно-курортного лечения. К сожалению, большинство об этом может только мечтать, хотя еще два года назад казалось, что ситуация выправляется.

Несколько лет назад, как раз накануне «майских указов» 2012 года, мы в профсоюзе «Учитель» проводили в нескольких регионах исследование, стремясь определить обоснованный минимальный бюджет педагога. Просили переписать свои текущие потребности и посчитать, какая сумма, исходя из текущих цен, их покроет. Что меня тогда поразило, люди отнеслись к просьбе с недоверием («съесть-то он съест, да кто ж ему даст»), но крайне добросовестно. В планах, которые они нам представили, были фрукты и охлажденное мясо, ипотечные выплаты или аренда жилья, но не было ни айфона последней модели, ни престижных автомобилей.

К сожалению, там, за редким исключением, не было и сбережений на непредвиденные ситуации, расходов на лечение (хотя бы ту же стоматологию), путешествия, а также пенсионных накоплений. И это показывает, что даже в смелых фантазиях наши педагоги готовы опустить потребности, которые в цивилизованном мире являются частью обязательного пакета требований квалифицированного работника. На данный момент ситуация по покупательной способности учительских зарплат, по оценкам авторитетных экспертов, вернулась на «доуказный» уровень.

Но невозможность удовлетворить потребности — только часть причин, обусловивших такой накал возмущения словами Медведева. В конце концов, в стране экономический кризис, временно придется затянуть пояса. Многие готовы были затянуть и вместе со всей страной переживать трудные времена, если бы эти трудности касались всех в равной степени.

Но нет. Количество долларовых миллионеров растет, Москва по-прежнему держит первое место по их числу. По данным Федеральной налоговой службы, число физлиц, задекларировавших доходы за 2014 год свыше 1 млрд руб., увеличилось на 5,8% (с 292 до 309 человек), а число россиян, доход которых составил от 1 до 10 млн руб., выросло на 13%, достигнув 451 тыс. 990 человек. По итогам 2015 года тенденция сохранилась, а Москва по-прежнему держит первое место в мире по количеству долларовых миллионеров.

Полицейский, бизнесмен, бюрократ… учитель. Несправедливость — вот пафос вопроса дагестанского учителя. Он себя в четыре раза менее ценным, чем лейтенант полиции, не считает. Мог бы, по совету премьера, согласиться на меньшие деньги, но не настолько же!

Следствие этих причин — отток кадров из школы. Причем кадров далеко не худших. В этом году мне удалось побывать на Летней школе под Дубной. Уникальный негосударственный и некоммерческий образовательный проект. В числе 30 разнопрофильных мастерских была и мастерская «Образование». Педагоги из разных регионов, по большей части не старше 30 лет, могли до полуночи обсуждать проблемы образования, делиться опытом, придумывать проекты. Иными словами, призвание, о котором говорил Медведев, есть.

А как с деньгами? Этой темы старались не касаться (как сказал в кулуарах один из участников, «только настроение портить»), но в тех же кулуарах двое молодых учителей сказали, что на такую зарплату они прожить не рассчитывают и активно ищут варианты трудоустройства в другой сфере. Информация о том, что еще один педагог из участников Летней школы уходит на другую работу (и причина тоже финансовая), пришла буквально в момент написания статьи.

В то же время и заявление премьера, и реакция на него вызвали в обществе (или как минимум в социальных сетях) нешуточные дебаты. А за что повышать зарплату нынешним учителям, задают вопрос условные «медведевцы». Дальше следует перечисление того, что масса российских учителей должна уметь и мочь, но не умеет и не может. Где телега, а где лошадь, отвечают им оппоненты. Каким образом изнуренный переработками на рабочем месте и подработками за его пределами учитель сможет овладеть всеми компетенциями, предусмотренными новыми образовательными и профессиональными стандартами? А вот повышение зарплаты с одновременным ограничением предела нагрузки ставкой как раз дало бы возможность педагогам подтянуть свой профессиональный уровень до требуемого уровня, уверены в профсоюзе «Учитель».

И всё же почему именно полицейский в данном случае стал символической фигурой для сравнения? В обществе есть много профессий, представители которых зарабатывают больше учителя. Очевидно, в данном случае обществом улавливается дилемма — два пути развития.

Государство, делающее упор на «держать и не пущать» или на воспитание и образование.

У каждого пути свой символ — полицейский или учитель. Пока Россия, очевидно, идет по первому пути. И для премьера Медведева аксиома то, что полицейский должен зарабатывать больше учителя и таким образом косвенно признаваться более ценным для общества. Хотя, как показали журналисты газеты «Коммерсантъ», подготовившие сравнительную таблицу заработков учителя и полицейского в разных странах, даже для суперрыночных обществ, таких как США и Германия, учитель в денежном отношении обществом ценится больше.

Беда, однако, как представляется, не только в том, что выбираются не те примеры для подражания из мировой практики. Беда в том, что образа желаемого будущего нет не только у большинства простых граждан, как показывают данные социологических опросов, но и у власти. Иначе был бы задан вопрос: за счет чего Россия, сильно отставшая от развитых стран, может занять достойное место в мире? Уж точно это не первое место в имущественном неравенстве или полицейских на душу населения. А что? Нет ответа. Вернее, есть: идите в бизнес. Политические партии, которые призваны артикулировать альтернативы развития, слишком озабочены собственным сохранением.

Не так давно в Интернете был опубликован манифест «В защиту общества». Среди его авторов и подписантов нет ни чиновников, ни политических деятелей. В числе требований документа, который условно можно классифицировать как умеренно левую программу, есть достаточно принципиальные. Это и перенесение тяжести налогового бремени на сверхбогатых, и повышение зарплат работникам бюджетной сферы, и отказ от закрытия школ, и даже обеспечение всеобщей доступности не только среднего, но и высшего образования.

Как представляется, документ важен как раз тем, что артикулирует поворот от «полицейского государства» в сторону «государства культуры». Общественное сознание не меняется одномоментно, и на осознание того факта, что учитель, ученый, врач важнее, чем человек с дубинкой или ружьем, потребуется время, но кто-то же должен сказать обществу об этом, несмотря на истерическую милитаристскую пропаганду.

Итак, чего хотят учителя? Социологи скажут: разные группы педагогов хотят разного. Но справедливой оценки со стороны общества (и власти) хотят все.

Андрей Демидов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи