Школа моей мечты

Борис Жуков, научный журналист

Борис Жуков,
научный журналист

Первым делом скажу самое страшное: Школа Моей Мечты — это школа не для всех. «Все» обязаны пройти только программу начальной школы. С которой тоже хорошо бы разобраться, вычистив из нее повторы и методические заскоки и максимально разнообразив «входы», так чтобы пройти ее могли и те, кто еще до нее привык читать для собственного удовольствия, и те, кто не освоил ни одной буквы, — но чтобы при этом они не оказались в одном классе. Но это — отдельный разговор.

Когда школьник более-менее умеет читать, писать от руки и считать в пределах четырех действий арифметики, обязательная программа кончается. Право на бесплатное среднее образование — это именно право, а не обязанность. Школа вправе и должна освобождаться от тех, кто систематически не успевает или вовсе не учится. Тем, кто учиться не может, должны помочь специализированные школы, где каждому будет предложена индивидуальная посильная программа обучения, учитывающая конкретный диагноз и тяжесть состояния.

Те же, кто учиться именно не хочет, могут идти домой. Чем они там займутся — дело их и их семей. Могут, если родители не против, так и валять дурака до самого совершеннолетия (и дальше тоже, но это уже не вопрос школьного образования), а могут идти работать и зарабатывать — законодательство о детском труде должно быть радикально пересмотрено. Главное — чтобы они не мешали тем, кто учится и учит. Впрочем, если попозже — в школьном ли возрасте или уже взрослыми — они захотят все-таки получить образование, такая возможность у них всегда должна быть: право человека на образование не может быть ограничено никаким возрастом. Но это опять-таки уже другой сюжет, мы же вернемся к собственно школе.

Вопрос, чему именно учить, какими именно знаниями должен обладать каждый выпускник школы (и стоящий за ним вопрос — что именно должно быть результатом работы школы), я сейчас обсуждать не буду. Допустим, общество достигло консенсуса по этим вопросам и сформулировало четкий и внятный заказ школе. Я же сейчас говорю о том, как должна быть устроена сама школа — при любом содержании программ.

Прежде всего она должна учить не только разному, но и по-разному. Одним детям легче всего даются логические рассуждения и доказательства, основанные на строгих определениях. Другие даже столь абстрактные понятия, как «число» или «атом», могут представить себе только в виде художественных образов, обладающих формой, цветом, характером. Третьи воспринимают мир в основном через собственные руки и то, что они могут ими сделать, — даже закон Ома для них приобретает смысл лишь после того, как они соберут (и спалят) свои первые электрические схемы. Четвертые… пятые… шестые… Я знаю, что пока даже психологи не договорились, сколько же типов интеллекта есть у человека. Но в идеале у каждого ребенка должна быть возможность познавать мир так, как это удобнее именно ему.

Рис. С. Соколова

Рис. С. Соколова

Вторая важнейшая особенность Школы Моей Мечты — в ней с самого начала и чем дальше, тем больше должна присутствовать возможность и необходимость самостоятельного выбора. Не только и не столько предметов и программ (это все-таки актуально в основном для старших классов), сколько повседневных мелочей: в чем сегодня пойти в школу, что взять в столовой на завтрак (и питаться ли школьными завтраками вообще), какую выбрать тему для сочинения или доклада по биологии и т. п. (Понятно, что это в принципе исключает всякое подобие школьной формы и прочих «дисциплинарных требований», не связанных непосредственно с учебным процессом.)

Выбор должен быть не между плохим и хорошим, а между одним хорошим и другим хорошим, школьник непременно должен делать его сам — и принимать все последствия этого выбора. Выбрал яблоко — так не пускай слюнки, когда одноклассник смачно лопает грушу. Хотел одеться поэкстравагантнее — не обижайся, что все смотрят на тебя как на чучело. Ты выбрал сам.

И наконец, еще одно важнейшее свойство Школы Мечты: деятельность школьника в ней должна быть (точнее — становиться по мере обучения) продуктивной. В том смысле, в котором употребляет этот термин психологическая школа Маслоу: результатом такой деятельности должно быть нечто объективно полезное и потому обладающее ценностью, которая не может быть уничтожена ничьим субъективным мнением — в том числе оценкой, поставленной учителем.

Не важно, что именно это будет — простенькое электронное устройство, компьютерная программа, статья в научном журнале (или какие-нибудь измерения и учеты, которые войдут в такую статью), рассада помидоров или какая-нибудь квалифицированная услуга, вроде ремонта бытовой техники. Важно, чтобы это была не «продукция понарошку», нужная только для получения оценки по соответствующему предмету, а нечто реально полезное. Если говорить совсем грубо — нечто, что в принципе можно (хотя вовсе не обязательно) продать. И школьник, научившийся стабильно делать такие вещи, должен получать за них реальные деньги и иметь право распоряжаться ими по своему усмотрению.

Можно долго перечислять, что еще должно быть в Школе Мечты (и наоборот — чего в ней не должно быть ни в коем случае). Например, помещения, в которых дети могли бы сами, без взрослых, заниматься своими общими делами. Свободный вход и выход в любое время. Продуманные и дифференцированные занятия физкультурой — чтобы толстяки и хиляки не стеснялись своей неуклюжести, а выполняли то, что могут, и получали от этого удовольствие. И, разумеется, никаких «торжественных линеек», ОПК и казенных святилищ — будь то «ленинская комната», школьная часовня или бюст главы государства: школа — место для учебы, а не для индоктринации.

Но каждый пункт в этом списке требует отдельного и большого разговора. Поэтому я ограничусь только указанием на признак, по которому можно опознать Школу Мечты. Для этого надо прийти в любой класс и сказать: «Дети, по техническим причинам завтра школа будет закрыта и приходить в нее не надо, всё равно никого внутрь не пустят». Если это сообщение будет встречено с радостью — значит, это не Школа Мечты.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , , , ,

 

49 комментариев

  • vchernik:

    Мощная заявка на бессилие школы, мощная заявка на противоречие.

    Мощная заявка на бессилие школы, потому что признаётся, что не смотря на всякие когнитивности, креативности, компетенции и матрицы школа не может НАУЧИТЬ УЧИТЬСЯ и презрительно копылит губу: а изволите пойти вон.

    Мощное заявлено противоречие: школьники не должны встречать с радостью сообщение о закрытие школы, поэтому таких мы сразу попрём.

    • Израиль:

      Школа конечно же не может научить любого учиться точно также как школа не может научить любого пробегать 100 метров за 9.58 cекунд. В принципе Британский опыт Eleven-plus exam это как говорят в народе way to go lol

  • Александр:

    чемто на обломовщину смахивает. даже боюсь представить если это в реальность воплотить — что будет? по прочтению «Государства» Платона начинаеш понимать что такое ужас утопии только имея представление о том как оно было воплощено в уже проваленых проектах.

  • Денис Н.:

    У автора всё почему-то сводиться к желаниям самих школьников, вплоть до того, что школьник вправе не учиться, если ему «не хочется». Очевидно, что мнение родителей в этих вопросах играет гораздо большую роль, чем мнение детей. Мне кажется, что дело вообще не в желании или нежелании, а в необходимости. Учеба — это не такое уж удовольствие, в ней много рутины, многое зависит от человеческих отношений. Учиться, как правило, не хотят даже хорошие ученики, просто они могут заставить себя (или же их заставляют родители).

    Автор «не замечает» не только родителей, но и учителей. У него вся вина за неудачи возлагается на самих детей. Хотя я бы сказал, что если ребенок не заинтересован в учебе, то это в значительной степени «заслуга» учителей, большинство из которых тоже отнюдь не «педагоги по призванию».

    Я бы сказал, что с каждым годом гораздо реальнее становится преждевременный уход детей из школы не по причине нежелания учиться, а из-за необходимости работать, чтобы поддерживать семью. И ничего такого, о чем стоило бы мечтать, я в этом не вижу.

    • 11 11:

      Образование — необходимый навык человека. Любая сегрегация по этому признаку — выжечь каленым железом, таких прекраснодушных «мечтателей».

      • Израиль:

        Да да мистер 11 11 «выжечь каленым железом» lol Как это по-ихнему — по-ленински, по-советски, по-коммунистически lol А все вместе навзывается свобода научной дискуссии lol

  • Алексей В. Лебедев:

    Извечная проблема в том, что в среднем понимание ценности знаний с возрастом растет, а способность учиться падает. Тем, кто чему-то недоучился в юном возрасте, труднее компенсировать это в более зрелом. Поэтому и стараются впихнуть все в детские головы как можно раньше, пока впихивается. Нельзя сказать, что это приятно для всех участников процесса, но смысл в этом есть.

    • Израиль:

      Да согласен смысл есть до тех пор пока подросток не желающий учиться не начинает активно мешать учиться другим тем которые учиться желают. Так что тут типичная задача оптимизации. Один из вариантов решения — Британская система Eleven-plus exam

  • Василий Афонюшкин:

    10-11 лет в школе это еще и понимание того — какие способности у тебя есть и чем бы ты хотел заниматься в будущем. Большинство школьников не способны эту задачу решить, за весь период обучения. Если укоротить эту возможность, путем раннего изгнания тех кто учиться не хочет и ранней специализации тех кто вроде бы учится хорошо по такому-то предмету и точно хочет быть космонавтом... — мы увеличим количество несчастных людей, не нашедших себя в жизни. Однако, статья симпатичная в плане конкретики — действительно, почему бы и не сделать такую школу или даже две, ведь и менталитет очень важен — если большая часть детей в классе будут хотеть учится, то и остальные подтянуться.

    • Израиль:

      Просто не желает учится это одно а если при этом активно хулиганит и организует банды таких-же тупых которые терроризируют отличников и учителей? А если привносит в школу воровские «понятия» своей семьи или улицы? А если издевается над другими ребятами по национальному или религиозному признаку? Вопросы в этом духе о неприемлемом поведении подростков и о подростках-преступниках можно продолжать. Вот именно таких и надо отсеивать и чем раньше тем лучше. Потом когда (и если !) за ум возьмется надо дать и таким возможность (как милость а не как право!) получить образование при этом подобные субъекты должны делом доказать что они исправились и действительно хотят учится.

      • 11 11:

        А дать сдачи гопнику — вера не дозволяет?

      • Василий Афонюшкин:

        школы это часть пеницитарной системы — гопники на улице будут еще хуже а так — социализация какая-никакая, причем обеих сторон. Банды надо расформировывать, хулиганов переводить в другие школы (разрывая сформированные ими социальные связи). И не соглашусь насчет отсутствия перспектив у хулиганов. Почему школьник становиться отличником ? Причины разные. Это и любовь к науке (но тогда следует ожидать пятерок к одному-двум предметам) и стремление лидировать и повышенная дисциплинированность и неприятие окружающих (попадались мне отморозки-отличники) и болезненность (не позволяющая хулиганить), девочке может нравиться учитель математики..., а может родители жестоко бьют за двойки. Причин много и не все из них гарантируют сохранение уровня интеллекта в дальнейшем. Так ведь и хулиганы тоже по разным причинам плохо учатся. Некоторые отравлены стремлением к лидерству, кому-то скучно (так как интеллект слишком живой и темп восприятия информации другой). Из моего опыта — далеко не все отличники из школы хорошо учились в ВУЗе и многие ВУЗовские отличники потом не добились профессиональных успехов. По этой причине мы не можем гарантировать что хулиганы — двоечники не остепенятся и не увлекутся. Для начала следует перестроить школу — чтобы бы по максимуму выявлять потенциал и таланты учащихся и потом уже рассуждать об отчислении. Я общался с бывшим начальником от образования — он жаловался что им уже спускали требования по оптимизации образовательного процесса с учетом места проживания учащегося... А не все ученые хорошо зарабатывают и дети некоторых из них могут попасть в школу «для гопников» просто по причине неудачного места проживания... Это я к вопросу о плевании в колодцы.

  • Израиль:

    Ну если как Вы пишите «школы это часть пеницитарной системы» то есть системы тюремных наказаний — тогда конечно. Мне помнится статья была о школе мечты а не о школе тюрьме lol

    • Василий Афонюшкин:

      сравним функциональные различия школы 30-70-х и 2016.

      Раньше школа была основным источником информации (в т.ч. была основным ресурсом позволяющем удовлетворять любопытство школьников). Теперь основной источник информации — интернет, телевизор.

      Раньше люди испытывали дефицит информации и школа играла большую роль в том чтобы человеку не было банально скучно. Сегодня мы испытываем информационные перегрузки (да это часто весьма не актуальна информация, бесполезная) и школа воспринимается в качестве основного фактора информационной перегрузки.

      Появление интернета создает у школьников иллюзию, что все что нужно — можно найти в гугле. В более древние времена школьный багаж знаний был реальной основой для профессионального становления (и программа этому соответствовала, например, для инженерных дисциплин, рабочих профессий). Я бы не взялся утверждать что попытки преподавать информатику или молекулярную биологию или современные разделы математики успешны в современной школе. Я бы взялся утверждать что, благодаря высоким темпам получения научных знаний, школьная информация все больше отстает от имеющегося массива современных научных знаний и школьники это чувствуют. Поэтому, среди двоечников могут быть люди достаточно прагматичные и объективно осознающие снижение ценности школьных знаний в современном мире.

      • Израиль:

        Во-во «достаточно прагматичные и объективно осознающие снижение ценности школьных знаний в современном мире» — таким тоже нечего делать рядом с теми кто желает учиться (особенно если они активно мешают учиться другим). Если их вовремя отчислить они же и удовлетворят свой прагматизм и все будут счастливы lol

      • Ash:

        1. «Раньше люди испытывали дефицит информации и школа играла большую роль в том чтобы человеку не было банально скучно.»

        Не нужно отождествлять себя с большинством населения.

        «Ребенком я зачитывался чудесными историями о будущем мире, в котором домохозяйки переквалифицируются в доценток лимнологии, дворники — в профессоров общей теории всего на свете, а остальные будут творить сколько влезет, и получится неслыханный расцвет искусств. Удивительно, как много отнюдь не глупых людей верило в эти бредни. Ведь большая часть человечества вовсе не хочет угробить жизнь на собирание старых раковин, и вообще ей до лампочки любые раковины, кроме раковины унитаза, а думать о вечных вопросах она начинает лишь после визита к врачу, который на вопрос о диагнозе дает уклончивые ответы.»

        2. «Я бы взялся утверждать что, благодаря высоким темпам получения научных знаний, школьная информация все больше отстает от имеющегося массива современных научных знаний и школьники это чувствуют.»

        Они «чувствуют» банальнейшую вещь — в нашей стране можно получать очень хорошие деньги, не имея практически никакого образования. Разве у Вас нет такого «ощущения»?

        • Василий Афонюшкин:

          времена когда можно было получить очень хорошие деньги, не имея знаний и навыков, почти прошли. Другой вопрос, что и школа не способствует развитию талантов, не дает знания нужные для того чтобы начать зарабатывать хорошие деньги. Повторюсь — желающих заработать хороших денег уже слишком много и есть конкуренция. Желания не достаточно и даже трудолюбия не хватит. Почти, все мои знакомые зарабатывающие хорошие деньги это хорошие профессионалы в своей области и не лишены талантов.

          • Ash:

            «Повторюсь — желающих заработать хороших денег уже слишком много и есть конкуренция.»

            «Британский метод (старого типа) основан на личной беседе, в которой соискатель должен объяснить, кто он такой. Немолодые джентльмены, сидящие вокруг краснодеревого стола, спрашивают его имя и фамилию. Предположим, он отвечает: «Джон Сеймур». Один из членов комиссии интересуется: «А вы не родственник ли герцогу Сомерсетскому?» На это соискатель, скорее всего, ответит: «Нет». Другой джентльмен скажет: «Тогда, быть может, епископу Вестминстерскому?» Если и здесь ответом будет «нет», третий джентльмен возопит: «Так чей же вы родственник?» В том случае, когда соискатель отвечает: «Ну, отец мой торгует рыбой в Чипсайде...» – беседу можно считать исчерпанной. Комиссия переглядывается, один из членов звонит, а другой говорит лакею: «Вывести». Одно имя вычеркивается без обсуждений. Если следующим предстанет Генри Молине, племянник графа Сефтонского, шансы его будут велики вплоть до появления Джорджа Говарда, который сумеет доказать, что он – внук герцога Норфолкского. Комиссия не встретит трудностей, пока ей не придется выбирать между третьим сыном баронета и вторым, хотя и побочным, сыном виконта.»

            • Василий Афонюшкин:

              в бывших восточных советских республиках — возможно. Хотя в том же Казахстане я видывал девочек которые за ум свой попали в программу зарубежных стажировок и потом заняли неплохие должности а в РФ такое и впрямь зависит от всякого. У нас больше распространена сегрегация по ведомственному признаку. Если ученый из РАН — значит шанс получить грант РФфИ более 50%, если из РАМН 1:6 а если вузовский ученый, то менее 10%. Поменял место работы — поменялись и шансы. Медики презирают ветеринаров (поэтому люди если и мрут от болезней общих для человека и животных, то мы об этом не узнаем). Физики-инженеров (поэтому в т.ч. падают ракеты). Биологи — аграриев и медиков (в итоге биологические ВУЗы-кладбище светлых умов и департамент по их пересылке на запад). Где закладывается подобное отношение? Если в школе — то каким образом? Может потому что профессия учителя самая презираемая и учителя с этим согласны? Россия не менее больна шовинизмом чем «некоторые другие страны» просто у нас это проявляется на другом уровне.

              • Ash:

                Вы упорно продолжаете судить об общей ситуации по крайне узким выборкам. Что такое научные сотрудники по сравнению с подавляющим большинством населения? В итоге у Вас даже фактические ошибки — ракеты падают в первую очередь потому, что те, кто их делает, не обладают нужной квалификацией. А квалифицированные люди давно ушли из производства на более высокую зарплату.

                У нашей школы одна большая проблема, решение которой полностью выходит за её возможности — в нашем обществе в подавляющем большинстве случаев научные знания для хорошей жизни не нужны. Отсюда и презрение к профессии учителя.

                • Василий Афонюшкин:

                  именно в школьные годы многие талантливые люди приходят к осознанию своих талантов и устремлений. Для жизни в нашем обществе вполне достаточно научить считать и писать. Остальное желающие могут и сами изучить, интернет им в помощь. Но, большинство, тогда этим и ограничиться. Но мы не Африка, у нас холодно и постоянно воевать тянет. Не будет интеллектуальной элиты и за это будут платить технологи и инженеры а потом и простые люди. Советская школа стала таковой благодаря мотивации правителей — нужны были физики ядерщики и т.д. По большому счету школьная программа действительно избыточна. Она рассчитана на горстку будущих ученых и талантливых инженеров. Ради этой горстки и принуждают школьников учить алгебру и физику и органическую химию. Так ведь и остальные школьники понимают сей факт хотя-бы интуитивно. Учителя «мучают» всех ради того чтобы некоторые пошли дальше развиваться. А остальные, получается, мучались зря (за компанию). Вот давали бы в школе программирование, что бы те, кто могут, смогли бы стать программистами. И деньги бы были и интересно. Но ведь не дает. А мы живем не в СССР и бомба ядерная есть уже. И получается что теперь «мучают» всех просто ради галочки а не ради ракет. В МГУ и НГУ идут девочки с понтами т.к. универ крутой и детки дядей с деньгами т.к. престиж. Опять таки не ради ракет. Ну и зачем тогда учиться? Нужно переосмыслить поднятые вопросы и найти новые решения и новые мотивации, а не ругать школьников за отсутствие интереса к пожилым тетенькам.

                  А ракеты падают еще и потому что инженер уже не пойдет с физиком консультироваться и наоборот. Ныне физики пытаются брать на себя инженерные задачи, как они это понимают. Ну и инженеры не отстают. Может здесь я не прав. Но в медицине, сельском хозяйстве ситуация именно такова (тут я не сомневаюсь в своей правоте).

                  • Ash:

                    «По большому счету школьная программа действительно избыточна. Она рассчитана на горстку будущих ученых и талантливых инженеров.»

                    Другими словами, Вы знаете, сколько и каких специалистов понадобится нашей стране в ближайшие 5-10 лет. Поздравляю! Это подразумевает хорошее представление о нашем будущем. Рекомендую это знание «монетизировать». Для этого обратитесь в любую брокерскую фирму и они на основании предоставленной Вами информации за скромное вознаграждение подскажут какие активы купить, а также дадут соответствующий кредит. А когда через три года разбогатеете, сможете заниматься чем угодно.

                    • Алексей В. Лебедев:

                      >Другими словами, Вы знаете, сколько и каких специалистов понадобится нашей стране в ближайшие 5-10 лет. Поздравляю!

                      Вам не об этом говорят, а о том, что КПД школьного образования заведомо низок, о разрыве между идеалом и реальностью. Об этом кстати писал и В.Н.Тутубалин, еще о советской школе и о реформе А.Н.Колмогорова (и это, к сожалению, относится и к нынешней школе, и к некоторым нынешним реформам):

                      «Я думаю, что только примерно 10% учащихся могут „понять“ и „овладеть“ школьной физико-математической премудростью (хотя бы частично, как я сам), а остальные 90%, в сущности, глубоко несчастны, так как к ним предъявляются невыполнимые требования. Но чтобы 10% могли получить свое, необходимо по причинам организационного характера учить всех. Эти 90% фактически уплачивают некий военный налог...

                      Роль школьного учителя состоит в том, чтобы придать приличный вид тем 90% учащихся, которые по существу ничего понять не могут. Ну и за несколько десятилетий учителя как-то научились эту проблему решать. Колмогоров предлагал существенно поменять школьное образование, совершенно не занимаясь тем, как в новых условиях решать эту проблему соблюдения приличий. (При работе с наиболее способными учащимися, как например, в Колмогоровской школе-интернате, такой проблемы просто не существует.) На языке новгородского землевладения, которым в молодости занимался Андрей Николаевич, соответствующая метафора выглядит следующим образом.

                      Пусть некий смерд по имени Федя Вонючий (вроде школьного учителя математики и физики) должен был уплатить в пользу землевладельца налог в 5 коробьев ржи. А теперь с него потребовали не 5 коробьев, а 7, и не ржи, а кукурузы. Понятно, что должен последовать социальный взрыв. В отношении школьной реформы он и последовал, приняв, разумеется такие формы, которые соответствуют законам игр в сумасшедшем доме.»

                  • Алексей В. Лебедев:

                    >Вот давали бы в школе программирование, что бы те, кто могут, смогли бы стать программистами. И деньги бы были и интересно. Но ведь не дает.

                    Вообще-то в школе есть предмет информатика, на котором как раз и должны учить программированию. Но тут вопрос — чему учить. Языки программирования быстро меняются, концепции меняются. Меня в свое время в школе учили Бейсику, в университете — Фортрану. Все это теперь устарело.

                    Тут еще такая проблема — можно ли большинство школьников или студентов научить чему-то, что (на данный момент) им гарантирует хорошую работу и зарплату? Допустим, их выучили, они вышли на рынок труда в большом количестве. Тогда или вероятность получить работу, или зарплата за нее уменьшатся, или и то и другое, по законам рынка. То, чего много, всегда ценится меньше, чем то, чего мало.

                    • Ash:

                      1. «Меня в свое время в школе учили Бейсику, в университете — Фортрану. Все это теперь устарело.»

                      Это не настолько важно, как может показаться. Главное — понимание основных алгоритмов и базовых концепций хранения данных (хотя бы того же массива). Сейчас можно спокойно учить C++ в рамках стандарта.

                      2. «Допустим, их выучили, они вышли на рынок труда в большом количестве. Тогда или вероятность получить работу, или зарплата за нее уменьшатся, или и то и другое, по законам рынка.»

                      А это как раз то, что я пытаюсь объяснить. Нужна предсказуемая, хотя бы в среднем, экономическая система. Сейчас мы имеем нечто вроде динамического хаоса, а нужна комбинация детерминированных элементов и стохастики.

                      Очень похоже на то, что существующая конструкция ведёт себя непредсказуемо, причём в принципе, даже на бумаге. Пока её не не изменят, вообще ничего спрогнозировать невозможно, в том числе и потребность в программистах.

      • y.v.:

        «Появление интернета создает у школьников иллюзию, что все что нужно — можно найти в гугле»

        В том то и проблема, что на самом деле можно. Мы сейчас живём в уникальное время в истории человечества, в условиях всеобщего доступа к огромному количеству знаний. И мы этому не готовы. А школа к этому не готова совершенно.

        Энциклопедические знания сейчас имеют крайне малую ценность, место долговременной памяти заняла википедия. Интернет полон всевозможных онлайн программ и курсов. Ломоносову сейчас нет смысла идти из Архангельска в Москву, ехать на обучение в Европу итпд. Одаренный и очень мотивированный школьник имея доступ в интернет даже живя в каком нибудь Бангладеше может получить первоклассное образование. Математикой и многими гуманитарными науками можно заниматься вообще не выходя из дому.

        Так что у школы сейчас действительно огромная конкуренция с другими источниками информации. Тем важнее «главная» задача школы — научить самостоятельно учится.

        Если сейчас и есть дефицит информации, то только проверенной и структурированной(или принципиально новой, но это уже к нам). Так что школа сейчас нужна только как источник необходимого минимума знаний, и должна скорее развивать навыки поиска и анализа информации, умение думать...

        • Ash:

          «Тем важнее «главная» задача школы — научить самостоятельно учится.»

          Как во времена СССР «заколотили» идеализм в головы — двадцать пять лет динамитом корчуют, а всё никак!

          Ломоносов, одарённые и очень мотивированные школьники — ничтожная величина.

          Сейчас главная проблема, чтобы народ обратно на пальмы не полез. Многие уже там, ждут, когда бананы появятся. Оглянитесь вокруг, ну хоть чуть-чуть.

        • Василий Афонюшкин:

          да, интернет исключительно хороший источник информации. Но ведь хороший врач обладает врачебным мышлением и может написать несколько учебников не обращаясь к интернету, хороший физик активно пользуется интернетом, но в его голове есть стройная (или наоборот) физическая картина мира. Есть химическое мышление и мышление эпидемиолога и т.д. и т.п. такое мышление формируется практикой и накоплением знаний, профессионального опыта и не может быть заменено гуглом. Другой вопрос что интернет позволяет объединять интеллекты таких людей и обеспечивает некую ноосферу, позволяющую решать сложнейшие задачи. Как раскрыть в ребенке будущего человека с химическим или математическим складом ума? Как убедить что интернет интересен не только доступом к играм и порнухе, но и возможностью развивать свое математическое мышление? Теоретически можно ограничиться повышением эффективности функционирования ограниченного количества самореализовавшихся, случайным образом, талантов. Именно это мы имеем сегодня. Я, работаю со школьниками в нашем научном центре и обычно ставлю перед собой задачу именно выявления сильных сторон в мышлении, в проявлении интереса к той или иной теме научной работы. Однако именно преодоление трудностей формирует устойчивую мотивацию заниматься научной работой. Не получалось у меня просто показать всяких красивых картинок и пробудить жажду знаний.

        • Израиль:

          Ломоносову если он хочет жить на 20 лет больше чем Вы и получать зарплату в 20 раз большую Вашей имеет самый прямой смысл эмигрировать в нормальные страны: CША, Канаду, Израиль, Европейские страны НАТО, Австралию, Новую Зеландию, Южную Корею, Японию

  • Vlad:

    Большинство комментариев оч. разумны.

    Добавлю свои 10 копеек.

    1) Школа- это обязанность. И тут д.б. строгие порядки. в первую очередь это касается формы, расписания, и обязательной программы.

    2) До 12-14 лет ребенок ( школьник) сам не знает чего хочет.

    И тут надо так пост вить опрос обучения, чтобы

    не чрезмерно принуждая. стимулировать ребенка познанию,

    показывая ему ежедневно массу примеров того, что без знаний, или хотя бы некоторых практических умений — он может стать неудачником...

    Пусть формируется подсознательное понимание важности того, что

    хоть в чем-то да надо преуспеть (т.е научиться).

    3) Насчет оценок. Они есть единственный критерий успеваемости.

    нет другого!!!

    Но оценки не д.б. догмой. Ну не успевает ребенок в чем-то ,ну и не надо.

    Просто таких надо собирать спец группы по неуспеваемости. И пусть вместе «учатся» как могут.

    Вот тут-то и зарыта «собака». Как это реализовать??

    Кто знает — пишите.

    Тут нужен оч тонкий психолог-педагог. Пойди найди такого! Кто его подготовит??

    Явно не современная средняя и высшая школа.

    Учиться надо лучших мастеров (которых, полагаю, всего-то 5-6 на каждый регион).

    Вот с этого и надо начинать. Набрать умных педагогов, найти или воспитать их.

    А потом уж браться за саму школу.

    Дел- невпроворот! И на все нужны деньги.

    Без денег на образование- ничего не получится.

    Ясно, что при теперешнем правительстве- мы такого не увидим. Значит, надо менять его.

    Вот какой интересный итог!!!

    .

    • Израиль:

      При Вашем солнцеликом «президенте» Вы такого не увидите lol

    • Василий Афонюшкин:

      отбор может быть отрицательный — если есть один предмет по которому ребенок не успевает, значит ребенок двоечник. А еще отбор может быть положительным — если ребенок успевает очень хорошо по одному единственному предмету — значит, талант и вот он путь к успеху. Какой из типов отбора-селекции более перспективен? Судя потому, что здесь все рассуждают об «изгнании» двоечников — большинство предпочитает отрицательный отбор. А разве это не замечательно, когда школьник имеет двойки по всем предметам кроме одного-единственного? Ведь именно тогда очень контрастно видно где у школьника есть перспективы развития. Ну не может человек быть одновременно музыкантом и хирургом и математиком и химиком. У нас школьники выступают с научными работами. Часто преподаватели снижают оценки за слабые места в работе (отличная оценка ставиться за отсутствие ошибок, хорошее оформление и т.д.). А среди ученых больше таких кто оценивает наивысшие проявления интеллекта в работе, их уровень. И кто из нас прав?

  • sergeir:

    очередной вульгарный дарвинист?

    Батенька, Вы хоть представляете себе, что способности и мотивация могут возникнуть не у всех разом к концу 4 класса, а с разбросом так лет в 5 от этого возраста? Даже немцы постепенно отказываются от такой селекции и разрушения социального лифта. Но наши православонутые теоретики и,ныне, министры, спят и видят, как массу загоняют в болото невежества.

    Постестняся бы автор именоваться научным журналистом, вот вертухай — это его стезя.

  • Израиль:

    А вот как обстоят дела в Израиле «Для одарённых учеников устраиваются дополнительные занятия в маленьких группах. Если ученик не успевает за классом, он тоже посещает дополнительные уроки. Если у ребёнка проблемы с ивритом или математикой, его будут «подтягивать» по этим предметам.

    Английский в Израиле учат с начальной школы (у нас — с первого класса). Начинают с песенок, переходят к словам и буквам. То есть процесс обучения похож на процесс овладения родным языком. Где-то к четвёртому классу оказалось, что сын знает много слов по-английски и лихо пользуется английской версией Windows. На вопрос: «Когда ты успел научиться?» — я получила ответ: «Не знаю».

    Те, кто дома говорит по-английски, изучают язык на более глубоком уровне. Жаль, что такой возможности не предусмотрено для детей, говорящих дома по-русски. Правда, в нашем городе в «маленькую группу» набилось бы полкласса.» подробнее здесь — family.booknik.ru/article...shkole-khvataet/

    • Израиль:

      Пояснение для лиц русской национальности которые это читают. Иврит — один из еврейских языков — государственный язык Израиля.

  • Василий Афонюшкин:

    раз уж мы тут так активно обсуждаем школу... Повторюсь. Автор статьи выглядит экстремистом при условии внедрения его идей в масштабах страны. Но в масштабах отдельной элитной школы все выглядит вполне невинно (спец.школы все такие). Есть энергия и энтузиазм? — Успехов!. Но потом его творческие школьники упрутся в прокрустово ложе ЕГЭ... в суровых тетенек, в казенщину и пунктуальность, спасающую жизнь.

    ЕГЭ — экзамен который определяет судьбу. Удачно списал и ты будешь получать от государства стипендию в университете + экономить пол-миллиона минимум за оплату обучения. Проявил принципиальность — и ты и твои родители будут за это платить, в лучшем случае. А еще можно приболеть, влюбиться и т.д. и вся жизнь под откос за один день. А ведь нет еще и прямой связи между отличной учебой в школе и отличной учебой в ВУЗе. Собственно и не все отличники из ВУЗа потом добиваются успеха в профессии.

    Как решить эту проблему, не отменяя ЕГЭ? Я считаю, что необходимо облегчить процесс перехода с бесплатного обучения на платное, исходя из успеваемости. Ежегодно на курсе, студентов следует ранжировать по успеваемости и определять кто будет бесплатно учится, исходя из результатов текущего обучения а не ЕГЭ (которое было когда-то). Да, часть отстающих не сможет платить и отчислится (что и мотивирует ВУЗы не реализовывать такую систему т.к. вместе с ушедшим студентом пропадет несколько сотен тысяч гос. дотаций). Однако, такой отток неуспевающих следует компенсировать увеличением приема на первый курс. Например, можно сразу поставить минимальное 30% отчисление студентов в процессе учебы (чтобы через 5 лет минимум 30% учащихся были отчислены с бюджета). Увеличение приема на первый курс смягчит условия приема, позволит поступать в хорошие ВУЗы большему количеству вчерашних школьников. Отчисление из ВУЗа тоже не такая уж трагедия — лучше вылететь с первого курса МГУ, чем доучиться до конца в урюпинсом институте заборостроения (а многие просто переходят в ВУЗ попроще или восстанаовливаются и т.д., в отличие от ЕГЭ, здесь есть варианты).

    Выгоды такого решения — повышение мотивации учебы в ВУЗе, обеспечение большей справедливости, уменьшение числа случаев когда неудачно сданный ЕГЭ ломал судьбу (получается что человек получивший срок имеет шанс начать новую жизнь, а неудачно сдавший ЕГЭ — нет).

    Немного не в тему, но школа сегодня это подготовительный этап к ВУЗу (больше) и, то что происходит в ВУЗах , отражается на школе.

  • Алексей В. Лебедев:

    >Я считаю, что необходимо облегчить процесс перехода с бесплатного обучения на платное, исходя из успеваемости.

    А это уже сделано. Вот например ссылка на документы Минобрнауки и документы МГУ по этому поводу:

    edu.msu.ru/plata/

    >Однако, такой отток неуспевающих следует компенсировать увеличением приема на первый курс. Например, можно сразу поставить минимальное 30% отчисление студентов в процессе учебы (чтобы через 5 лет минимум 30% учащихся были отчислены с бюджета). Увеличение приема на первый курс смягчит условия приема, позволит поступать в хорошие ВУЗы большему количеству вчерашних школьников.

    Заранее устанавливать какой-то норматив здесь — это слишком жестоко, лучше действовать опытным путем, просто варьируя план приема каждый год, исходя из текущей ситуации с отчислениями.

    >Немного не в тему, но школа сегодня это подготовительный этап к ВУЗу (больше) и, то что происходит в ВУЗах , отражается на школе.

    Да, но все-таки лучше восстанавливать систему ПТУ, чтобы не все стремились в вузы.

    • Василий Афонюшкин:

      «2. Переход с платного обучения на бесплатное осуществляется при наличии

      свободных мест, финансируемых за счет бюджетных ассигнований

      федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации и

      местных бюджетов по соответствующей образовательной программе по

      профессии, специальности, направлению подготовки и форме обучения на

      соответствующем курсе (далее — вакантные бюджетные места).»

      Шансов перейти столько же сколько у верблюда пролезть через игольное ушко... Этого единицы добиваются. Чтобы повысить шанс — нужно регулярно переводить бюджетников с плохой успеваемостью на платные места (тогда вакансий будет достаточно).

      Введение минимального 30% отчисления с бюджетных мест по итогам года — да, жестко. Но это компенсируется увеличением приема на первый курс. Отчисление в таком случае носит более справедливый характер. Ведь роль случайных факторов тут меньше. Стоит ли сильно переживать человеку отчисленному из ВУЗа если он все равно не соответствует выбранной профессии? Во франции что-то подобное есть и никто не считает французов садистами. Напротив — прием всех желающих на первый курс расценивается как проявление справедливости.

      По ПТУ. Раз уж все стремятся в ВУЗы — рациональнее создавать «вечерние ПТУ» и повышать уровень подготовки к рабочим профессиям в школах, для желающих. ПТУ не должно становится барьером для поступления в ВУЗ, напротив, он должен быть подспорьем для профориентации. Правда это повысит затраты. Кстати, инженеры отчисленные на 1-3 курсах как раз и успевают получить парочку-другую рабочих профессий -чем не ПТУ?

  • Ash:

    «Вам не об этом говорят, а о том, что КПД школьного образования заведомо низок, о разрыве между идеалом и реальностью.»

    Опять пошёл полный сюрреализм. КПД — коэффициент полезного действия. Кто-нибудь знает, какое действие сейчас является полезным? Откуда это можно понять? Почитав замечания к советской школе тридцатилетней давности?

    Опять результат каких-то поисков в недрах подсознания пытаемся выдать за объективную необходимость?

    Не надоело?

    • Алексей В. Лебедев:

      >Опять пошёл полный сюрреализм. КПД — коэффициент полезного действия. Кто-нибудь знает, какое действие сейчас является полезным?

      Ну хорошо, речь идет о соответствии результата для массового школьника тем задачам, которые формально ставятся перед образованием (в виде программ, стандартов и т.п.). И в советское времена здесь был огромный разрыв, сейчас он еще более усугубился. К большинству детей и учителей предъявлялись и продолжают предъявляться невыполнимые или трудновыполнимые требования. Люди все время сочиняют какие-то утопии, методисты — свои, вы — свои, вместо того чтобы исходить из реального положения вещей.

      >У нашей школы одна большая проблема, решение которой полностью выходит за её возможности — в нашем обществе в подавляющем большинстве случаев научные знания для хорошей жизни не нужны.

      А в советское время по-вашему было сильно иначе? Тогда было немало людей, закончивших всего 4 класса школы, выучившихся только читать, писать и считать, но зато крепко и добротно, и делавших все это лучше, чем нынешние выпускники 11 класса, и прожили долгую и хорошую жизнь. В более позднее время большинство заканчивало 8 классов и шло работать. Не потому что ученым тогда платили мало, а потому что здраво оценивали свои способности и возможности. И в партийной элите многие вовсе не имели выдающегося образования и научных знаний.

      Просто нет, не было и не будет такого общества, в котором в большинстве случаев для хорошей жизни человеку были бы нужны научные знания в том объеме, в каком их пытается дать школа в обязательном порядке.

      • Ash:

        1. «К большинству детей и учителей предъявлялись и продолжают предъявляться невыполнимые или трудновыполнимые требования.»

        Некоторое завышение было, есть и будет: «Without this violence of direction, which men and women have, without a spice of bigot and fanatic, no excitement, no efficiency. We aim above the mark to hit the mark. Every act hath some falsehood of exaggeration in it.» Но всегда остаётся вопрос — по сравнению с чем? Куда целимся?

        2. «А в советское время по-вашему было сильно иначе?»

        Да. По собственному опыту вижу — разница огромная. Имел возможность ряд лет наблюдать резкое падение среднего уровня подготовки выпускников школы при формальном ужесточении требований. И со студентами та же история. На том же Физтехе очень большая доля студентов старших курсов работает в какой-то коммерции. Во времена СССР такое совмещение работы с учёбой было практически невозможно. А учебные программы расширили до невменяемости.

        • Алексей В. Лебедев:

          >Но всегда остаётся вопрос — по сравнению с чем? Куда целимся?

          На мой взгляд, вопрос в том, что мы имеем сейчас. И уже исходя из этого, какие цели можно ставить, чтобы их цена была не слишком велика, не столько в деньгах, сколько в человеческих страданиях. Любая правильная реформа в образовании или науке должна была бы начинаться с честного сбора и принятия информации о реальном положении дел, без приукрашивания, а не с построения утопий.

          >Да. По собственному опыту вижу — разница огромная.

          А нельзя ли тут переадресовать ваши же слова: «Вы упорно продолжаете судить об общей ситуации по крайне узким выборкам. Что такое научные сотрудники по сравнению с подавляющим большинством населения?» В данном случае, что такое абитуриенты и студенты Физтеха по сравнению с большинством, которое шло в ПТУ или на завод после 8 класса?

          • Ash:

            1. «...должна была бы начинаться с честного сбора и принятия информации о реальном положении дел, без приукрашивания, а не с построения утопий...»

            Вот именно. Должны быть какие-то опорные числа. Очень хороший пример — аналоги тех же ПТУ и техникумов. Если бы была хоть сколько-нибудь нормальная промышленность, было бы понятно, сколько людей туда нужно. Более сложным путём, но на том же основании можно было бы определить, сколько людей необходимо принимать во ВУЗы. И уже на этом основании можно было бы хоть что-то обсуждать.

            2. «А нельзя ли тут переадресовать...»

            В том, что касается выпускников школ — нельзя. Я несколько лет подряд общался с первым курсом рядового ВТУЗа (причём, в том числе, с вечерним отделением). Очень заметный регресс — при формальном расширении школьной программы последовательное снижение уровня реальных знаний.

            • Алексей В. Лебедев:

              1. Вы опять рассуждаете в модальности долженствования, а я говорю о модальности возможности.

              Например, несколько лет назад был установлен стандарт для школ, что в школах должны быть теплые туалеты. Те утописты, кто это вписал, наверное думали, какие они молодцы, что позаботились о детях. В результате множество сельских школ без теплых туалетов были просто закрыты, а многие дети вынуждены ходить по несколько километров пешком в другие школы, в том числе осенью по грязи и зимой в темноте и холоде. А когда они вырастут, то постараются уехать из своих сел подальше.

              2. Регресс никто и не отрицает, но это нисколько не доказывает, что он происходит именно по той причине, которую вы указываете.

              И просто неверно утверждать, что в советском обществе нельзя было хорошо жить без овладения знаниями, которые давала школа и тем более вуз. Или что те, кто ими овладел, жили заведомо лучше остальных. Например, квалифицированный рабочий получал больше, чем инженер или младший научный сотрудник с высшим образованием.

              • Ash:

                1. «...я говорю о модальности возможности...»

                В том-то и фокус, что в текущей ситуации любое решение «на перспективу», принятое на основе сколь угодно полной информации, удачным может оказаться исключительно случайно, в результате такого стечения обстоятельств, которое авторы решения совершенно не имели ввиду. Это — принципиально важная особенность текущей ситуации.

                2. «И просто неверно утверждать, что в советском обществе нельзя было хорошо жить без овладения знаниями, которые давала школа и тем более вуз.»

                Разумеется. Но вероятность хорошей жизни при наличии знаний была намного больше, чем сейчас. В этом — основная причина регресса. Например, я спрашивал вечерников, зачем они пошли учиться в ВУЗ, если, во-первых, они и так прилично зарабатывают (это, в силу обстоятельств, мне было точно известно) и, во-вторых, никакого стремления к получению реальных знаний я у них не вижу. Ответ был прост: «Как только мы показываем работодателю корочки, наша зарплата автоматически увеличивается». Кстати, работали почти все в частном секторе.

                • Алексей В. Лебедев:

                  >принятое на основе сколь угодно полной информации

                  Да нет ни такой информации, ни желания ее собирать и изучать.

                  >Но вероятность хорошей жизни при наличии знаний была намного больше, чем сейчас.

                  А кто это тогда измерял? Пример имел бы смысл, если бы раньше (скажем, в 70-80е годы) вечерники больше стремились к получению реальных знаний, чем корочек. Это вы можете утверждать?

                  Хотел бы еще напомнить, что в партию принимали прежде всего рабочих и крестьян, без ограничений, и активно приглашали их туда, а на прием интеллигенции были квоты, ограничения.

                  • Ash:

                    1. «Да нет ни такой информации, ни желания ее собирать и изучать.»

                    Вот это — глубоко правильно, хотя и необдуманно. Если для принятия решения любая информация бесполезна, то сбор её — пустая трата времени и усилий.

                    2. «А кто это тогда измерял? Пример имел бы смысл, если бы раньше (скажем, в 70-80е годы) вечерники больше стремились к получению реальных знаний, чем корочек. Это вы можете утверждать?»

                    Дело в том, что в силу особенностей изучаемого предмета и инерции преподавания фактический материал (а не всякая формальная писанина) для первокурсников оставался примерно тем же, что и в первой половине восьмидесятых. И поэтому я абсолютно точно знаю результат обучения — если бы с тех первокурсников, которых учили при мне, спросили бы так же, как с тех, которых учили при СССР, то подавляющая часть немедленно была бы отчислена.

                    3. «Хотел бы еще напомнить, что в партию принимали прежде всего рабочих и крестьян, без ограничений, и активно приглашали их туда, а на прием интеллигенции были квоты, ограничения.»

                    Не понял. А это здесь причём?

                    • Алексей В. Лебедев:

                      >Дело в том, что в силу особенностей изучаемого предмета и инерции преподавания фактический материал (а не всякая формальная писанина) для первокурсников оставался примерно тем же, что и в первой половине восьмидесятых. И поэтому я абсолютно точно знаю результат обучения — если бы с тех первокурсников, которых учили при мне, спросили бы так же, как с тех, которых учили при СССР, то подавляющая часть немедленно была бы отчислена.

                      Это доказывает только, что преподаватели стали менее строго спрашивать студентов, и больше ничего. О мотивации студентов это ничего не говорит. Раньше они хотели корочки, но понимали, что без знаний их не получить, поэтому учились. Теперь видят, что их можно получить без достаточных знаний, в силу соответствующего поведения преподавателей, поэтому и не учатся.

                      >Не понял. А это здесь причём?

                      При том, что если человек хотел сделать партийную карьеру, то ему надо было на завод или в колхоз, а не за научными знаниями.

  • Ash:

    1. «Это доказывает только, что преподаватели стали менее строго спрашивать студентов, и больше ничего.»

    Увы, нет. Я просто не мог спрашивать с них более строго — они были физически не в состоянии выучить то же самое, что их предшественники. «Степень обучаемости» падала с каждым годом, прямо на глазах. Причина — отсутствие обратных связей. К ВУЗу перестала предъявлять требования промышленность, ВУЗ перестал предъявлять требования к выпускникам школы, а школа снизила качество обучения. Итог — студенты год от года «глупели».

    2. «При том, что если человек хотел сделать партийную карьеру, то ему надо было на завод или в колхоз, а не за научными знаниями.»

    Это было следствием тотальной сакрализации всей политической сферы. Когда-то (до революции и в первые годы после неё) была реальная проблема с набором новых кадров. Требовалось быстро расширяться, а система отбора была очень слаба. Например, с начала февраля по конец июня 1917 года численность большевиков в Петрограде возросла с 2 до 32 тысяч человек. Поэтому брали, в основном, рабочих в связи с известной статистической корреляцией между социальной принадлежностью и склонностью к определённым политическим взглядам. Потом чрезвычайные факторы исчезли и стало возможным проводить хороший отбор, а безнадёжно устаревшая система осталась.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com