Каким будет новое здание ИНИОН?

Михаил Минц, канд. ист. наук, ст. науч. сотр. ИНИОН РАН http://michael-mints.ru/

Миха­ил Минц, канд. ист. наук, ст. науч. сотр. ИНИОН РАН http://michael-mints.ru/

5 авгу­ста 2016 года в Архи­тек­тур­ном музее име­ни Щусе­ва состо­я­лась пре­зен­та­ция эскиз­ных про­ек­тов ново­го зда­ния ИНИОН РАН. Меро­при­я­тие вышло по-сво­е­му забав­ным, но в той же сте­пе­ни и бес­тол­ко­вым: вро­де бы всё дела­ет­ся для нас, а мы, вме­сто того что­бы радо­вать­ся, выска­зы­ва­ем какие-то пре­тен­зии.

Про­бле­ма в том, что ФАНО уже по мень­шей мере пол­го­да реша­ет вопрос о нашем новом зда­нии по прин­ци­пу «для наро­да, но без наро­да». Доста­точ­но ска­зать, что о под­пи­са­нии гос­кон­трак­та на про­ек­ти­ро­ва­ние мы узна­ли слу­чай­но в сере­дине июля («мы» — это весь инсти­тут, вклю­чая руко­вод­ство). Под­пи­сан этот гос­кон­тракт был 1 июля, тен­дер про­во­ди­ли в кон­це июня — как раз в те дни, когда у нас в оче­ред­ной раз меня­ли и.о. дирек­то­ра. «Выиг­ра­ла» тен­дер ком­па­ния «Гип­ро­кон» — та самая, кото­рая «выиг­ра­ла» и преды­ду­щий тен­дер вес­ной, толь­ко в тот раз кон­курс был при­знан несо­сто­яв­шим­ся из-за нару­ше­ний при его про­ве­де­нии. Надо пола­гать, что в июле нару­ше­ний не обна­ру­жи­лось.

Тех­за­да­ние на новое зда­ние состав­ля­лось без уча­стия спе­ци­а­ли­стов ИНИОН и, оче­вид­но, под эги­дой ФАНО, оза­бо­чен­но­го преж­де все­го мак­си­маль­но «эффек­тив­ным» исполь­зо­ва­ни­ем «золо­тых» мет­ров на Проф­со­юз­ной. Резуль­тат ока­зал­ся соот­вет­ству­ю­щим. Пло­щадь кни­го­хра­ни­ли­ща, к при­ме­ру, пред­ла­га­ет­ся умень­шить в три раза по срав­не­нию с тем, как было до пожа­ра (в ФАНО, оче­вид­но, счи­та­ют, что раз есть ком­пью­те­ры, зна­чит, кни­ги боль­ше не нуж­ны).

С нашей точ­ки зре­ния, такое реше­ние кате­го­ри­че­ски непри­ем­ле­мо, мы и в преж­нем хра­ни­ли­ще едва поме­ща­лись; пожар не столь­ко снял эту про­бле­му, сколь­ко ото­дви­нул ее реше­ние на более позд­ний срок. Вопрос о стро­и­тель­стве допол­ни­тель­но­го хра­ни­ли­ща в дру­гом месте, по-види­мо­му, еще даже не рас­смат­ри­вал­ся. Пока нам лишь пред­ла­га­ли исполь­зо­вать для хра­не­ния книг быв­шие скла­ды Ака­дем­сна­ба на Кан­те­ми­ров­ской ули­це, кото­рые для это­го совер­шен­но непри­год­ны.

Зато в тех­за­да­нии преду­смот­ре­но обо­ру­до­ва­ние дата-цен­тра, теле­сту­дии для про­из­вод­ства науч­но-попу­ляр­ных филь­мов, музея науч­ной кни­ги и т. д. Что за дан­ные пред­по­ла­га­ет­ся хра­нить в дата-цен­тре — непо­нят­но. Похо­же, име­ют­ся в виду оциф­ро­ван­ные кни­ги, хотя в дей­стви­тель­но­сти оциф­ров­ка книг — это рабо­та на деся­ти­ле­тия, не гово­ря уже о неиз­беж­но сопут­ству­ю­щих ей юри­ди­че­ских про­бле­мах.

Свои заме­ча­ния по пово­ду все­го это­го мы выска­зы­ва­ли пред­ста­ви­те­лям ФАНО еще в мае, они обе­ща­ли их учесть и, как теперь ясно, дей­стви­тель­но учли, но весь­ма свое­об­раз­ным спо­со­бом: про­ве­ли повтор­ный тен­дер втихую и фак­ти­че­ски втайне от нас. При этом в новом тек­сте тех­за­да­ния все наши тре­бо­ва­ния бла­го­по­луч­но про­игно­ри­ро­ва­ли.

На пре­зен­та­ции 5 авгу­ста мож­но было уви­деть резуль­та­ты тако­го под­хо­да. Все­го было пред­став­ле­но 14 про­ек­тов, из них семь под­го­тов­ле­ны непо­сред­ствен­но в «Гип­ро­коне»; орга­ни­за­то­ры ссы­ла­лись на какое-то пра­ви­ло, по кото­ро­му гене­раль­ный про­ек­ти­ров­щик дол­жен пред­ста­вить столь­ко же вари­ан­тов архи­тек­тур­но­го реше­ния, сколь­ко посту­пит и от неза­ви­си­мых участ­ни­ков (кон­кур­са). При­чем было вид­но, что рабо­чих вари­ан­тов из всех семи — не боль­ше двух. Осталь­ные про­сто не были так деталь­но про­ра­бо­та­ны, похо­же, что их дела­ли исклю­чи­тель­но для ров­но­го сче­та.

Мож­но так­же с боль­шой сте­пе­нью веро­ят­но­сти пред­по­ло­жить, какой из двух «рабо­чих» вари­ан­тов будут про­тал­ки­вать в даль­ней­шем, посколь­ку на его стен­де и в пре­зен­та­ции была исполь­зо­ва­на кар­тин­ка, кото­рую нам пока­зы­ва­ли по совсем дру­го­му пово­ду еще в янва­ре. Из это­го же, кста­ти, сле­ду­ет, что «Гип­ро­кон» на самом деле зани­мал­ся нашим зда­ни­ем уже зимой, за несколь­ко меся­цев до пер­во­го тен­де­ра, когда даже тех­за­да­ния ника­ко­го офи­ци­аль­но не суще­ство­ва­ло.

По каче­ству все семь гип­ро­ко­нов­ских про­ек­тов в рав­ной сте­пе­ни сла­бые. Вид­но, что авто­ры опи­ра­лись в основ­ном на тех­за­да­ние (заве­до­мо неадек­ват­ное) и какие-то общие нор­ма­ти­вы, при том что сами они весь­ма отда­лен­но пред­став­ля­ют себе, как рабо­та­ет науч­ный инсти­тут соци­аль­но-гума­ни­тар­но­го про­фи­ля, тем более такой спе­ци­фи­че­ский, как ИНИОН, сов­ме­ща­ю­щий в себе биб­лио­те­ку и науч­но-ана­ли­ти­че­ские под­раз­де­ле­ния.

В резуль­та­те, как они ни ста­ра­лись, на выхо­де всё рав­но полу­ча­ет­ся чисто умо­зри­тель­ное реше­ние, кото­рое с наши­ми потреб­но­стя­ми не согла­су­ет­ся абсо­лют­но: кни­го­хра­ни­ли­ще малень­кое, зато есть под­зем­ная авто­сто­ян­ка, зага­доч­ный «пункт при­е­ма книг» (по раз­ме­ру сопо­ста­ви­мый с хра­ни­ли­щем), «обще­ствен­ные зоны» для выпол­не­ния «обще­ствен­ной функ­ции» (в чем она состо­ит — неиз­вест­но) и рекре­а­ции с пуфи­ка­ми, так что про­ект в целом (каж­дый из семи) вызы­ва­ет ско­рее ассо­ци­а­ции с тор­го­во-раз­вле­ка­тель­ным цен­тром, а не с науч­ной биб­лио­те­кой. Посто­ян­но зву­ча­ло сло­во «лабо­ра­то­рии», то есть науч­ный инсти­тут для про­ек­ти­ров­щи­ков — это что-то совсем абстракт­ное и ассо­ци­и­ру­ет­ся в боль­шей сте­пе­ни с есте­ствен­ны­ми нау­ка­ми.

Из осталь­ных семи про­ек­тов три боль­ше похо­жи на сту­ден­че­ские рабо­ты; в содер­жа­тель­ном плане они, к сожа­ле­нию, не намно­го луч­ше гип­ро­ко­нов­ских. Более или менее инте­рес­ных про­ек­та все­го четы­ре. Алек­сандр Кожев­ни­ков пред­ло­жил вос­ста­но­вить зда­ние Я. Б. Бело­поль­ско­го мак­си­маль­но близ­ко к ори­ги­на­лу, но по совре­мен­ной тех­но­ло­гии и с частич­ной пере­пла­ни­ров­кой внут­рен­них поме­ще­ний. В его раз­ра­бот­ке сохра­ня­ют­ся преж­ние раз­ме­ры кни­го­хра­ни­ли­ща; более того, пред­ла­га­ет­ся обо­ру­до­вать еще один отсек кни­го­хра­ни­ли­ща в под­ва­ле и доба­вить несколь­ко под­зем­ных эта­жей под дво­ром, тоже в основ­ном для кни­го­хра­ни­ли­ща.

1606 — Проект А. Кожевникова предусматривает восстановление здания ИНИОН максимально близко к оригиналу

1606 — Про­ект А. Кожев­ни­ко­ва преду­смат­ри­ва­ет вос­ста­нов­ле­ние зда­ния ИНИОН мак­си­маль­но близ­ко к ори­ги­на­лу

Еще один инте­рес­ный про­ект посту­пил от ГИПРОНИИ РАН и, что харак­тер­но, даже не был офи­ци­аль­но выдви­нут на кон­курс, посколь­ку в корне про­ти­во­ре­чит тех­за­да­нию: авто­ры пред­ло­жи­ли
при­мер­но в три раза уве­ли­чить раз­ме­ры зда­ния. Два про­ек­та пред­ста­вил Аза­мат Тах­та­ров из Мос­ков­ско­го госу­дар­ствен­но­го стро­и­тель­но­го уни­вер­си­те­та.

По пово­ду того, какая из этих раз­ра­бо­ток луч­ше, мне­ния кол­лег раз­де­ли­лись. Про­ект Кожев­ни­ко­ва инте­рес­ный (хотя и нуж­да­ет­ся в дора­бот­ке) и, без­услов­но, импо­ни­ру­ет тем, кто хотел бы видеть зда­ние ИНИОН вос­ста­нов­лен­ным в преж­нем виде. При­вле­ка­ет и нали­чие пол­но­цен­но­го кни­го­хра­ни­ли­ща. Но про­ект рас­счи­тан на исполь­зо­ва­ние ста­ро­го фун­да­мен­та и сохра­не­ние южно­го кры­ла зда­ния, не затро­ну­то­го пожа­ром, что вызы­ва­ет боль­шие сомне­ния. Гид­ро­изо­ля­ция фун­да­мен­та в насто­я­щее вре­мя опре­де­лен­но нару­ше­на: когда пожар­ные, завер­шив туше­ние, нача­ли выка­чи­вать воду из под­ва­ла в быв­ший бас­сейн, она очень быст­ро про­со­чи­лась отту­да обрат­но в под­вал. Так что зда­ние, весь­ма веро­ят­но, при­дет­ся раз­би­рать цели­ком и копать новый кот­ло­ван неза­ви­си­мо от того, какой из про­ек­тов будет в кон­це кон­цов утвер­жден.

Сомни­тель­на и пред­ло­жен­ная Кожев­ни­ко­вым идея раз­ме­стить рядом с рекон­стру­и­ро­ван­ным зда­ни­ем допол­ни­тель­ное под­зем­ное кни­го­хра­ни­ли­ще. Нынеш­нее зда­ние сто­ит в низине, а «ста­ро­жи­лы» инсти­ту­та еще пом­нят то вре­мя, когда на его месте и вовсе был пруд. Под­зем­ное кни­го­хра­ни­ли­ще в такой ситу­а­ции может ока­зать­ся отнюдь не столь удач­ным реше­ни­ем, как пред­став­ля­ет­ся на пер­вый взгляд.

Про­ект ГИПРОНИИ РАН при­вле­ка­те­лен преж­де все­го раз­ме­ра­ми кни­го­хра­ни­ли­ща (22 тыс. квад­рат­ных мет­ров, почти в два раза боль­ше, чем было до пожа­ра) и тем, что автор­ские пра­ва на него пред­ло­же­но пере­дать ИНИОН. В осталь­ном, одна­ко, он доволь­но сырой, с эсте­ти­че­ской точ­ки зре­ния пред­ло­жен­ное реше­ние вызы­ва­ет сомне­ния, да и непо­нят­но, что нам делать с теми допол­ни­тель­ны­ми поме­ще­ни­я­ми, кото­рые мы полу­чим (и кого еще туда «под­се­лит» ФАНО).

1608 — Проект ГИПРОНИИ РАН в корне противоречит техзаданию

1608 — Про­ект ГИПРОНИИ РАН в корне про­ти­во­ре­чит тех­за­да­нию

Раз­ра­бот­ки А. Тах­та­ро­ва инте­рес­ны с эсте­ти­че­ской точ­ки зре­ния; кро­ме того, один из двух его про­ек­тов преду­смат­ри­ва­ет два вари­ан­та и два эта­па стро­и­тель­ства, это так­же может ока­зать­ся полез­ным. Вид­но, что авто­ры дей­стви­тель­но пыта­лись ори­ен­ти­ро­вать­ся на буду­щее функ­ци­о­наль­ное назна­че­ние зда­ния. Но внут­рен­няя пла­ни­ров­ка у них не про­ра­бо­та­на (воз­мож­но, про­сто за неиме­ни­ем вре­ме­ни), а меж­ду тем для нас глав­ным кри­те­ри­ем оцен­ки про­ек­та в дан­ном слу­чае явля­ет­ся имен­но она. Непо­нят­но так­же, в какой сте­пе­ни про­ек­ти­ров­щи­ки учли рельеф мест­но­сти, на кото­рой пред­сто­ит вести стро­и­тель­ство. Подо­зре­ваю, что любой из двух про­ек­тов мож­но без осо­бых слож­но­стей скор­рек­ти­ро­вать. Но в дан­ный момент оба они, без­услов­но, тре­бу­ют серьез­ной дора­бот­ки.

1605 — Проекты А. Тахтарова интересны с эстетической точки зрения

1605 — Про­ек­ты А. Тах­та­ро­ва инте­рес­ны с эсте­ти­че­ской точ­ки зре­ния

1613 — Проекты А. Тахтарова интересны с эстетической точки зрения

1613 — Про­ек­ты А. Тах­та­ро­ва инте­рес­ны с эсте­ти­че­ской точ­ки зре­ния

Здесь мы под­хо­дим к самой глав­ной про­бле­ме: всё выше­опи­сан­ное неумо­ли­мо сви­де­тель­ству­ет, что адек­ват­ный про­ект ново­го зда­ния и даже адек­ват­ное тех­за­да­ние на его раз­ра­бот­ку невоз­мож­но под­го­то­вить, если это­му не будет пред­ше­ство­вать серьез­ное обсуж­де­ние того, какое имен­но
зда­ние тре­бу­ет­ся ИНИОН в сего­дняш­ней ситу­а­ции. При­чем это обсуж­де­ние долж­но про­ис­хо­дить не где-то в нед­рах хозяй­ствен­ных под­раз­де­ле­ний ФАНО, а непо­сред­ствен­но в инсти­ту­те, посколь­ку толь­ко наши спе­ци­а­ли­сты, преж­де все­го биб­лио­те­ка­ри и биб­лио­гра­фы, зна­ют все дета­ли наше­го «про­из­вод­ствен­но­го про­цес­са».

Дого­во­рить­ся о более или менее при­ем­ле­мой кон­цеп­ции ново­го зда­ния не так про­сто, как может пока­зать­ся на пер­вый взгляд; раз­ме­ры кни­го­хра­ни­ли­ща — лишь самый оче­вид­ный из воз­ни­ка­ю­щих при этом вопро­сов. Еще одна дилем­ма, тре­бу­ю­щая прин­ци­пи­аль­но­го реше­ния: сохра­нять или не сохра­нять зда­ние Бело­поль­ско­го. Сою­зу мос­ков­ских архи­тек­то­ров и мно­гим из наших кол­лег точ­ная рекон­струк­ция кажет­ся пред­по­чти­тель­ной, тем более что ста­рое зда­ние уже дав­но вос­при­ни­ма­ет­ся и как уни­каль­ный архи­тек­тур­ный памят­ник совет­ской эпо­хи, и как свое­об­раз­ный «товар­ный знак» ИНИОН. Но мно­гие дру­гие (вклю­чая и меня) рав­но­душ­ны к архи­тек­ту­ре из стек­ла и бето­на. Соот­вет­ству­ет ли сти­ли­сти­ка 1960-х годов биб­лио­те­ке XXI века? И насколь­ко важ­но сохра­нить ори­ги­наль­ное зда­ние, если, по вос­по­ми­на­ни­ям сотруд­ни­ков, рабо­тав­ших в нем в 1980-е годы, на тре­тьем эта­же уже тогда было жар­ко летом и холод­но зимой, хотя кли­мат-кон­троль еще не успел вый­ти из строя?

Еще один вопрос — это орга­ни­за­ция рабо­че­го про­стран­ства для сотруд­ни­ков инсти­ту­та и чита­те­лей. Мно­гие из про­ек­ти­ров­щи­ков ори­ен­ти­ро­ва­лись на попу­ляр­ную в Евро­пе кон­цеп­цию раз­ме­ще­ния мак­си­маль­но воз­мож­но­го коли­че­ства лите­ра­ту­ры в откры­том досту­пе, но в биб­лио­теч­ном сооб­ще­стве она в послед­ние годы не без осно­ва­ний оспа­ри­ва­ет­ся.

Сле­ду­ет ли вос­ста­нав­ли­вать систе­му спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных читаль­ных залов, или луч­ше огра­ни­чить­ся одним общим? Как долж­на быть орга­ни­зо­ва­на ком­пью­тер­ная инфра­струк­ту­ра инсти­ту­та (выход в Интер­нет, общие прин­те­ры и ска­не­ры, VPN-доступ для рабо­ты с инсти­тут­ской сетью из дома, инфра­струк­ту­ра биб­лио­те­ки)? Какие пло­ща­ди тре­бу­ют­ся для раз­ме­ще­ния сер­ве­ров, книж­ных ска­не­ров для оциф­ров­ки лите­ра­ту­ры, для типо­гра­фии, слу­жеб­ных поме­ще­ний биб­лио­те­ки? Где будут раз­ме­щать­ся ката­ло­ги (до пожа­ра они зани­ма­ли доволь­но вну­ши­тель­ную пло­щадь, а меж­ду тем этот вопрос даже не упо­мя­нут ни в одном из про­ек­тов, пред­став­лен­ных нам 5 авгу­ста)? Вопро­сы не празд­ные, но чинов­ни­ки из ФАНО, писав­шие нынеш­нее тех­за­да­ние на новое зда­ние, даже не попы­та­лись на них отве­тить и тем более обра­тить­ся за помо­щью к сотруд­ни­кам инсти­ту­та. К вели­ко­му сожа­ле­нию, при­хо­дит­ся кон­ста­ти­ро­вать, что они и не соби­ра­ют­ся это­го делать. Ито­ги архи­тек­тур­но­го кон­кур­са будут под­ве­де­ны 16 авгу­ста. Но, судя по актив­ной пози­ции Сою­за мос­ков­ских архи­тек­то­ров, они вряд ли будут окон­ча­тель­ны­ми.

Выставку проектов в ПРАН увидел и академик РАН Валерий Рубаков. Его запись в книге мнений см. на фото слева

Выстав­ку про­ек­тов в ПРАН уви­дел и ака­де­мик РАН Вале­рий Руба­ков. Его запись в кни­ге мне­ний см. на фото ниже

Отзыв В. Рубакова о проекте здания ИНИОНP. S. Ито­го­вым реше­ни­ем жюри от 16 авгу­ста пер­вое место при­суж­де­но про­ек­ту № 1602 ком­па­нии «Гип­ро­кон» (что, как уже гово­ри­лось выше, вполне пред­ска­зу­е­мо), а так­же про­ек­ту № 1606 Алек­сандра Кожев­ни­ко­ва. Вто­рое место было реше­но не при­суж­дать, а тре­тье полу­чил про­ект № 1605 Аза­ма­та Тах­та­ро­ва. Посе­ти­те­ли выстав­ки кон­курс­ных работ, про­хо­див­шей с 10 по 16 авгу­ста, реши­ли ина­че: по резуль­та­там их голо­со­ва­ния про­ект Тах­та­ро­ва полу­чил пер­вое место, про­ект Кожев­ни­ко­ва — вто­рое, про­ект 1602 — толь­ко пятое.

Ито­ги кон­кур­са, как сооб­ща­ет­ся, не окон­ча­тель­ные, пред­сто­ит рас­смот­ре­ние в Мос­ко­мар­хи­тек­ту­ре, на кото­рое будут выне­се­ны три «при­зо­вых» про­ек­та, а так­же раз­ра­бот­ка Ю. Миро­но­вой (1601) и еще три про­ек­та, под­го­тов­лен­ных ком­па­ни­ей «Гип­ро­кон». 

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

5 комментариев

  • y.v.:

    Чест­но гово­ря, ста­рое зда­ние ИНИОН(по край­ней мере в том состо­я­нии, что было непо­сред­ствен­но перед пожа­ром) выгля­де­ло ред­кост­но уны­лым… И, судя о отзы­вам, крайне неудоб­ным для «сто­рон­них» поль­зо­ва­те­лей…

    ИНИОН в преж­нем виде выгля­дит по мень­шей мере как ана­хро­низм – в совет­ское вре­мя это был закры­тый источ­ник инфор­ма­ции по гума­ни­тар­ным нау­кам втч из зару­беж­ных стран, и после раз­ва­ла СССР необ­хо­ди­мость в нём попро­сту отпа­ла. Теперь это про­сто еще одна боль­шая полу­за­кры­тая науч­ная биб­лио­те­ка. Как мне кажет­ся, без нее вполне мож­но было бы и обой­тись.

    Един­ствен­ным акту­аль­ным назна­че­ни­ем совре­мен­ной госу­дар­ствен­ной науч­ной биб­лио­те­ки явля­ет­ся соб­ствен­но оциф­ров­ка книг и предо­став­ле­ние к ним сво­бод­но­го досту­па. Если ИНИОН не соби­ра­ет­ся этим зани­мать­ся, то и отстра­и­вать его осо­бо­го смыс­ла не име­ет, а остав­ши­е­ся после пожа­ра кни­ги мож­но рас­пре­де­лить по дру­гим биб­лио­те­кам…

  • Андрей:

    Каж­дое вто­рое, если не пер­вое РАНов­ское зда­ние выгля­дит уны­ло. А что до пред­на­зна­че­ния инсти­ту­та – гума­ни­тар­ные нау­ки име­ют дело с тек­ста­ми, а уж в каком они досту­пе – откры­том или закры­том – это вопрос вто­ро­сте­пен­ный. Рань­ше кни­ги ДСП, теперь обыч­ные – на уро­вень иссле­до­ва­ния этот факт мало вли­я­ет. Но разу­ме­ет­ся ИНИ­О­Ну надо как-то менять­ся, но в какую сто­ро­ну – вопрос для мас­штаб­ной дис­кус­сии.

  • […] нали­чие боль­шо­го кни­го­хра­ни­ли­ща (см., напри­мер, 1 и 2); соот­вет­ствен­но, в пред­став­лен­ных про­ек­тах его […]

    • Ash:

      1. «К сожа­ле­нию, этот ответ – еще одно сви­де­тель­ство того, насколь­ко тру­ден диа­лог меж­ду уче­ны­ми и чинов­ни­ка­ми, для кото­рых важ­ны совсем раз­ные вещи.»
      «Уче­ные пишут о том, что важ­но для них, а чинов­ни­ки отве­ча­ют на дру­гой вопрос – тот, кото­рый пред­став­ля­ет­ся един­ствен­но важ­ным им самим.»
      «То, что сотруд­ни­ки ИНИОН и дру­гие уче­ные счи­та­ют для ново­го зда­ния глав­ным, чинов­ни­кам пред­став­ля­ет­ся несу­ще­ствен­ным.»
      «…и опять чинов­ни­ки дей­ству­ют, не нару­шая ника­ких зако­нов и норм, но исхо­дят при этом из зага­доч­ных сооб­ра­же­ний, с кото­ры­ми не счи­та­ют нуж­ным зна­ко­мить уче­ных, и это в конеч­ном сче­те ведет толь­ко к ущер­бу для нау­ки.»

      Какой диа­лог? С кем? Чинов­ни­ки обра­зу­ют систе­му, дей­ству­ю­щую по вполне опре­де­лён­ным пра­ви­лам. Перед этой систе­мой не постав­ле­но ника­ких кон­крет­ных науч­ных задач – сле­до­ва­тель­но, она и не зани­ма­ет­ся их реше­ни­ем. Совер­шен­но то же самое, что упре­кать баро­метр в том, что он не изме­ря­ет влаж­ность.

      2. «В общем, все по-преж­не­му про­ис­хо­дит в соот­вет­ствии с извест­ным афо­риз­мом «фор­маль­но пра­виль­но, а по сути изде­ва­тель­ство», кото­ро­му ско­ро испол­нит­ся сто лет.»

      И будет про­ис­хо­дить, пока перед учё­ны­ми и, тем самым, перед орга­на­ми, управ­ля­ю­щи­ми науч­ны­ми орга­ни­за­ци­я­ми, не будут постав­ле­ны кон­крет­ные осмыс­лен­ные зада­чи. А пока целя­ми явля­ют­ся нау­ко­мет­ри­че­ские индек­сы, ниче­го хоро­ше­го не будет.

  • dfgsdfbsz:

    Тах­та­ров , Кожев­ни­ков -сотруд­ни­ки Гип­ро­кон Теслер род­ствен­ник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com