Жалоба Мира длиной в полтысячелетия

Апофеоз войны. В. Верещагин (1871)

Апофеоз войны. В. Верещагин (1871)

Про самое известное антивоенное произведение Эразма из Роттердама, впервые опубликованное 500 лет назад, вспоминает Святослав Горбунов.

Мир не сумасшедший. Только люди.
Эрих Мария Ремарк

Святослав Горбунов

Святослав Горбунов

Что такое для человечества пять веков? Казалось бы, исторический опыт последних столетий показывает, что достаточно лишь нескольких десятилетий для того, чтобы человек сумел выйти в космос, овладеть навыками целенаправленных точечных изменений геномов других организмов, постигнуть многие тайны микромира и космологии. Всё это происходило и происходит достаточно быстро, со всё возрастающим ускорением. Разум открыл перед нами почти безграничные возможности для преобразования мира и жизни. Но изменился ли от этого сам человек? Что такое пять веков для его нравственного развития? Казалось бы, творения гуманистов давних эпох должны рассматриваться сейчас исключительно в качестве литературных памятников…

«Querela Pacis undique gentium ejectae profligataeque» — «Жалоба Мира, отовсюду изгнанного и всюду поверженного», — гласит латинская надпись на репродукции первой страницы старинного фолианта. Этот плач мира — воззвание к человечности, обнажающее всю сущность, нелепость, нелогичность, безнравственность любой войны как акта насилия, — творение великого Эразма из Роттердама. Он так и не был услышан. Изредка перекочевывал этот вразумляющий стон от книги к книге, от издания к изданию, от старинного фолианта до современной брошюры или газетной полосы. Что значит этот путь? Настоящая жизнь любой книги продолжается, лишь пока она достигает сердца читателя. Еще раз вспомнить о ней, дать ей заговорить, не оставить без внимания — вот, пожалуй, и всё, что мы можем для нее сделать.

Трактат Эразма впервые увидел свет в 1517 (по некоторым данным [1], в 1516) году. И уже в первый год издательство Иоганна Фробена — того самого знаменитого базельского книгопечатника, что знаком читателю по первым изданиям многих работ великих гуманистов начала XVI века, — распространяет первый тираж книги Эразма. В дальнейшем издания массово выходят в Лувене, Лейпциге и Венеции (1518), Флоренции (1519), Страсбурге (1523), Париже (1525), Лейдене (1529). Переводы на национальные языки появляются в Аугсбурге и Цюрихе (1521), в Испании (1529) и Голландии (1567) [2].

Печатное слово Эразма, как и в случае со многими другими его произведениями, захватывает Европу на фоне событий, которые можно охарактеризовать известной формулой «война всех против всех». Эразм прямо указывает на это в своем произведении: «Стыдно и вспомнить, по сколь низменным, сколь ничтожным причинам государи ввергают страны в войну. Один отыскивает или выдумывает некий обветшалый, прогнивший титул — как будто столь важно, кто управляет государством, лишь бы заботился об общественном благе. Другой приводит в оправдание, что в договоре из ста глав что-то обойдено молчанием. Третий питает неприязнь к кому-то по личным мотивам… Но нет большего злодейства, чем если правители, приметив, что согласие народа ослабляет их власть, а раздор ее укрепляет, прибегают к хитрости тиранов: подстрекают людей, готовых оказать такую услугу, развязать войну, дабы тем самым и пребывающих в согласии поссорить, и несчастный народ обобрать как вздумается» [3].

Что ж, достаточно вспомнить, какие события происходили непосредственно в 1516 году и в предшествующее тому десятилетие. Это прежде всего так называемая война Камбрейской лиги (1508–1516) в Италии, приглядевшись к которой пытливый взгляд легко сможет найти все самые низменные мотивы и начинания. Другой важнейший мотив, нашедший свое отражение в книге Эразма [4], — это противостояние Франции и немецких наемников — опоры императора Максимилиана. А уж сколько мелких «пожаров войны» приходится на эти годы! Перманентное состояние войны привычно для Европы начала XVI века. Но можно ли считать это состояние нормальным? «Нет», — уверенно заявляет Эразм. Ему, Эразму из Роттердама, «князю гуманистов», человеку трагичной судьбы, высокообразованному и красноречивому, как никому другому удается передать это в своих рассуждениях. «Как ты можешь взывать к общему Отцу, вонзая меч в сердце своего брата?» — обращается он к своему читателю, порой вполне искренне убежденному, что воюет за правое дело.

«Звери обычно не вступают в схватку, если их не приведут в ярость голод или тревога за детенышей. А христианам какая обида покажется столь малой, что не послужит удобным поводом для войны? Если бы так поступала молодежь, то можно было бы извинить неопытность, присущую этому возрасту; если бы безбожники, то несколько смягчалось бы и впечатление от жестокости содеянного. Однако мы видим, что семена раздора чаще всего сеют те, кому подобало бы своим мудрым водительством смирять бесчинства народа…»

«Англичанин враг французу лишь по той причине, что он француз. Британец ненавидит шотландца лишь потому, что тот шотландец. Немец не ладит с французом, а испанец с ними обоими. Какая превратность! Пустое слово — название местности — разъединяет людей, так почему же не примиряет множество других вещей? Британец желает зла французу. А почему ты, человек, не желаешь добра человеку?..»

Примечательно, что книга «Жалоба Мира» была написана Эразмом по предложению Жана Лё Соважа (канцлера императора Карла V), выступавшего за осторожную политику сближения с Францией и завершение нескончаемых военных авантюр на земле Италии [5]. «Жалоба Мира» представляет собой самое полное собрание мыслей и воззваний Эразма о мире, которые он неоднократно высказывал и в предыдущих своих произведениях. По сути, его «Жалоба» — это попытка обращения ко всему обществу, от королей и вельмож (а книга готовилась предположительно для мирного конгресса, который собирались провести в 1517 году в Камбре) [6] до духовенства и простого народа. Недаром Эразм по ходу повествования своего героя, то есть своих рассуждений, обращается попеременно к ним всем.

Битва при Креси (1346). Иллюстрация из «Хроник» Жана Фруассара («Википедия»)

Битва при Креси (1346). Иллюстрация из «Хроник» Жана Фруассара («Википедия»)

«Война сладка тем, кто ее не изведал» — так называется знаменитая работа Эразма, увидевшая свет в издании «Адагий» 1515 года [7]. В «Жалобе Мира» он раскрывает эту идею более полно: «Если бы смертные презирали, изгоняли и сокрушали меня, пусть и незаслуженно мною, однако во благо себе, я бы оплакивал лишь свою обиду и несправедливость. Теперь же, когда они, повергнув меня, сами лишились источника любого человеческого счастья и накликали на себя море всевозможных бед, мне более пристало оплакивать их несчастье, нежели свою обиду», — говорит Мир в первых же строках.

«Ты жаждешь войны? Узнай сначала, что такое Мир, а что война, какие блага сулит он и какие бедствия приносит она, и затем прикинь, стоит ли менять Мир на войну», — устами сокрушенного Мира великий гуманист обращается к своим современникам. В своем рассказе он говорит о причинах раздоров, заставляющих, казалось бы, благоразумный человеческий род вновь и вновь впадать в истовое безумие.

Но как бы это ни показалось странным, его обращение оказывается столь же актуальным для потомков, как и для современников. Причина сокрушения мира — безумие, нечестивость, жадность и прочие страсти, пронзающие людей и общества от самого верха до низа. Наконец, просто глупость — та самая глупость, что говорит о себе в другой, куда более известной книге Эразма («Похвала глупости», 1509). Возносясь, подобно гораздо более поздним Ромену Роллану и Стефану Цвейгу, своим умом над схваткой страстей, Эразм делает выводы о безнравственной природе конфликтов: «Мир по большей части водворяется тем, что его надо всем сердцем желать. Ибо все, кому истинно дорог Мир, не упускают случая защитить его. Они либо не замечают того, что мешает Миру, либо устраняют и готовы терпеть многое, лишь бы сохранить столь великое благо. Теперь люди сами ищут повод к войне. То, чем согласие крепится, они рушат… То, что ведет к войне, они преувеличивают и усугубляют. Стыдно сказать, из-за каких пустяков раздувают столь великие трагедии, от сколь ничтожной искорки разгораются страшные пожары. Тогда приходит на ум вереница возможных обид, и каждый склонен преувеличивать причиненное ему зло. А добрые дела меж тем пребывают в глубоком забвении…» На страницах своего произведения он последовательно анализирует причины и проявления войн и междоусобиц. Проницательный разум и известная красота слога Эразма создают картину несправедливой войны (а по мнению Эразма, любая война, берущая свое начало в человеческих страстях, несправедлива) как величайшего бедствия и еще большего бедствия в виде нравственного обнищания общества, рождающего эту войну.

Сколь похожа эта картина на сегодняшний день? Читатель сможет решить только сам. Для этого нужно всего лишь прислушаться к гол осу великого европейского гуманиста. Полтысячелетия тому назад «Жалоба Мира» так и не была услышана. Сможем ли мы спустя пять столетий что-то изменить? Очень хочется в это верить.

P. S. Спустя всего несколько месяцев после выхода в свет «Жалобы Мира» Эразма один малоизвестный тогда монах составил свои знаменитые ныне 95 тезисов. Мир входил в совершенно новую эпоху, которая поглотит возвышенные идеалы классических гуманистов и пронесется еще по просторам Европы волной очередного насилия.

Эразм Роттердамский. Гольбейн-мл. 1523 («Википедия»)

Эразм Роттердамский. Гольбейн-мл. 1523 («Википедия»)

«Жалоба Мира, отовсюду изгнанного и всюду поверженного» — трактат Эразма Роттердамского, первое издание которого увидело свет в 1516 году [8] в Базеле, второе (более известное) — там же в 1517-м. Книга написана по заказу канцлера Жана Лё Соважа (Jean Ridder le Sauvage, 1455–1518) и должна была способствовать подготовке мирного конгресса, который предполагалось провести в Камбре в 1517 году [9]. Произведение представляет собой один из прекраснейших примеров мировоззренческой позиции великого гуманиста. Так же, как в «Энхиридионе» (1501, перв. изд. — 1504) и «Похвале глупости» (1509, перв. изд. — 1511), Эразм, обращается к каждому человеку нашего мира с воззванием разума и призывом к чистоте совести, что делает «Жалобу Мира» одним из главных его философско-публицистических произведений. На современный русский язык текст «Жалобы Мира» был переведен как минимум дважды — Ф. Л. Мендельсоном (1955 и 1963) [10] и В. Д. Балакиным (1989) [11]. Оба варианта перевода ныне свободно доступны для прочтения в Интернете. Оцифрованная версия базельского издания «Жалобы Мира» 1518 года из коллекции Центральной библиотеки Цюриха — www.e-rara.ch/zuz/ch16/content/pageview/1600856.

  1. Балакин В. Д. Эразм Роттердамский и его «Жалоба Мира, отовсюду изгнанного и всюду поверженного» // в кн.: Эразм Роттердамский и его время. М.: Наука, 1989. С. 246.
  2. Там же.
  3. Здесь и далее цит. по: Балакин В. Д. Эразм Роттердамский и его «Жалоба Мира, отовсюду изгнанного и всюду поверженного» // в кн.: Эразм Роттердамский и его время. М.: Наука, С. 244–273.
  4. Там же. С. 245.
  5. http://plato.stanford.edu/entries/erasmus/
  6. Балакин В. Д. Эразм Роттердамский и его «Жалоба Мира, отовсюду изгнанного и всюду поверженного» // в кн. Эразм Роттердамский и его время. М.: Наука, 1989. С. 246.
  7. Там же.
  8. Балакин В. Д. Эразм Роттердамский и его «Жалоба Мира, отовсюду изгнанного и всюду поверженного» // в кн. Эразм Роттердамский и его время. М.: Наука, 1989. С. 246.
  9. Там же.
  10. См.: Вопросы философии. 1955. № С. 124–137 (сокращенная версия) и в кн.: Трактаты о вечном мире. М.: Соцэкгиз, 1963. С. 39– 65. Перевод выполнен с английской версии текста (The Complaint of Peace by Erasmus, N.Y., 1946) сверкой по латинскому оригиналу 1703 года.
  11. См в кн.: Эразм Роттердамский и его время. М.: Наука, 1989. С. 248–273.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Добавить комментарий