Владимир Мордкович: «Мы создаем отрасль»

INFRA

Елена Стребкова

Елена Стребкова

Задумаешься, бывало: что и где в России хорошо? Ответ — из знаменитой песни (но с противоположным смыслом): «Если кто-то кое-где у нас порой…» Не в стране, а в отдельных городах. Не в отрасли, а на одном-двух предприятиях. Не каждый раз, а иногда, по счастливой случайности, преодолевая немыслимые препятствия.

Инновации тоже не выбиваются из ряда вон. Совсем недавно достоянием общественности стало высказывание премьер-министра РФ Дмитрия Медведева, который констатировал, что «пока система поддержки инноваций далека от совершенства», несмотря на то что на ее развитие «было затрачено довольно много усилий». По словам Медведева, главными проблемами являются низкий уровень кооперации науки и частного бизнеса, недостаточный спрос на инновации и слабая защита интеллектуальной собственности. Для реформирования имеющейся системы поддержки инноваций будет создан специальный проектный офис под кураторством вице-премьера Аркадия Дворковича. Сам Дворкович заявил, что в ходе создания новой структуры некоторые институты развития (Роснано, РВК, Сколково) после «уточнения мандатов и целей» могут быть ликвидированы или объединены: «В течение ближайших недель будут представлены уже согласованные со всеми ведомствами предложения. Останутся ли живы все эти институты, еще предстоит решить».

По этому поводу можно написать много: и о перекладывании с больной головы на здоровую, и об очередных туманных реформах с неочевидной перспективой, и вообще о разрушении старого города с построением нового на другом месте… Но цель нашей публикации противоположная. Мы хотим показать, что даже в неблагоприятной среде, при серьезной разбалансировке общественных и хозяйственных механизмов, при многолетней, но неэффективной системе без «точных мандатов и целей» существуют структуры, успешно работающие и решающие высококонкурентные задачи на уровне самых современных мировых стандартов. Честно говоря, очень хочется представить, где бы мы (россияне) находились, если бы таким людям и предприятиям хотя бы не мешали. Ведь помощь и поддержка, по словам второго лица в государстве, сильной стороной этого государства не являются.

Владимир Мордкович, директор по науке и технологиям ООО «ИНФРА Технологии»

Владимир Мордкович, директор по науке и технологиям ООО «ИНФРА Технологии»

Наш материал посвящен российской компании «ИНФРА Технологии». Это «инновационная компания, которая занимается разработкой и внедрением новых процессов и материалов. Технологии нашей компании изменят облик глобальной системы распределения энергетических ресурсов» (цитата с сайта компании www.infratechnology.ru).

Общие и довольно банальные слова требуют расшифровки, ведь за ними стоят действительно большие и важные дела. Наш собеседник — Владимир Мордкович, докт. хим. наук, зав. отделом новых химических технологий и наноматериалов ТИСНУМ (Технологического института сверхтвердых и новых углеродных материалов), Троицк; профессор кафедры физики и химии наноструктур МФТИ; директор по науке и технологиям ООО «ИНФРА Технологии».

Вначале было слово

Идея создания компании «ИНФРА Технологии» (аббревиатуру «ИНФРА» — «Искусственные Нефтяные ФРАкции» — придумал Владимир Мордкович) принадлежит Владимиру Мордковичу и предпринимателю Валерию Баликоеву. Цель — поддержка и коммерциализация научных разработок, которые проводятся в отделе Мордковича в ТИСНУМ. Сейчас работа этого отдела на 100% направлена на интересы «ИНФРА». Два главных акционера компании — Валерий Баликоев и Константин Николаев (занимает 100-е место в рейтинге «200 богатейших бизнесменов России — 2016» по версии Forbes).

Компания «ИНФРА Технологии» ведет разработки в двух основных направлениях: производство синтетического топлива (СЖТ) и получение материалов на основе сверхдлинных углеродных нанотрубок. Объединяют направления два момента: исходным сырьем и того и другого является газ; и то и другое требует применения науки о композиционных материалах. Есть и третий очевидный момент: оба направления ведет Мордкович, разработки лежат в плоскости его научной специализации.

Синтетическая нефть

Направление СЖТ более развито, в настоящий момент находится на стадии промышленного внедрения: заканчивается строительство первого завода синтетического топлива, который расположен в США. Сейчас идет завершающая стадия монтажа, в августе 2016 года производство будет сдано в эксплуатацию. Фабрика катализаторов, которые потребляет завод синтетического топлива, построена год назад и уже работает. Находится она на территории троицкого наноцентра «Техноспарк» — базе научных инновационных стартапов. «Технология сложная, на самом деле мы отрасль создаем» , — по-будничному просто комментирует Мордкович.

Владимир считает, что сейчас объективно пришло время синтетической нефти: «Каждая новая тонна природной нефти дается всё с большим трудом, ее себестоимость растет, и она всё худшего качества. Усилия, которые нужно потратить, чтобы выжать топливо из природной нефти, становятся всё более и более серьезными. Так же как и усилия, которые надо потратить на очистку получаемого топлива. Нефтеперерабатывающий завод сегодня стоит примерно в два раза больше, чем НПЗ 25-летней давности».

В планах «ИНФРА Технологий» — продавать лицензию на технологию компаниям, которые строят заводы синтетического топлива. «Маленькие заводы будем строить самостоятельно, сдавать под ключ, снабжать катализатором. Наш завод будет производить почти 5000 тонн синтетической нефти в год. Продукт планируется к сбыту на американском рынке. Ведутся переговоры со Средней и Южной Азией», — озвучивает намерения учредителей научный руководитель инновационных разработок.

Углеродный коттон

Использование нанонитей не так очевидно, как использование синтетического топлива вместо природного . « Мы будем говорить о длинных нитях, — объясняет Мордкович. — Они и хороши тем, что длинные. Если их „связать“ в композиционный материал, они могут занять нишу классического углеволокна, только более продвинутого. В этом направлении мы не так давно приступили к работе: как только начали получать эти нанотрубки в достаточных количествах. С маленьким количеством бесполезно пытаться сделать композиционный материал — сразу требуется серьезное оборудование. Сейчас такая возможность появилась». Получаемые сотрудниками «ИНФРА» нанонити более прочные, чем природное углеволокно, и более гибкие. И материалы, которые могут быть созданы на их основе, очень прочные и очень легкие. Прочность — на уровне алмаза: в 20 раз выше, чем у хорошей легированной стали. Эти композиты могут использоваться для авиастроения, судостроения, производства спортивного оборудования.

«Освоение нанонитей сейчас в опытной стадии. Но направление очень интересное. Однако мечта разработать полный цикл и в этой области есть. Нельзя не ставить эту задачу. Иначе — зачем?» — пожимает плечами Владимир Мордкович.

Всё решают кадры…

ФГБНУ ТИСНУМНад практическими задачами компании работают всего около 60 человек: 15 — в ТИСНУМ, где проходят исследования, разрабатываются методики, материалы, исходные данные для проектирования; остальные — на катализаторной фабрике, в опытном цехе (расположен в подмосковном Дзержинском), в инжиниринговом центре (который находится в Хьюстоне, США), в управлении компании «ИНФРА».

«Особенность нашей команды — все люди с разной подготовкой: химический факультет МГУ, Институт тонких химических технологий, Физтех, Институт химического машиностроения, Уральский политех», — объясняет успех своего отдела Мордкович.

ИНФРА Технологии

Большую роль играет и нетрадиционный подход к подбору молодых специалистов. «Корпоративные научные центры обычно приглашают выпускников аспирантуры — подготовленные кадры. Когда я работал в Научном центре „ЮКОСа“, мы так и делали. А здесь выпускники „чужой“ аспирантуры меня уже не очень устраивают. Нужно молодежь втягивать с самого начала. Выполняя учебные работы, они практически участвуют в этих проектах: студенты бакалавриата, магистратуры, кто-то из них — с базовой кафедры Физтеха при ТИСНУМ. Кроме того, у меня есть аспиранты и студенты магистратур других университетов. Знакомые из профессуры рекомендуют. Из МГУ, Менделеевского, МИТХТ. Когда эти ребята приезжают в свой университет с очередным докладом, то вызывают большое удивление внушительным объемом сделанной работы, — удовлетворенно улыбается Владимир Мордкович. — Недавно одну студентку другого университета так прямо и спросили: „Как Вы так много сделали экспериментов, Вы же должны были раз в неделю там появляться?“

А она на самом деле три-четыре раза в неделю приходила. Потому что интересно: затягивает, чувствуется, что вносится реальный вклад в работу, обещающую и научное значение, и практический выход».

… и мудрое руководство

Надо отметить, что даже в таком месте сосредоточения научных институтов, как Троицк (в городе 10 НИИ), ТИСНУМ в плане реализации инновационных проектов занимает лидирующие позиции. Возможно, обусловливается это тем, что Институт создан относительно недавно — в 1995 году, когда в сознании ученых уже укрепилась уверенность, что фундаментальные исследования должны хотя бы частично работать на нашу повседневную жизнь. Не случайно основатель ТИСНУМ Владимир Бланк назвал его Технологическим. «Фундаментальные исследования широко ведутся, но в целом наша линия — участвовать во всей цепочке, вплоть до того момента, когда начинает работать производство и выпускается продукция», — солидарен с Бланком Владимир Мордкович.

Владимир Бланк«Заслуга Владимира Давыдовича Бланка — научная работа студентов должна обязательно оплачиваться. Они не должны у нас существовать на одну стипендию. Настоящей научной лошадкой, как известно, является аспирант. Научные сотрудники на студентов куда больше труда тратят, чем сами „школяры“. Но наше правило — всё равно их работу надо оплачивать, чтобы они чувствовали, что при деле, не смотрели на сторону, на не имеющие отношения к специальности подработки, понимали, где они находятся, и имели возможность сориентировать себя в научной деятельности, понимая, как это выглядит, как это оплачивается. Не все у нас остаются, это понятно: и не должны. Но те, которые остаются, делают это с открытыми глазами. Они понимают, что сейчас не холодная война, и научная работа не может оплачиваться как элитная, но она может быть достаточно интересной и достаточно достойно оплачиваемой. Если не исповедовать принцип, что эквивалентом успешности являются только деньги, то это очень хороший выбор», — слова Мордковича заряжают оптимизмом.

Ситуация исторически сложилась так, что НИИ и государственные университеты в принципе не могут разрабатывать новые технологии, это не укладывается в их модель существования и развития, считает ученый: «Они могут выполнять фундаментальные работы, делать исследования по контракту, помогать. Отраслевых НИИ у нас в стране нет. Те, что сохранились или вновь созданы, превратились главным образом в предприятия технического сервиса, заняты сертификацией и так далее — это не разработки. Или просто из себя представляют „флаг“. Как бывший Центр „ЮКОСа“, который сейчас Центр Роснефти, существует как отраслевой институт» .

Научные разработки ТИСНУМ, реализуемые в «ИНФРА Технологиях», — это прикладные исследования на серьезной научной основе, требующие для получения результата проведения определенных фундаментальных работ. В частности, сотрудникам отдела новых химических технологий и наноматериалов пришлось разбираться, как работает катализатор, — это фундаментальная задача. «Как известно, нет ничего более практичного, чем хорошая теория, и нет более зрелого материала для фундаментальных открытий, чем хороший практический результат» — так объясняет научную политику ТИСНУМ Владимир Мордкович.

Подробнее о производстве СЖТ и материалов на основе углеродных нанотрубок — в следующих выпусках ТрВ-Наука.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

5 комментариев

  • Федор:

    «Они понимают, что сейчас не холодная война, и научная работа не может оплачиваться как элитная, но она может быть достаточно интересной и достаточно достойно оплачиваемой. Если не исповедовать принцип, что эквивалентом успешности являются только деньги, то это очень хороший выбор»

    Пока научная работа не будет, во всех смыслах, уважаться и оцениваться как элитная, все будет так, как оно есть сейчас в России, средний доход талантливого, одаренного ученого — ниже среднего дохода обычного клерка, а востребованность его работы составляет не более 5% от реального потенциала.

    Эмоции на фоне одного успеха, надо оценивать именно как эмоции, а текущий успех, именно как небольшую веху. Особенно учитывая, что данная технология имеет определенный «срок годности», это примерно 20 лет с пиком в первые 10-14. Конечно же, можно выкачать из нее всё, заработать денег и жить припеваючи, но это будет такая же рекурсия, в обратную сторону от прогресса, в которую шло правительство России по причине «любви» к ресурсной экономике, полностью игнорируя остальные отрасли и направления, тем самым обрекая их на медленной и мучительное умирание.

  • Израиль:

    Если Ваша страна хочет выжить то пора кончать с нынешним безумным путинским курсом и начать жить как люди живут в нормальных странах: CША, Израиле, странах НАТО и Евросоюза, Австралии, Новой Зеландии, Японии, Южной Корее. В частности нужно начать нормально платить людям (а не нищенские гроши как сейчас у Вас) за нормальную работу и развивать науку. А не то русская культура попадет в ряд ищезнувших культур: ямная, катакомбная, русская lol А на русском языке кроме профессоров славянских кафедр в Гарварде никто не будет говорить лет через 80 (примерно 1.5 — 2 поколения).

  • Олег:

    5 тыс. тонн в год — он смеется? Капотненский НПЗ производит 5 миллионов тонн моторных топлив в год. Топлив, а не непонятного полупродукта, который надо еще разгонять, облагораживать и т.п.

  • aduev:

    Дорогая Елена, зачем вы пытаетесь «ИНФРА-технологии» подать как успех отечественной науки на благо российского общества? Завод-то открывается не у нас, а в США. По сути В. Мордкович, хотя физически и проживает на территории России, может быть смело отнесен к тем многочисленным ученым, которые уехали и делают свои высокоинтеллектуальные разработки на благо чужих экономик. Эта замечательная фирма – не островок надежды отечественной науки, а еще одна капля в море печали о потерянном интеллектуальном потенциале страны.

  • Израиль:

    Вы печалитесь о «потерянном интеллектуальном потенциале страны» а вот Ваши придурки правители — нет. Те кто уенхал уехали навсегда никакого возврата не будет ни при каких условиях но чтобы хотя-бы последнее не потерять Вашей стране необходимо стать нормальным европейским госудврством и побыстрее. Если конечно Ваша страна хочет выжить.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com