- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

От черной курицы до ежа-большевика

Юлия Волохова

Юлия Волохова

Труды финского литературоведа Бена Хеллмана, доктора лингвистики и профессора Хельсинкского университета, уже давно знакомы русскому читателю. На протяжении последних лет работы исследователя многократно публиковались в сборниках серии «Studia Slavica Helsingiensia et Tartuensia», основанных на докладах совместных семинаров Хельсинкского и Тартуского университетов. Однако монография «Сказка и быль. История русской детской литературы», написанная им еще в 2013 году и недавно вышедшая в издательстве «Новое литературное обозрение», является первой крупной работой Хеллмана, переведенной на русский язык. Автор предпринимает попытку описать четырехсотлетнюю историю русской детской и юношеской литературы от ее зарождения в конце XVI века до современности.

Страница из Букваря Кариона Истомина (1694)

Страница из Букваря Кариона Истомина (1694)

Известно, что первая русская рукописная книга, адресованная детям, была составлена в 1491 году дипломатом и пропагандистом европейской культуры Возрождения в Российском государстве Дмитрием Герасимовым. Кроме того, его записи русских народных сказок являются самыми древними из дошедших до нас [1]. По другой версии, зарождение собственно детской литературы относится к XVII веку [2]. Однако Бен Хеллман берет за точку отсчета выход первой печатной азбуки для детей на русском языке в 1574 году во Львове, составителем которой был Иван Фёдоров (первопечатник). В общем контексте книги этот выбор кажется вполне обоснованным и закономерным, так как именно это событие знаменует собой публикацию первой книги светского назначения в истории восточнославянского книгопечатания, а всё последующее развитие детской литературы вплоть до екатерининской эпохи представляется как постепенное размежевание с религиозной сферой и приближение к идеалам Просвещения.

Первые две главы охватывают довольно обширный период с конца XVI века до первых десятилетий XIX века. 20-е годы XIX столетия знаменуют собой одновременно и конец периода сентиментализма, и начало нового витка в развитии детской литературы, которая наконец выделяется в самостоятельное явление внутри общего литературного процесса.

Сказка «Черная курица» была написана специально для А. К. Толстого его дядей

Сказка «Черная курица» была написана специально для А. К. Толстого его дядей

В первых главах вполне последовательно описана история развития детской литературы, привлечен широкий круг текстов, от азбук и учебников до переводных книг и первых энциклопедических сборников и биографических жизнеописаний. Однако читателю не стоит с первых страниц ожидать глубокого погружения в атмосферу прошедших эпох. Обзорность первых глав объясняется, с одной стороны, тем, что «зарождение оригинальной и значительной русской детской литературы» автор относит к 1829 году, когда была опубликована повесть Антония Погорельского «Черная курица, или Подземные жители», написанная специально для будущего писателя Алексея Толстого. Другой причиной, по всей вероятности, является тот факт, что в 2010 году уже выходило глубокое культурологическое исследование Е. Б. Кудрявцевой «Для сердца и разума. Детская литература в России XVIII века», в котором на основании детального анализа детских книг эпохи Просвещения реконструируется повседневный быт детей, иерархия ценностей и нормативный образец личности той эпохи.

Описание следующих этапов развития и становления русской детской литературы, начиная со второй четверти XIX столетия и вплоть до конца советского периода, — это масштабное живое полотно, на котором можно разглядеть и гениальных детских писателей, и графоманов, и успешных карьеристов, и талантливых авторов, умирающих в нищете. Через историю детской литературы этих лет, ювелирно вписанную в политический, социальный и культурный контекст эпохи, читатель знакомится со спецификой переводов на русской почве, с историей детской поэзии и детских журналов, с теорией жанра, родоначальником которого является знаменитый критик Виссарион Белинский, написавший свыше 60 статей на эту тему и задавший высочайшую планку для детских авторов: они должны быть не только талантливыми писателями, но и не менее выдающимися педагогами и психологами.

Сказка в стихах «Еж — большевик» была опубликована в Ростове-на-Дону (изд-во «Буревестник», 1925)

Сказка в стихах «Еж — большевик» была опубликована в Ростове-на-Дону (изд-во «Буревестник», 1925)

Бен Хеллман органично вписывает в историю детской литературы не только произведения признанных классиков — Пушкина, Жуковского, Ершова, Чарской, Чуковского, Маршака, Житкова, Носова, Грина и многих других, — но и воскрешает для читателя забытых и по-своему талантливых авторов, например Анну Хвольсон, умершую в эмиграции в Париже в 1934 году, и Н. Рагозу, который (или, может быть, которая?) «обладал хорошим знанием животного мира, отличным стилем и способностью создать увлекательный сюжет», но таинственным образом исчез из литературы. В числе забытых оказываются и многие советские авторы и произведения, которые в большинстве своем не представляют какой-либо художественной ценности, но хорошо иллюстрируют степень идеологизации и политизации детской литературы. К их числу, например, относится сказка в стихах «Еж — большевик» Полиена Яковлева, опубликованная в 1925 году, с не менее показательными рисунками А. Ованесова.

Узнаем мы о пусть и небольшом, но важном вкладе в детскую литературу таких «взрослых» писателей и поэтов, как Леонид Андреев, Александр Серафимович, Борис Пастернак, Осип Мандельштам, Иосиф Бродский, Саша Чёрный, и многих других, а также о том, какие книги читали дети аристократов и простых людей в разные эпохи. В библиотеке поэта Александра Блока находим томик Топелиуса издания 1886 года, «Кота-Мурлыку» Николая Вагнера и сказки Андерсена; другой известный символист Константин Бальмонт, а также дочь писателя Леонида Андреева Вера зачитываются Майн Ридом; «Всадник без головы» его же авторства приходится во вкусу и Владимиру Набокову. «„Илиадой“ и „Одиссеей“ детства» становятся для Николая Гумилёва романы о Томе Сойере и Гекльберри Финне. Они же потрясли Анну Ахматову и Марину Цветаеву. Приводятся в монографии и библиотечные отчеты, а также данные опросов, проведенных до революции, которые позволяют судить о том, кто попадает в число любимых детских авторов в Российской империи и Советском Союзе. Попытки посмотреть на детскую литературу глазами читателя предпринимались и ранее (в частности, Сетом Леррером в книге «Детская литература: история читателя от Эзопа до Гарри Поттера» [3]), однако на материале русской литературы для детей попытки подобного анализа крайне редки. Последняя глава исследования, посвященная новой детской литературе с 1991 по 2010 год, также является обзорной, но при этом и многообещающей. Пестрая картина современной литературы для детей в России позволяет надеяться, что финский исследователь Бен Хеллман в скором времени выпустит еще одну книгу, которая продолжит описание истории попыток взрослых подобрать ключ к миру детства.

1. Арзамасцева И. Н. Детская литература: Учебник для студ. высш. пед. учеб. заведений / И. Н.Арзамасцева, С. А. Николаева. М.: Издательский центр «Академия», 2005. С. 77.

2. Воскобойников В. Детская литература вчера и сегодня. А завтра? // Вопросы литературы. 2012. № 5. http://magazines.russ.ru/voplit/2012/5/v7.html

3. Lerrer S. Childrens literature: a readers history from Aesop to Harry Potter. The University of Chicago Press, 2008.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи