- Троицкий вариант — Наука - http://trv-science.ru -

Для чего нужно Сколково?

Сколково

Альберт Ефимов, руководитель робототехнического центра Фонда Сколково

Альберт Ефимов,
руководитель робототехнического центра Фонда Сколково

Вопрос этот далеко не праздный — общественная дискуссия о целях Сколково началась с момента его создания. Премьер-министр Дмитрий Медведев, инициатор проекта Сколково, недавно побывав в Сколково, заметил, что «теперь видно, для чего всё это затевалось». Однако общественная дискуссия на тему «для чего нужно Сколково» не утихает. Многим отечественным экспертам и ученым выбор в пользу создания центра коммерциализации новых технологий «с нуля» кажется необоснованным по сравнению с возможностью усиления с помощью бюджетных средств уже существующих научных центров. Как известно, только критика помогает нам стать лучше. Поэтому поиск ответа на правильно заданный вопрос всегда важен для постоянного переосмысления опыта ошибок и достижений крупнейшего постсоветского проекта технологического центра. Такой вопрос будет всегда коррелировать с другим не менее важным вопросом: почему России не удается воспользоваться плодами собственных достижений в области науки и техники? Хорошо известно, что Россия имеет многовековые традиции открытия и освоения новых территорий (XVI–XVIII века), а также изобретательства, прикладных исследований, культурных и технических нововведений (XIX–XX века) — ДНК первопроходца уже во многом является частью русского культурного кода. Наша страна находится в числе передовых государств по общему уровню образования и числу научных инженерных кадров (6% ученых всего мира проживает в России), определяя грандиозные возможности для будущих технологических прорывов. Но, к сожалению, как отмечают многие ученые, среди которых крупнейший исследователь российской науки Лорен Грэхэм, другие нации используют наши результаты намного эффективнее. Эта громадная диспропорция между талантами населения и эффективностью использования результатов исследований относится к исключительной особенности России. Исследователи приводят разные причины этого парадокса, но сам факт существования такой диспропорции не подвергается сомнениям.

Уникальная особенность страны требует уникальных решений. Создание Сколково не просто является ответом на упомянутый выше парадокс, но и предопределено всем ходом становления передовой экономической теории и практики рубежа XX–XXI веков. Крупнейший экономист двадцатого столетия Джон Кейнс подчеркивал, что «государство должно делать те проекты, которые иначе никто не возьмется исполнить». Принято считать, что идею основания города будущего как «сгустка инноваций» — Сколково, демонстрирующего лучшие технологические достижения, выдвинул Михаил Калашников в ответном письме президенту Медведеву. Однако идея использования городской силы кластеризации как катализатора технологических и социальных инноваций транслируется в настоящее еще с петровских времен: Санкт-Петербург был основан не только как военная крепость, но и как интеллектуальный и промышленный центр европейской державы.

Город и его привлекательная культурная среда как катализатор инновационной активности позволяет реализовать потенциал силы кластеризации инновационных предприятий, о котором говорила известный американский социолог Джейн Джекобс, а также решает проблему эффективного приближения (proximity) участников инновационной деятельности друг к другу, что считается ключевым фактором успеха. Существует несколько видов приближения: географическое (пространственное), когнитивное, организационное, социальное и институциональное. Инноваторы должны быть приближены друг к другу в достаточной степени: слишком большое или слишком малое приближение будет скорее сдерживать рост, чем его поощрять.

Сколково как город, состоящий из компаний технологических кластеров, сотрудников, партнеров, преподавателей и студентов Сколтеха, решает проблему приближения участников инновационного процесса России следующим образом. Географически: участники работают (а во многих случаях и живут) рядом. Когнитивно — благодаря общим понятиям, вошедшим в наш речевой оборот на волне технологического предпринимательства. Организационно: снимаются транзакционные издержки взаимодействия как за счет массовых мероприятий (таких как Startup Village, Skolkovo Robotics, IASP), так и благодаря сервисному обслуживанию участников со стороны Технопарка, центров коллективного пользования, Центра интеллектуальной собственности и т. д. Социально — создавая доверительную среду для общения между участниками, получившими авторизацию Сколково (т. е. подтвердившими статус участника, партнера, аккредитованного инвестора и т.п.). Институционально — выстраивая юридический периметр, улучшающий инвестиционный климат и повышающий привлекательность бизнес-среды, создавая возможности для обкатки, тестирования новых прорывных технологических проектов с использованием территориальных возможностей Сколково.

Сколково

Ученые спорят о корреляции между увеличением числа малых наукоемких предприятий (МНП) и значимым экономическим ростом в высокотехнологичных отраслях. Но совершенно очевидны примеры того, как МНП становятся источником высокого роста в традиционных отраслях (Uber, Airbnb). Этот тип предприятий составляет около 75% от общего числа участников Сколково (25% — «дочки» крупных компаний). МНП стали, по сути, новым типом участников хозяйственной деятельности — поставщиками узкоспециализированных решений для более крупных компаний и холдингов, работающих в традиционных отраслях. Представляется, что МНП никогда не будут источником существенного экономического роста и значимым драйвером рабочих мест, но именно они являются проводниками структурных изменений и роста производительности труда в других, более крупных экономических субъектах. В этом заключается причина того, что подход Сколково к стимулированию создания МНП в среднесрочной и долгосрочной перспективе более оправдан, чем прямое финансирование из государственного бюджета исследований и разработок в крупных компаниях: МНП более гибко формируют рыночную стратегию и принимают риски коммерческой деятельности по сравнению с крупными компаниями. Не следует забывать и о мультипликативном эффекте: по оценке Энрико Моретти, профессора экономики Университета Калифорнии, одно рабочее место в МНП приводит к появлению пяти новых рабочих мест в смежных отраслях (не обязательно высокотехнологичных), превышая аналогичный показатель по промышленности в три раза.

Экономические исследования показывают, что именно МНП являются основным источником «прорывных технологий», которые, в свою очередь, создают спрос на высококвалифицированные рабочие места в новых или традиционных секторах национальной экономики. Крупные отечественные компании практически перестали заниматься исследованиями и разработками — число полученных ими патентов или поданных заявок на регистрацию интеллектуальной собственности в несколько раз меньше аналогичного показателя всех участников Сколково за аналогичный период. Это не является особенностью России: основной способ технологического развития крупнейших зарубежных компаний (Google, Apple, Microsoft, Intel, Cisco) — приобретение новых, прорывных технологий через покупку стартапов на ранней стадии.

В основе успеха Сколково — традиционно сложившийся московский научный кластер, в котором ведущую роль играет разработка программного обеспечения: около двух третей всех IT-компаний России расположено в Москве. Данная отрасль имеет огромный экспортный потенциал — достаточно сказать, что экспорт программного обеспечения из России достигает 7 млрд долл. США ежегодно и уступает по значимости лишь экспорту углеводородов и вооружения. Именно поэтому Московский регион является основным источником кадров и инноваций в данной отрасли; не случайно связанными с IT инновациями в Сколково занимается не менее 60% участников всех пяти кластеров. Коммерциализация IT-продуктов по определению глобальна: большинство успешных IT-компаний Сколково — так называемые micronationals, то есть сразу выходят на глобальные рынки с конкурентоспособным продуктом.

Ориентированность Сколково на пять видов стратегических приоритетов — дополнительный фактор успеха, так как IT, проходя через все технологические направления, использует экспертизу команд в космических, биомедицинских, телекоммуникационных, энергетических и радиационных проектах. Подобной взаимоувязанности направлений с опорой на IT нет ни в одном из традиционных наукоградов России, опирающихся на одно или два направления.

Сколково имеет ряд принципиальных отличий от наукоградов (и закрытых административно-территориальных образований). Во-первых, Сколково подчеркивает ориентированность на постоянное междисциплинарное взаимодействие как внутри самого города, так и внутри «виртуального Сколково», используя обилие проектов в разных, подчас противоположных отраслях. Во-вторых, открытость и прозрачность всей деятельности: Сколково проектируется с учетом максимальной открытости как в отношении идущих внутри процессов (отчетность) так и в отношении городской среды. Наукограды создавались во многом для решения оборонных задач, и вопрос «открытости» среды для взаимодействия с внешним миром не был актуальным. В-третьих, Сколково представляет собой уникальное сочетание двух известных подходов к созданию прорывных технологий: целеориентированного (mission-oriented), в котором все разработки подчинены строгому набору приоритетов и целей, и диффузионного (diffusion-oriented), в котором основной задачей является распространение лучших практик исследований и технологического предпринимательства. Сколково успешно использует оба подхода в создании целеориентированной инновационной экосистемы. Традиционные наукограды в большей степени отвечают лишь целеориентированному подходу, который не в полной мере соответствует требованиям технологической модернизации России.

Существующая система поддержки инноваций в вузах и научных центрах также не может считаться полноценной ввиду отсутствия в ней в качестве операционной цели коммерциализации создаваемых технологий. Основной целью защиты интеллектуальной собственности в вузах и научных организациях является отчетность по грантам, ФЦП и другим программам государственного финансирования. Однако коммерческая эффективность таких патентов никогда не измеряется ни в вузах, ни в научных центрах. Совершенно очевидно, что единственным критерием успешности служит выручка от созданных в результате исследований продуктов или патентов. Сфокусированность Сколково на достижении коммерчески значимого результата (выручки, инвестиций) — принципиальное отличие от всех остальных механизмов поддержки исследований и разработок в России.

Отдельно следует подчеркнуть, что Сколково активно содействует выходу участников проекта на международные рынки, тем самым создавая конкуренцию отечественным потребителям инновационных решений среди крупных компаний.

Многие авторы указывают, что недостаточная эффективность Сколково как площадки коммерциализации разработанных технологий вызвана как раз тем, что инновации приходят в виде специализированных, узконаправленных решений. При этом операционный жизненный цикл самого МНП может быть намного короче жизненного цикла создаваемого продукта. Тогда как заказчикам требуется решение полного цикла, включая последующий сервис и гарантийное обслуживание в течении многих лет. Поэтому задача Сколково как технологического посредника — интеграция прорывных, но узкоспециализированных решений в индустриальные продукты, получающие полномасштабную техническую, организационную и финансовую поддержку со стороны профессиональных сервисных и инжиниринговых организаций, которые функционируют как посредники между малыми компаниями и промышленными гигантами.

Сколково постепенно превратится в «город мастеров», прообразом которого может служить мастерская и лавка средневекового мастерового: витрина и мастерская находятся рядом, дополняя друг друга и создавая новые, подчас неожиданные возможности для совместной работы всех субъектов инновационной экосистемы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи