Злодейства и злоключения Фаддея Булгарина

Екатерина Буз

Ека­те­ри­на Буз

Мысль о том, что реаль­ный Фад­дей Вене­дик­то­вич Бул­га­рин (1789–1859) был несколь­ко отли­чен от сво­е­го тра­ди­ци­он­но­го в школь­ном кур­се лите­ра­ту­ры мерз­ко­го обра­за пре­да­те­ля, тру­са и донос­чи­ка, посе­ти­ла меня два­жды. Впер­вые — при чте­нии «Смер­ти Вазир-Мух­та­ра» Тыня­но­ва, где Бул­га­рин изоб­ра­жен как про­тив­ный чело­век, но бли­жай­ший друг Гри­бо­едо­ва. Поко­пав­шись в «Запис­ках и выпис­ках» М. Л. Гас­па­ро­ва, я нашла замет­ку, где гово­ри­лось, что в обра­зе Бул­га­ри­на Тыня­нов изоб­ра­зил сво­е­го дру­га и кол­ле­гу.

Фраг­мент из кни­ги Гас­па­ро­ва:

«У Фейхтван­ге­ра в каж­дом романе есть отри­ца­тель­ный пер­со­наж с ква­ка­ю­щим голо­сом, у Тыня­но­ва — брыз­га­ю­щий слю­ной. Я спро­сил Л. Я. Гин­збург, нет ли све­де­ний, с кого он спи­сы­вал Бул­га­ри­на. Она отве­ти­ла: „Были раз­го­во­ры о том, что Т. изоб­ра­зил Окс­ма­на, с кото­рым дру­жил. Оче­вид­но, под­ра­зу­ме­ва­лось соот­но­ше­ние: Гри­бо­едов — Бул­га­рин… Не досто­вер­ность, а сплет­ня 1920-х гг.; впро­чем, на Юр. Ник. это похо­же“ (пись­мо 25.06.1986)».

Вто­рой раз сомне­ние закра­лось, когда я про­чла в био­гра­фии декаб­ри­ста Кон­дра­тия Рыле­е­ва, недав­но вышед­шей в серии «ЖЗЛ» (ее авто­ры — А. Готов­це­ва и О. Киян­ская), что и ему Бул­га­рин при­хо­дил­ся близ­ким дру­гом. Настоль­ко, что перед аре­стом Рыле­ев отдал Фад­дею Вене­дик­то­ви­чу порт­фель с важ­ны­ми доку­мен­та­ми. И порт­фель этот Бул­га­рин акку­рат­но сохра­нил. Что в све­те его репу­та­ции было стран­но.

После чте­ния кни­ги А. И. Рейт­бла­та «Фад­дей Вене­дик­то­вич Бул­га­рин: идео­лог, жур­на­лист, кон­суль­тант сек­рет­ной поли­ции» (М.: Новое лите­ра­тур­ное обо­зре­ние, 2016) я убе­ди­лась, что мои сомне­ния были спра­вед­ли­вы и обос­но­ван­ны. Ока­за­лось, что при­выч­ный образ Бул­га­ри­на толь­ко злая кари­ка­ту­ра, создан­ная в лите­ра­тур­ной поле­ми­ке Вязем­ским и Пуш­ки­ным и поз­же закреп­лен­ная идео­ло­ги­че­ски.

Бул­га­рин стал плен­ни­ком соци­а­ли­сти­че­ско­го пред­став­ле­ния об исто­рии рус­ской лите­ра­ту­ры. В ней Пуш­кин был глав­ным поэтом и хоро­шим чело­ве­ком, а Бул­га­рин — зло­де­ем и сквер­ным писа­те­лем. Это гру­бая схе­ма, но при­выч­ная не толь­ко школь­ни­кам.

До Рейт­бла­та ни у кого не дохо­ди­ли руки про­ве­рить, что там на самом деле Бул­га­рин делал и писал. Хотя еще в 1929 году Б. М. Эйхен­ба­ум отме­чал, что Бул­га­ри­на исправ­но поно­си­ли, но как-то не удо­су­жи­лись изу­чить его био­гра­фию, взгля­ды и дея­тель­ность.

А Абрам Ильич Рей­б­лат удо­су­жил­ся. Дело не столь­ко в посмерт­ной реа­би­ли­та­ции Бул­га­ри­на — тот вовсе не был хоро­шим чело­ве­ком, кото­ро­го необос­но­ван­но оби­де­ли. Дело в осво­бож­де­нии от штам­пов. Рейт­блат пишет: « …Для того, что­бы объ­ек­тив­но изло­жить его био­гра­фию и про­ана­ли­зи­ро­вать, как фор­ми­ро­ва­лась лите­ра­тур­ная репу­та­ция, необ­хо­ди­мо во мно­гом по-ново­му напи­сать исто­рию рус­ской лите­ра­ту­ры ХIХ века». Уче­ный раде­ет о науч­ной и досто­вер­ной исто­рии рус­ской лите­ра­ту­ры, без гру­бых иска­же­ний в уго­ду побе­див­шей идео­ло­гии. Ведь если Бул­га­рин в исто­рии рус­ской лите­ра­ту­ры толь­ко при­ми­тив­ный зло­дей, то и всё осталь­ное иска­жа­ет­ся. Когда идео­ло­ги­че­ский гнет ослаб, то Бул­га­рин поти­хонь­ку стал осво­бож­дать­ся от оков сво­ей репу­та­ции. Тут и обна­ру­жи­лось мно­го ново­го, полез­но­го и поучи­тель­но­го.

По фор­ме новая кни­га — сбор­ник тру­дов раз­ных лет и пуб­ли­ка­ция пере­пис­ки Бул­га­ри­на с дру­зья­ми и кол­ле­га­ми по «Север­ной пче­ле». Эта моза­ич­ность поз­во­ля­ет более или менее пред­ста­вить дела и дни глав­но­го героя, пока его био­гра­фия не напи­са­на, а роль в исто­рии лите­ра­ту­ры меня­ет­ся на гла­зах.

А. И. Рейтблат. Фаддей БулгаринГлав­ным заня­ти­ем Бул­га­ри­на была жур­на­ли­сти­ка. Он писал, редак­ти­ро­вал и был уме­лым изда­те­лем. С 1825 по 1859 год Бул­га­рин на пару с Н. И. Гре­чем изда­вал первую рус­скую част­ную газе­ту «Север­ная пче­ла». Сна­ча­ла она выхо­ди­ла несколь­ко раз в неде­лю, с 1831 года — каж­дый день. У этой газе­ты уже в пер­вый год ее суще­ство­ва­ния была тыся­ча под­пис­чи­ков. Сей­час про­сто труд­но пред­ста­вить, как это мно­го в сере­дине 1820-х годов.

Был и еще один нюанс. Пред­ше­ствен­ни­ка­ми Бул­га­ри­на и Гре­ча на месте успеш­ных изда­те­лей рус­ской прес­сы были Нови­ков, Карам­зин, Дель­виг и Рыле­ев с Бес­ту­же­вым. Они обра­ща­лись к самой обра­зо­ван­ной и бла­го­род­ной части обще­ства. Бул­га­рин на свой счет не заблуж­дал­ся. Он изда­вал газе­ту для людей попро­ще, назы­вал их «пуб­ли­кой». Дело тут было не в соци­аль­ных раз­ли­чи­ях, а в куль­тур­ных. И «Север­ная пче­ла» была пер­вой газе­той тако­го рода в Рос­сий­ской импе­рии.

Поэто­му основ­ные сюже­ты и кон­флик­ты жиз­ни Фад­дея Вене­дик­то­ви­ча вер­тят­ся вокруг это­го изда­ния. И сотруд­ни­че­ство с III отде­ле­ни­ем в том чис­ле. Этот при­скорб­ный факт в кни­ге, разу­ме­ет­ся, не отри­ца­ет­ся. Но в этом вызы­ва­ю­щем вопро­сы сотруд­ни­че­стве были такие важ­ные моти­вы, дета­ли и подроб­но­сти, кото­рые необ­хо­ди­мо обсуж­дать и обду­мы­вать, а не обес­це­ни­вать. Но и не оправ­ды­вать.

После вос­ста­ния 1825 года Бул­га­рин понял, что ника­кая рефор­ма­тор­ская дея­тель­ность (а он счи­тал, что рефор­мы и про­све­ще­ние Рос­сии необ­хо­ди­мы) без пра­ви­тель­ства невоз­мож­на. Пра­ви­тель­ство Нико­лая I вна­ча­ле, как обыч­но и быва­ет, уме­рен­ны­ми рефор­ма­ми инте­ре­со­ва­лось. Бул­га­рин был из тех, кто такие госу­дар­ствен­ные рефор­мы ожи­дал, при­вет­ство­вал и хотел в них участ­во­вать.

Кро­ме того, он уже был опыт­ным жур­на­ли­стом и редак­то­ром. И осо­зна­вал, что изда­вать част­ную газе­ту без согла­сия III отде­ле­ния ему не дадут. Он пони­мал зна­че­ние обще­ствен­но­го мне­ния и знал мето­ды мани­пу­ля­ций с ним. И пред­ла­гал это делать на общую поль­зу, раз уж она в Рос­сии пони­ма­лась исклю­чи­тель­но как поль­за госу­дар­ствен­ная. А госу­дар­ство было так устро­е­но, что не мог­ло себе пред­ста­вить, что кто-то будет фор­ми­ро­вать через газе­ту обще­ствен­ное мне­ние без над­зо­ра и ука­за­ний.

Поэто­му Бул­га­рин сотруд­ни­чал с III отде­ле­ни­ем с момен­та его созда­ния. Писал и доно­сы, и ана­ли­ти­че­ские запис­ки на раз­ные темы. Интен­сив­ность сотруд­ни­че­ства зави­се­ла от того, кто воз­глав­лял кон­то­ру. С фон Фоком Бул­га­рин при­я­тель­ство­вал, сме­нив­ше­му его Морд­ви­но­ву напи­сал два офи­ци­аль­ных пись­ма по делам «Север­ной пче­лы». А с 1839 по 1856 год III отде­ле­ние воз­гла­вил Л. В. Дубельт, с кото­рым Бул­га­ри­ну при­шлось неслад­ко.

«Сле­ду­ет отме­тить, что подав­ля­ю­щее боль­шин­ство запи­сок Бул­га­ри­на носит объ­ек­тив­ный или даже защи­ти­тель­ный, вре­ме­на­ми „лаки­ро­воч­ный“ харак­тер. Лишь в тех слу­ча­ях, когда затра­ги­ва­лись его инте­ре­сы, Бул­га­рин сгу­щал крас­ки, „пере­дер­ги­вал кар­ты“ и не про­сто писал доно­сы (сооб­щая прав­ду), но не гну­шал­ся и откро­вен­ной ложью», — объ­яс­ня­ет Рейт­блат.

Счи­та­ет­ся, что за сотруд­ни­че­ство с III отде­ле­ни­ем Бул­га­рин полу­чил режим наи­боль­ше­го бла­го­при­ят­ство­ва­ния. Но в 1830 году по при­ка­за­нию Нико­лая I его поса­ди­ли на гаупт­вах­ту за черес­чур рез­вую кри­ти­ку рома­на Загос­ки­на «Юрий Мило­слав­ский». Чуть поз­же шеф жан­дар­мов М. Х. Бен­кен­дорф по пору­че­нию импе­ра­то­ра сде­лал писа­те­лю и изда­те­лю выго­вор за «неспра­вед­ли­вей­шую и пош­лей­шую ста­тью, направ­лен­ную про­тив Пуш­ки­на».

Дело не в том, что импе­ра­тор ценил поэ­зию Пуш­ки­на боль­ше кри­ти­ки Бул­га­ри­на. Он вооб­ще не любил, когда пишут и рас­суж­да­ют. Счи­тал, что это лиш­нее, с тру­дом тер­пел и не пони­мал этой тяги иметь соб­ствен­ное мне­ние и выра­жать его пуб­лич­но. Импе­ра­тор пола­гал, что его мне­ния вполне доста­точ­но. И спо­рить с ним было труд­но.

Изу­че­ние изда­тель­ской и редак­ци­он­ной дея­тель­но­сти Бул­га­ри­на поз­во­ля­ет узнать мас­су инте­рес­ных вещей. Разу­ме­ет­ся, не толь­ко о том, как раз­ви­ва­лось газет­ное дело, как меня­лось оформ­ле­ние, как фор­ми­ро­ва­лись газет­ные жан­ры, что пуб­ли­ка хоте­ла читать, что не хоте­ла (и поче­му) и как най­ти трез­во­го набор­щи­ка. Но и о том, как сра­жа­лись лите­ра­тур­ные груп­пи­ров­ки, кто побе­дил в крат­ко­сроч­ной пер­спек­ти­ве, кто взял реванш у потом­ков. Исто­рия жиз­ни, дея­тель­но­сти и мне­ний Фад­дея Вене­дик­то­ви­ча, выда­ю­ще­го­ся жур­на­ли­ста и донос­чи­ка, поз­во­ля­ет рас­ши­рить пред­став­ле­ние о золо­том веке рус­ской лите­ра­ту­ры. Там всё было гораз­до сви­ре­пее, чем мы при­вык­ли думать. И это осво­бож­де­ние от сусаль­но­сти весе­лит и раду­ет.

Подроб­нее о кни­ге А. И. Рейт­бла­та см. www.nlobooks.ru/node/6995.

Оксана КиянскаяОкса­на Киян­ская,
докт. ист. наук, про­фес­сор кафед­ры лите­ра­тур­ной кри­ти­ки РГГУ:

Фад­дей Вене­дик­то­вич — лич­ность слож­ная и про­ти­во­ре­чи­вая. Он был очень талант­ли­вым жур­на­ли­стом, хоро­шим писа­те­лем и вооб­ще ярким чело­ве­ком. Он, конеч­но, сотруд­ни­чал с III отде­ле­ни­ем, а до это­го сотруд­ни­че­ства был весь­ма скло­нен к кон­фор­миз­му и доно­си­тель­ству — и это не было тай­ной ни для совре­мен­ни­ков, ни для исто­ри­ков. Но, с дру­гой сто­ро­ны, Бул­га­рин — друг Гри­бо­едо­ва и Рыле­е­ва, тот чело­век, кото­ро­му ожи­дав­ший аре­ста поэт-декаб­рист отдал на хра­не­ние порт­фель со сво­и­ми бума­га­ми. И если бы этот порт­фель у Бул­га­ри­на нашли, у него мог­ли бы быть очень боль­ши е непри­ят­но­сти. Поче­му имен­но ему отдал этот порт­фель Рыле­ев? Оче­вид­но, он был уве­рен в дру­же­ских чув­ствах изда­те­ля «Север­но­го архи­ва» и «Север­ной пче­лы». И вре­мя пока­за­ло, что Рыле­ев не ошиб­ся. Вывод из этой исто­рии для меня одно­зна­чен: меж­ду Рыле­е­вым и Бул­га­ри­ным мно­го обще­го, оба они — дети сво­ей эпо­хи. И по прин­ци­пу декабрист/​соглашатель делить исто­ри­че­ских дея­те­лей Алек­сан­дров­ской эпо­хи вряд ли умест­но.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

5 комментариев

  • Юрий Кирпичев:

    Как-то я пове­рил алгеб­рой гар­мо­нию и с циф­ра­ми в руках пока­зал, что рус­ская лите­ра­ту­ра зани­ма­ет весь­ма скром­ное место на небо­склоне худо­же­ствен­ной сло­вес­но­сти – ее тита­ны рас­по­ло­жи­лись в кон­це Топ-40 наи­бо­лее вос­тре­бо­ван­ных писа­те­лей мира (Пуш­кин, Досто­ев­ский и Чехов), а Лев Тол­стой, как ни уди­ви­тель­но. вооб­ще в этом году выле­тел из дан­но­го спис­ка.
    Поэто­му абсо­лют­но прав Фад­дей Вене­дик­то­вич: «Лите­ра­ту­ра есть бало­ван­ное дитя нации. Нет тако­го глу­по­го и необ­ра­зо­ван­но­го наро­да в мире, кото­рый бы не уте­шал­ся и не гор­дил­ся сво­и­ми писа­те­ля­ми и про­из­ве­де­ни­я­ми лите­ра­ту­ры. В этом рав­ны и пер­си­я­нин и англи­ча­нин». Из пись­ма управ­ля­ю­ще­му III отде­ле­ни­ем ЕИВ кан­це­ля­рии.
    Ну а вто­рой раз столк­нул­ся с Бул­га­ри­ным, опро­вер­гая рос­сий­скую пат­ри­о­ти­че­скую леген­ду о том, что турец­ким паро­хо­до­фре­га­том «Таиф», един­ствен­ным кораб­лем, кото­рый смог вырвать­ся из Синоп­ской бух­ты, прой­дя сквозь строй линей­ных кораб­лей Нахи­мо­ва, обыг­рав его фре­га­ты и пока­зав, кто в море хозя­ин паро­хо­дам Кор­ни­ло­ва, был англий­ский адми­рал Адоль­фус Слейд. Кото­ро­го никак не мог­ло быть на «Таи­фе»! Он в это вре­мя на фре­га­те «Нусре­тие» штор­мо­вал с еги­пет­ской эскад­рой у Руме­лий­ско­го бере­га. Един­ствен­ным источ­ни­ком рос­сий­ских исто­ри­ков, как уда­лось выяс­нить, были лжи­вые сооб­ще­ния в бул­га­рин­ской «Север­ной пче­ле».

    • Владимир:

      Очень вес­кое (совре­мен­ное) мне­ние о рус­ской лите­ра­ту­ре!
      Как буд­то автор про­жил в забле­ван­ной под­во­ротне.
      Луч­ше быть скром­нее.

      • Юрий Кирпичев:

        Сла­ва богу, авто­ру уда­лось – в отли­чие от рос­сий­ско­го пре­зи­ден­та – родить­ся не в забле­ван­ной питер­ской под­во­ротне…

  • Алексей В. Лебедев:

    Очень акту­аль­ная судь­ба. Сей­час таких назы­ва­ют систем­ны­ми либе­ра­ла­ми. Как же в исто­рии Рос­сии все повто­ря­ет­ся.

    • Юрий Кирпичев:

      В исто­рии Рос­сии прак­ти­че­ски не было систем­ных либе­ра­лов. И, судя по все­му, не будет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com