- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Как я был волонтером Диссернета

Леонид Волков

Леонид Волков

Я, как и многие, давно восхищаюсь работой Диссернета, и чем могу, ее поддерживаю, но впервые перешел в новый для себя статус «волонтера Диссернета» по, можно сказать, личным причинам и в связи с одной конкретной диссертационной работой. Речь о работе на соискание степени кандидата экономических наук Николая Никифорова, ныне министра связи и массовых коммуникаций РФ; он защитил ее в декабре 2011 года, незадолго до перехода на федеральный уровень, будучи министром ИТ Республики Татарстан.

Личная причина в том, что Николая Никифорова я много лет знаю и считаю его отличным практиком, действительно много полезного сделавшим в сфере информатизации органов власти в родном Татарстане. Несколько раз был у него в Казани на различных мероприятиях, много раз обсуждал с ним те или иные подходы к информатизации госуслуг и созданию электронного правительства; был среди тех, кто искренне радовался назначению самого молодого министра в кабинет-2012 (тогда еще не была опубликована диссернетовская экспертиза работы Никифорова!). У меня нет и не было никаких сомнений в том, что Николай мог бы, если захотел, написать и защитить нормальную кандидатскую диссертацию — но почему-то он предпочел пойти иным путем.

Поэтому-то, на таком примере, не абстрактном, а близком, и хотелось интересно разобраться в том, что заставляет человека сначала защитить фальшивую диссертацию, а потом, будучи выведенным на чистую воду, цепляться за нее, не признавая очевидного. Ну и, конечно, было интересно посмотреть на реакцию системы: не было больших сомнений в том, что такого высокопоставленного чиновника, как целого федерального министра, она не сдаст, но как именно?

Вот поэтому этой зимой я провел пару недель сопоставляя три текста: кандидатскую диссертацию Никифорова, докторскую диссертацию его научного руководителя Юртаева (защищенную в 2009 году) и кандидатскую диссертацию Сосновского (защищенную весной 2011 года; при этом научным руководителем Сосновского была проф. Сульдина, которая на защите Никифорова была оппонентом).

В базе Диссернета уже были размечены конкретные страницы, на которых текст Никифорова совпадал с текстами Юртаева и Сосновского; теперь предстояло пройти по трем текстам «вручную», страница за страницей, проверить и подтвердить соответствие и отсутствие должным образом оформленных ссылок и, наконец, свести все подтвержденные факты недобросовестных заимствований в документ, который диссернетовцы называют ЗоЛУС — заявление о лишении ученой степени. Получился десятистраничный текст.

Диссернет не занимается содержательным анализом диссертации — приходилось всё время «бить себя по рукам», оставаясь в рамках формального сопоставления страниц и таблиц, — но в ходе работы над ЗоЛУСом я не мог не отметить, насколько все анализируемые тексты (и две работы-доноры, и работа-акцептор) были похожи на бессмысленный набор слов.

Диссертация Сосновского «Инновационная модель управления информационными потоками в здравоохранении», к слову, сама была списана почти дословно с работы Сунгатова «Методология моделирования управленческих инноваций в системе здравоохранения» и списана примерно тем же методом, который можно наблюдать уже в названиях диссертаций, — путем произвольной перестановки наукообразно выглядящих слов.

У Никифорова работа называлась «Инновационная модель управления информационными потоками в сфере оказания государственных электронных услуг» — и десятки страниц подряд были перенесены из Сосновского с заменой слов «медицинских услуг» на «электронных услуг», а «медицинских учреждений» на «объектов информатизации», при этом текст оставался вполне связным, несмотря на замену! И это стало возможным именно потому, что оба текста были лишь жонглированием словами.

Момент времени для написания ЗоЛУСа был выбран не случайно. Осенью 2015 года ВАК распустил наконец диссертационный совет по экономике при КНИТУ, давший путевку в жизнь многим липовым диссертациям — помимо Никифорова (и Сосновского) и, например, диссертации московского вице-мэра Марата Хуснуллина. Это означало, что ЗоЛУС будет рассматриваться не в том совете, который присудил степень, а в некотором ином (по выбору экспертного совета ВАК) совете по той же специальности. Это не только давало больше надежды на объективное рассмотрение ЗоЛУСа, но и кратно повышало, по статистике Диссернета, вероятность заключения в пользу заявителей.

Увы, высокое положение диссертанта оказалось более значимым фактором, нежели «неродной» диссовет. Заседание диссертационного совета Д 504.001.02 при РАНХиГС было обставлено как спецоперация — даже получение пропусков для заявителей было непростым квестом, а журналистов на заседание не пустили вовсе (хотя обычно РАНХиГС ведет онлайн-трансляции с заседаний своих диссертационных советов).

Председатель совета проф. Проценко поручил подготовку заключения по работе Никифорова профессорам Мельникову и Новикову, каждый из которых сам является «клиентом» Диссернета со стажем и с большой историей (например, Д. Т. Новиков выступал научным руководителем или официальным оппонентом на 16 (!) защитах выявленных Диссернетом недобросовестных «диссертаций»).

Естественно, заключение (принятое советом единогласно) было в пользу Никифорова: проф. Новиков объяснил заимствования у Юртаева «научной преемственностью», а проф. Мельников громко возмущался тем, что диссертации депонируются в РГБ, что позволяет «всяким там их туда-сюда в Интернете крутить». Публикация диссертаций, мол, способствует краже интеллектуальной собственности и подрывает обороноспособность страны!

При этом даже авторы РАНХиГСовского заключения вынуждены были признать: текстовые заимствования есть, но, дескать, несущественные и незначительные. (А речь, напомню, о 50 страницах из 150, часто сплошными кусками по несколько страниц подряд.) Это давало некоторую надежду перед заседанием экспертного совета ВАК по отраслевой и региональной экономике, назначенного на 7 июля. Казалось, диссовет РАНХиГС подстелил соломку: с одной стороны, рекомендовав Никифорова степени не лишать, он, с другой стороны, отметил в своем заключении формальные нарушения, являющиеся однозначным основанием для лишения степени.

Экспертный совет ВАК вышел из затруднительной ситуации ловко. Нас на заседании ЭС внимательно выслушали, задали вопросы и долго благодарили Диссернет в целом и меня в частности. А заключение РАНХиГС вовсе не стали принимать к сведению. Вместо этого на заседании ЭС выступил профессор Нижегородцев, который доложил собравшимся о следующем: мол, он провел собственное расследование и установил, что Юртаев, Никифоров и Сосновский работали вместе над программой информатизации госорганов Татарстана; результаты работы были представлены в виде отчетов НИР, которые не публиковались; а три диссертации защищены на базе этих отчетов НИР — поэтому и текстовые совпадения. То есть не Никифоров списал, а все трое списали из одного источника, на который не могли сослаться (потому что источник неопубликованный). «Спасибо Диссернету, что зажег сигнальный флажок, но мы тут разобрались и поняли, что в данном случае сигнал ложный!» — такой был вывод.

Больше всего это напоминает знаменитый анекдот про Чапаева и игру в очко с британскими джентльменами: «И тут мне как поперло, как поперло!» Удобно, когда джентльмены верят на слово: есть закрытые НИРовские отчеты, тексты все оттуда, сослаться на отчеты нельзя, а показать их тоже нельзя. Но они есть, верьте! И члены ЭС ВАК, как настоящие джентльмены, поверили. (Про диссертацию Сунгатова, с которой списана работа Сосновского, что уже разрушает всю теорию о совместном использовании отчетов по НИР, проф. Нижегородцев, очевидно, не знал.)

Так министр Никифоров остался кандидатом экономических наук, а диссертационные мошенники получили в свой арсенал еще один изящный прием для ухода от ответственности (впрочем, не исключено, что работает он только для министров).

Николай Никифоров не пришел (и не прислал представителей) ни на заседание диссовета в РАНХиГС, ни на заседание ЭС ВАК. Думаю, он уже проклял сто раз тот момент, когда решил, что перед переходом на федеральный уровень неплохо бы «для солидности» еще и степенью обзавестись, — но при этом не сделал ничего, чтобы смягчить удар. Зачем, когда можно заставить вместо себя потеть и извиваться ужом на сковородке два коллегиальных органа, битком набитых докторами и профессорами?

Ну а я о своем волонтерском опыте нисколько не жалею и всех призываю помогать Диссернету — писать ЗоЛУСы. Это большая ручная работа, и рабочим рукам в Диссернете всегда рады. Сидишь, пишешь и заодно гораздо лучше начинаешь понимать, как реально обстоят у нас дела в очень многих областях науки.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи