- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

О ситуации в Бурятском госуниверситете

Андрей Заякин («Фейсбук»)

Андрей Заякин («Фейсбук»)

В декабре прошлого года Андрей Заякин приезжал в Улан-Удэ, чтобы участвовать в лишении степени одного из незадачливых аспирантов профессора Николая Мошкина, чья группа внедрила практику, названную Диссернетом «внутрикафедральным инцестом»: когда одну и ту же диссертацию защитило человек десять из так называемой единой научной школы. В январе 2015 года Николай Мошкин приказом Минобрнауки России был назначен на должность временно исполняющего обязанности ректора БГУ, так как у прежнего ректора Степана Калмыкова истек срок полномочий. О сегодняшней ситуации в одном из ведущих вузов Восточной Сибири Андрей Заякин побеседовал с докт. физ. -мат. наук, кандидатом в ректоры БГУ Валерием Архинчеевым.

— Валерий Ефимович, я помню недавние протесты коллектива БГУ в отношении нового руководства. Однако результат выдвижения кандидатов на последнем ученом совете говорит об обратном: Вас не поддержали. Что произошло?

Валерий Архинчеев (asiarussia.ru)

Валерий Архинчеев (asiarussia.ru)

— Собственно, выдвижения не было. Этот вопрос даже не был включен в повестку заседания ученого совета. Просто в конце заседания как бы между прочим было сказано, что пришло письмо из Минобрнауки России, в котором рекомендовано представить своего кандидата на должность ректора до 16 мая. И тут же заставили открытым голосованием проголосовать за врио как единственного кандидата. А 4 мая мы читаем в СМИ интервью пресс-секретаря БГУ о том, что выдвижение единственного кандидата, нынешнего и.о. ректора Николая Мошкина состоялось.

— А как это соотносится с регламентом?

— По действующему Положению о выборах ректора выдвижение кандидатов начинается с момента официальной публикации в СМИ. Поэтому можно говорить о многочисленных нарушениях процедуры выдвижения, о сокрытии письма Минобрнауки и т. д. Но главное в той пагубной атмосфере, которая сегодня насаждается в университете. Когда коллектив отстранен от возможности честно и открыто выбирать себе руководителя, когда нет уважения и доверия к сотрудникам, когда в обход коллектива принимаются решения, а потом идет игра в выборы, когда кругом сплошные фальсификации… Ну скажите, как можно выбирать на должность ректора крупнейшего вуза республики человека, который создает такую атмосферу? На мой взгляд, временный руководитель университета Николай Мошкин не достоин этого статуса и вообще самого звания ученого.

— Это Вы имеете в виду 98 страниц заимствований в работе Мошкина? Но Вы же помните, что глава ВАК В. М. Филиппов сказал мне в недавнем интервью: если плагиат имел место вне срока давности, то жалобы не могут быть обращены не только в Департамент, но и по месту работы и т. п. Чем Вы собираетесь формально доказывать Ваше утверждение, коль скоро срок давности по диссертации прошел?

Николай Мошкин. Фото З. Дагбаева (http://russianstock.ru)

Николай Мошкин. Фото З. Дагбаева (http://russianstock.ru)

— Мошкин не только, мягко скажем, вводил в заблуждение научное сообщество. Выяснилось, что он ввел в заблуждение и администрацию главы республики, когда при поступлении на госслужбу и в дальнейшем, будучи замминистра, скрывал информацию о том, что одновременно является руководителем бизнес-структуры. Было нарушение Трудового кодекса, согласно которому генеральный директор ООО обязан указывать в трудовой книжке свою должность.

Дальше обнаружилось, что звание профессора у Николая Мошкина тоже липовое. На момент представления на звание профессора у него не было ни одного учебнометодического пособия, необходимого по Положению, и он представил подложные документы. Сами пособия были сданы в печать 8 месяцев спустя после направления документов в ВАК и уже после получения звания профессора. То есть, получается, через обман он пришел к должности замминистра, незаслуженно стал доктором наук и незаслуженно получил звание профессора…

— Что дает Вам основания утверждать, что коллектив по-прежнему настроен против Мошкина? Ведь формально Ученый совет проголосовал за него.

— В условиях жесткого административного давления, когда угрожают увольнением, не каждый решается открыто высказать свою позицию. Надо понимать, что рынок труда у нас в республике не такой большой, устроиться по специальности непросто. Сотрудников понять можно, но думаю, что большинство в душе считает, что должны быть открытые выборы. Пусть все, и тот же Мошкин, участвуют в выборах на равных правах.

Что касается ученого совета, сейчас из 65 членов, включая двух студентов, в него входят 33 временно исполняющих обязанности, от проректоров до завкафедрами; 14 введены были заново. Конечно, все находятся в подвешенном состоянии — малейшее проявление нелояльности грозит снятием с должности как минимум, а то и увольнением.

— Что из деятельности команды Мошкина запомнилось Вам за время его руководства?

— Временное руководство полностью дискредитировало себя в глазах научно-преподавательской общественности России. Так, и. о. проректора по учебной работе был назначен «бостонский доктор» А. Н. Макаров, на протяжении многих лет представлявшийся доктором экономических наук, выставивший эту информацию на официальном сайте БГУ, однако, как выяснилось после запроса в ВАК, не имеющий этой степени. После разоблачения он заявил во всеуслышание, что им была защищена диссертация не в России, а в Бостонском университете в 2009 году. Простой запрос в Бостонский университет показал, что там его «даже рядом не стояло» и у него нет ни одной публикации на английском языке. И это второй человек в руководстве.

— Руководство московских вузов реагирует на наши разоблачения плагиата созданием комиссий. Например, Финуниверситет рекомендовал к непродлению контрактов или невыдвижению на конкурс 12 человек, причастных к изготовлению диссертаций с плагиатом. А как руководство БГУ реагирует на подобную критику?

— Очень болезненно. Работу в университете Мошкин начал с увольнений. Вместо того чтобы проникнуться сложившимися университетскими традициями, понять запросы коллектива и найти с ним общий язык, он начал угрожать и увольнять неугодных. Убрал в первую очередь весь костяк — проректоров, деканов; часть преподавателей сами уволились. Дважды увольняли меня, но я восстановился через суд.

— Я разговаривал с рядом серьезных людей в Москве — сенаторами, депутатами, профессорами московских вузов, которые родились и выросли в Бурятии или работали там, и они очень болезненно реагируют на эти события. А как воспринимается всё это у вас в Бурятии?

— В связи с несогласием выдвижения врио Мошкина Н. И. был заявлен уже четвертый митинг сотрудников и общественности по проблеме БГУ. Однако в дело вмешались депутаты и попросили дать время для диалога с исполнительной властью региона. И пока митинг передвинут на июнь. В свою очередь депутаты планируют провести вторую внеочередную сессию Народного Хурала по ситуации в БГУ, на которой может быть поставлен вопрос о доверии правительству Бурятии.

— Видите ли Вы в навязывании коллективу столь одиозной фигуры неумную политику Москвы или рейдерство скорее имеет местные корни?

— Наверное, у этого явления в первую очередь местные корни, и связаны они были с предстоящими досрочными выборами главы региона. Все-таки БГУ — это 1,5 тыс. преподавателей и еще 10 тыс. студентов. В условиях планируемых тогда выборов главы это был бы важный аргумент на выборах. А что будет с вузом после выборов, особенно никого не волновало. Но многочисленные протесты общественности и депутатов изменили политическую ситуацию в регионе, досрочных выборов главы уже не будет, поэтому самое время вернуться на исходные позиции — выборы ректора университета. Эта позиция поддержана на встречах с депутатами и главным федеральным инспектором по РБ С. А. Ромахиным. Почему кандидатура Мошкина поддерживается Минобрнауки — для нас загадка…

— В публикации в «Новой газете» я привожу данные о том, что в России уже около 40 ректоров либо диссероделы, либо плагиаторы. Неужели Вы думаете, что Минобрнауки понесет репутационные потери, если назначит 41-го плагиатора в ректоры?

— Все-таки случай с БГУ уж очень уникален: нигде нет такого, чтобы врио ректора систематически годами нарушал федеральные законы о госслужбе, № 273 «Об образовании», постановления правительства РФ, Трудовой кодекс, устав университета. Нигде нет такого, чтобы во главе университета стояли проходимцы, не имеющие подтвержденных дипломов доктора наук. Нигде нет такого явного использования служебного положения, беспардонного кумовства и протежирования и полного пренебрежения правовыми нормами, которым скоро будут даны и соответствующие юридические оценки. Кроме того, весьма принципиальную позицию по отношению к врио Мошкину заняли депутаты Народного Хурала.

P.S. После внимательного изучения педагогического наследия Н. И. Мошкина, Диссернет обнаружил, что пресловутый учебник, за который Мошкин получил профессорское звание, не просто не существовал на момент подачи документов на профессора, но и полностью списан с трудов других лиц. См.
http://wiki.dissernet.org/wsave/Moshkin-Alekseev-1.html 

ТрВ-Наука будет следить за развитием событий.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи