- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

До основанья? А затем…

В этом номере мы публикуем дискуссию о том, как и кто может присуждать ученые степени. Полный ее текст смотрите на сайте ТрВ-Наука. Обсуждение было начато статьей социолога из ВШЭ Г. Юдина «Брешь в бюрократии. Кто будет присуждать научные степени» (https://slon.ru/posts/68533, 25 мая 2016). Биофизик Андрей Цатурян изложил свои доводы против, на которые Григорий Юдин написал контрдоводы.

* * *

Тезисы Г. Юдина из статьи «Брешь в бюрократии. Кто будет присуждать научные степени»

Правила подготовки и аттестации ученых в России менялись в последнее время столько раз, что их давно перестали воспринимать всерьез. В этих условиях в единой системе аттестации нет никакого смысла – никогда не известно, что стоит за каждым конкретным дипломом. Наука призвана быть средоточием разума в современном мире, но каждый российский аспирант без труда расскажет десяток историй о том, насколько иррационально она организована. <…>

Однако не исключено, что в понедельник было принято историческое решение, которое запустит наконец процесс реальной трансформации российской науки. Отныне ученые степени можно будет присуждать без участия ВАК, и первыми вузами, получившими это право, стали МГУ и СПбГУ. Чтобы понять смысл этой реформы, стоит окинуть взглядом устройство отечественной аспирантуры.

Российская система подготовки учёных унаследована от советских и, частично, ещё от имперских времён. Она отличается удивительной централизацией и бюрократизацией там, где в этом нет ни малейшей необходимости. Аттестацию могут осуществлять только уполномоченные ВАК учёные советы. Каждый из этих советов состоит из полутора-двух десятков докторов наук, и их состав не меняется в зависимости от темы диссертации, так что обычно диссертант оказывается в ситуации, когда его работу оценивают люди, которые заведомо разбираются в его теме гораздо хуже него самого. Из-за этого заседания советов часто превращаются в сеансы коллективного делириума, где может обсуждаться что угодно, начиная с внешнего вида аспиранта и заканчивая судьбами России. <…>

Эту систему неспособных на научную экспертизу диссертационных советов венчает сам ВАК, который включает в себя экспертные советы, где дополнительно проверяются утверждённые советами по всей стране диссертации. Предполагается, что ведущие специалисты в каждой области будут читать и обсуждать каждую защищённую в России работу – совершенно безумная идея, если учесть, что каждый месяц на заседание каждого экспертного совета выносится не одна сотня работ. Чтобы выполнять предназначенную им роль фильтра, эксперты должны были бы оставить все прочие дела и погрузиться исключительно в чтение работ, после чего они быстро перестали бы быть ведущими экспертами. <…>

В основании этой странной системы – тотальное недоверие государства к учёным в том деле, в котором в принципе никто не может разбираться лучше них самих. Предполагается, что если государство не будет своим внимательным взглядом контролировать процесс присуждения степеней на всех ступенях, в учёные начнут пускать кого угодно. Результат этого желания освящать каждую кандидатскую диссертацию именем государства известен – научные степени превратились в атрибут статуса для чиновников и бизнесменов. Проект «Диссернет» сделал очевидным для всей страны то, что было хорошо известно каждому, кто вращается в научной среде: самый затратный и нерациональный способ получить научную степень сегодня – это сделать настоящее научное исследование.

Тем, кто полагает, что проблему можно решить, просто посадив в ВАК нормальных людей на место жуликов, стоит напомнить, что после того, как его экс-руководителя, доктора экономических наук, профессора Феликса Шамхалова препроводили из его кабинета прямо в тюремную камеру, прошло уже 3 года, а диссертационные шедевры не перестают появляться. Скажем, конькобежец Иван Скобрев защитил диссертацию по философским наукам на тему «Духовность личности российского спортсмена  как показатель его гражданской позиции (социально-философский анализ)» уже в 2014 году. Она успешно прошла через экспертный совет ВАК, и теперь с формальной точки зрения Скобрев обладает такой же компетенцией в области философии, как и автор этих строк. <…>

Нет никакой необходимости формировать единую систему и навязывать её сверху – учёные в состоянии самостоятельно разобраться, чего стоят степени, полученные в том или ином университете. Чтобы заработал институт репутации, его достаточно не убивать бюрократической централизацией. Собственно, именно так это работает во множестве стран – обладателю степени Стэнфордского университета было бы странно думать, что он тем самым уравнивается с обладателем степени в Университете Южной Дакоты, и если в Южной Дакоте предпочитают раздавать степени по знакомству или за вознаграждение, то это как-то обесценивает полученную им заслуженную награду.

Вывод решения о присуждении степеней из-под ВАКа – первый шаг на пути к необходимой децентрализации системы научной аттестации. Этот шаг оформлен довольно странно: почему-то эксклюзивные права получили МГУ и СПбГУ – два вуза, в которых сильные факультеты и департаменты соседствуют с зонами откровенной профанации. Более того, сама формулировка в президентском указе выглядит оскорбительно для этих двух вузов – МГУ и СПбГУ получают права на самостоятельно присуждение степеней наряду с вузами, «достигшими высоких результатов в научной и(или) научно-технической деятельности», что лишний раз указывает на странное особое положение в российской системе образования двух гигантов, которые не нуждаются в подтверждении своего статуса результатами.

Однако если реформа пойдёт в намеченном направлении, то государству рано или поздно придётся дать возможность присуждать собственные степени практически любым научным учреждениям. После этого часть кандидатских и докторских дипломов обретёт тот статус, которым они реально и обладают – статус почётных грамот первенства бензоколонки. Впрочем, для того, чтобы это произошло, придётся добиться ликвидации ВАК – самого могущественного элемента этой системы, который навевает ужас на диссертантов и членов диссертационных советов по всей стране. Контролирующая солидные ресурсы академическая бюрократия вряд ли согласится так легко сдать один из основных источников своей власти.

Нет сомнений, что начавшаяся реформа системы аттестации научных кадров – во многом результат той обструкции, которую общество устроило обладателям «липовых» степеней в последние годы. Куда двинется эта реформа – пока открытый вопрос. Однако факт состоит в том, что в последнее время в России постепенно и незаметно для многих развернулось движение по реабилитации общественного статуса науки. Сегодня оно близко к своей первой большой победе.

Полностью опубликовано на slon.ru 25 мая https://slon.ru/posts/68533

* * *

Андрей Цатурян: 

Я полностью согласен с Григорием Юдиным, что в идеале ученые степени должны присуждать университеты и научные организации. Они же должны нести репутационную ответственность за качество этих степеней. Однако я совершенно не готов разделить его восторг по поводу принятия нового закона [1], согласно которому МГУ и СпбГУ, а вслед за ними и другие научные и образовательные организации получат право самостоятельно присуждать ученые степени.

Мой скептицизм основан на двух обстоятельствах. Во-первых, между первым и вторым чтением этого закона профильный комитет Государственной Думы отклонил принципиально важную поправку, которая давала право организации самостоятельно присуждать ученые степени лишь по тем научным специальностям, в которых данное учреждение добилось серьезных достижений и имеет высокую репутацию.

Как показывает проект «Росвуз» сообщества Диссернет [2] и справедливо отмечает в своей статье коллега Юдин, и в СПбГУ, и, увы, в моем родном МГУ имеются диссертационные советы, в которых было защищено много фальсифицированных диссертаций. Вместо того чтобы начать плавную отмену государственной системы присуждения ученых степеней, предоставив право их самостоятельного присуждения лучшим диссертационным советам с безупречной репутацией, и употребить власть государства на планомерную ликвидацию фабрик по производству мусорных диссертаций, чтобы расчистить, а не «взрывать» «ландшафт», был выбран путь передачи наиболее влиятельным учреждениям права присуждать ученые степени по любым специальностям.

Второй тревожный звонок прозвучал 18 мая 2016 года, еще до вступления в силу закона [1] от 23 мая, когда на общественное обсуждение был выставлен проект постановления правительства РФ [3], регламентирующего правила отбора учреждений, которые вслед за МГУ и СПбГУ получат право присуждать свои ученые степени, но не 1 сентября 2016 года, а после 1 сентября 2017 года.

У образовательного учреждения есть несколько путей попадания в заветный список: оно должно быть достаточно крупным, чтобы в нем училось не менее 1000 аспирантов или адъюнктов, или достаточно богатым, чтобы объем затрат на исследования и разработки превышал 1,5 млн руб. в расчете на одного научно-педагогического работника. Есть и третий путь: каждые 100 научно-педагогических работников учреждения должны размещать в течение года 20 публикаций в изданиях, индексируемых Web of Science.

Если этот проект будет принят, небольшой университет, наскоро переделанный из ПТУ, со штатом в 100 научно-педагогических работников сможет нанять двух «варягов», публикующих по 10 статей в год, и спокойно начнет присуждать ученые степени по философии, математике, экономике, а также акушерству и гинекологии.

Требования к государственным научным центрам таковы: 30 аспирантов или объем выполненных исследований 3,5 млрд руб. независимо от качества результатов этих исследований. Прочим научным организациям надо иметь 50 аспирантов или 200 публикаций в Web of Science.

Заметьте, если есть достаточное количество аспирантов, то ни деньги, ни публикации уже не нужны! Ясно, что при таких критериях право самостоятельно присуждать ученые степени не получит только ленивый, и через год-два ВАК отомрет сам по себе, к радости коллеги Юдина.

Возникает ощущение, что Министерство образования и науки, которое в последние три года с переменным успехом пыталось перекрыть или хотя бы ослабить поток фальшивых и откровенно слабых диссертаций, решило демобилизоваться из авгиевых конюшен и пустить процесс на самотек.

Нельзя сказать, что министерство и ВАК никак не преуспели в этой борьбе. За последние годы полные тексты диссертаций стали выкладывать в Интернет на всеобщее обозрение, были закрыты сотни слабых диссертационных советов, из экспертных советов ВАК удалили некоторых (хотя, к сожалению, далеко не всех) участников производства фальшивых диссертаций, в результате чего само число защит значительно сократилось.

Наконец, совсем недавно был сформирован новый состав ВАК и ее президиума, куда вошли многие ученые, известные своей высокой квалификацией и принципиальностью, в том числе один из основателей Диссернета.

Побочным результатом этой борьбы стало то, что сам процесс подготовки и защиты диссертаций предельно бюрократизировался, на что справедливо сетует коллега Юдин. Но «на осинке не растут апельсинки». И старые, и тем более новые требования к диссертациям и диссертационным советам действительно проникнуты тотальным недоверием к людям.

Это чрезвычайно неудобно для нормальных ученых и аспирантов, но, что греха таить, драконовские меры во многом продиктованы практикой: нередки случаи, когда текст списанной диссертации подменяли новым, подправленным уже после появления заявления о лишении ученой степени, пачками вбрасывали бюллетени на защите, фальсифицировали публикации в изданиях «Перечня ВАК» и т. д.

К чему же приведет ликвидация ВАК и переход на самостоятельное присуждение ученых степеней университетами и научными институтами в стране, где вся система образования и науки встроена во властную вертикаль? Есть ли шанс, что при этом заработают репутационные механизмы? На мой взгляд, он близок к нулю.

Репутация важна в конкурентной среде с горизонтальными связями. Для нормального профессора или научного сотрудника, конечно же, важна репутация учреждения, в котором он работает. От этого зависит и его самоощущение, и, отчасти, мнение о нем коллег. Однако предлагаемая система максимально дистанцирована от отдельных ученых: она не предполагает конкуренцию диссертационных советов, департаментов или факультетов.

Единственным субъектом является целое учреждение. А как показала выборочная проверка диссертаций ректоров вузов сообществом Диссернет, среди них доля авторов фальшивых диссертаций или участников их подготовки или защиты больше 20%, что вчетверо превышает долю фальшивых диссертаций даже в такой «проблемной» области, как экономика. Вы только скажите этим шулерам, что джентльмены доверяют партнерам, им попрет такая карта, что мало никому не покажется!

Научное сообщество России чрезвычайно неоднородно и разобщено. Положение дел в различных областях науки принципиально различное. Там, где еще в советское время наши ученые были проинтегрированы в мировую науку, ситуация вполне удовлетворительная, а экспертные советы ВАК успешно выполняют роль фильтра, который задает минимально приемлемый уровень качества диссертаций в стране.

По своему опыту работы в экспертном совете ВАК по математике и механике могу сказать, что совет вполне способен оценить уровень рассматриваемых диссертаций. Разумеется, на заседаниях нет времени вникать в детали каждой работы. К счастью, это приходится делать лишь с некоторыми из них, но, для того чтобы оценить уровень, много времени не надо. Достаточно прочитать автореферат, взглянуть на список оппонентов и на ведущую организацию и оценить, насколько они компетентны в этой области; а также, конечно, посмотреть на уровень публикаций соискателя. Важно и то, в каком диссертационном совете защищалась работа. За некоторыми и проверять ничего не надо — там сидят принципиальные профессионалы, которые отфильтруют слабую работу еще на подступах к защите.

В «здоровых» областях науки экспертный совет ВАК является важным элементом системы «горизонтальных» связей, звеном независимой экспертной оценки, создающим и поддерживающим институт репутаций.

Другое дело, что в некоторых общественных и гуманитарных дисциплинах, особенно в тех из них, которые в Советском Союзе были максимально дистанцированы от мировой науки, ситуация куда более запущенная. Там масса обладателей научных степеней, присвоенных за псевдонаучные работы, которые в лучшем случае бессмысленны, а в худшем — списаны, увы, превысила критическую.

Первых еще можно было бы отпустить на вольные хлеба, хотя и не без некоторого ущерба для качества, поскольку само наличие внешней независимой профессиональной экспертизы дисциплинирует, о чем знает каждый, кто посылал статью в международный журнал достаточно высокого уровня.

Однако отпускать в свободное плавание те отрасли науки, в которых настоящие, работающие на мировом уровне ученые находятся в меньшинстве, значит выбросить их за борт без шлюпки и спасательного круга. Боюсь, многие не выплывут, а если и выплывут, то, возможно, в другой стране.

Ответ Г. Юдина читайте здесь.

1. garant.ru/hotlaw/federal/726616/

2. http://rosvuz.dissernet.org/

3. «О порядке формирования перечня организаций, которым предоставлены права, поименованные в пункте 3.1 статьи 4 Федерального закона от 23 августа 1996 года № 127-ФЗ „О науке и государственной научно-технической политике“»: http://regulation.gov.ru/projects/List/AdvancedSearch#npa=48899

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи