Выходить или остаться? О выходе из кризиса российской науки

Юрий Грановский, канд. хим. наук, до апреля 2015 года — науч. сотр. химфака МГУ

Юрий Грановский,
канд. хим. наук, до апреля 2015 года — науч. сотр. химфака МГУ

За последнее десятилетие появилось множество публикаций на тему кризиса российской науки. Большинство из них отмечает глубокий системный характер кризиса. Качественные оценки подкрепляются количественными данными по объему ассигнований, числу публикаций, числу цитирований и пр. Нашим обращением к поисковой системе Google с запросами («кризис российской науки», «кризис науки в России») выявлено не менее одного миллиона материалов по каждому из них. Пример — статья академика Г. Георгиева «Что губит российскую науку и как с этим бороться» [1].

Один из возможных путей выхода из кризиса — выявление факторов, ответственных за кризис, и разработка рекомендаций на основе такой работы. В упомянутой выше статье Г. Георгиева отмечены около 20 факторов, тормозящих развитие российской науки, а также приведены примерно столько же рекомендаций по улучшению дел. К этому множеству факторов легко можно добавить не меньшее (если не большее) число факторов. Как действовать дальше?

По нашему мнению, стоит наметить последовательные этапы выполнения работы, причем на каждом этапе следует рассматривать не более одного-двух факторов. Эти факторы нуждаются в обоснованной и содержательной оценке их влияния. После завершения работ проведенный содержательный анализ позволит ранжировать факторы по силе их влияния на состояние науки. Этот материал может быть основой для принятия мер по выходу науки из кризиса. В настоящей работе рассматриваются два фактора: кризис экономики России; управление научными коллективами.

Перейдем к рассмотрению первого фактора — кризису российской экономики. Вряд ли нужно приводить обоснование важности этого фактора. Достаточно указать, что успешную науку имеют только развитые страны [2]. Из всех известных нам публикаций наиболее интересной и важной видится книга сотрудника Института истории естествознания и техники РАН С. Д. Хайтуна о российской номенклатуре [3]. Ниже приведены некоторые материалы из этой книги.

Номенклатура — это чиновники, занимающие различные ключевые административные посты во всех сферах деятельности: в правительстве, промышленности, сельском хозяйстве, образовании и т. д. В концепции С. Д. Хайтуна номенклатура — это частный случай социальных «разумных систем» (СРС), которые образуются взаимодействием индивидов. СРС не обладают сознанием, однако ведут себя так, как если бы они были разумными существами. СРС — самостоятельные сущности, интересы которых во многом расходятся с интересами составляющих их индивидов, оказывающихся таким образом в подчиненном положении.

В России около 12000 федеральных чиновников высшего ранга. Российских чиновников стягивает в номенклатуру владение гигантской коллективной (номенклатурной) собственностью, которая питает их привилегии и которую они присваивают по факту власти. Можно добавить, что принадлежность собственности определяется не только ее управлением, но и ее потреблением.

Номенклатура управляет страной крайне затратно, расходуя на единицу продукции заметно больше человеческих, материальных и энергетических ресурсов по сравнению с развитыми странами. Эффективность экономики выходит за пределы властных интересов номенклатуры. Эффективна защита номенклатурной собственности.

В ХХ веке возник веер социально ориентированных политэкономических систем: коммунистическая, фашистская, кейнсианская. Кейнсианская экономика названа по имени ее разработчика английского экономиста Джона Мейнарда Кейнса (1893—1946). Он выдвинул новую парадигму в постановке проблем и решении макроэкономических задач. Кейнсианскую экономику отличает высокая заработная плата наемных работников, 50-70% от стоимости продукции. На уровне отдельных предприятий повышение зарплаты невыгодно работодателям. Но наемные работники — основные покупатели продукции. Высокий спрос позволяет расширять производство и увеличивать прибыль. С этой целью правительства развитых стран повышают зарплату сразу всем работникам, на основе кейнсианской теории государственного регулирования рынка. Если доходы работников превышают оптимальный для состояния экономики уровень, то используются средства понижения зарплат. Это система с обратной связью. Но во всех случаях экономика остается кейнсианской. Децильный коэффициент (отношение доходов 10% самых богатых людей страны к доходам 10% самых бедных) — на уровне 6-12. Экономика строится государством на основе регулирования рынка, при содействии бизнеса и профсоюзов. Следствием построения кейнсианской экономики является возникновение постиндустриального общества с ростом сферы услуг, экономики знаний и инноваций, высоких технологий и пр. Численность среднего класса достигает 70-80 % населения. Переход к новой экономике в передовых странах в основном был завершен к концу 1960-х годов [3]. В постиндустриальном обществе, обществе нового типа, удалось преодолеть противоречие между работниками и работодателями. Их интересы противоположны на уровне отдельных предприятий, т.е. на микроэкономическом уровне. Если рассматривать совокупность всех предприятий страны, т.е. на макроэкономическом уровне, то высокая зарплата выгодна и тем, и другим.

Построение нового общества выполнено в странах с достаточно высоким уровнем экономического и демократического развития. Этим странам удалось преодолеть «кейнсианский барьер» и войти в группу высокоразвитых государств. Эта группа постепенно пополняется странами, успешно решающих свои экономические и социальные задачи. Как считают Л. Э. Миндели и Г. С. Хромов [2, часть 1, с.28-30], в последние десятилетия США и крупнейшие европейские страны находятся на той или иной стадии перехода к кейнсианской модели.

Здесь важно обратить внимание еще на одну особенность постиндустриальных обществ. В них проходят процессы изменения системы ценностей людей, изменения общественного сознания во всех сферах жизни. Это позволяет говорить о «нравственной революции», вытеснении материальных ценностей духовными. Под процессом «христианизации» нравственных норм впервые подведено макроэкономическое обоснование [3].

Проведение нравственной революции в нашей стране связано с преодолением трудностей. Для иллюстрации этого утверждения приведем отрывок из статьи проф. А. М. Гилярова (биофак МГУ), посвященной памяти проф. В. В. Налимова: «Охарактеризовать „типичного“ русского интеллигента вовсе непросто… Как правило, они несли в себе большой запас гуманитарной культуры, знали иностранные языки, искусство, литературу. Но всё это вовсе не было решающим. Важным было совсем другое, а именно, — неукоснительная приверженность неким базовым внутренним принципам… На первое место я бы поставил два качества: абсолютную порядочность (честность по отношению к самому себе и окружающим) и внутреннюю свободу. С внутренней свободой (а она проявлялась даже в условиях полной несвободы сталинских тюрем) невольно сопрягалось и чувство собственного достоинства… Все они уже давно ушли в мир иной, как ушло в небытие и само понятие русской интеллигенции. Они вымерли подобно мамонтам или шерстистым носорогам» [4].

Для понимания места России в современном мире использованы представления об эволюции. Любая эволюция (неорганические, органические, социальные системы) связана с появлением веера вариантов развития, из которых большинство заканчивается тупиками. Конкуренция, отбор наилучших вариантов для будущего — необходимое условие эволюции.

Как cчитает С. Д. Хайтун, наша страна за последние 100 лет выбрала тупиковый путь развития с двумя «номенклатурными вариантами». Один вариант — построение «реального» социализма с директивной плановой экономикой. Второй вариант — рыночная версия номенклатурной ветви. В книге [3, c. 468] приведены слова латышского театрального режиссера Алвиса Херманиса: «Это был глобальный эксперимент… Все развитые капиталистические страны благодарны вам за то, что взяли такой идеологический удар на себя… Все великое вызывает уважение — и создание атомной бомбы, и создание адской страны».

Переход к постиндустриальному обществу станет возможным после отмены привилегий номенклатуры, при уравнении чиновников в вопросах получения доходов с населением страны.

Перейдем к рассмотрению второго фактора — управлению научными коллективами. В нашей статье [5] были рассмотрены два варианта управления: репрессивный менеджмент (РМ); альтернативный менеджмент (АМ). РМ использует принцип кнута и пряника. Основные положения АМ — отказ от наказаний в любой форме и пожизненный найм. Альтернативный менеджмент — это новая парадигма управления персоналом. Эта парадигма появилась с развитием теории и практики управленческого мастерства, использования идей системы всеобщего качества, научной организации труда, гуманизации управления, социальной ответственности. АМ способствовал процессам радикального перерождения экономики Японии и вхождения этой страны в число мировых лидеров.

Еще один вариант менеджмента не отмеченный нами ранее — командно-административный менеджмент (КАМ). Этот вариант управления широко применяется в нашей стране. По многим признакам он близок к РМ. Существенно, что КАМ вызывает торможение научно-технического прогресса. Сбои возникают в результате волевых решений, не учитывающих влияние многих факторов. Четкой границы между волевыми и волюнтаристскими решениями при таком управлении провести нельзя. Идущие с верхних этажей управления решения могут как ускорять, так и замедлять научно-технический прогресс. Используя отмеченные выше эволюционные представления, можно говорить о веере вариантов управления научными коллективами. Два варианта (РМ и КАМ) отнесем к тупиковым вариантам, АМ выигрывает конкуренцию.

В заключение вернемся к вопросу о процедуре ранжирования факторов, ответственных за кризис российской науки. Это дело будущего, но, по нашему мнению, в любых вариантах ранжирования первое место будет занимать состояние экономики страны и построение кейнсианской экономики. Это проясняет вопрос, «выходить или остаться» науке России из кризиса, и если выходить, то по какому сценарию.

Литература

  1. Георгиев Г. Что губит российскую науку и как с этим бороться // ТрВ-Наука. Часть 1 — № 192 от 17 ноября 2015 года, с.3; часть 2 — № 194 от 22 декабря 2015 года, с.9.
  2. Миндели Л. Э., Хромов Г. С. Научно-технический потенциал России: в 2 ч. Часть 1 — М.: Институт проблем развития науки РАН, 2011. 288 с.; часть 2 — 2012. 280 с.
  3. Хайтун С. Д. Номенклатура против России. Эволюционный тупик. — М., Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2012. 728 с.
  4. Гиляров А. М. «…а так как мне бумаги не хватило…» Памяти Василия Васильевича Налимова // Василий Васильевич Налимов — математик и философ (к 100-летию со дня рождения) // Международная научная конференция; Москва, МГУ имени М.В.Ломоносова. Музей Землеведения; 9-10 ноября 2010 года: Сборник трудов. Сост. Дрогалина Ж. А., Панченко Л. А. — М.: МАКС Пресс, 2011, с.384-391.
  5. Грановский Ю. В. Путь наверх. Московский университет в рейтингах университетов мира // ТрВ-Наука, Гайд-парк онлайн, 15 декабря 2015 года.

Приложение

В Приложении приведена информация о научной деятельности автора. Оно вызвано, в частности, опубликованием статьи: Грановский Ю. В. Не в ту степь. О персональных рейтингах научных сотрудников Московского университета // ТрВ-Наука № 183 от 14 июля 2015 года, с.3. Эта статья получила довольно много (более 150) откликов. В некоторых из них приведена оценка научной работы автора. Например, одним из читателей в базе данных Scopus найдены 11 ссылок на работы автора и сделан вывод: «по мерам химиков, как у начинающего аспиранта». В другом отклике высказано предложение: «желательно рассмотреть научную деятельность самого автора». Вот это пожелание представляется естественным. Вероятно, каким-то читателям интересно знать и оценивать не только суть идей и предложений, но и положение автора в научном мире.

Стаж научной работы автора 60 лет. В начале 1960-х я занимался новым для нашей страны научным направлением: планированием (теорией) эксперимента. В него входят процедуры выбора числа опытов и условий их проведения, необходимых для решения задач с требуемой точностью. Здесь проводится многофакторный эксперимент, факторы изменяются по математически обоснованным планам. Результаты эксперимента представляются математической моделью, обладающей важными для экспериментатора статистическими свойствами. Это новая парадигма проведения экспериментальных исследований, сменившая парадигму однофакторного эксперимента с произвольным планированием опытов, интуитивной интерпретацией результатов и пр.

Появление первых отечественных работ по планированию эксперимента вызвало большую критику. Ситуацию хорошо передает отрывок из стихотворения поэта: Ну а чем с тобою говорить! / Всё равно ты порешь ахинею, / Лучше я пойду к ребятам пить, / У ребят есть мысли поважнее (В.Высоцкий). К концу десятилетия положение изменилось: появились десятки книг, сотни статей, курсы лекций во многих вузах страны и т.д.

В конце 1960-х — начале 1970-х гг. параллельно с планированием эксперимента я стал заниматься еще одним новым научным направлением — наукометрией. По определению проф. В. В. Налимова (МГУ, автора термина наукометрия), это научное направление входит в науковедение и в нем используются количественные методы для изучения процесса развития науки. Наука представляется как самоорганизующаяся система, ее развитие управляется информационными потоками. Структура науки задается системой библиографических ссылок. Ссылки связывают публикации между собой и таким образом структурируют информационный поток.

Критика первых отечественных работы по наукометрии по многим признакам напоминала критику планирования эксперимента (ахинея). Это не вызывает удивления. В наукометрии рассматриваются многие проблемы науки, важные почти для каждого исследователя. Например, проблема оценки эффективности научной деятельности.

И хотя в последние годы руководители отечественной науки на разных уровнях обратили внимание на это научное направление, критический фон не позволил наукометрии эффективно развиваться на протяжении многих лет. По нашему мнению, здесь работает правило Макса Планка: поколения оппонентов постепенно вымирают, а новые поколения осваиваются с предлагаемыми идеями.

Более полную информацию о научной деятельности автора можно найти в статье: Грановский Ю. В. Мой наукометрический «автопортрет» // Науковедческие исследования, 2015. Сб. науч. тр. РАН. ИНИОН. Центр науч. -информ. исслед. по науке, образованию и технологиям. Отв. ред. Ракитов А. И. — М., 2015, с.139-152.

Из этой статьи приведем только количество ссылок на работы автора без самоцитирования и повторных ссылок — 2655 ссылок. Они получены: с помощью Science Citation Index (до появления WeB of ScienceWoS); WoS: Российского индекса научного цитирования; поисковой системы Гугл-академии.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

6 комментариев

  • Михаил:

    Весьма забавная реакция — «желательно рассмотреть научную деятельность самого автора». А какая связь то?? Разве правильность/неправильность мысли зависит от «морально-политического облика» или значения «хиршевости» автора?

    Давайте, господа, по делу говорить.

    Кстати, так ли понимаю, что из позиции автора следует вывод об абсолютной неэффективности (почти бессмысленности) реформы науки? Первые два фактора -полагаемые доминирующими — «кризис экономики России и управление научными коллективами» — явным образом не могут быть решены в рамках реформы науки, без предварительной «реформы» всего общества.

    Полезно? Dobre 1 Słabe 0

    • Грановский Ю.В.:

      Уважаемый Михаил!

      Моя точка зрения — кризис отечественной науки не может быть решен без предварительной реформы всего общества. Второй фактор — локального действия. В нашей науке существуют научные коллективы, управляемые по принципам альтернативного менеджмента (или близкие к ним). Сейчас была бы интересна работа по выявлению таких коллективов и оценке эффективности их деятельности. Такие коллективы могут стать проводниками новой парадигмы управления.

      С наилучшими пожеланиями Грановский Ю.В.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0

    • Мистер Михаил по моему скромному мнению никакая реформа науки в Вашей стране невозможна без того чтобы Ваша страна стала нормальным государством из коммунистически-путинского дурдома. Варварам наука не нужна да и не было у них науки. Если Вы не особо упертый «патриот» и знаете Английский по пора валить и со-стороны за российским гадюшником.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Ash:

    Лично меня статья порадовала тем, что автор пытается рассмотреть науку не как нечто автономное, а как элемент экономики. На мой взгляд, только на этом пути можно прийти к каким-то объективным выводам.

    В результате такого подхода возникают конкретные вопросы. Например, о так называемом постиндустриальном обществе. Что это такое? Возьмём, скажем, завод и зайдём в бухгалтерию. Станки есть? Нет. Можно ли на основании этого делать вывод, что бухгалтерия уже перешла к постиндустриальному обществу, а литейный цех ещё не успел?

    Можно ли рассматривать Германию отдельно от Европы, а США отдельно от Китая? Мировое производство становится всё более и более единым, а международное разделение труда всё более и более глубоким. Что даёт понятие постиндустриального общества для понимания этого процесса?

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Vlad:

    Мне не понравилась многословность и обилие специфических терминов.

    Да, состояние экономики важно. И больше тут говорить ничего не надо.

    Второе — стиль управления.

    Мне, например, АМ в экономике совершенно не понятен.

    Как это отсутствие наказания??? Да у нас в стране тогда никто работать не будет...

    Не в этом суть, а суть в том, что каждому- по труду.

    Мало делаешь- мало и получай. Т.е. не полный оклад ( а это уже наказание).

    Короче, оба эти фактора важны , но не краеугольны.

    В науке проблема управления в том, что трудно оценить сам результат.

    Вот куда надо направить усилия. Как оценить научный результат???

    Одни ссылки- это формализм.

    Нужны экспертные, ученые советы, на которых защищаются работы каждого жизненного цикла

    (раз в 5 лет, к примеру).

    И чем больше работ (и степеней) ученый защитит, тем выше д.б. его статус.

    Вот тебе и перспектива карьеры(как доп стимул) и рост доходов,

    и фильтрация от неспособных двигать науку.

    Заметим,

    тут не нужен особый менеджмент, и особое развитие экономики.

    Но гос-во должно выделять 5-7% ВВП на науку, и хорош! И наука пойдет.

    Т.е. платить (за степени) надо!!!!

    А что делать со вспомогательными сотрудниками в НИИ

    (инженеры. лаборанты, и аспиранты, кстати, тоже) — это вопрос.

    По видимому, их должно быть фиксированное число на каждого «продвинутого» (т.е. остепененного).

    И «продвинутые» их отбирают для работы (или отбраковывают).

    А из аспирантов растят смену, опять же через защиты публикаций (см выше).

    Усе, шеф!

    Полезно? Dobre 1 Słabe 0

Добавить комментарий

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com