Отбились?

Как сообщает «Российская газета» (от 28 апреля 2016 года), в прошлый понедельник, 25 апреля, состоялось заседание Комитета по науке, образованию и культуре Федерального собрания Российской Федерации, посвященное ситуации, сложившейся вокруг создания Байкальского федерального исследовательского центра в Иркутске за счет объединения всех академических институтов с потерей ими статуса самостоятельных юридических лиц.

Подобные объединения сейчас инициированы ФАНО (по просьбе некоторых директоров и/или академиков) практически во всех региональных научных центрах. Однако польза от таких объединений до сих пор не ясна, тогда как негативные последствия очевидны. В Иркутске, в частности, для решения проблем озера Байкал предполагалось объединение институтов совершенно разного профиля, в том числе этими проблемами не занимающихся или уделяющих им небольшую долю своего внимания. В то же время потеря статуса самостоятельных юридических лиц моментально приводит к тому, что институты теряют действующие лицензии на те или иные виды работ (например, с рентгеновским излучением, на геологоразведочные работы и т. п.), лишаются права обучения аспирантов, сталкиваются с закрытием диссертационных советов, остаются без текущих контрактов с производственными предприятиями. Ожидается, что все эти возникшие проблемы могут быть устранены в будущем. Но зачем создавать себе проблемы? Ведь не для того, чтобы впоследствии их героически преодолевать?

На заседании Комитета по науке, образованию и культуре Федерального собрания Российской Федерации на эти вопросы представители ФАНО не смогли дать ясного ответа. В итоге в проект решения был внесен пункт о «недопустимости механического слияния успешно функционирующих научных организаций, чья основная деятельность не связана с исследованием озера Байкал».

АИ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , ,

 

7 комментариев

  • Михаил:

    Ростки здравого смысла на каменистой почве Отечества. Честно, полагал ФАНО более грамотными бюрократами. Оказывается слияние означает не только угрозу «заставить геофизиков научно решать проблемы кукурузы» (на Сахалине ФАНО пробивает объединение Института Морской геологии и геофизики, Сельскохозяйственного ин-та и конструкторского бюро). Оказывается, ВСЕ слившиеся зараз лишаются всех с трудом пробитых лицензий и договоров. Ну, молодцы ФАНОшники, развеселили однако!

  • tigrek:

    «институты теряют действующие лицензии на те или иные виды работ (например, с рентгеновским излучением, на геологоразведочные работы и т. п.), лишаются права обучения аспирантов, сталкиваются с закрытием диссертационных советов, остаются без текущих контрактов с производственными предприятиями»

    По идее, новая организация является правопреемницей прежних, поэтому всё права и обязанности институтов переходят к объединённому юридическому лицу.

    • Михаил Родкин:

      Тигреку: тоже нонсенс ... в случае примера «моего Сахалина» — это означает, что отдел сельхозинститута, войдя в состав Объединенного института, получит право готовить аспирантов по физике Земли? Формально, да, но забавно же.

      • tigrek:

        Михаилу Родкину:

        Нет, не отдел сельхозинститута получит аспирантуру по геофизике, а объединённый институт. А уж каким именно сотрудникам директор этого юрлица прикажет учить геофизиков: геофизикам или аграриям, — это вопрос его профпригодности. Я не поручусь, что с точки зрения права ситуация такова, как я описал (в принципе бюрократам выгодно, чтобы все лицензии утрачивались, т.к. это даёт им работу и подчёркивает нужность), но по крайней мере сохранение лицензий за новым юрлицом было бы логично, ведь сотрудники и материальная база, которые лицензировались, никуда не пропали из объединённого института. Если по уму делать, то объединение должно вести к сокращению управленческого персонала (два директора, часть бухгалтерии и канцелярии) и передаче освобождённых ставок в научные подразделения, но вот для чего это предпринимают на самом деле и что получится в реальности...

        • Михаил Родкин:

          Допускаю, что если действовать по уму, многие (некоторые?) неприятности связанные с укрупнением, можно избежать. Но часто у нас «по уму то»?

          По поводу плюсов:

          1. Несомненный. Количество адресов, куда ФАНО будет отправлять свои указиловки уменьшится в разы. Чиновникам ФАНО станет проще.

          2. Уменьшится администрация научных организаций? Сомнительно, скорее просто организуется еще одно звено — администрация центра. А на уровне слитых институтов останется как было. Или Вы полагаете, новый директор центра будет в четным разбираться в геофизике, юрских отложениях и с морскими экспедициями, а по нечетном займется борьбой с сорняками и с коллекционерами? Ну и, очевидно, оформление бумаг получит еще одну пространственно отделенную необходимую инстанцию. Ученым от этого станет проще?

          3. Но еще плюс — можно посмеяться, господа. Смех он для здоровья полезен, а мы, в массе, люди уже не молодые. Спасибо ФАНО

          • tigrek:

            Ваша интерпретация плюсов вызывает сомнения:

            1. Я не знаю, как организовано делопроизводство в ФАНО, но электронный документооборот там, по-видимому, налажен: «Так, не проходит и недели без электронных сообщений от Александра Вадимовича Тюремнова из Отдела координации деятельности учреждений в сфере естественных наук Управления координации и обеспечения деятельности организаций в сфере науки ФАНО РФ, в которых он отечески интересуется нашими успехами, просит заполнить разнообразные таблицы о нашей работе, результатах и публикациях.» (Северинов К., Калмыкова А. Об агентах и реагентах // ТРВ №184. 28 июля 2015. С. 16). Таким образом, количество адресов рассылки не имеет существенного значения, это не такое трудоёмкое дело, как если бы письма отправлялись вручную на бумаге.

            2. Если реформа приведёт к сохранению старого директората и надстройке ещё одного управленческого уровня, то она социально дисфункциональна, ведь цель декларирована противоположная — сократить бюрократию. Что же касается компетентности руководства, то ни один учёный всё равно не может охватить всю свою науку (риторический вопрос: какая доля физиков сдала теорминимум Ландау? А в других науках я даже не слышал о каких-то аналогах...). Директор — это организатор, администратор. Научную значимость работы всё равно оценивают грантодатели. А задача директора — сделать так, чтобы учёные занимались своим делом, а не заполняли счета-фактуры, переживали о движении денег через федеральное казначейство, заполняли много всевозможных форм и т.д.

            3. Ну разве что только этот плюс :-)

            • Михаил:

              Уважаемый tigrek:

              1. По первому пункту я еще забыл упомянуть экономию бумаги, что может благотворно сказаться на сохранении лесных запасов нашей Родины.

              2. По второму полагал, что трудно даже у нас найти столь талантливых администраторов, чтобы руководя одновременно и геологами, и садоводами, и конструкторами, они не наносили подведомственным слишком много вреда.

              3. Третий пункт не вызывает у меня ни малейших сомнений, рад что Вы, надеюсь и ост читатели, согласны

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com