- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Об одном неправильном методе борьбы с лженаукой

Борьба с лженаукой — дело благородное, но не все средства для этого хороши

Александр Сергеев

Александр Сергеев

Представьте, что вы запустили на столе волчок и хотите наклонить его ось от себя. Очевидная мысль — чуть оттолкнуть верхний конец оси. Но в ответ волчок наклонится… вправо (или влево, если вы левша и закрутили его против часовой стрелки). А чтобы наклонить ось от себя, толкать ее надо влево (или вправо, если вы левша). Причем наклонившаяся ось уже не останется неподвижной, а будет описывать конус прецессии по часовой стрелке (или против, если вы левша). Чтобы этого избежать, нужен карданов подвес.

Представьте, что вы хотите поднять пенсии и зарплаты госслужащим, но в бюджете мало денег. Очевидная мысль — повысить налоги или допечатать деньги. Но в ответ цены в магазинах подскочат, производство сократится, и большинство бюджетников только обеднеет. Вопреки очевидным позывам, для сокращения бедности налоги и инфляцию надо снижать.

Лобовые подходы неэффективны в управлении сколько-нибудь сложными системами. Это даже в законах Мерфи отразилось: «Сложные проблемы всегда имеют простые, легкие для понимания неправильные решения». Профессионалы прекрасно это знают, но относят, как правило, только к сфере своей специализации. О других областях им слишком мало известно, чтобы считать их сложными.

Представьте, что вы хотите избавиться от засилья лженауки в СМИ. Очевидная мысль — принять закон, обязывающий каждое СМИ иметь научного редактора, уполномоченного запрещать лженаучные публикации. Эту идею высказал на чтениях по проблеме лженауки, которые прошли 15 апреля на журфаке МГУ, академик Анатолий Черепащук. Крупный ученый-астрофизик никогда не допустил бы ошибки в задачке про волчок, с которой начался наш разговор. Но сфера регулирования прессы, по-видимому, представляется ему намного проще физики гироскопа, и отсюда предложение, «чтобы общественно-государственная организация „Общество «Знание»“ поставила вопрос перед правительством об обязательном введении должностей научных редакторов во все средства массовой информации… Эти научные редактора должны утверждаться Российской академией наук и должны быть есть подотчетны… Это должно быть условием получения лицензии… на проведение той или иной передачи» (http://klnran.ru/2016/04/s1c2/).

Прикинем последствия такой инициативы. Во-первых, СМИ просто перестанут обращаться к науке — это и так не самая ходовая тематика, а тут еще цензура. Во-вторых, лженаука останется: сами же говорите, что битвы экстрасенсов не наука, вот и не лезьте со своей ученой экспертизой. В-третьих, цензура — инструмент обоюдоострый: сегодня вы запрещаете — завтра запрещают вас. Теологию уже признали научной дисциплиной (о чем сетовал в том же выступлении академик Черепащук), и вполне возможно, что именно ученые-теологи станут со временем определять «научность» публикаций по теории эволюции жизни и Вселенной. В-четвертых, лженауки немало и в самой РАН. Это ведь ее академики громко славили Петрика в 2009 году. Это академики РАМН (которая теперь слилась с РАН) внедряли 20 лет назад гомеопатию в России. Это член-корреспондент РАН презентовал в прошлом году Совету Федерации ужастик о «служебных людях». Где гарантии, что не такие люди станут научными цензорами?

Однако если не цензурой (пусть и слегка замаскированной под экспертизу-редактуру), то как же тогда быстро и просто справиться с лженаукой? Быстро и просто — никак, на то это и сложная проблема. В нормальных условиях она решается институтом репутаций: в желтой прессе лженаучные фантазии — норма, но респектабельные СМИ до них не опускаются. В российской прессе институт репутаций почти разрушен, но цензура и пропаганда как инструменты внешнего управления лишь закрепляют это ненормальное состояние, фактически снимая с редакций ответственность за содержание. Именно поэтому после отмены советской цензуры в СМИ начался лженаучный «праздник непослушания» — оказалось, что собственных критериев качества нет даже у серьезных изданий.

Репутационные механизмы формируются медленно, но этот процесс идет. В ведущих федеральных информагентствах сейчас практически нет лженаучных материалов. Сходят на нет они и в крупнейших газетах, что радикально отличается от ситуации 10–15-летней давности. На телевидении ситуация хуже, и это во многом следствие вмешательства государства в редакционную политику. Ведь установку «Делайте больше ада!» (http://colta.ru/articles/society/8163) нельзя искусственно ограничить только политпропагандистскими материалами. Она определяет выбор руководителей телевидения, а через них — подбор остального персонала и рамочные условия работы по всем направлениям.

И даже в таких условиях растет число людей, которые занимаются на ТВ нормальным освещением науки. Алексей Семихатов, Ольга Орлова, Анна Урманцева, Антон Войцеховский прекрасно справляются с этой работой без всяких навязанных научных редакторов и сами, когда необходимо, обращаются к экспертам. Инициатива с внешними цензорами-редакторами (которые к тому же зачастую мало что будут понимать в телевизионной технологии) стала бы для них серьезной помехой в работе. В то же время весьма прибыльные лженаучные программы вполне могли бы договориться с цензурой — коррупцию по крайней мере еще никто не отменял.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи