Новая модель Научной Революции

Алексей Левин

Алек­сей Левин

Спо­ры о том, что такое нау­ка и когда, как, где и поче­му она воз­ник­ла, ведут­ся дав­но и вряд ли закон­чат­ся в обо­зри­мой пер­спек­ти­ве. Неко­то­рые авто­ры трак­ту­ют это поня­тие мак­си­маль­но широ­ко, рас­смат­ри­вая нау­ку как едва ли не уни­вер­саль­ное тво­ре­ние чело­ве­че­ской циви­ли­за­ции (при таком под­хо­де мож­но гово­рить, допу­стим, о нау­ке Древ­не­го Китая или даже нау­ке ацте­ков). Дру­гие (к ним отно­сит­ся и автор этой ста­тьи) счи­та­ют, что нау­ка роди­лась в рам­ках древ­не­гре­че­ско­го куль­тур­но­го аре­а­ла где-то меж­ду V и III века­ми до н. э. Есть так­же нема­ло после­до­ва­те­лей и у кон­цеп­ции, соглас­но кото­рой нау­ка воз­ник­ла в Запад­ной и Южной Евро­пе в тече­ние XVI–XVIII сто­ле­тий и лишь позд­нее ста­ла клю­че­вым фак­то­ром интел­лек­ту­аль­но­го, тех­но­ло­ги­че­ско­го и обще­ствен­но­го про­грес­са все­го чело­ве­че­ства.

Как бы ни отно­сить­ся к этим дис­кус­си­ям, нель­зя не при­знать, что инсти­ту­ци­о­на­ли­за­ция нау­ки, кото­рая обес­пе­чи­ла ее непре­рыв­ное и про­грес­сив­ное раз­ви­тие вплоть до наших дней, дей­стви­тель­но име­ла место в сере­дине назван­ной эпо­хи, то есть в XVII веке. Ста­нов­ле­ние этой инсти­ту­ци­о­на­ли­за­ции обыч­но назы­ва­ют Науч­ной Рево­лю­ци­ей.

Науч­ная Рево­лю­ция. Исполь­зо­ва­ние заглав­ных букв в дан­ном слу­чае под­чер­ки­ва­ет как исто­ри­че­скую уни­каль­ность это­го собы­тия (вер­нее, про­цес­са), так и его отли­чие от пре­об­ра­зо­ва­ний отдель­ных обла­стей науч­но­го позна­ния, кото­рые осу­ществ­ля­ют­ся сила­ми раз­лич­ных спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных науч­ных сооб­ществ.

David Wootton. The Invention of Science: A New History of the Scientific Revolution. New York: HarperCollins, 2015

David Wootton. The Invention of Science: A New History of the Scientific Revolution. New York: HarperCollins, 2015

Опи­са­нию и объ­яс­не­нию Науч­ной Рево­лю­ции посвя­ще­но вели­кое мно­же­ство иссле­до­ва­ний. Недав­но эту кол­лек­цию попол­ни­ла моно­гра­фия про­фес­со­ра исто­рии Йорк­ско­го уни­вер­си­те­та Дэви­да Вут­то­на «Изоб­ре­те­ние нау­ки: новая исто­рия Науч­ной Рево­лю­ции». Не пре­тен­дуя на деталь­ный пере­сказ это­го тру­да, попы­та­юсь пред­ста­вить его основ­ные идеи.

Реализм против релятивизма

Нач­ну с основ­ной мето­до­ло­ги­че­ской пред­по­сыл­ки Вут­то­на. Он реши­тель­но высту­па­ет про­тив весь­ма мод­ной в послед­ние деся­ти­ле­тия про­шло­го века и не поте­ряв­шей еще вли­я­ния реля­ти­вист­ской идео­ло­гии в исто­рии и социо­ло­гии нау­ки. Эта идео­ло­гия поко­ит­ся на трех китах. Во-пер­вых, тре­бо­ва­ние никак не опи­рать­ся на инфор­ма­цию о совре­мен­ном состо­я­нии дел при состав­ле­нии исто­ри­че­ских опи­са­ний. Во-вто­рых, отказ от идеи про­грес­са в целом и кон­цеп­ции про­грес­си­ру­ю­щей раци­о­наль­но­сти науч­но­го позна­ния в част­но­сти. В-тре­тьих, при­зыв рас­смат­ри­вать успеш­ные и неудач­ные заяв­ки на новое зна­ние совер­шен­но на рав­ных и без­от­но­си­тель­но к сте­пе­ни их соот­вет­ствия или несо­от­вет­ствия фак­ти­че­ским дан­ным и тем более зако­нам при­ро­ды. Из этих пост­мо­дер­нист­ских по сво­ей сути уста­но­вок выте­ка­ет стрем­ле­ние счи­тать науч­ные тео­рии пред­ме­том веры тех или иных сооб­ществ, а вовсе не более или менее адек­ват­ным отра­же­ни­ем этих зако­нов. Соглас­но этой логи­ке при­ем или откло­не­ние науч­ных гипо­тез и тео­рий мало зави­сит от их свя­зи с объ­ек­тив­ной реаль­но­стью и опре­де­ля­ет­ся преж­де все­го соци­аль­ным ста­ту­сом и вли­я­ни­ем их защит­ни­ков. Все эти уста­нов­ки, под­чер­ки­ва­ет Вут­тон, ока­зы­ва­ют­ся чисто умо­зри­тель­ны­ми изыс­ка­ми неко­то­рых уни­вер­си­тет­ских школ (в част­но­сти, если гово­рить о Вели­ко­бри­та­нии, — социо­ло­гов из Эдин­бург­ско­го и Бат­ско­го уни­вер­си­те­тов) и не име­ют отно­ше­ния к под­лин­ной исто­рии нау­ки.

Вут­тон видит в Науч­ной Рево­лю­ции дли­тель­ный и мно­го­пла­но­вый, но в целом еди­ный про­цесс пре­об­ра­зо­ва­ния евро­пей­ско­го куль­тур­но­го поля, кото­рый при­вел к выстра­и­ва­нию совер­шен­но новых отно­ше­ний меж­ду При­ро­дой и Циви­ли­за­ци­ей. Ему пред­ше­ство­вал целый ряд важ­ней­ших соци­о­куль­тур­ных и тех­но­ло­ги­че­ских инно­ва­ций, кото­рые и ста­ли пред­по­сыл­ка­ми воз­ник­но­ве­ния нау­ки ново­го вре­ме­ни. Это рож­де­ние книж­ной печа­ти как надеж­но­го и уни­вер­саль­но­го спо­со­ба рас­про­стра­не­ния, копи­ро­ва­ния и хра­не­ния инфор­ма­ции; посте­пен­ное ослаб­ле­ние дове­рия к авто­ри­те­там про­шло­го и уси­ле­ние роли кри­ти­че­ско­го мыш­ле­ния; инсти­ту­ци­о­на­ли­за­ция идеи откры­тия и пра­ва на его автор­ство; обо­га­ще­ние мыш­ле­ния и язы­ка таки­ми интел­лек­ту­аль­ны­ми инстру­мен­та­ми, как поня­тия фак­та, гипо­те­зы, тео­рии и зако­на при­ро­ды; изоб­ре­те­ние опти­че­ских при­бо­ров, баро­мет­ров, точ­ных часов и дру­гих изме­ри­тель­ных инстру­мен­тов; успеш­ный интел­лек­ту­аль­ный бунт мате­ма­ти­ков про­тив фило­со­фов, а тех и дру­гих — про­тив тео­ло­гов; и мно­гое дру­гое.

Эти инно­ва­ции под­го­то­ви­ли куль­тур­ные, соци­аль­ные и эко­но­ми­че­ские усло­вия для воз­ник­но­ве­ния ком­му­ни­ка­тив­но свя­зан­ных (групп, кото­рые ста­ли про­из­во­ди­те­ля­ми зна­ния ново­го (типа. Участ­ни­ки это­го про­из­вод­ства были заин­те­ре­со­ва­ны в поис­ке инфор­ма­ции о при­ро­де, кото­рая не (толь­ко допус­ка­ла про­вер­ку в наблю­де­ни­ях спе­ци­аль­но спла­ни­ро­ван­ных экс­пе­ри­мен­тов, но так­же была откры­та (для сво­бод­но­го и кри­ти­че­ско­го обсуж­де­ния. В тече­ние XVII века неко­то­рые из этих групп полу­чи­ли инсти­ту­ци­о­наль­ное оформ­ле­ние в каче­стве доб­ро­воль­ных обществ и ака­де­мий, обла­да­ю­щих соб­ствен­ны­ми ресур­са­ми для про­ве­де­ния иссле­до­ва­ний и пуб­ли­ка­ции резуль­та­тов. В зна­чи­тель­ной сте­пе­ни бла­го­да­ря актив­но­сти этих групп к кон­цу XVII века не толь­ко неиз­ме­ри­мо обо­га­ти­лись зна­ния о живой и нежи­вой при­ро­де, но и воз­ник­ли и закре­пи­лись прин­ци­пи­аль­но новые пред­став­ле­ния о том, чем долж­ны быть и на что спо­соб­ны есте­ствен­ные нау­ки в самом широ­ком смыс­ле сло­ва. Эти пред­став­ле­ния в сво­ей осно­ве сохра­ни­лись до наше­го вре­ме­ни.

Начало и завершение

Вут­тон пред­ла­га­ет для Науч­ной Рево­лю­ции точ­ные даты нача­ла и завер­ше­ния — 1572 и 1704 годы. В этом он отхо­дит от почтен­ной тра­ди­ции, кото­рая пред­ла­га­ет вести отсчет от выхо­да в свет моно­гра­фии Нико­лая Копер­ни­ка De revolutionibus orbium coelestium, опуб­ли­ко­ван­ной в 1543 году нюрн­берг­ским изда­те­лем Иоган­ном Пет­ре­усом. Вут­тон не согла­сен с этим по двум при­чи­нам. Во-пер­вых, гелио­цен­три­че­ская (точ­нее, гелио­ста­ти­че­ская) модель Копер­ни­ка ста­ла реаль­ным фак­то­ром пре­об­ра­зо­ва­ния аст­ро­но­мии толь­ко в нача­ле XVII сто­ле­тия бла­го­да­ря иссле­до­ва­ни­ям Кепле­ра и Гали­лея. Веду­щие аст­ро­но­мы XVI сто­ле­тия при­зна­ва­ли, что она облег­ча­ет рас­че­ты дви­же­ния све­тил, одна­ко отри­ца­ли нали­чие у нее физи­че­ско­го фун­да­мен­та (напри­мер, тогда счи­та­лось, что гипо­те­за вра­ще­ния Зем­ли опро­вер­га­ет­ся хотя бы тем, что пушеч­ные ядра про­ле­та­ют оди­на­ко­вые рас­сто­я­ния при любом направ­ле­нии ство­ла). Еще в 1580–1590-е годы у Копер­ни­ка было не более трех после­до­ва­те­лей в аст­ро­но­ми­че­ском сооб­ще­стве, да и то один из них — немец Кри­стоф Рот­манн — со вре­ме­нем пере­шел в стан про­тив­ни­ков. Во-вто­рых, копер­ни­кан­ская модель пол­но­стью сохра­ня­ла уна­сле­до­ван­ную от Ари­сто­те­ля и антич­ных аст­ро­но­мов идею абсо­лют­ной неиз­мен­но­сти над­лун­но­го мира, кото­рый в этом плане ради­каль­но про­ти­во­по­став­лял­ся миру зем­но­му. Эта кон­цеп­ция, как извест­но, была пол­но­стью отверг­ну­та в XVII веке.

Тихо Браге

Тихо Бра­ге

Кон­цеп­ция Ари­сто­те­ля полу­чи­ла пер­вый удар 11 нояб­ря 1572 года. В тот вечер буду­щий вели­кий аст­ро­ном Тихо Бра­ге заме­тил в созвез­дии Кас­си­о­пеи яркую звез­ду, кото­рой до того нико­гда там не было. Он про­сле­дил за посте­пен­ным зату­ха­ни­ем ее блес­ка вплоть до пол­но­го уга­са­ния в мар­те 1574 года. Еще до это­го он опи­сал свои наблю­де­ния в кни­ге De nova et nullius ævi memoria prius visa Stella, кото­рая вышла в свет в 1573 году и про­гре­ме­ла по всей Евро­пе. Так Бра­ге пер­вым из евро­пей­ских уче­ных обна­ру­жил, что на сфе­ре непо­движ­ных звезд, как ее тогда назы­ва­ли, могут слу­чать­ся неожи­дан­ные пере­ме­ны. Позд­нее он постро­ил луч­шую в мире обсер­ва­то­рию и с помо­щью сотруд­ни­ков нако­пил огром­ный архив наблю­де­ний звезд, пла­нет, Луны и Солн­ца. Эти наблю­де­ния со вре­ме­нем поз­во­ли­ли Иоган­ну Кепле­ру стро­го дока­зать, что пла­не­ты обра­ща­ют­ся вокруг Солн­ца по эллип­ти­че­ским орби­там, испра­вив тем самым глав­ную сла­бость копер­ни­кан­ской моде­ли. При­ни­мая в рас­чет эти обсто­я­тель­ства, Вут­тон объ­яв­ля­ет откры­тие новой звез­ды и нача­ло аст­ро­но­ми­че­ских иссле­до­ва­ний Тихо Бра­ге исход­ным момен­том Науч­ной Рево­лю­ции. Финаль­ным же момен­том Вут­тон пред­ла­га­ет счи­тать пуб­ли­ка­ции нью­то­нов­ской «Опти­ки», кото­рая вышла в свет в 1704 году.

Всё началось с Веспуччи

А далее Вут­тон про­сле­жи­ва­ет рож­де­ние и эво­лю­цию интел­лек­ту­аль­ных инстру­мен­тов, сде­лав­ших воз­мож­ным изоб­ре­те­ние (вспом­ним заго­ло­вок кни­ги!) нау­ки. Он начи­на­ет с клю­че­вой идеи откры­тия и появ­ле­ния в раз­ных евро­пей­ских язы­ках слов для его обо­зна­че­ния. Этот про­цесс начал­ся в пер­вые годы XVI века, когда Евро­па узна­ла, что путе­ше­ствия Хри­сто­фо­ра Колум­ба и дру­гих испан­ских море­пла­ва­те­лей про­ло­жи­ли транс­ат­лан­ти­че­ские пути не к Китаю, а к ново­му гигант­ско­му кон­ти­нен­ту. «Если откры­тие Аме­ри­ки и было счаст­ли­вой слу­чай­но­стью, оно при­ве­ло к еще более уди­ви­тель­ной слу­чай­но­сти — откры­тию откры­тия» (стр. 61).

«Вокуль­ту­ри­ва­ние» идеи откры­тия име­ло мно­же­ство послед­ствий. Оно сти­му­ли­ро­ва­ло спо­ры о науч­ном при­о­ри­те­те, кото­рые нача­лись в пер­вой поло­вине XVI века в свя­зи с поис­ка­ми реше­ний алгеб­ра­и­че­ских урав­не­ний тре­тьей и чет­вер­той сте­пе­ней, а затем рас­про­стра­ни­лись и на иссле­до­ва­ния за пре­де­ла­ми мате­ма­ти­ки. «Такие спо­ры слу­жат несо­мнен­ным ука­за­ни­ем на то, что зна­ние ста­ло пуб­лич­ным, про­грес­сив­ным и ори­ен­ти­ро­ван­ным на совер­ше­ние откры­тий» (стр. 96).

В XVII сто­ле­тии заро­ди­лась тра­ди­ция при­пи­сы­ва­ния откры­ти­ям инди­ви­ду­аль­но­го автор­ства и, соот­вет­ствен­но, при­сво­е­ние откры­ти­ям имен их авто­ров (эпо­ни­мия). Уже в XVIII веке прак­ти­ка эпо­ни­мии рас­про­стра­ни­лась и на науч­ные зако­ны: так, пер­вый из зако­нов иде­аль­но­го газа, кото­рый мы зна­ем как закон Бой­ля, полу­чил это назва­ние в 1708 году, а закон тяго­те­ния Нью­то­на — в 1713-м. В общем, заклю­ча­ет Вут­тон, вклю­че­ние в евро­пей­ское куль­тур­ное поле идеи откры­тия со все­ми ее допол­ни­тель­ны­ми аксес­су­а­ра­ми ста­ло клю­че­вым фак­то­ром воз­ник­но­ве­ния систе­ма­ти­че­ских позна­ва­тель­ных инно­ва­ций, кото­рые сде­ла­лись фун­да­мен­том изоб­ре­те­ния нау­ки. Исто­ри­че­ски их пер­вы­ми про­из­во­ди­те­ля­ми ста­ли кар­то­гра­фы, кото­рые опи­сы­ва­ли новые зем­ли. В этот про­цесс вско­ре вклю­чи­лись мате­ма­ти­ки, затем ана­то­мы, бота­ни­ки, аст­ро­но­мы, физи­ки и хими­ки. Все они поль­зо­ва­лись пре­иму­ще­ства­ми печат­но­го стан­ка, кото­рый сде­лал воз­мож­ным точ­ное и мас­со­вое вос­про­из­ве­де­ние тек­стов и гра­фи­ки. «Резуль­та­том ста­ло воз­ник­но­ве­ние интел­лек­ту­аль­ной куль­ту­ры ново­го типа: инно­ва­тив­ной, кри­ти­че­ской и кон­ку­рент­ной, но в то же вре­мя ста­вя­щей во гла­ву угла точ­ность и досто­вер­ность» (стр. 107). Эта куль­ту­ра и лег­ла в осно­ву науч­ной дея­тель­но­сти.

Вели­кие гео­гра­фи­че­ские откры­тия кон­ца XV — нача­ла XVI сто­ле­тий возы­ме­ли и еще одно важ­ней­шее послед­ствие. Копер­ник уже в нача­ле сво­е­го пере­смот­ра систе­мы Пто­ле­мея (кон­крет­но, не поз­же 1514 года) счи­тал Зем­лю дви­жу­щим­ся в пусто­те твер­дым шаром, на поверх­но­сти кото­ро­го суша пере­ме­жа­ет­ся с моря­ми и оке­а­на­ми. Эта точ­ка зре­ния тогда была весь­ма нова­тор­ской и раз­де­ля­лась дале­ко не все­ми. Напри­мер, еще в XV сто­ле­тии Зем­ля виде­лась как шар, пла­ва­ю­щий по поверх­но­сти водя­но­го шара боль­ше­го ради­у­са. Оби­та­е­мая суша высту­па­ет над этой поверх­но­стью напо­до­бие круг­ло­го ост­ро­ва, чья фор­ма при­бли­жа­ет­ся к полу­сфе­ре, но ни в коем слу­чае не может быть сфе­рой.

Такая «модель» Зем­ли в тече­ние сто­ле­тий в общем согла­со­вы­ва­лась с тогдаш­ни­ми гео­гра­фи­че­ски­ми пред­став­ле­ни­я­ми. Она всту­пи­ла с ними в реаль­ное про­ти­во­ре­чие толь­ко после того, как Аме­ри­го Вес­пуч­чи совер­шил пла­ва­нье к бере­гам Бра­зи­лии, уйдя к югу от эква­то­ра на 50° по широ­те. Опи­са­ние это­го путе­ше­ствия ста­ло извест­но в Евро­пе после пуб­ли­ка­ции в 1503 году пись­ма Вес­пуч­чи Mundus novus, кото­рое все­го за четы­ре года выдер­жа­ло 29 изда­ний. На его осно­ве кар­то­гра­фы Мар­тин Вальд­си­мюл­лер и Мат­ти­ус Ринг­манн начер­ти­ли новые кар­ты, в кото­рых зем­ная поверх­ность выгля­дит как поверх­ность пол­ной сфе­ры (на издан­ной в 1507 году кар­те Вальд­си­мюл­ле­ра откры­тая Колум­бом заат­лан­ти­че­ская зем­ля впер­вые пред­став­ле­на в каче­стве кон­ти­нен­та и назва­на Аме­ри­кой). Копер­ник был зна­ком с этой кон­цеп­ци­ей и опи­рал­ся на нее в сво­их раз­мыш­ле­ни­ях. Так что новая гео­гра­фия в дан­ном слу­чае ста­ла пред­по­сыл­кой к рож­де­нию новой аст­ро­но­мии. Как пишет Вут­тон, «без Вес­пуч­чи не состо­ял­ся бы копер­ни­ка­низм» (стр. 143).

Науч­ная Рево­лю­ция была так­же под­го­тов­ле­на и новым пони­ма­ни­ем воз­мож­но­стей и задач мате­ма­ти­ки. Еще в сере­дине XV сто­ле­тия вели­кий ита­льян­ский архи­тек­тор и иссле­до­ва­тель искус­ства Леон Бат­ти­ста Аль­бер­ти не толь­ко постро­ил гео­мет­ри­че­скую тео­рию пер­спек­ти­вы, но и про­воз­гла­сил пер­во­сте­пен­ную роль мате­ма­ти­ки в каче­стве фун­да­мен­та как искус­ства, так и нау­ки. Вско­ре мате­ма­ти­ку ста­ли осва­и­вать кар­то­гра­фы, зем­ле­ме­ры, инже­не­ры, финан­си­сты и, есте­ствен­но, аст­ро­но­мы. Они про­ло­жи­ли путь к воз­ник­но­ве­нию всё более силь­но мате­ма­ти­зи­ру­ю­щей­ся физи­ки, кото­рое при­хо­дит­ся уже на XVII сто­ле­тие.

Галилей и фазы Венеры

Вут­тон на про­тя­же­нии всей кни­ги обра­ща­ет­ся к опи­са­нию и ана­ли­зу раз­лич­ных откры­тий, и это есте­ствен­но. Соглас­но его кон­цеп­ции, при­зна­ние само­цен­но­сти новых зна­ний, полу­чен­ных на осно­ве наблю­де­ний и экс­пе­ри­мен­тов, ста­ло кра­е­уголь­ным кам­нем кол­лек­тив­ной пси­хо­ло­гии зарож­да­ю­щих­ся науч­ных сооб­ществ. Напри­мер, он деталь­но рас­смат­ри­ва­ет теле­ско­пи­че­ские наблю­де­ния Вене­ры, выпол­нен­ные Гали­ле­ем с лета до зимы 1610 года. В июне пла­не­та каза­лась свет­лым дис­ком, одна­ко к октяб­рю поло­ви­на дис­ка ока­за­лась затем­нен­ной, а к кон­цу года от Вене­ры остал­ся толь­ко тон­кий серп, напо­ми­на­ю­щий серп Луны вбли­зи ново­лу­ния. Гали­лей пре­крас­но пони­мал, что такие фазы Вене­ры попро­сту не име­ли прав на суще­ство­ва­ние в кос­мо­го­нии Пто­ле­мея, но есте­ствен­но объ­яс­ня­лись гелио­цен­три­че­ской тео­ри­ей. В пто­ле­ме­ев­ской моде­ли орби­та Вене­ры либо нахо­дит­ся внут­ри сол­неч­ной орби­ты, либо про­ле­га­ет вне ее, при­чем тогдаш­ние наблю­де­ния не поз­во­ля­ли сде­лать одно­знач­ный выбор меж­ду эти­ми вари­ан­та­ми. В пер­вом слу­чае свет­лая часть вене­ри­ан­ско­го дис­ка не может пре­вы­шать его поло­ви­ны, а во вто­ром диск дол­жен всё вре­мя оста­вать­ся почти пол­но­стью осве­щен­ным. В систе­ме Копер­ни­ка, напро­тив, орби­та Вене­ры лежит внут­ри зем­ной орби­ты, так что ее диск может быть и пол­но­стью осве­щен­ным, и пол­но­стью затем­нен­ным, подоб­но дис­ку Луны. Имен­но такую сме­ну фаз и наблю­дал Гали­лей, о чем он в декаб­ре сооб­щил Кепле­ру и про­фес­со­ру рим­ской ака­де­мии орде­на иезу­и­тов Collegio Romano извест­но­му аст­ро­но­му и одно­му из созда­те­лей гри­го­ри­ан­ско­го кален­да­ря Кри­сто­фе­ру Кла­ви­у­су. После того как эти наблю­де­ния в мае 1611 года под­твер­дил кол­ле­га Кла­ви­у­са Одо ван Маэл­кот, «уже ни один ком­пе­тент­ный аст­ро­ном не мог защи­щать систе­му Пто­ле­мея» (стр. 226). Как под­чер­ки­ва­ет Вут­тон, такая реак­ция аст­ро­но­ми­че­ско­го сооб­ще­ства очень нагляд­но пока­зы­ва­ет, как дале­ко успе­ла зай­ти Науч­ная Рево­лю­ция.

Ана­лиз откры­тия фаз Вене­ры поз­во­ля­ет Вут­то­ну отыг­рать важ­ную пози­цию в спо­ре со сто­рон­ни­ка­ми реля­ти­вист­ской исто­рио­гра­фии нау­ки и, в част­но­сти, с Тома­сом Куном. Все они счи­та­ют науч­ное зна­ние пред­ме­том веры тех или иных сооб­ществ, заня­тых его про­из­вод­ством. Отсю­да почти авто­ма­ти­че­ски сле­ду­ет, что носи­те­ли раз­ных «сим­во­лов» науч­ных веро­ва­ний (по Куну, сто­рон­ни­ки аль­тер­на­тив­ных пара­дигм) име­ют мало шан­сов достичь кон­сен­су­са. Поэто­му сме­на пара­дигм сопря­же­на с кон­флик­та­ми внут­ри науч­но­го сооб­ще­ства, кото­рые Кун назы­ва­ет науч­ны­ми рево­лю­ци­я­ми. Как пишет Вут­тон, «после кунов­ской „Струк­ту­ры науч­ных рево­лю­ций“ исто­ри­ки нау­ки фоку­си­ро­ва­лись на изу­че­нии внут­ри­на­уч­ных спо­ров; эта тен­ден­ция выте­ка­ла из пред­по­ло­же­ния, что такие спо­ры с неиз­беж­но­стью порож­да­ют­ся каж­дым круп­ным науч­ным откры­ти­ем и что заме­на науч­ной тео­рии кон­ку­ри­ру­ю­щей кон­цеп­ци­ей ни в коей слу­чае не явля­ет­ся неиз­беж­ной» (стр. 246). Одна­ко откры­тие фаз Вене­ры ока­за­лось имен­но что неиз­беж­ным послед­стви­ем изоб­ре­те­ния теле­ско­па. Бла­го­да­ря это­му откры­тию аст­ро­но­ми­че­ское сооб­ще­ство без задерж­ки, прак­ти­че­ски цели­ком и без осо­бых дис­кус­сий отка­за­лось от тео­рии Пто­ле­мея. Как под­чер­ки­ва­ет Вут­тон, такие ситу­а­ции вполне типич­ны. Это озна­ча­ет, что в про­ти­во­вес реля­ти­вист­ской идео­ло­гии в исто­рио­гра­фии нау­ки опыт может быть (и, как пра­ви­ло, слу­жит!) реша­ю­щим фак­то­ром про­грес­си­ру­ю­щей эво­лю­ции нау­ки.

Рычаги Научной Революции

Вут­тон рас­смат­ри­ва­ет и дру­гие интел­лек­ту­аль­ные инстру­мен­ты Науч­ной Рево­лю­ции. Так, он подроб­но опи­сы­ва­ет про­цес­сы, в ходе кото­рых инкуль­ту­ра­ли­за­ция и инсти­ту­ци­о­на­ли­за­ция кон­цеп­ции откры­тия при­ве­ли к появ­ле­нию и закреп­ле­нию идеи фак­ти­че­ской опи­са­ния как адек­ват­но­го язы­ко­во­го пред­став­ле­ния новой инфор­ма­ции. Ока­зы­ва­ет­ся, поня­тие фак­та в его совре­мен­ном зна­че­нии вошло в латынь, фран­цуз­ский и ита­льян­ский язы­ки толь­ко в XVI сто­ле­тии, а в англий­ском закре­пи­лось лишь к сере­дине XVII века. Эта инно­ва­ция отра­зи­лась и в офи­ци­аль­ном лозун­ге осно­ван­но­го в 1660 году Лон­дон­ско­го Коро­лев­ско­го обще­ства (пол­ное назва­ние с 1663 года — The Royal Society of London for Improving Natural Knowledge). Оно с само­го нача­ла ста­ви­ло сво­ей целью полу­че­ние фак­ти­че­ских зна­ний о при­ро­де, что отра­зи­лось и в его лозун­ге Nullius un verba — не при­ни­мать ничьих слов на веру. Огром­ную роль в рас­про­стра­не­нии фак­тов опять-таки сыг­ра­ли печат­ные кни­ги, а потом и жур­на­лы, кото­рые ста­ли печа­тать­ся с 1665 года.

Эванджелиста Торричелли

Эван­дже­ли­ста Тор­ри­чел­ли

Дру­гой важ­ней­ший инстру­мент Науч­ной Рево­лю­ции — это экс­пе­ри­мент. Вут­тон иллю­стри­ру­ет этот вывод на при­ме­ре ртут­но­го баро­мет­ра, кото­рый в 1643 году изоб­рел уче­ник Гали­лея Эван­дже­ли­ста Тор­ри­чел­ли. Баро­метр стал пер­вым в исто­рии физи­ки при­бо­ром, кото­рый сде­лал­ся стан­дарт­ным инстру­мен­том вели­ко­го мно­же­ства экс­пе­ри­мен­тов. С 1643 года по нача­ло 1660-х годов его исполь­зо­ва­ли никак не менее сот­ни есте­ство­ис­пы­та­те­лей в раз­ных стра­нах Евро­пы, «став­ших пер­вым гео­гра­фи­че­ски рас­пре­де­лен­ным сооб­ще­ством уче­ных-экс­пе­ри­мен­та­то­ров» (стр. 340). В част­но­сти, с помо­щью моди­фи­ци­ро­ван­ных ртут­ных баро­мет­ров был открыт пер­вый закон иде­аль­но­го газа, кото­рый не совсем спра­вед­ли­во назы­ва­ют зако­ном Бой­ля. Эта нефор­маль­ная сеть после­до­ва­те­лей Тор­ри­чел­ли, про­дол­жа­ет Вут­тон, зна­ме­ну­ет нача­ло инсти­ту­ци­о­на­ли­за­ции нау­ки как кол­лек­тив­ной дея­тель­но­сти, кото­рая ста­ла важ­ней­шим ком­по­нен­том Науч­ной Рево­лю­ции.

Вут­тон рас­смат­ри­ва­ет исто­рию еще несколь­ких интел­лек­ту­аль­ных инстру­мен­тов Науч­ной Рево­лю­ции — гипо­те­зы, тео­рии, зако­на при­ро­ды, кор­пус­ку­ляр­ной фило­со­фии, опыт­ных дан­ных. Все они были осво­е­ны в ходе прак­ти­ки иссле­до­ва­тель­ских сооб­ществ в тече­ние XVII века и опять-таки ста­ли важ­ней­ши­ми состав­ля­ю­щи­ми про­цес­са, кото­рый Вут­тон назы­ва­ет изоб­ре­те­ни­ем нау­ки. Он так­же про­сле­жи­ва­ет свя­зи меж­ду баро­мет­ри­че­ски­ми экс­пе­ри­мен­та­ми и изоб­ре­те­ни­ем пер­вых паро­вых машин, про­тя­ги­вая нить от Науч­ной Рево­лю­ции XVII сто­ле­тия к Про­мыш­лен­ной Рево­лю­ции XVIII века. Одна­ко все­го не пере­ска­жешь, поэто­му огра­ни­чусь заклю­чи­тель­ной цита­той: «Наша жизнь бук­валь­но про­ни­за­на послед­стви­я­ми изоб­ре­те­ния нау­ки, и, ско­рее все­го, так будет и в даль­ней­шем. Одна­ко мы не про­сто поль­зу­ем­ся тех­но­ло­ги­че­ски­ми бла­га­ми, кото­ры­ми ей обя­за­ны. Совре­мен­ное науч­ное мыш­ле­ние настоль­ко вошло в нашу куль­ту­ру, что сей­час очень труд­но пред­ста­вить, как наши пред­ки жили в мире, где не было воз­мож­но­сти гово­рить о фак­тах, гипо­те­зах и тео­ри­ях, где зна­ние не осно­вы­ва­лось на опыт­ных дан­ных и где при­ро­да не име­ла зако­нов. Науч­ная Рево­лю­ция для нас ста­ла почти неви­ди­мой имен­но пото­му, что ока­за­лась фан­та­сти­че­ски успеш­ной» (стр. 571). И этот урок не сто­ит забы­вать.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

14 комментариев

  • Юрий Кирпичев:

    «Аме­ри­го Вес­пуч­чи совер­шил пла­ва­нье к бере­гам Бра­зи­лии, уйдя к югу от эква­то­ра на 50° по широ­те» – это не вполне науч­но. Что бы это мог­ло зна­чить?

  • Михаил Фёдоров Фейсбук:

    Очень стран­ный автор поло­жен в осно­ву ста­тьи. Как буд­то этот Вут­тон, некий супер авто­ри­тет. Хотя его под­ход к исто­рии нау­ки абсо­лют­но анти­на­учен и нару­ша­ет мето­до­ло­гию нау­ки. А исто­рия нау­ки – тоже наука.Произволен выбор суще­ствен­ных фак­то­ров лежа­щих в осно­ве эво­лю­ции (а не рево­лю­ции) позна­ния. Пер­вым шагом было обоб­ще­ние зна­ний об исполь­зо­ва­нии 2-й сиг­наль­ной систе­мы при воз­дей­ствии на чело­ве­ка и исполь­зо­ва­нии «сло­ва» для фор­ми­ро­ва­ния его сте­рео­ти­пов мыш­ле­ния и пове­де­ния. При­чем доми­ни­ру­ю­щи­ми ста­ли иезу­ит­ские мето­ди­ки зом­би­ро­ва­ния. В этом суть уче­ния под назва­ни­ем тео­ло­гия. И это уче­ние гос­под­ству­ет более 2-х тыс. лет. Какие же суще­ствен­ные фак­то­ры при­ве­ли к про­ры­ву этой тео­ло­ги­че­ской бло­ка­ды чело­ве­че­ско­го мыш­ле­ния? Эво­лю­ция ору­жия, море­пла­ва­ние, тор­гов­ля. Они дава­ли обмен зна­ни­я­ми, при­во­зи­ли араб­ские пере­во­ды антич­ной нау­ки + пере­се­ле­ние евре­ев из Кон­стан­ти­но­по­ля, захва­чен­но­го осма­на­ми. Они тыся­че­ле­ти­я­ми куль­ти­ви­ру­ют зна­ния и так­же при­вез­ли антич­ную нау­ку. Это поро­ди­ло инте­рес к зна­ни­ям и экс­пе­ри­мен­таль­ной про­вер­ке уче­ний Ари­сто­те­ля.

    • Михаил:

      Вам не кажет­ся, что не вполне науч­но (и уж совсем не в духе ста­тьи) кри­ти­ко­вать тем, что » Как буд­то этот Вут­тон, некий супер авто­ри­тет». Пред­по­чти­тель­нее бы не мне­ния и ссыл­ки авто­ри­те­ты, а ссыл­ки на систе­мы фак­тов (не берусь утвер­ждать, что на «оди­ноч­ный факт» – «факт» почти все­гда явля­ет­ся сово­куп­но­стью мно­же­ства интер­пре­та­ций). Систе­ма фак­тов уже доста­точ­но креп­кое осно­ва­ние, хотя, воз­мож­но, каж­дый отдель­ный «факт» мож­но и поста­вить под сомне­ние.

      • Михаил Фёдоров Фейсбук:

        А вам не кажет­ся, что вброс такой ста­тьи – 100% идео­ло­ги­че­ская дивер­сия направ­лен­ная на дис­кре­ди­та­цию нау­ки. Уни­что­жи­ли РАН, обра­зо­ва­ние, ср. шко­лу, теперь добьем зачат­ки этих зна­ний в РФ фило­соф­ски­ми сказ­ка­ми.

        • Михаил:

          Нет, не думаю. Мне кажет­ся «кон­спи­ра­тив­ный заго­вор­че­ский» ком­по­нент в жиз­ни МНОГО мень­ше, чем ему часто при­пи­сы­ва­ет­ся. А фило­соф­ская трак­тов­ка – осо­бен­но новая – почти все­гда полез­на

          • Михаил Фёдоров Фейсбук:

            Что вы име­е­те вви­ду под тер­ми­ном «фило­соф­ская трак­тов­ка»? У насто­я­щей фило­со­фии (кото­рой в РФ – нет!) есть необ­хо­ди­мое и доста­точ­ное усло­вия. Н.У. – созда­ет­ся на пере­до­вых рубе­жах совр. нау­ки. Д.У. – У тако­го уче­но­го долж­на быть склон­ность к обоб­ще­нию резуль­та­тов иссле­до­ва­ний на язы­ке доступ­ном обыч­ным людям. Вся осталь­ная псев­до-фило­со­фия = тео­ло­гии, т.е. идео­ло­ги­че­ская про­сти­тут­ка от нау­ки.

  • Михаил:

    До «изоб­ре­те­ния нау­ки» и после­до­вав­шей Науч­но-тех­но­ло­ги­че­ской Рево­лю­ции вза­и­мо­дей­ствие циви­ли­за­ции и окру­жа­ю­щей сре­ды, по сути, отве­ча­ло моде­ли «хищ­ник-зай­цы». Циви­ли­за­ция бра­ла от при­ро­ды ресур­сы, посте­пен­но под­ры­ва­ла свою при­род­ную базу и всту­па­ла в кри­зис. После этой рево­лю­ции вза­и­мо­дей­ствие пошло по моде­ли «супер­хищ­ник» – откры­лась воз­мож­ность заме­ны израс­хо­до­ван­но­го ресур­са новым (при­мер: Евро­па пере­шла от дре­вес­но­го угля к камен­но­му, а потом к неф­ти-газу до того как раз­ра­зил­ся кри­зис обез­ле­се­ния Евро­пы). За счет это­го, с нача­ла Рево­лю­ции пара­мет­ры чело­ве­че­ско­го обще­ства – чис­лен­ность, потреб­ле­ние энер­гии, иные – нарас­та­ли лави­но­об­раз­но (быст­рее экс­по­нен­ты). Толь­ко послед­ние деся­ти­ле­тия такой закон роста стал изме­нять­ся (замед­лять­ся)

    • Михаил Фёдоров Фейсбук:

      Ваша модель, все же, Эво­лю­ции позна­ния ( А не рэво­лу­ции. Вооб­ще это агрес­сив­ное сло­во, раз­ру­ши­тель­но дей­ству­ю­щее на чело­ве­ка на под­со­зна­тель­ном уровне) более удач­на, чем Вут­то­на. У него все «высо­са­но из паль­ца».

  • Михаил:

    Забав­но, пожа­луй, пере­бор … «сей­час очень труд­но пред­ста­вить, как наши пред­ки жили в мире, где не было воз­мож­но­сти гово­рить о фак­тах, гипо­те­зах и тео­ри­ях, где зна­ние не осно­вы­ва­лось на опыт­ных дан­ных и где при­ро­да не име­ла зако­нов.» Раз­ве вся обще­ствен­но-поли­ти­че­ская жизнь (напри­мер, в нашей стране) не явля­ет­ся «стро­го анти­на­уч­ной»? Кто гово­рит о фак­тах? – все толь­ко об интер­пре­та­ци­ях и авто­ри­тет­ных мне­ни­ях. Какие там «зако­ны при­ро­ды» … а вся нетра­ди­ци­он­ная нау­ка раз­ве не постро­е­на на твер­дой вере в отсут­ствии таких зако­нов, что мож­но пред­по­ло­жить, «что левая нога поже­ла­ет»??

    • Михаил Фёдоров Фейсбук:

      Вы очень хоро­шо под­ме­ти­ли осо­бен­ность наших обще­ствен­ных «наук». (Их цель – изоб­ре­те­ние нау­ко­об­раз­ных тер­ми­нов скры­ва­ю­щих отсут­ствие содер­жа­ния+ мне­ния запад­ных уче­ных) Все это след­ствие зави­си­мо­сти этих наук от монар­хи­че­ско­го мне­ния пра­ви­те­ля, или пра­вя­щей эли­ты. Т.е. игно­ри­ро­ва­ния науч­но­го мето­да, а без него, нет нау­ки. ТАкие рас­суж­де­ния ста­но­вят­ся есте­ствен­ным при­ло­же­ни­ем тео­ло­гии, т.е. зом­би­ро­ва­ние науч­ной гума­ни­тар­ной части обще­ства.

  • Виктор Сорокин:

    Конеч­но, судить о кни­ге по изло­же­нию… не ска­жу, что не вполне кор­рект­но, но при таком суж­де­нии невоз­мож­но оце­нить, насколь­ко автор обос­но­вы­ва­ет свои выво­ды.
    При­дёт­ся ждать (и наде­ять­ся) рус­ско­го изда­ния.

    Но вот про­скольз­нув­шая в изло­же­нии идея «откры­тия откры­тия» – оч-чень инте­рес­на.
    По изло­же­нию кни­ги, повто­ряю, мно­го не ска­жешь, и, судя по изло­же­нию, лег­ко оши­бить­ся. Но если до како­го-то вре­ме­ни учё­ные Евро­пы исхо­ди­ли, осо­знан­но или не, из того, что всё в мире, гру­бо гово­ря, извест­но, и зада­ча нау­ки – про­сто пра­виль­но это извест­ное рас­по­ло­жить и опи­сать, то появ­ле­ние пред­став­ле­ния о том, что извест­но НЕ ВСЁ, и рас­про­стра­не­ние идеи, что, с одной сто­ро­ны, воз­мож­но узнавание/​открытие чего-то, ранее не видан­но­го-слы­хан­но­го, но, с дру­гой сто­ро­ны, это новое долж­но быть увя­зан со ста­рым, в общую систе­му зако­нов (что может потре­бо­вать изме­не­ния взгля­да на ста­рое) – дей­стви­тель­но, рево­лю­ция.

    • Михаил Фёдоров Фейсбук:

      Идея, что не все в мире нау­ки осо­зна­но и извест­но, дей­стви­тель­но раци­о­наль­на. Дело в том, что не до кон­ца осо­зна­на суть уче­ния под назва­ни­ем Тео­ло­гия. Цель это­го уче­ния – созда­вать чело­ве­ка. Мето­до­ло­гия – гума­ни­тар­ные мето­ди­ки (вклю­чая все виды искус­ства). Основ­ная фор­му­ла – «сло­во» дей­ству­ю­щее на чув­ства. Резуль­тат – сте­рео­ти­пы мыш­ле­ния и пове­де­ния. Эта мето­до­ло­гия, огра­ни­че­на свер­ху, – зом­би­ро­ва­ни­ем, как поло­жи­тель­ным, так и иезу­ит­ским. Дру­го­го резуль­та­та быть не может. Это на 100% устра­и­ва­ет монар­хию и цер­ковь, но из этой идил­лии, выпа­да­ет эво­лю­ция общества.Наука дает: науч­но-поня­тий­ный и мате­ма­ти­че­ский язы­ки + науч­ный метод (Н.М.) т.е. кри­те­рий полу­че­ния досто­вер­ных зна­ний о При­ро­де и Обществе.Причем имен­но зна­ний, а не мне­ний неко­то­рых «авто­ри­те­тов». Не слу­чай­но. обще­ствен­ны­ми «науками«в ССоюзе,Н.М.был про­игно­ри­ро­ван на 100% и не упо­ми­нал­ся даже при изу­че­нии физики.Последствия этой дивер­сии, мы ощу­ща­ем и сего­дня. Т.е. рез­ко сто­ит вопрос – зало­жить в осно­ву обще­ствен­ных наук Н.М., а не обсуж­де­ние мнений.Но тео­ло­гия послу­жи­ла иде­ей для выбо­ра новой. в то вре­мя, точ­ки нача­ла отсче­та вре­ме­ни. Сего­дня, объ­ем науч­ных зна­ний достиг уров­ня поз­во­ля­ю­ще­го гово­рить, что чело­век дей­стви­тель­но стал подо­бен Все­выш­не­му и спо­со­бен пони­мать и исполь­зо­вать мно­гие его тво­ре­ния, т.е. 3-е тыся­че­ле­тие долж­но эво­лю­ци­о­ни­ро­вать на осно­ве новой «Биб­лии»= совр. фунд. науч­ным зна­ни­ям. Есте­ствен­но это весь­ма бес­по­ко­ит тео­ло­гов и фило­со­фов.

  • Михаил Фёдоров Фейсбук:

    P.S. Вооб­ще, мен­та­ли­тет Рос­сий­ской эли­ты, во мно­гом зало­жи­ла Ека­те­ри­на 2, начав куль­ти­ви­ро­вать в све­те, так назы­ва­е­мые, «изящ­ные искус­ства». В резуль­та­те, М. В. Ломо­но­сов, в гла­зах это­го «све­та» был при­двор­ным бор­за­пис­цем (соч. «оды») и шутом устра­и­ва­ю­щим фей­ер­вер­ки, а не выда­ю­щим­ся рус­ским уче­ным.

  • presnja:

    про­тив весь­ма мод­ной реля­ти­вист­ской идео­ло­гии в исто­рии и социо­ло­гии нау­ки. … Из этих уста­но­вок выте­ка­ет стрем­ле­ние счи­тать науч­ные тео­рии пред­ме­том веры тех или иных сооб­ществ, а вовсе не более или менее адек­ват­ным отра­же­ни­ем этих зако­нов. Соглас­но этой логи­ке при­ем или откло­не­ние науч­ных гипо­тез и тео­рий мало зави­сит от их свя­зи с объ­ек­тив­ной реаль­но­стью и опре­де­ля­ет­ся преж­де все­го соци­аль­ным ста­ту­сом и вли­я­ни­ем их защит­ни­ков. Все эти уста­нов­ки, под­чер­ки­ва­ет Вут­тон, ока­зы­ва­ют­ся чисто умо­зри­тель­ны­ми изыс­ка­ми неко­то­рых уни­вер­си­тет­ских школ (в част­но­сти, если гово­рить о Вели­ко­бри­та­нии, — социо­ло­гов из Эдин­бург­ско­го и Бат­ско­го уни­вер­си­те­тов) и не име­ют отно­ше­ния к под­лин­ной исто­рии науки…Вуттон видит в Науч­ной Рево­лю­ции дли­тель­ный и мно­го­пла­но­вый, но в целом еди­ный про­цесс »
    Очень хоро­шо. Оздо­ров­ле­ние исто­рии и мето­до­ло­гии нау­ки через выра­бот­ку адек­ват­ной кон­цеп­ции Науч­ной Рево­лю­ции. В про­ти­во­вес Куну и кунов­щине с фей­е­ра­бен­да­ми имя им леги­он, а впо­след­ствии эдин­бург­ской шко­лы социо­ло­гии нау­ки
    Туда им и доро­га. Хва­тит.
    На рус­ском по схо­жей тра­ек­то­рии с авто­ром в послед­ние годы есть три корот­кие рабо­ты в ж-ле «Кре­до» его главре­да Ива­нен­ко­ва на сай­те интелрос, пер­вая по Кой­ре, вто­рая по Куну, тре­тья 2015 -по Пан­не­ку­ку и диа­ма­ту

    Вооб­ще все вме­сте – это про­сто воз­врат на новой осно­ве к здо­ро­вой позд­не­со­вест­кой линии насчет 1. Копер­ни­ка 2.концепции науч­ной рево­лю­ции и 3. кар­ти­ны мира, в про­ти­во­вес (позд­ней) кунов­щинне и фей­е­ра­бен­дов­щине и нарас­тав­ше­му гос­под­ству этой все­лен­ской сма­зи. (Если что – я аст­ро­ном по спе­ци­аль­но­сти с дооп.философ. обра­зо­ва­ни­ем)

    А рецен­зи­ру­е­мая кни­га Wootton есть на либ­гене. Еще туда мож­но схо­дить за недав­ней мощ­ной кни­гой исто­ри­ка нау­ки Уэс­т­ме­на (итог 40 лет­них иссле­до­ва­ний) «Копер­ни­ков­ский вопрос» 2012, вызвав­шей уже силь­ный резо­нанс и деба­ты. Там мощ­но под­клю­ча­ет­ся еще один регистр гене­зи­са нау­ки 16в, и ран­ний этап ее назван Науч­ным Ренес­сан­сом (как раз Копер­ник с это­го пошел, с кри­ти­ки аст­ро­ло­гии в т.ч.)

    Спа­си­бо за рецен­зию полез­ной и совре­мен­ной кни­ги!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com