- Троицкий вариант — Наука - http://trv-science.ru -

I have a dream…

Рис. М. Смагина

Рис. М. Смагина

С приходом весны, накануне очередного дня рождения нашей газеты, который всё прогрессивное человечество отмечает 1 апреля, мы попросили наших авторов рассказать, о чем они мечтают.

Нина БрагинскаяНина Брагинская, антиковед, переводчик, гл. науч. сотр. Института высших гуманитарных исследований, профессор Института восточных культур и античности РГГУ:

Мои мечты стандартны. Я мечтаю о том, чтобы ученики горели, чтобы ради них хотелось пройти меж Сциллой и Харибдой и превзойти себя. Чтобы каждый второй из одаренных не был психически болен. Я мечтаю об интересных собеседниках. О том, чтобы критику не считали проявлением дурного характера или личной ненависти. Я мечтаю о критике себя — если, конечно, после прочтения, а не до.

Я мечтаю о вопросах после доклада. За всю жизнь вопросов, которые подвигли бы к новым мыслям и повернули что-то, было не больше пяти. Я их все помню. Я мечтаю, чтобы начальство куда-нибудь улетело и перестало мешать работать. Еще о пенсии, при которой я могла бы заниматься наукой, не тратя время на созерцание их рож и выслушивание их гнусного вранья.

Я мечтаю учиться. Было бы здорово сделаться снова студенткой и иметь в запасе еще одну жизнь, чтобы выучиться наконец как следует. Я хочу — не мечтаю, а хочу, но это мечта, потому что не успею, — написать шесть своих книг и сложить восемь книг по результатам наших семинаров. Я мечтаю найти переводчиков для научных книг Фрейденберг раньше, чем ее первой большой работе исполнится сто лет. Я мечтаю издать ее мемуары и не услышать того, что потом начнется. Я мечтаю о свободе моей родины. Об этом -больше всего.

Да, еще забыла: я мечтаю устроить года на два семинар разных специальностей по сюжету «Принца Гамлета». От мифологических начал, через литературных предшественников до Шекспира. Лет тридцать уже мечтаю….

Лев ЗелёныйЛев Зелёный, академик РАН, директор Института космических исследований РАН:

Я сейчас на Байконуре. До запуска ракеты с космическим аппаратом «Экзо-Марс» осталось 10 часов. Мечтаю, чтобы все запущенные по этой программе аппараты улетели и нашли что-то новое. Ведь ни много ни мало «ЭкзоМарс» летит искать следы прошлой или настоящей биологической жизни на Марсе. И вообще мечтаю, чтобы российская наука в целом, и в частности космическая, вышла из унылого состояния, в которую ее ввергают кризисы и реформы. Я еще помню это ощущение гордости за то, что было сделано в стране 30 лет назад. После пролета «Веги» вблизи кометы Галлея очень хочется снова испытать это чувство. Поздравляю ТрВ с юбилеем.

Михаил Кацнельсон

Михаил Кацнельсон,
физик, профессор теории конденсированного состояния Университета Радбауда (Нидерланды), член Нидерландской Королевской академии наук и Европейской академии:

В моем возрасте люди меньше мечтают. Если чему-то и учишься за жизнь, то это принимать мир более-менее таким, как он есть, и понимать ограниченность своих возможностей. Кое-что, тем не менее, получается, и, конечно, хочется, чтобы и впредь что-то интересное и важное получалось.

Мне бы хотелось добиться реального прогресса хотя бы по одному из научных направлений, которые сейчас интересуют. Наиболее трудной кажется проблема возникновения паттернов (сложных структур) в физико-химических системах, больше всего хотелось бы достичь более-менее глубокого понимания именно этой проблемы. К тому же сейчас у меня сравнительно большая группа, работаю со многими молодыми людьми, буду очень рад, если из них выйдет толк и они при этом будут иметь возможность заниматься наукой в свое удовольствие и в меру своих возможностей.

Что касается глобальных мечтаний — тут сложнее. Несколько лет назад поздравлял одного из своих друзей с очередной большой наградой и вежливо сказал: «Наверное, приятно знать, что твой вклад в науку останется навсегда». На что он ответил: «О чем Вы говорите, какое „навсегда“, совсем скоро это всё закончится». Под «это всё» подразумевались наука, культура, цивилизация…

Меня тоже крайне беспокоит всеобщее одичание, дебилизация, охватывающая в том числе и людей, которые, предположительно, должны быть защищены талантом, образованием и т.п. Нет, не защищает. Ощущение перехода, даже обвала, в какой-то совершенно новый мир (точнее, хорошо забытый старый), который, думаю, мне очень не понравится.

А мечтаю… Мечтаю в этом ошибиться. Может, еще какое-то время можно будет нам всем поколупаться в интересном и важном. Оснований для такой надежды немного, но невозможное человекам возможно Богу.

Лев КлейнЛев Клейн, историк, археолог:

Мне близко к 90 годам. Мечтаю дожить до времени, когда в России сменятся приоритеты государства, и наука с образованием вознесутся на верхний уровень, когда Россия вернется в семью европейских народов, а русская наука станет заметной частью мировой науки.

Конечно, для этого нужна радикальная смена внешней политики с ее изоляционизмом и авантюризмом. Но чтобы была база для более достойной внешней политики, в свою очередь, нужна перестройка всего хозяйства с выделением на первый план эффективности производства и благоденствия населения. А для этого требуется не только смена руководства, но и отрезвление (во всех смыслах) всего народа.

А пока в настроениях господствуют имперские амбиции при резко ослабевшей материальной базе для строительства империи, опьянение частными успехами и шапкозакидательство. Нет уже ни огромной страны, ни могучей промышленности, ни пространного кольца союзников.

Все империи гибнут. Только одни империи гибнут, оставляя в центре замечательный народ, становящийся одним из ведущих в мире или, по крайней мере, заметный и преуспевающий, — так ушли в прошлое Британская, Французская, Испанская, Португальская, Османская империи, да и древние римляне, персы.

Другие империи, основанные на ярости, заносчивости и упрямстве, рухнули с полным уничтожением возглавлявшего их народа — как ассирийцы, вавилоняне. Третьи — с выживанием жалких остатков (как копты, оставшиеся от великого Египетского государства). Хотелось бы, чтобы наша империя в процессе своей гибели, который проходит на глазах наших двух-трех поколений, не потянула за собой саму Россию. Выбор судьбы во многом зависит от мудрости и человечности народа, которому довелось возглавлять империю.

Игорь ПшеничновИгорь Пшеничнов, вед. науч. сотр. Института ядерных исследований РАН:

Мои мечты как гражданина и ученого тесно взаимосвязаны. К моему огромному сожалению, наше общество всё больше пропитывается злобой и агрессией, нетерпимостью к иному мнению, профессиональной некомпетентностью на разных уровнях и во многих сферах нашей жизни. Ложь, лицемерие и обман стали привычными и обыденными. Абсолютно не заботясь о потере собственной репутации, из телевизора врут журналисты, политические деятели и чиновники; врачи без угрызений совести описывают в медицинских карточках осмотры пациентов, которые они не проводили. Благодаря Диссернету все узнали, что заметная часть кандидатских и докторских диссертаций была просто перекроена из чужих текстов и не имеет никакой научной ценности. Всё это делается для создания какого-то дутого величия, мнимого престижа или просто ради получения денег. А ведь еще Лев Николаевич Толстой писал, что нет величия там, где нет простоты, добра и правды. Поэтому я мечтаю о том, что наше общество наконец найдет в себе силы соскрести с себя гниль лжи и плесень злобы, закончит искать везде врагов, вымоет с мылом руки, помирится с соседями и займется обустройством жизни внутри нашей страны, а не где-нибудь там в Африке.

Пользуясь случаем, желаю нашей замечательной газете «Троицкий вариант — Наука», которая для меня сейчас как фонарик в потемках, успешно двигаться дальше, к своему четырехсотому номеру, попутно увеличив раз в сто свой тираж!

Наталья РезникНаталья Резник,
редактор и обозреватель журнала «Химия и жизнь»:

Как человек я мечтаю о том, чтобы у нас всё делалось как лучше, а во главу угла при этом был поставлен принцип: «Не навреди».

Как ученому и просветителю мне бы хотелось, чтобы люди стремились к науке и просвещению. Меня как-то на полном серьезе спрашивали, зачем нужна наука. Правда, выслушав мои объяснения, эти люди немедленно и самостоятельно пришли к выводу, что науку надо финансировать постоянно и щедро — идея, недоступная пока большинству наших государственных деятелей.

А из научных направлений моему сердцу ближе изучение мировых генетических ресурсов и их использование в классической селекции. Вот где еще непочатый край возможностей!

Наталья ЦеревитиноваНаталья Церевитинова,
научный редактор журнала «ЖЭТФ»:

Мне бы очень хотелось, чтобы в борьбе между мракобесием и наукой победила наука, в борьбе между невежеством и образованием победило образование, между властью тьмы и просвещением — победило просвещение. И вообще, make sciencenot war!

Андрей АлексеевАндрей Алексеев, социолог:

«О чем Вы как человек и ученый мечтаете?» — спрашивает своих читателей и авторов редакция газеты «Троицкий вариант — Наука» на пороге своего юбилея — выхода в свет 200-го номера с момента основания. Ну, не склонный к мечтательности, попробую всё же обозначить несколько своих «мечтаний». Будучи возраста уже достаточно преклонного, я не рассчитываю на то, что какое-нибудь сбудется по эту сторону моего жизненного горизонта. А вдруг?

Все свои основные монографические труды я издавал в значительной мере за свой счет или же на принципах, как теперь говорят, краудфандинга. Я бы и еще парочку издал, но при прекращении индексирования пенсий и т. п. мечта становится вроде несбыточной. Вот мечтаю о том, чтобы мой блог на питерском информационно-аналитическом портале «Когита!ру», этакая субъективная летопись современности и вместилище продуктов собственного и моих друзей творчества, надолго пережил меня в мировой паутине. Но мечта столь же несерьезна, как и физическое бессмертие.

Мечтаю побывать в Крыму, который последний раз посещал 35 лет назад. Но для этого нужно, как минимум чтобы он вернулся в состав Украины.

Мечтаю об излечении русского народа, к которому принадлежу, от «психической» болезни мании величия и мессианизма. Болезнь у «имперского» народа, конечно, хроническая, но хотя бы справиться с нынешним смертельным обострением.

Мечтаю о досрочном выходе на свободу всех политических заключенных в моей стране. Эта мечта обязательно сбудется, вопрос — увижу ли я это?

Мечтаю о синтезе научности и гражданственности в науке, составляющей мою профессию — социологию. Пока социальный институт этой науки далек от независимости от политической конъюнктуры, что порой прикрывается демонстративной «аполитичностью» и казуистическим уходом от действительно жгучих общественных проблем.

О чем еще мечтаю? Чтобы поколение внуков хоть немного поумерило свой прагматизм и чтобы в правнуках — хотя бы по принципу отрицания отрицания — сильнее проявилась приверженность к гуманизму.

Чтобы уцелел от варварских поползновений мой город — Петербург, в котором вырос и который люблю, — как, впрочем, и вся российская культурная и природная среда, ныне бездумно и безответственно уродуемая и уничтожаемая.

Что-то уж слишком многого хочу. И пора уже остудить разыгравшееся воображение. Однако не стану ставить «предела мечтаниям». Как не ставил его еще в XIX веке Н. А. Некрасов: «Эх! эх! Придет ли времечко, когда (приди, желанное!..)… когда мужик не Блюхера и не милорда глупого — Белинского и Гоголя с базара понесет?» И по сей день актуально!

Да, еще про СМИ. Мечтаю, чтобы в системе средств массовой информации современной России интеллектуализм и интеллигентность газеты «Троицкий вариант — Наука» стали нормой, а не исключением (пусть не единственным). Мечтаю об уничтожении машины государственной лжи.

Виктор ВасильевВиктор Васильев, академик РАН, профессор факультета математики НИУ ВШЭ, президент Московского математического общества:

С «научными» мечтами всё просто: у меня есть примерно четыре задачи, к которым я время от времени возвращаюсь, потому что не знаю, как их решать, а решить хочется. Три года назад их было на одну больше… А человеческая мечта, наверное, — избавиться от страха/неуверенности за будущее этого мира и, в частности, нашей страны.

Павел ПодкосовПавел Подкосов, издатель, генеральный директор издательства «Альпина нон- фикшн»:

Мечтаю в здравом уме и твердой памяти встретить двухсоттысячный номер «Троицкого варианта — Науки». И чтобы весь сегодняшний редакционный коллектив, включая спецкоров на далеких планетах, тоже был в уме и здравии. Мечтаю, чтобы наука наконец стала приоритетной областью в нашей стране, а у вас всегда было о чем писать.

Мечтаю о том, чтобы новости науки, передовые эксперименты и запуски космических кораблей в прямом эфире естественно заменили собой унылые сериалы, предсказуемые ток-шоу и антинаучное мракобесие на телевидении. Мечтаю о стотысячных тиражах научно-популярных книг и вопросах о лишнем билетике на научных лекциях. Мечтаю о великих открытиях и обществе, где приняты разные идеи, мнения и стили. Мечтаю о том, чтобы людей, причастных к науке, никогда больше не называли иностранными агентами. Мечтаю о мире и просвещении.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи