- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Докатились…

Евгений Онищенко

Евгений Онищенко

Тема нового конкурса «ориентированных фундаментальных научных исследований по актуальным междисциплинарным темам» РФФИ, к сожалению, уже не удивляет: она является логичным продолжением политики нынешнего руководства фонда. Об этом — статья науч. сотр. ФИАН, члена ЦС профсоюза работников РАН Евгения Онищенко.

29 февраля 2016 года правительство России выпустило распоряжение № 352, предусматривающее реорганизацию Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) и Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) путем присоединения РГНФ к РФФИ. Вице-премьер Аркадий Дворкович прокомментировал распоряжение, указав, что форма интеграции предложена исходя из соотношения объемов финансирования фондов, а целью объединения является увеличение объема междисциплинарных исследований, возможность получения новых знаний на стыке отраслей наук, а также сокращение объема административных затрат.

Представители гуманитарных наук, узнав о распоряжении правительства, высказывали опасения, не приведет ли присоединение РГНФ к РФФИ к тому, что некоторые виды деятельности, специфичные именно для гуманитарных наук (к примеру, издание многотомных словарей), окажутся без поддержки объединенного фонда. Думается, однако, что продолжение политики нынешнего руководства РФФИ представляет угрозу не только для гуманитариев.

Можно по-разному смотреть на присоединение РГНФ к РФФИ, но в одном сомневаться не приходится: объединение фондов будет способствовать «увеличению объема междисциплинарных исследований», о важности которого с достойным лучшего применения упорством говорят в последнее время на самом верху, как будто междисциплинарность — это панацея, и проставление галочки «междисциплинарное» рядом с названием исследования автоматически приводит к его высокой актуальности и результативности.

Нынешнее руководство РФФИ уже давно активно пропагандирует необходимость и важность выделения актуальных направлений и поддержки междисциплинарных исследований. Доля «междисциплинарных» конкурсов в бюджете фонда растет: если в 2015 году на финансирование «ориентированных фундаментальных научных исследований по актуальным междисциплинарным темам» было направлено 18% бюджета РФФИ, то в 2016 году планируется направить на эти цели уже около 20% бюджета фонда. Для сравнения, на основной конкурс — конкурс инициативных проектов по областям знания «а» — в 2016 году планируется выделить примерно 41% бюджета РФФИ, тогда как 10 лет назад на эти цели уходило 63% бюджета фонда.

Изюминка междисциплинарных конкурсов в том, что под предлогом актуальности и междисциплинарности поддержанные в их рамках проекты имеют в несколько раз более высокое финансирование, чем обычные гранты типа «а». Понятно, что при отборе тематик представители руководства фонда считают наиболее актуальными свои и близкие тематики. При этом, как давно было отмечено, подавляющее большинство поддержанных в рамках междисциплинарных конкурсов проектов совершенно естественным образом могли получить поддержку в рамках обычных конкурсов по областям знаний.

Подобную простоту в подходе к выделению «себе и своим» грантов пожирнее критикуют уже несколько лет; о неправомерности такого подхода говорилось в официальных обращениях Общества научных работников и документах Совета по науке при Минобрнауки, но воз, как говорится, и ныне там.

Среди последних тем «междисциплинарных» конкурсов можно найти, к примеру, такую: «Современные методы кристаллографии и фотоники для исследования и создания перспективных материалов и оптических элементов» [1]. В аннотации к теме, в частности, сказано: «Данный конкурс основан на конвергентном подходе, объединяющем кристаллографию как науку о структурной обусловленности свойств материалов и фотонику, что открывает широкие возможности в создании материалов с заранее заданными свойствами. В тематике конкурса упор делается на структурный аспект при конструировании новых эффективных материалов и элементов фотоники на их основе и исследование процессов формирования структуры материалов в технологических процессах».

Видимо, авторы текста предполагают, что до сегодняшнего дня ученые, которые занимаются исследованием структурных и оптических свойств твердых тел, а также гетероструктур, не подозревали о существовании друг друга, а сами структуры и объемные материалы выращивались технологами, не подозревавшими о существовании первых двух групп ученых. И потому никак нельзя поддержать проекты такого рода в рамках общего конкурса по физике — только фотонно-кристаллографическая конвергенция поможет исследователям узнать о существовании друг друга и завязать контакты.

Рис. В. Александрова

Рис. В. Александрова

Но это, повторюсь, привычное и знакомое лукавство, а в середине февраля 2016 года РФФИ сделал новый шаг в деле развития актуальной междисциплинарности: было объявлено о дополнительной теме конкурса 2016 года проектов ориентированных фундаментальных научных исследований по актуальным междисциплинарным темам — «Создание методов и моделей поддержки принятия решений по инновационному развитию РФ» [2].

Докатились: призванный финансировать фундаментальные исследования фонд озаботился системой принятия решений по инновационному развитию России. Традиционно лоты на выявление и развитие инновационного потенциала, мониторинг, долгосрочное научно-технологическое прогнозирование и прочее щедро финансировались Минобрнауки, велось создание технологических платформ и т. д. Однако, похоже, в условиях сокращения бюджетного финансирования науки усилия министерства показались руководству РФФИ недостаточными, и оно решило бросить в бой последние резервы, подойдя к проблеме еще более фундаментально и научно.

«Чумазый играть не может!»

В фильме «Неоконченная пьеса для механического пианино» персонаж в исполнении Олега Табакова эмоционально восклицает: «Чумазый играть не может!» — подразумевая, что простолюдины не способны играть на фортепиано. Похожую констатацию можно найти и в аннотации к актуальной инновационной теме: «В течение последних 20 лет во всех программных документах, предлагающих стратегию и направления развития национального научно-технологического комплекса, российский сектор генерации научного знания оценивается как недостаточно результативный.

В качестве одной из причин этого указывается неспособность отечественных научных коллективов реализовать полный цикл фундаментальных, поисковых и прикладных исследований и, как следствие, невозможность создания конкурентоспособных технологий, востребованных экономикой».

Подобострастно указав на то, что в неконкурентоспособности экономики виновата не правительственная политика, а ни на что не годный народ, авторы аннотации перешли к неотложным задачам: «В связи с этим Президентом РФ поставлена задача радикального повышения эффективности использования средств федерального бюджета, выделяемого на гражданскую науку, и в первую очередь на развитие ее приоритетных направлений. В качестве инструмента решения этой задачи предложено разработать „единый и внятный критерий использования ресурсов“. В условиях сокращающегося финансирования на научно-технологические исследования необходимо не только выявление наиболее перспективных направлений исследований, но и вовлечение бизнеса в процесс финансирования, что возможно только в том случае, если эти исследования окажутся нужны для развития самого бизнеса».

Смешивая в одну кучу фундаментальные и прикладные исследования, применительно к которым невозможно разработать «единый и внятный критерий использования ресурсов», и вставляя дежурные фразы о необходимости вовлечения бизнеса в процесс финансирования, авторы проявили недостаточную последовательность и широту мысли. Необходимо было не размениваться на второстепенные задачи выделения приоритетных направлений и повышения эффективности использования бюджетных средств, но поставить наиболее важную задачу — задачу научного обоснования возможности инновационного развития страны в условиях сокращения финансирования научно-технологических исследований.

В рубрикаторе перечислено 10 предлагаемых тем исследований, среди которых, в частности, можно выделить:

«Методы синтеза технологий, технологических цепочек и технологических процессов, основанные на базах знаний, моделировании рассуждений, автоматическом синтезе планов и других методах искусственного интеллекта»;

«Методы прогнозирования путей инновационного развития РФ и выработка опережающих рекомендаций по созданию перспективных научно-технических решений и технологий с использованием механизмов объяснения, обоснования решений, поиска причинно-следственных и ассоциативных связей»;

«Разработка методов повышения качества экспертизы научных проектов на основе обоснованной системы формализованных и верифицируемых критериев».

Последнее — мечта ряда чиновников, с которыми мне когда-то приходилось говорить: их идеалом был бы прописанный в постановлениях правительства и приказах Минобрнауки алгоритм, который позволял бы выставлять оценки заявкам на основании учета показателей, без апелляции к «субъективному мнению экспертов». И выглядит эта тема особенно трогательно (почти как неустанная забота нашего государства о развитии науки и технологий). Ведь нынешнее руководство РФФИ приложило заметные усилия к тому, чтобы экспертиза проектов стала менее объективной, в том числе создавая систему отдельных экспертных советов для конкурсов с повышенным финансированием. Это относится, к примеру, к «молодежным» конкурсам, в которых действует отдельный совет из представителей разных наук.

Молодым везде у нас

Молодежная политика РФФИ, вообще говоря, является хорошей иллюстрацией к старой русской пословице про, говоря политкорректно, человека с ограниченными интеллектуальными способностями, которому не свойственно чувство меры. Начав с конкурсов «мой первый грант» и ведущих молодежных коллективов, фонд перешел к более странным и невнятным прожектам. Таков конкурс для недавно защитившихся кандидатов и докторов наук «мол_а_дк», формы заявки которого вызывают недоумение и определенно не способствуют качественной экспертизе [3].

Не менее странными выглядят и финансовые условия этого конкурса. Один недавно защитившийся кандидат наук, выигравший во «взрослом» конкурсе типа «а», т. е. конкурируя на равных с активно работающими учеными всех возрастов, получает грант размером 300–500 тыс. руб. в год, а другой недавно защитившийся кандидат наук, выигравший у таких же недавно защитившихся кандидатов наук, получает 1700 тыс. руб. в год. Где тут логика, знает только руководство РФФИ.

Еще более странным является одногодичный молодежный конкурс «мол_эв_а» («Эврика! Идея»), в котором могли принять участие «молодые ученые или небольшие молодежные коллективы (до 5 человек), предлагающие нестандартные, оригинальные идеи, способствующие развитию или созданию новых критических технологий в рамках рубрикатора конкурса» [4]. После такого рода конкурсов плодотворных дебютных идей за миллион рублей в год, действительно, самое время задуматься о повышении качества экспертизы. Тем более что впереди еще более захватывающие планы: в решении Совета РФФИ от 10 декабря 2015 года среди основных направлений деятельности фонда в 2016 году записано: «Рассмотрение возможности поддержки научных исследований талантливой молодежи на основе „сквозных“ конкурсов по цепочке „школьник — студент — аспирант — научный сотрудник“».

В принципе, нет никаких оснований возражать против проведения тематических, молодежных и других специализированных конкурсов. Вопрос в приоритетах и качественной организации экспертизы. Однако в условиях, когда существует Российский научный фонд, способный поддержать наиболее сильные научные коллективы солидными по российским меркам грантами, когда поддержкой прикладных исследований по приоритетным направлениям занимаются в рамках ФЦП по исследованиям и разработкам, в рамках программ Фонда Бортника (где есть и конкурсы для студентов и аспирантов, и годичные конкурсы по миллиону рублей) и т. д., когда, наконец, существуют гранты и стипендии президента России для молодых ученых, РФФИ должен, казалось бы, заниматься тем, ради чего он был создан: в первую очередь поддержкой инициативных проектов по областям науки.

И нет никаких причин, препятствующих получить поддержку в их рамках проектам хоть в области «методов поиска и анализа в локальных и глобальных информационных ресурсах научно-технических и технологических решений, соответствующих потребностям экономики РФ, с использованием методов индуктивного машинного обучения, автоматической классификации и кластеризации больших объемов данных», хоть в области «светоизлучающих структур (источников когерентного излучения) на основе органических полупроводников и жидких кристаллов».

Но нет, нынешнее руководство РФФИ проводит исключительно конъюнктурную и суетливую политику (безусловно, постоянно имея в виду свои собственные интересы и приоритеты). Поддержка молодежи? Сейчас разработаем линейку конкурсов для участников вплоть до школьной скамьи! Актуальные направления и технологии? Сейчас выделим и профинансируем! И весь этот пир человеческого духа происходит при постоянном сокращении реального финансового наполнения базовых грантов типа «а», которые сейчас, с учетом инфляции, гораздо легковеснее, чем 7–8 лет назад.

В общем, на мой взгляд, неверно утверждать, что у гуманитариев есть серьезные основания опасаться результатов объединения РФФИ и РГНФ, а представителям естественных наук бояться нечего. Потому что при продолжении нынешней политики руководства РФФИ уже через несколько лет РФФИ перестанет быть нормальным научным фондом и превратится в «распилконтору», в которой под флагом текущих государственных приоритетов усиленно финансируются проекты «своих и нужных людей».

Фактически осталось сделать только один серьезный шаг к этому: перейти от выделения близких представителям руководства РФФИ тематик с повышенным финансированием проектов (под предлогом их актуальности и междисциплинарности) к формулировке особо важных конкретных тем исследований с еще более высоким финансированием. Как было в мегалотах Минобрнауки времен конца предыдущего десятилетия. А на массовые гранты «для поддержки штанов» можно будет выделять 15–20% бюджета фонда. И не беда, что деньги будут копеечные: как сказал один из представителей руководства РФФИ на одном заседании — это не деньги, это престиж, своего рода знак качества…

1. www.rfbr.ru/rffi/ru/contests_announcement/o_1946160

2. www.rfbr.ru/rffi/ru/contests_announcement/o_1950316

3. www.rfbr.ru/rffi/ru/contests_announcement/o_1939519

4. www.rfbr.ru/rffi/ru/contests_announcement/o_1939627

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи