Докатились…

Евгений Онищенко

Евгений Онищенко

Тема нового конкурса «ориентированных фундаментальных научных исследований по актуальным междисциплинарным темам» РФФИ, к сожалению, уже не удивляет: она является логичным продолжением политики нынешнего руководства фонда. Об этом — статья науч. сотр. ФИАН, члена ЦС профсоюза работников РАН Евгения Онищенко.

29 февраля 2016 года правительство России выпустило распоряжение № 352, предусматривающее реорганизацию Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) и Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) путем присоединения РГНФ к РФФИ. Вице-премьер Аркадий Дворкович прокомментировал распоряжение, указав, что форма интеграции предложена исходя из соотношения объемов финансирования фондов, а целью объединения является увеличение объема междисциплинарных исследований, возможность получения новых знаний на стыке отраслей наук, а также сокращение объема административных затрат.

Представители гуманитарных наук, узнав о распоряжении правительства, высказывали опасения, не приведет ли присоединение РГНФ к РФФИ к тому, что некоторые виды деятельности, специфичные именно для гуманитарных наук (к примеру, издание многотомных словарей), окажутся без поддержки объединенного фонда. Думается, однако, что продолжение политики нынешнего руководства РФФИ представляет угрозу не только для гуманитариев.

Можно по-разному смотреть на присоединение РГНФ к РФФИ, но в одном сомневаться не приходится: объединение фондов будет способствовать «увеличению объема междисциплинарных исследований», о важности которого с достойным лучшего применения упорством говорят в последнее время на самом верху, как будто междисциплинарность — это панацея, и проставление галочки «междисциплинарное» рядом с названием исследования автоматически приводит к его высокой актуальности и результативности.

Нынешнее руководство РФФИ уже давно активно пропагандирует необходимость и важность выделения актуальных направлений и поддержки междисциплинарных исследований. Доля «междисциплинарных» конкурсов в бюджете фонда растет: если в 2015 году на финансирование «ориентированных фундаментальных научных исследований по актуальным междисциплинарным темам» было направлено 18% бюджета РФФИ, то в 2016 году планируется направить на эти цели уже около 20% бюджета фонда. Для сравнения, на основной конкурс — конкурс инициативных проектов по областям знания «а» — в 2016 году планируется выделить примерно 41% бюджета РФФИ, тогда как 10 лет назад на эти цели уходило 63% бюджета фонда.

Изюминка междисциплинарных конкурсов в том, что под предлогом актуальности и междисциплинарности поддержанные в их рамках проекты имеют в несколько раз более высокое финансирование, чем обычные гранты типа «а». Понятно, что при отборе тематик представители руководства фонда считают наиболее актуальными свои и близкие тематики. При этом, как давно было отмечено, подавляющее большинство поддержанных в рамках междисциплинарных конкурсов проектов совершенно естественным образом могли получить поддержку в рамках обычных конкурсов по областям знаний.

Подобную простоту в подходе к выделению «себе и своим» грантов пожирнее критикуют уже несколько лет; о неправомерности такого подхода говорилось в официальных обращениях Общества научных работников и документах Совета по науке при Минобрнауки, но воз, как говорится, и ныне там.

Среди последних тем «междисциплинарных» конкурсов можно найти, к примеру, такую: «Современные методы кристаллографии и фотоники для исследования и создания перспективных материалов и оптических элементов» [1]. В аннотации к теме, в частности, сказано: «Данный конкурс основан на конвергентном подходе, объединяющем кристаллографию как науку о структурной обусловленности свойств материалов и фотонику, что открывает широкие возможности в создании материалов с заранее заданными свойствами. В тематике конкурса упор делается на структурный аспект при конструировании новых эффективных материалов и элементов фотоники на их основе и исследование процессов формирования структуры материалов в технологических процессах».

Видимо, авторы текста предполагают, что до сегодняшнего дня ученые, которые занимаются исследованием структурных и оптических свойств твердых тел, а также гетероструктур, не подозревали о существовании друг друга, а сами структуры и объемные материалы выращивались технологами, не подозревавшими о существовании первых двух групп ученых. И потому никак нельзя поддержать проекты такого рода в рамках общего конкурса по физике — только фотонно-кристаллографическая конвергенция поможет исследователям узнать о существовании друг друга и завязать контакты.

Рис. В. Александрова

Рис. В. Александрова

Но это, повторюсь, привычное и знакомое лукавство, а в середине февраля 2016 года РФФИ сделал новый шаг в деле развития актуальной междисциплинарности: было объявлено о дополнительной теме конкурса 2016 года проектов ориентированных фундаментальных научных исследований по актуальным междисциплинарным темам — «Создание методов и моделей поддержки принятия решений по инновационному развитию РФ» [2].

Докатились: призванный финансировать фундаментальные исследования фонд озаботился системой принятия решений по инновационному развитию России. Традиционно лоты на выявление и развитие инновационного потенциала, мониторинг, долгосрочное научно-технологическое прогнозирование и прочее щедро финансировались Минобрнауки, велось создание технологических платформ и т. д. Однако, похоже, в условиях сокращения бюджетного финансирования науки усилия министерства показались руководству РФФИ недостаточными, и оно решило бросить в бой последние резервы, подойдя к проблеме еще более фундаментально и научно.

«Чумазый играть не может!»

В фильме «Неоконченная пьеса для механического пианино» персонаж в исполнении Олега Табакова эмоционально восклицает: «Чумазый играть не может!» — подразумевая, что простолюдины не способны играть на фортепиано. Похожую констатацию можно найти и в аннотации к актуальной инновационной теме: «В течение последних 20 лет во всех программных документах, предлагающих стратегию и направления развития национального научно-технологического комплекса, российский сектор генерации научного знания оценивается как недостаточно результативный.

В качестве одной из причин этого указывается неспособность отечественных научных коллективов реализовать полный цикл фундаментальных, поисковых и прикладных исследований и, как следствие, невозможность создания конкурентоспособных технологий, востребованных экономикой».

Подобострастно указав на то, что в неконкурентоспособности экономики виновата не правительственная политика, а ни на что не годный народ, авторы аннотации перешли к неотложным задачам: «В связи с этим Президентом РФ поставлена задача радикального повышения эффективности использования средств федерального бюджета, выделяемого на гражданскую науку, и в первую очередь на развитие ее приоритетных направлений. В качестве инструмента решения этой задачи предложено разработать „единый и внятный критерий использования ресурсов“. В условиях сокращающегося финансирования на научно-технологические исследования необходимо не только выявление наиболее перспективных направлений исследований, но и вовлечение бизнеса в процесс финансирования, что возможно только в том случае, если эти исследования окажутся нужны для развития самого бизнеса».

Смешивая в одну кучу фундаментальные и прикладные исследования, применительно к которым невозможно разработать «единый и внятный критерий использования ресурсов», и вставляя дежурные фразы о необходимости вовлечения бизнеса в процесс финансирования, авторы проявили недостаточную последовательность и широту мысли. Необходимо было не размениваться на второстепенные задачи выделения приоритетных направлений и повышения эффективности использования бюджетных средств, но поставить наиболее важную задачу — задачу научного обоснования возможности инновационного развития страны в условиях сокращения финансирования научно-технологических исследований.

В рубрикаторе перечислено 10 предлагаемых тем исследований, среди которых, в частности, можно выделить:

«Методы синтеза технологий, технологических цепочек и технологических процессов, основанные на базах знаний, моделировании рассуждений, автоматическом синтезе планов и других методах искусственного интеллекта»;

«Методы прогнозирования путей инновационного развития РФ и выработка опережающих рекомендаций по созданию перспективных научно-технических решений и технологий с использованием механизмов объяснения, обоснования решений, поиска причинно-следственных и ассоциативных связей»;

«Разработка методов повышения качества экспертизы научных проектов на основе обоснованной системы формализованных и верифицируемых критериев».

Последнее — мечта ряда чиновников, с которыми мне когда-то приходилось говорить: их идеалом был бы прописанный в постановлениях правительства и приказах Минобрнауки алгоритм, который позволял бы выставлять оценки заявкам на основании учета показателей, без апелляции к «субъективному мнению экспертов». И выглядит эта тема особенно трогательно (почти как неустанная забота нашего государства о развитии науки и технологий). Ведь нынешнее руководство РФФИ приложило заметные усилия к тому, чтобы экспертиза проектов стала менее объективной, в том числе создавая систему отдельных экспертных советов для конкурсов с повышенным финансированием. Это относится, к примеру, к «молодежным» конкурсам, в которых действует отдельный совет из представителей разных наук.

Молодым везде у нас

Молодежная политика РФФИ, вообще говоря, является хорошей иллюстрацией к старой русской пословице про, говоря политкорректно, человека с ограниченными интеллектуальными способностями, которому не свойственно чувство меры. Начав с конкурсов «мой первый грант» и ведущих молодежных коллективов, фонд перешел к более странным и невнятным прожектам. Таков конкурс для недавно защитившихся кандидатов и докторов наук «мол_а_дк», формы заявки которого вызывают недоумение и определенно не способствуют качественной экспертизе [3].

Не менее странными выглядят и финансовые условия этого конкурса. Один недавно защитившийся кандидат наук, выигравший во «взрослом» конкурсе типа «а», т. е. конкурируя на равных с активно работающими учеными всех возрастов, получает грант размером 300–500 тыс. руб. в год, а другой недавно защитившийся кандидат наук, выигравший у таких же недавно защитившихся кандидатов наук, получает 1700 тыс. руб. в год. Где тут логика, знает только руководство РФФИ.

Еще более странным является одногодичный молодежный конкурс «мол_эв_а» («Эврика! Идея»), в котором могли принять участие «молодые ученые или небольшие молодежные коллективы (до 5 человек), предлагающие нестандартные, оригинальные идеи, способствующие развитию или созданию новых критических технологий в рамках рубрикатора конкурса» [4]. После такого рода конкурсов плодотворных дебютных идей за миллион рублей в год, действительно, самое время задуматься о повышении качества экспертизы. Тем более что впереди еще более захватывающие планы: в решении Совета РФФИ от 10 декабря 2015 года среди основных направлений деятельности фонда в 2016 году записано: «Рассмотрение возможности поддержки научных исследований талантливой молодежи на основе „сквозных“ конкурсов по цепочке „школьник — студент — аспирант — научный сотрудник“».

В принципе, нет никаких оснований возражать против проведения тематических, молодежных и других специализированных конкурсов. Вопрос в приоритетах и качественной организации экспертизы. Однако в условиях, когда существует Российский научный фонд, способный поддержать наиболее сильные научные коллективы солидными по российским меркам грантами, когда поддержкой прикладных исследований по приоритетным направлениям занимаются в рамках ФЦП по исследованиям и разработкам, в рамках программ Фонда Бортника (где есть и конкурсы для студентов и аспирантов, и годичные конкурсы по миллиону рублей) и т. д., когда, наконец, существуют гранты и стипендии президента России для молодых ученых, РФФИ должен, казалось бы, заниматься тем, ради чего он был создан: в первую очередь поддержкой инициативных проектов по областям науки.

И нет никаких причин, препятствующих получить поддержку в их рамках проектам хоть в области «методов поиска и анализа в локальных и глобальных информационных ресурсах научно-технических и технологических решений, соответствующих потребностям экономики РФ, с использованием методов индуктивного машинного обучения, автоматической классификации и кластеризации больших объемов данных», хоть в области «светоизлучающих структур (источников когерентного излучения) на основе органических полупроводников и жидких кристаллов».

Но нет, нынешнее руководство РФФИ проводит исключительно конъюнктурную и суетливую политику (безусловно, постоянно имея в виду свои собственные интересы и приоритеты). Поддержка молодежи? Сейчас разработаем линейку конкурсов для участников вплоть до школьной скамьи! Актуальные направления и технологии? Сейчас выделим и профинансируем! И весь этот пир человеческого духа происходит при постоянном сокращении реального финансового наполнения базовых грантов типа «а», которые сейчас, с учетом инфляции, гораздо легковеснее, чем 7–8 лет назад.

В общем, на мой взгляд, неверно утверждать, что у гуманитариев есть серьезные основания опасаться результатов объединения РФФИ и РГНФ, а представителям естественных наук бояться нечего. Потому что при продолжении нынешней политики руководства РФФИ уже через несколько лет РФФИ перестанет быть нормальным научным фондом и превратится в «распилконтору», в которой под флагом текущих государственных приоритетов усиленно финансируются проекты «своих и нужных людей».

Фактически осталось сделать только один серьезный шаг к этому: перейти от выделения близких представителям руководства РФФИ тематик с повышенным финансированием проектов (под предлогом их актуальности и междисциплинарности) к формулировке особо важных конкретных тем исследований с еще более высоким финансированием. Как было в мегалотах Минобрнауки времен конца предыдущего десятилетия. А на массовые гранты «для поддержки штанов» можно будет выделять 15–20% бюджета фонда. И не беда, что деньги будут копеечные: как сказал один из представителей руководства РФФИ на одном заседании — это не деньги, это престиж, своего рода знак качества…

1. www.rfbr.ru/rffi/ru/contests_announcement/o_1946160

2. www.rfbr.ru/rffi/ru/contests_announcement/o_1950316

3. www.rfbr.ru/rffi/ru/contests_announcement/o_1939519

4. www.rfbr.ru/rffi/ru/contests_announcement/o_1939627

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

14 комментариев

  • Л.Л.Гошка:

    Ну, наконец-то подошли к рассмотрению технологии активной работы локтями у кормушки. Вот теперь можно обсудить конкретную методику, которая бы давала ощутимые конкурентные преимущества при распределении финансовых средств. Только не совсем понятна цель такого финансирования. То ли должны финансироваться отдельные направления исследований, которые представляют те или иные ученые, то ли в целом Собес научных сотрудников? Известно, что все ресурсы ограничены и поэтому денег много не бывает. Их бывает либо мало, либо очень мало, либо их нет совсем.

    Судя по заметке, по всей видимости, имеется в виду последнее, т.к. материал изложен в лучших традициях профсоюзного движения. Понятно, что существенное упрощение сложной системы гораздо проще рассматривать на уровне детской песочницы, но для решения той или иной проблемы такая деятельность не дает результатов.

    А вот эффективно завязывать контакты по профсоюзной линии, а конкретная деятельность предусматривает принятие того или иного решения и его реализации.

    Забавно было бы понаблюдать за таким механизмом «реализации», когда один ученый-дилетант в той или иной области придет завязывать «контакт» к другому ученому, который является высококвалифицированным специалистом по предмету в этой области знаний. У меня нет никаких сомнений, что второй ученый отправит первого читать учебники и не мешать, ему работать.

    На мой взгляд, для того чтобы разрешить данную проблему, первому необходимо стать специалистом по проблеме, с целью четко и понятно сформулировать постановку задачи для второго и оплатить исследования. А для этого у него объем финансирования должен быть таким, чтобы его хватало на финансирование не только для профильных, но и непрофильных исследований, без которых он не сможет, ни на йоту продвинуться вперед.

    Только где же взять столько специалистов по проблемам из научной среды, а другие, в данном случае, не годятся?

    А я предполагаю, что как только такие специалисты из научной среды начнут появляться, то дружный колхоз научных сотрудников из этой среды быстро составят черный список «КОВАЛЬЧУКА».

    Это же у наших зарубежных коллег уже считается нормой, что в их жизнь входит и становится естественным иное определение инженера, ученого и профессионала вообще. У них сегодня превалирует иная точка зрения: технократом должен быть общественный деятель, который до 50% своего времени посвящает техническим проблемам. А, если, например, технические проблемы занимают у него 90 – 100% времени это уже не инженер, а тот, к кому можно применить немецкое определение «Fachidiot».

    www.unistroy.spb.ru/index..._orlovich_30.pdf

    Так что же налогоплательщику ожидать от российской науки:

    результатов, которые помогали бы им решать проблемы;

    гордость за высокоинтеллектуальный Собес научных сотрудников, с изяществом, искусством и творческим подходом работающих локтями у кормушки с целью удовлетворения собственного любопытства за бюджетный счет;

    одни сплошные идеи вперемешку со словоблудием;

    или что-то еще?

    Вы уж как-то самостоятельно определитесь, что у вас на выходе получается: Российская академия наук или Российская академия базарных баб?

    • n11:

      Как видно из вашего напыщенного выступления «академия базарных баб» не «у нас», а «у вас»

      • Л.Л.Гошка:

        На мой взгляд, у кого может получиться «академия базарных баб» зависит от того у кого процесс «оскотинивания» зашёл дальше. Мы и Вы работаем в условиях Базара, поэтому с этим приходиться считаться.

        Мне, как налогоплательщику, который платит не только подоходный налог за себя, ровным счетом по барабану в какой форме получают зарплату научные сотрудники. Какая мне разница, будут её выдавать в денежной форме или продовольственными пайками?

        Я считаю, что зарплата это скрытая форма пособия по безработице. Приходит человек регулярно на работу, делает вид, что работает и уходит с работы во время. Значит зарплату заработал. Совсем другое дело заработанная плата по конечному результату выполненных работ.

        Вот с этого места начинают вылазит всякие нюансы.

        Нас , при желании, «оскотинить» конечно можно, но достаточно сложно, т.к. никакого отношения к бюджетному финансированию мы не имели, не имеем и иметь не будем. Зачем увеличивать свои риски при взаимодействии с государством, когда у него семь пятниц на неделе?

        С целью снижения своих рисков, на мой взгляд, нам экономически выгодно переходить на технологии, которая может давать логическая цепочка « бизнес — прикладная наука — фундаментальная наука».

        Для того чтобы быть уверенным, что такую логическую цепочку в наших условиях возможно реализовать, необходимо точно знать на сколько глубоко процесс «оскотинивания» зашёл в научной среде по отношению к учёным, которые не только хотят и могут , а уже получают и в дальнейшем смогут получать реальные результаты?

        Необходимо точно знать, с чьей стороны вклад в «оскотинивания» таких учёных больше: со стороны чиновников или со стороны самого научного сообщества?

        Я не принадлежу к научному сообществу, поэтому у меня нет критериев выделения таких учёных из общей массы научных сотрудников. Я не исключаю, что такие ученые уже успели вымереть, как мамонты, а если кто и остался, так только единицы.

        Если каким-то способом удалось бы выделить таких учёных из общей массы, тогда мне, как налогоплательщику, было бы очень интересно ознакомиться с дискуссией о форме и объемах оплаты труда таких специалистов, увязанной на конечный результат. Понятно, что со спецификой научной работы, результат может быть любым, как положительным, так и отрицательным. Он может принципиально отличаться от ожидаемых результатов, но все равно это будет результат научной деятельности.

        Только после этого я смогу просчитывать свои риски и на основе этого принимать решение.

        А заметку Евгения Онищенко я воспринимаю, как влияние на процесс ещё большего «оскотинивания» учёных. В ней только сплошная голимая не конструктивная критика. Если он считает, что все делается не так как надо, а он знает, как надо делать правильно, тогда пусть берет и делает, а мы и, возможно, Вы его поддержим.

        • n11:

          Разрешите узнать на чем основан тезис об «оскотинвании» ученых? Сколько ученых знаете лично вы и сколько из них как вы изволите говорить «оскотинились»? Какие работы этих ученых вы читали (и что в этих работах навело вас на мысль об их «оскотинивании»)?

          • Л.Л.Гошка:

            «Разрешите узнать на чем основан тезис об «оскотинвании» ученых?»

            Ну, если каждого научного сотрудника считать ученым, исходя только из их принадлежности научному сообществу, тогда:

            А, что Диссернет выявляет белых и пушистых ученых?

            Или это совсем не ученые, а косящие под них водопроводчики?

            Цитата:

            «Участники сообщества (Диссернета) совместными усилиями, основанными на принципах сетевого распределения труда и использовании современных компьютерных технологий, противодействуют незаконным махинациям и подлогам в области научной и образовательной деятельности, в особенности в процессе защиты диссертаций и присвоения ученых степеней в России.»

            www.dissernet.org

            «Сколько ученых знаете лично вы и сколько из них как вы изволите говорить «оскотинились»?»

            Мне их лично знать без надобности, когда их лично знает Диссернет.

            «Какие работы этих ученых вы читали»

            Зачем мне их работы читать, когда эти работы читает Диссернет?

            • n11:

              Ответ исчерпывающий.Зачем вам слушать Карузо если Рабинович напел? Это многое говорит и о вас лично и о ценности ваших «выводов». Другого впрочем и не ожидал.

          • Л.Л.Гошка:

            «и что в этих работах навело вас на мысль об их «оскотинивании»?»

            На мой взгляд, в данном случае лучше идти от противного. В том случае, если мы имеем в наличие не науку, а храм «Наука», тогда, на мой взгляд, следует рассматривать «святость» ученых. И, особенно, «святость» тех ученых, которые святее всех святых.

            Мне уже рекомендовали верить профессионалам. Осталось только ходить в этот Храм и стучать лбом об пол и просить, чтобы эти Святые сподобились до решения проблем простых смертных. К слову сказать, меня уже отправляли читать учебники.

            Я это и сделаю, но одних учебников мне будет недостаточно.

            Я воспользуюсь примером, который привел д.б.н. С.В.Савельев:

            Собака сидит около стола, вы — за столом, на столе — бутерброд. Собака хочет стащить бутерброд и понимает, что ее накажут. И вот она сидит-сидит между двух огней и вдруг начинает остервенело чесать за ухом. Она не может ни остаться безучастной, ни среагировать — и выбирает третий путь. Это и есть смещенная активность — занятие делом, напрямую не относящимся к тому, что вам действительно нужно. Это то, что загнано в щель между биологической («хочу») и социальной («надо») мотивацией.

            hbr-russia.ru/biznes-i-ob...2/#ixzz3QrK73LVJ

            Далее оценю качество информации представленной д.б.н. С.В.Савельевым, как ученым.

            «150 ошибок профессора С.В.Савельева?.. Рецензия на книгу «Возникновение мозга человека»»

            antropogenez.ru/review/710/

            Судя по рецензии качество подаваемой информации невелико, благо, что на него пока еще не навесили ярлык лжеученого, в отличие от Л.Н.Гумилева.

            Из-за отсутствия информации в учебниках, Вас не затруднит пояснить мне, имеется ли биологическая (хочу) мотивация у святых ученых?

            Если ее нет, тогда зачем им зарплата?

            Что будет, если биологической («хочу») мотивации не будет противопоставлена социальная («надо») мотивация?

            Случайно, в этом случае не будет запущен процесс «оскотинивания»?

            Что будет, если под социальную («надо») мотивацию будет подведено требование, исходя из того, что государство является социальным, взять на содержание бездельников?

            Случайно, в этом случае не будет запущен тот же самый процесс «оскотинивания», т.к. в этом случае просто работать будет некому из-за того что социально («надо») мотивации вообще не будет?

            Я правильно понимаю, что научное сообщество живет совсем по другим законам, чем простые смертные?

            Вот только совсем не понятно, почему эти простые смертные обязаны содержать храм «Наука»?

            Случайно всю «святость» ученых не оценил Л.Н.Гумилев, когда одной из часто им повторяемых фраз была – «ученые сажали ученых» – вообще не вписывалась в принятые шаблоны разоблачений «сталинских репрессий»?

            svitk.ru/004_book_book/16... -lev_gumilev.php

  • ВПоль:

    "Через несколько лет РФФИ перестанет быть нормальным научным фондом и превратится в «распилконтору», в которой под флагом текущих государственных приоритетов усиленно финансируются проекты «своих и нужных людей»...

    Уже готово!

    Уже распилочная...

    А руководству РФФИ (совместно с кабмином, и самим Гарантом) надо бы добиваться привлечения «спонсоров» для РФФИ от бизнеса,

    и поднимать грант на 3-4 участника джо 1-1.5 млн в год.

    Вот «куда надо дуть»...

    Денег в стране, как говорит Чуб, «оч много».

    Да нет желания делиться, лучше пропить или прокутить за бугром,

    «а иначе зачем на земле этой вечной живу...»

  • Илья Тихомиров:

    Из длинного текста статьи я кажется понял, что автор хотел сказать: когда одним дают денег больше, чем другим, то это плохо:))) Дали больше денег на офи-м — плохо, дали больше молодым ученым — опять плохо. На инициативные проекты РФФИ или гранты РГНФ единственное что только и можно, так это не умереть с голоду. Если остальные такие же будут по размеру, то молодежь в науку не пойдет, все умотают за границу на ставки пост-доков по 1000—1500 евро в месяц, что уже изначально превышает размер инициативного гранта РФФИ.

    • Ash:

      «Из длинного текста статьи я кажется понял, что автор хотел сказать: когда одним дают денег больше, чем другим, то это плохо...»

      И это сюрреалистическое бодание идёт не первый год. Одни за «уравниловку», а другие — против. Если дать им какой-нибудь агрегат и, не объяснив его назначение, попросить модернизировать, то ведь и те и другие откажутся. А реформировать науку, не имея цели — запросто. Наука — часть экономики. Что, разве принят какой-то масштабный план реформ? Просто какое-то массовое наваждение.

      • vlad1950:

        Наука — часть экономики- кто же с очевидным спорит- только экономика эрэфии разграблена и лежит в карманах олигархов которым ни наука ни образование особо и не нужны ларьки денег приносят и больше и быстрее без восстановления нормального интереса и участия государства ни чего вообще не выйдет ибо никакой науки Чубайса дерибаски Абрамовича нет и не может быть

    • Александр:

      пост-доки заграницей это 3-4 тысячи евро в месяц

  • Евгений Орлов:

    Ой, как все запущено!!! РФФИ изначально предусматривалась как контора для своих. А сейчас у своих подросли дети, внуки, племянники и пр. родня, которую тоже надо обРФФИчить. Вот и берутся всякие предложения типа — детсад, школьная скамья, студент, аспирантура, докторантура, РАН и белые тапочки, при полной нулевой отдаче.

  • Михаил Родкин:

    Собственно давно уже сложилось некое экспертное мнение по грантам РФФИ: теперешний уровень финансирования помогает сохраняться руководителям проектов ... чтобы не мечтали о должности привратника в Газпроме. Реально гранты РФФИ сказывались бы на работе ИМЕННО коллективов, приводили бы к становлению новых направлений при их увеличении раза в три.

Добавить комментарий

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com