Диалог культур на степных просторах: восток и запад

На литых золотых оковках сосудов из Филипповки (The Golden Deer of Eurasia, N-Y, 2000, cat. 28) вдоль ног и отростков рогов оленей, выглядящих как лента одной ширины, прочерчены одна или две линии. На ответвлениях кружочками нарисованы глаза, в верхней части к глазу примыкает маленький острый клюв. Шея разрисована мелкими спиралями. Подобные особенности характерны для орнаментов в виде переплетенных фигурок змей на бронзовых сосудах Китая в это время. (Переводчикова Е. В. К вопросу о месте производства золотых оковок деревянных сосудов из Филипповки // Музейні читання: Матеріали наукової конференції «Ювелірне мистецтво — погляд крізь віки». Київ: Музей історичних коштовностей України, 14–16 листопада 2011 р. К., 2012, с. 93–105)

На литых золотых оковках сосудов из Филипповки (The Golden Deer of Eurasia, N-Y, 2000, cat. 28) вдоль ног и отростков рогов оленей, выглядящих как лента одной ширины, прочерчены одна или две линии. На ответвлениях кружочками нарисованы глаза, в верхней части к глазу примыкает маленький острый клюв. Шея разрисована мелкими спиралями. Подобные особенности характерны для орнаментов в виде переплетенных фигурок змей на бронзовых сосудах Китая в это время. (Переводчикова Е. В. К вопросу о месте производства золотых оковок деревянных сосудов из Филипповки // Музейні читання: Матеріали наукової конференції «Ювелірне мистецтво — погляд крізь віки». Київ: Музей історичних коштовностей України, 14–16 листопада 2011 р. К., 2012, с. 93–105)

В первой половине I тысячелетия до н. э. началась многовековая эпоха господства кочевников в степях Евразии. Кочевники воспринимались окружающими народами в лучшем случае как недобрые и опасные соседи, в худшем — как жестокие завоеватели. Кочевник пугал земледельца своей воинственностью, к тому же он носитель иного образа жизни, в нем нет постоянства (а это для оседлого жителя, несомненно, несет в себе угрозу). Между тем постоянные передвижения по степу. на сезонные пастбища и стоянки — всего лишь результат занятия скотоводством, ведь большим стадам при оседлом образе жизни просто не хватит корма. Кочевое скотоводство — первое в истории специализированное хозяйство. При этом кочевники достигли значительных успехов в самых разных ремеслах: в обработке шерсти, ковке металлов, резьбе по дереву и другом, что не требовало длительной оседлости и строительства стационарных сооружений (как, например, при выплавке металлов из руды или профессиональном обжиге керамики). Кочевники не могли заниматься и земледелием, циклы которого не совпадают с циклами перекочевок. По этой причине они нуждались в постоянном контакте с оседлыми народами, которые, в свою очередь, также были заинтересованы в торговых связях со скотоводами. Кочевой образ жизни объединил племена и народы, разные по языку и происхождению, и придал их культуре общую окраску, поскольку его подвижный характер позволял быстро обмениваться культурными достижениями. Археологически ранние кочевники прослеживаются в общих формах оружия, конского снаряжения и особом искусстве так называемого звериного стиля, распространенном на обширной территории всей степной полосы Евразии.

«Скифское золото»

С самым известным из этих народов — скифами, обитавшими в степях Северного Причерноморья, — античный мир познакомился в VII веке до н. э., когда на берегах Черного моря начали появляться первые греческие колонии. Описание нравов и обычаев скифов, мест их обитания, фрагменты скифских мифов и эпоса, а также некоторые сведения об истории этого народа содержатся в «Истории» древнегреческого историка Геродота (V век до н. э.). Так по имени скифов все кочевнические культуры этого круга получили название «культур скифского облика», а созданное ими искусство стало называться «скифским звериным стилем». Образцы этого искусства поражают и нынешних зрителей своей лаконичной красотой, за которой стоят определенные правила изображения животных. Для древних же они были не просто предметами роскоши, но несли в себе глубокий смысл, понятный разным степным народам, говорившим на разных языках.

Скифский золотой гребень (из кургана Солоха близ Никополя), изготовленный греческими мастерами. Начало IV века до н. э. (Эрмитаж)

Скифский золотой гребень (из кургана Солоха близ Никополя), изготовленный греческими мастерами. Начало IV века до н. э. (Эрмитаж)

К югу от степного пояса располагалась зона древних земледельческих цивилизаций — от Закавказья и Передней Азии на западе до Китая на востоке. Степь была связана и с древней Грецией — через греческие города на берегах Черного моря. Греки в основном мирно уживались с хозяевами степей, торговали с ними; греческие мастера изготавливали престижные вещи по заказу скифов. С находок таких вещей в больших скифских курганах и началась в XIX веке скифская археология, и под названием «скифское золото» в научный обиход вошли золотые предметы, выполненные именно греческими мастерами. Обкладки ножен мечей, футляры для луков, сосуды и украшения специфически скифских форм — все эти вещи не могли относиться к греческой культуре и были сделаны специально для скифов. Изображены были на них сцены как из скифской мифологии, так и из греческой, видимо, в какой-то мере известной скифам. В изображениях зверей, исполненных греческими мастерами, отчетливо проявляются черты античного искусства.

Эта давно известная ситуация существовала в степях Северного Причерноморья в V-IV веках до н. э., но коль скоро в то время кочевники обитали по всей евразийской степи, то нечто подобное должно было происходить и в других частях степного пояса.

Так, на страницах древнекитайских хроник встречаются упоминания о «северных варварах», тревоживших границы китайских государств.

Набеги кочевников временами были весьма разрушительными и представляли собой серьезную угрозу мирной жизни, подобно тому, как это было в Передней Азии, где скифы своими вторжениями в значительной мере способствовали гибели Ассирии и Урарту. Однако в V-IV веках до н. э., в период Сражающихся Царств (Чжаньго) в Древнем Китае, в быту китайцев появляются предметы, заимствованные у кочевников, а в китайском искусстве наблюдается некоторое влияние искусства «северных варваров». При этом иногда встречаются находки золотых предметов в «варварском» стиле с китайскими надписями, то есть китайского производства. К концу XX века подобные находки составили уже небольшую серию, и в стиле этих вещей нет явных следов китайской традиции.

Курганы востока степи

В деталях орнамента на полосе, проходящей вдоль клинка кинжала из кургана Аржан-2, К. В. Чугунов нашел сходство с китайским орнаментальным мотивом «облака» (Чугунов К.В. Некоторые особенности искусства кургана Аржан-2 // Труды II (XVIII) Всероссийского археологического съезда в Суздале. Т. II. М.: ИА РАН, 2008, с. 98–101)

В деталях орнамента на полосе, проходящей вдоль клинка кинжала из кургана Аржан-2, К. В. Чугунов нашел сходство с китайским орнаментальным мотивом «облака» (Чугунов К.В. Некоторые особенности искусства кургана Аржан-2 // Труды II (XVIII) Всероссийского археологического съезда в Суздале. Т. II. М.: ИА РАН, 2008, с. 98–101)

Исследователи традиционного искусства и ремесла давно научились обращать внимание на мелкие, незаметные на первый взгляд детали, выдающие «почерк мастера». Подобные детали удалось проследить на золотом декоре кинжала из «скифского» кургана Аржан-2 в Туве, исключительно богатого захоронения, открытого относительно недавно. При этом сама форма предмета и стиль изображения на нем животных не китайские, а скифские.

Подобным способом удалось обнаружить следы китайской традиции на золотых оковках деревянных сосудов из первого Филипповского кургана IV века до н. э. на Южном Урале. Деревянные сосуды — предмет обихода кочевников, а чаши с золотыми обкладками, вероятнее всего, использовались в ритуалах. На ажурных оковках сосудов из Филипповки изображены животные в скифском зверином стиле, однако в весьма оригинальном его варианте. Эти изображения особенно витиеваты и пышны, хотя и построены по законам скифского искусства. Сосредоточившись на мелких деталях в поисках «почерка мастера», мы увидим признаки, характерные для орнаментов в виде переплетенных фигурок змей на бронзовых сосудах Китая в это время. При этом многие оковки литые, и изготовить такие сложные предметы в этой технике было не под силу кочевникам — так же, как и делать стекло, вставками из которого украшены некоторые изделия.

Находки произведений китайских мастеров на Южном Урале хоть и удивительны, но объяснимы: их принесли сюда кочевники с территории Алтая (это следует из особенностей стиля изображений). Иными словами, контакт кочевников с китайскими мастерами происходил не так далеко от границ Китая.

Из курганов Южной Сибири происходит целая серия железных кинжалов традиционных «скифских» форм в скифском зверином стиле. Согласно недавним исследованиям, они, скорее всего, литые, а не кованые. Если так, , то изготовлены они могли быть только китайскими ремесленниками, поскольку в то время только китайцам был известен способ выплавки чугуна.

Made in China

Во всех этих случаях удивительно отсутствие видимых следов китайской изобразительной традиции на предметах китайского производства — для того чтобы их выявить, нужны специальные исследования. Эта ситуация резко отличается от северопричерноморской, где с первого взгляда понятно, что изображения на «скифском золоте» исполнены в канонах греческого искусства.

Столь разные картины, отражающие, по сути, одну и ту же ситуацию — работу мастеров по заказу кочевников, — свидетельствуют прежде всего о разном характере отношений мастера и заказчика и, видимо, о разнице взглядов заказчиков на то, что ему нужно. Если скифы помещали вещи греческой работы в погребения своих царей, где в принципе не могло оказаться чего-либо, не дозволенного традицией, значит, они считали греческую продукцию эстетически и идеологически приемлемой. Кочевники же восточных степей, похоже, предъявляли мастерам требования более жесткие. Возможно, из этой картины можно делать выводы и о различии греческой и китайской культур в ситуации диалога. При этом она дает интересную информацию и о некоторых свойствах скифского звериного стиля.

Головы горных козлов на рукояти железного кинжала, по наблюдениям Р. С. Минасяна (четкий высокий рельеф, отсутствие следов ковки на поверхности) скорее литые, а не кованые (Минасян Р. С. Сибирские железные кинжалы скифского времени // Сообщения Государственного Эрмитажа, 62, 2004, с. 68–71)

Головы горных козлов на рукояти железного кинжала, по наблюдениям Р. С. Минасяна (четкий высокий рельеф, отсутствие следов ковки на поверхности) скорее литые, а не кованые (Минасян Р. С. Сибирские железные кинжалы скифского времени // Сообщения Государственного Эрмитажа, 62, 2004, с. 68–71)

Этот стиль, объединявший народы, разные по языку и происхождению, содержал общие для них представления об устройстве мира, в которых разные животные обозначали зоны Вселенной. Зооморфный код мироздания предполагает некую классификацию животного мира, отражавшуюся в иерархически организованной системе признаков изображений животных и лежавшей в основе строгих правил, по которым эти изображения должны быть построены. Разумеется, эти каноны предполагали некоторую свободу вариаций. Именно такая свобода очевидна в предметах, созданных мастерами иной культуры. Они не являются простыми копиями образцов скифского звериного стиля, а выглядят вполне полноценными произведениями. Это позволяет предположить, что законы скифского искусства были в какой-то мере постижимы для носителей иной традиции.

Мастер иной культуры, не зная основных принципов звериного стиля, мог их воспринять, изучив сами предметы, в которых эти принципы были материализованы. Концептуальное начало, заложенное в скифском зверином стиле, способствовало такому осмыслению. Косвенным подтверждением этого может служить и высокий уровень подделок произведений скифского звериного стиля в наше время. Современное искусство подделки не может не базироваться на понимании изобразительной системы искусства древних кочевников. Да и мы, современные исследователи, отнюдь не представляющие глубинного смысла скифского звериного стиля во всей его полноте и только пытающиеся его постичь, вполне уверенно рассуждаем о формальных особенностях и принципах построения образов.

Елена Переводчикова,
археолог, канд. ист. наук

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *