Сто языков России

Ольга Орлова

Оль­га Орло­ва

Жите­ли Рос­сии исполь­зу­ют для обще­ния более ста язы­ков. Но дале­ко не все из них хоро­шо опи­са­ны линг­ви­ста­ми. А неко­то­рые вовсе могут исчез­нуть, не дождав­шись сво­их иссле­до­ва­те­лей. Мож­но ли и нуж­но ли сохра­нять язы­ко­вое раз­но­об­ра­зие? Об этом Оль­га Орло­ва, веду­щая про­грам­мы «Гам­бург­ский счет» на Обще­ствен­ном теле­ви­де­нии Рос­сии, рас­спро­си­ла Сер­гея Тате­во­со­ва, докт. филол. наук, про­фес­со­ра МГУ име­ни М. В. Ломо­но­со­ва.

Сергей ТатевосовСер­гей Геор­ги­е­вич Тате­во­сов родил­ся в 1968 году в Москве. В 1993 году окон­чил фило­ло­ги­че­ский факуль­тет МГУ им. М. В. Ломо­но­со­ва. В 1996 году защи­тил кан­ди­дат­скую дис­сер­та­цию «Типо­ло­гия кван­ти­фи­ка­ции». С 1997 года рабо­та­ет на кафед­ре тео­ре­ти­че­ской и при­клад­ной линг­ви­сти­ки фило­ло­ги­че­ско­го факуль­те­та МГУ. В 2010 году защи­тил док­тор­скую дис­сер­та­цию на тему «Акци­о­наль­ность в лек­си­ке и грам­ма­ти­ке». С 1990 года участ­во­вал в 28 науч­ных экс­пе­ди­ци­ях на Север­ном Кав­ка­зе, в Повол­жье, Сиби­ри и на Край­нем Севе­ре, где изу­чал кав­каз­ские, алтай­ские, ураль­ские и иран­ские язы­ки. Автор более сот­ни науч­ных ста­тей, автор и редак­тор несколь­ких науч­ных книг. С 2014 года так­же пре­по­да­ет в Выс­шей шко­ле эко­но­ми­ки.

Про­филь в Интел­лек­ту­аль­ной Систе­ме Тема­ти­че­ско­го Иссле­до­ва­ния Науч­но-тех­ни­че­ской инфор­ма­ции МГУ (ИСТИНА): http://istina.msu.ru/profile/tatevosov

Как описывают языки?

— Сер­гей, Вы уже более 20 лет про­во­ди­те линг­ви­сти­че­ские экс­пе­ди­ции, опи­сы­ва­е­те язы­ки. И всё это вре­мя Вы посе­ща­е­те отда­лен­ные угол­ки нашей стра­ны. Неуже­ли у нас в Рос­сии не все язы­ки еще опи­са­ны?

— Нет тако­го опи­са­ния, кото­рое линг­вист при­знал бы совер­шен­но окон­ча­тель­ным. Пара­док­саль­но, одна­ко и в рус­ском язы­ке еще мно­го неизу­чен­но­го. Я бы не уди­вил­ся, если бы какие-нибудь линг­ви­сты захо­те­ли при­е­хать и рабо­тать с инфор­ман­та­ми по рус­ско­му язы­ку и выяс­нять фак­ты, кото­рые пока еще или неиз­вест­ны, или не до кон­ца осо­зна­ны.

— Напри­мер?

— «Рабо­та­ет до деся­ти про­цен­тов доль­ше». Это рус­ский язык или нерус­ский? Вро­де бы все­гда был нерус­ский, а теперь уже непо­нят­но. Если серьез­но, то спро­си­те, напри­мер, како­го-нибудь спе­ци­а­ли­ста по семан­ти­ке, что он зна­ет о сфе­ре дей­ствия кван­то­ров в рус­ском язы­ке. И тот, ско­рее все­го, отве­тит: это пол­ный хаос.

— А что имен­но линг­ви­сты назы­ва­ют опи­са­ни­ем язы­ка?

— Опи­сать язык в линг­ви­сти­че­ском пони­ма­нии мож­но на раз­ных уров­нях. Мож­но начать с про­сто­го — узнать, какие там есть клас­сы слов: суще­стви­тель­ные, при­ла­га­тель­ные, гла­го­лы. Понять, как они изме­ня­ют­ся: скло­не­ние, спря­же­ние; паде­жи, гла­голь­ные фор­мы. А даль­ше начи­на­ют­ся более глу­бо­кие вопро­сы. Как устро­ен син­так­сис? Что такое воз­мож­ное и невоз­мож­ное пред­ло­же­ние на этом язы­ке? Чем и поче­му это огра­ни­че­но? В какой-то момент начи­на­ют­ся еще более фун­да­мен­таль­ные вопро­сы. Ведь чем в конеч­ном ито­ге зани­ма­ет­ся линг­ви­сти­ка? Она хочет понять, где кон­ча­ет­ся язык и начи­на­ет­ся не-язык. И мы долж­ны уяс­нить, где про­хо­дит в каж­дом кон­крет­ном язы­ке эта гра­ни­ца.

— По како­му прин­ци­пу Вы реша­е­те, какой язык Вам надо опи­сать? Каков прин­цип отбо­ра? Вам важ­но нали­чие пись­мен­но­сти? Или коли­че­ство людей, кото­рые гово­рят на этом язы­ке?

— Пись­мен­ность не важ­на абсо­лют­но. Язы­ки пись­мен­ные, как пра­ви­ло, изу­че­ны луч­ше. Обыч­но они име­ют боль­шее чис­ло носи­те­лей. С дру­гой сто­ро­ны, бес­пись­мен­ный язык, ско­рее все­го, Богом забыт и обде­лен вни­ма­ни­ем. Поэто­му он сулит инте­рес­ные наход­ки, новый опыт.

— Озна­ча­ет ли опи­са­ние, что Вы выучи­ва­е­те этот язык?

— Про­ект по опи­са­нию малых язы­ков наро­дов Рос­сии (в свое вре­мя — СССР) начал­ся в 1967 году. Я тогда еще не родил­ся. Его ини­ци­и­ро­вал мой науч­ный руко­во­ди­тель Алек­сандр Евге­нье­вич Киб­рик. Он гово­рил: «Не обя­за­тель­но уметь летать, что­бы рабо­тать орни­то­ло­гом». Точ­но так же не обя­за­тель­но отра­щи­вать жаб­ры, что­бы рабо­тать ихтио­ло­гом. Не обя­за­тель­но и гово­рить на язы­ке, что­бы пони­мать, как он устро­ен. Мы, конеч­но, выучи­ва­ем базо­вый сло­варь. Но глав­ное — мы смот­рим на грам­ма­ти­ку.

— А насколь­ко свя­за­но коли­че­ство людей, гово­ря­щих на язы­ке, и его раз­ви­тость? Как в прин­ци­пе линг­ви­сты язы­ки срав­ни­ва­ют с точ­ки зре­ния «полноценный/​неполноценный, развитый/​неразвитый»?

— На этот счет в линг­ви­сти­ке есть совер­шен­но отчет­ли­вое мне­ние: нет язы­ков раз­ви­тых и нераз­ви­тых — есть язы­ки опи­сан­ные и поня­тые и есть неопи­сан­ные и непо­ня­тые. Мы не смот­рим на то, сколь­ко у язы­ка носи­те­лей, есть лите­ра­ту­ра или нет. Если она есть, это под­спо­рье, мож­но зна­ко­мить­ся с тек­ста­ми. Но если язык обра­бо­тан лите­ра­ту­рой, это еще не зна­чит, что он линг­ви­сти­че­ски более инте­ре­сен.

— Суще­ству­ет у линг­ви­стов поня­тие «бога­тый язык — небо­га­тый»?

— Нет, тако­го поня­тия не суще­ству­ет. Все язы­ки в конеч­ном ито­ге опи­сы­ва­ют одно и то же миро­зда­ние, в кото­ром мы все нахо­дим­ся. В раз­ных частях миро­зда­ния могут быть раз­ные не очень повто­ря­ю­щи­е­ся от места к месту вещи. Но в обшир­ном смыс­ле все язы­ки про одно и то же. И посколь­ку они опи­сы­ва­ют один мир, они рав­но бога­ты или рав­но бед­ны.

Смерть и жизнь языков

— Био­ло­ги очень ценят био­раз­но­об­ра­зие: чем систе­ма раз­но­об­раз­нее, тем она устой­чи­вее. А у линг­ви­стов есть культ язы­ко­во­го раз­но­об­ра­зия?

— Язы­ко­вое раз­но­об­ра­зие обес­пе­чи­ва­ет нас зар­пла­той, так что мы его очень любим. Но конеч­но, оно хоро­шо и в мета­фи­зи­че­ском смыс­ле, как хоро­шо любое раз­но­об­ра­зие. Не знаю, кста­ти, нуж­но ли язы­ко­вое раз­но­об­ра­зие для выжи­ва­ния нас как био­ло­ги­че­ско­го вида. Вид, отдель­ные части кото­ро­го не могут понять друг дру­га, навер­ное, устро­ен менее выиг­рыш­но, чем вид, кото­рый гово­рит на одном язы­ке. Так уже сло­жи­лось, что язы­ков мно­го. И мы любим, когда их мно­го. Дру­гой вопрос: мож­но ли это сохра­нить? Здесь линг­ви­сты очень бес­по­мощ­ны. Если жиз­не­де­я­тель­ность язы­ко­во­го орга­низ­ма нару­ши­лась, рано или позд­но мы кон­ста­ти­ру­ем отсут­ствие дыха­ние и серд­це­би­е­ния, и поде­лать с этим ниче­го нель­зя.

— Какие язы­ки на тер­ри­то­рии Рос­сии сей­час уми­ра­ют?

— К сожа­ле­нию, их очень мно­го. В раз­ных частях нашей стра­ны ситу­а­ция раз­ная. Но вез­де тре­вож­ная. Язы­ки север­ных наро­дов нахо­дят­ся в тяже­лом состо­я­нии. Они еще живы, но тен­ден­ция неуте­ши­тель­ная. Очень тре­вож­но за мно­гие тюрк­ские язы­ки Сиби­ри. К сожа­ле­нию, их очень мно­го, и, к сожа­ле­нию, если про­цесс уми­ра­ния зашел дале­ко, он необ­ра­тим. А если он дале­ко не зашел, никто не обра­ща­ет вни­ма­ния. Я бывал в Ненец­ком авто­ном­ном окру­ге Архан­гель­ской обла­сти, зани­мал­ся ненец­ким язы­ком. Мож­но быть уве­рен­ным, что в той мест­но­сти, где я был, язы­ка не ста­нет через 20–30 лет.

Есть такой ресурс «Этно­лог». Он суще­ству­ет с 1990-х годов, и сей­час, навер­ное, это самая пол­ная кол­лек­ция дан­ных о ситу­а­ции с язы­ка­ми мира. По оцен­кам спе­ци­а­ли­стов «Этно­ло­га», боль­ше поло­ви­ны язы­ков Рос­сии нахо­дят­ся в опас­но­сти (см. справ­ку). И при этом все язы­ки, кото­рые я видел, были в худ­шем состо­я­нии, чем дума­ет «Этно­лог». Они оце­ни­ва­ют сте­пень угро­зы по деся­ти­балль­ной шка­ле. Ненец­ко­му я бы дал на два бал­ла боль­ше, чем «Этно­лог».

Основ­ной ресурс, акку­му­ли­ру­ю­щий дан­ные о язы­ках мира, — «Этно­лог» (www.ethnologue.com). Он оце­ни­ва­ет угро­зы для язы­ка по деся­ти­балль­ной шка­ле EGIDS (Ethnologue Expanded Graded Intergenerational Disruption Scale). Мини­маль­ная оцен­ка «0» при­сва­и­ва­ет­ся язы­кам меж­ду­на­род­но­го обще­ния, таким как англий­ский, мак­си­маль­ная «10» — мерт­вым язы­кам. Оцен­ка от 6b до 9 озна­ча­ет, что язык нахо­дит­ся в более или менее серьез­ной опас­но­сти.

По дан­ным «Этно­ло­га», в Рос­сии суще­ству­ет 105 живых язы­ков. Из них нахо­дят­ся в опас­но­сти 58, или 55%.

Оцен­ка Что это зна­чит Коли­че­ство язы­ков
6b Коли­че­ство носи­те­лей умень­ша­ет­ся 20
7 Язык пере­ста­ет пере­да­вать­ся детям 7
8a-b Име­ют­ся два поко­ле­ния, не явля­ю­щих­ся носи­те­ля­ми язы­ка 28
9 Актив­ных носи­те­лей нет, фраг­мен­тар­ные и оста­точ­ные зна­ния 3

Попро­бу­ем линг­ви­ста срав­нить с док­то­ром… Вот Вы при­ез­жа­е­те в экс­пе­ди­цию и долж­ны поста­вить диа­гноз язы­ку. По каким при­зна­кам Вы пони­ма­е­те, что паци­ент ско­рее жив, чем мертв, или наобо­рот?

— Есть один кри­ти­че­ски важ­ный пара­метр: усва­и­ва­ют ли дети этот язык как пер­вый? Начи­на­ют ли они на нем гово­рить, про­из­но­сят ли они свои пер­вые сло­ва на нем? Если это так, всё хоро­шо. Если таких детей нет, это озна­ча­ет, что язы­ка через несколь­ко поко­ле­ний не будет совсем.

— А от чего это зави­сит?

— Труд­но ска­зать. Язы­ки север­ных наро­дов полу­чи­ли тяже­лей­ший удар в резуль­та­те кол­лек­ти­ви­за­ции. Когда совет­ская власть реши­ла, что им надо жить в кол­хо­зах, это озна­ча­ло, что тре­бу­ет­ся пре­кра­тить тра­ди­ци­он­ный коче­вой образ жиз­ни, посе­лить­ся в посел­ках, заве­сти оле­не­вод­че­ские бри­га­ды, суще­ство­вать по-ново­му. Для детей ста­ли откры­вать шко­лы-интер­на­ты, где их учи­ли по-рус­ски. Отправ­ля­лись они туда в очень ран­нем воз­расте. Соот­вет­ствен­но, род­ной язык был недо­усво­ен. Пре­ем­ствен­ность, кото­рая кри­ти­че­ски необ­хо­ди­ма для сохра­не­ния язы­ка,
нару­ша­лась.

— С дру­гой сто­ро­ны, есть Север­ный Кав­каз, там огром­ное раз­но­об­ра­зие язы­ков.

— Без­услов­но. Там язы­ко­вая обста­нов­ка самая здо­ро­вая. Даге­стан — уди­ви­тель­ная тер­ри­то­рия. Пред­ставь­те себе, что все индо­ев­ро­пей­ские язы­ки сосре­до­то­чи­лись на тер­ри­то­рии раз­ме­ром с Мос­ков­скую область, и у нас было бы, напри­мер, несколь­ко дере­вень, кото­рые гово­рят по-англий­ски, несколь­ко дере­вень, кото­рые гово­рят по-рус­ски, какие-то высел­ки, где живут бал­тий­ские язы­ки, горо­док с при­ле­га­ю­щи­ми селе­ни­я­ми, где гово­рят на хин­ди. При­мер­но таков Даге­стан.

Коли­че­ство язы­ков, кото­ры­ми вла­де­ют:

более 1 млн жите­лей Рос­сии 5
от 10 тыс. до 1 млн жите­лей Рос­сии 36
менее 10 тыс. жите­лей Рос­сии более 70

По дан­ным Все­рос­сий­ской пере­пи­си насе­ле­ния 2002 года; не учи­ты­ва­ет­ся вла­де­ние ино­стран­ны­ми язы­ка­ми (англий­ским, немец­ким и т. д.) и язы­ка­ми диас­пор, в том чис­ле быв­ших рес­пуб­лик СССР.

Мегеб, 1990 год: экспедиция лингвиста в Дагестан

— Помни­те вашу первую экс­пе­ди­цию?

— Шел 1990 год. Я тогда был сту­ден­том тре­тье­го кур­са. Мы при­е­ха­ли в даге­стан­ское село Мегеб. Дар­гин­ское село в окру­же­нии авар­ских и лак­ских сел. На сле­ду­ю­щее утро появи­лась мест­ная девуш­ка и ска­за­ла: «Ком­со­моль­ская орга­ни­за­ция села при­гла­ша­ет ком­со­моль­цев МГУ вече­ром в клуб, что­бы пого­во­рить про дея­тель­ность ком­со­мо­ла на совре­мен­ном эта­пе». Мы при­шли в рос­кош­ный сель­ский клуб: дубо­вые пане­ли, люст­ры и огром­ные порт­ре­ты Лени­на и Ста­ли­на по кра­ям сце­ны. Уже несколь­ко лет буше­ва­ла пере­строй­ка, про­шел и закон­чил­ся пер­вый Съезд народ­ных депу­та­тов СССР. Я уже год как не состо­ял в ком­со­моль­ской орга­ни­за­ции. Вот-вот всё рух­нет, а тут Ленин, Ста­лин и ком­со­мол. Это было неве­ро­ят­но тро­га­тель­но.

— А как дар­гин­цы обща­лись с сосе­дя­ми? Вокруг были лак­цы?

— Боль­ше авар­цы.

— Авар­цы и дар­гин­цы — они совсем друг дру­га не пони­ма­ют?

— Ни малей­шим обра­зом. Эти язы­ки дале­ки, как хин­ди и англий­ский.

— Как они меж­ду собой обща­лись?

— Глав­ным обра­зом по-рус­ски. Но мно­гие зна­ют авар­ский. Язы­ко­вая ситу­а­ция в Даге­стане слож­ная. Офи­ци­аль­но там, насколь­ко я пом­ню, при­зна­ет­ся 26 язы­ков. Но там как нигде слож­но опре­де­лить, где кон­ча­ет­ся язык и начи­на­ет­ся диа­лект. И тут всту­па­ют в дей­ствие раз­ные поли­ти­че­ские сооб­ра­же­ния. Дар­гин­ский язык, напри­мер, счи­та­ет­ся еди­ным, хотя на самом деле, может быть, пра­виль­нее его ана­ли­зи­ро­вать как кон­гло­ме­рат отдель­ных язы­ков, близ­ко­род­ствен­ных, но уже разо­шед­ших­ся доста­точ­но, что­бы при­зна­вать их отдель­ны­ми язы­ка­ми. Раз­ли­чия меж­ду тем, что в дар­гин­ском назы­ва­ет­ся диа­лек­та­ми, никак не мень­ше, чем меж­ду рус­ским и укра­ин­ским, и уж точ­но боль­ше, чем меж­ду рус­ским и бело­рус­ским. Но если при­знать за диа­лек­та­ми ста­тус отдель­ных язы­ков, чис­лен­ность дар­гин­цев зна­чи­тель­но умень­шит­ся. И это повле­чет боль­шие поли­ти­че­ские рис­ки.

— Где-то еще такое слу­ча­лось?

— Нечто похо­жее было с татар­ским язы­ком. По-мое­му, соби­ра­лись в какой-то момент при­знать язык кре­ще­ных татар отдель­ным язы­ком. И это поро­ди­ло ров­но те же тре­ния. Сра­зу заис­кри­ло, сра­зу появи­лись люди, кото­рым от это­го ста­ло тре­вож­но.

Татария, 2011 год. Фото из архива С. Татевосова

Тата­рия, 2011 год. Фото из архи­ва С. Тате­во­со­ва

— Линг­ви­сты могут высту­пать экс­пер­та­ми в таких слу­ча­ях? Когда хотят при­нять поли­ти­че­ское реше­ние, обра­ща­ют­ся к Вам?

— Не то что­бы я слы­шал о таких слу­ча­ях в послед­нее вре­мя. Вро­де бы в совет­ское вре­мя ситу­а­ция была дру­гая, но была и госу­дар­ствен­ная поли­ти­ка: все, кто тогда сда­вал обще­ство­ве­де­ние, пом­нят, что в биле­тах был вопрос «язы­ко­вая поли­ти­ка и язы­ко­вое стро­и­тель­ство». Когда у тебя стро­и­тель­ство, тебе нуж­ны стро­и­те­ли, камен­щи­ки, стро­паль­щи­ки. Нуж­ны и те, кто мате­ри­ал под­но­сит. Так что мне­ние спе­ци­а­ли­стов тогда, кажет­ся, все-таки каким-то обра­зом зву­ча­ло и учи­ты­ва­лось при при­ня­тии реше­ний.

Лингвистика и политика

— Вы сто­рон­ник госу­дар­ствен­но­го язы­ка в мно­го­на­ци­о­наль­ном госу­дар­стве?

— Я не вижу в нем ниче­го опас­но­го. Что такое госу­дар­ствен­ный язык? Это язык, на кото­ром госу­дар­ство обща­ет­ся со сво­и­ми граж­да­на­ми. Он дол­жен быть язы­ком, кото­рый граж­дане по край­ней мере пони­ма­ют. Это язык, на кото­ром госу­дар­ство пишет свои доку­мен­ты. Труд­но себе пред­ста­вить, что­бы Управ­ле­ние внут­рен­них дел Чукот­ки, напри­мер, посы­ла­ло в голов­ное ведом­ство отчет о про­фи­лак­ти­ке пра­во­на­ру­ше­ний сре­ди несо­вер­шен­но­лет­них на чукот­ском язы­ке. Госу­дар­ствен­ный язык — это язык, на кото­ром раз­ные части госу­дар­ства обща­ют­ся друг с дру­гом. В том, что он есть, нет ниче­го пло­хо­го до тех пор, мне кажет­ся, пока не появ­ля­ет­ся у кого-то ощу­ще­ние «это не мой язык — зна­чит, это не мое госу­дар­ство». Госу­дар­ство долж­но при­смат­ри­вать, что­бы такие ощу­ще­ния ни у кого не появ­ля­лись. Когда ты ава­рец, а у тебя в теле­ви­зо­ре пока­зы­ва­ют сери­ал по-рус­ски, ты это­го, ско­рее все­го, даже не заме­ча­ешь. А вот когда до тво­е­го слу­ха доно­сят­ся непри­ят­ные сло­ва, ска­зан­ные на рус­ском, может быть, ты начи­на­ешь осо­зна­вать, что они имен­но на рус­ском. Рус­ский язык не дол­жен нести опас­ные, болез­нен­ные, оскор­би­тель­ные смыс­лы.

— Скла­ды­ва­ет­ся такое ощу­ще­ние: каж­дый раз, когда та или иная стра­на (мы это виде­ли на при­ме­ре Укра­и­ны) меня­ет поли­ти­че­ские ори­ен­ти­ры, вла­сти сра­зу хва­та­ют­ся за язык как за основ­ной инстру­мент борь­бы. Язык ста­но­вит­ся ору­жи­ем, им начи­на­ют раз­ма­хи­вать, как дуби­ной…

— Сна­ча­ла язы­ком раз­ма­хи­ва­ют, как фла­гом, мне кажет­ся. Сна­ча­ла язык — это то, что объ­еди­ня­ет нас и дела­ет нас нами сами­ми. Это уже потом он отде­ля­ет нас от дру­гих.

Северная Осетия, 2007 год. Фото из архива С. Татевосова

Север­ная Осе­тия, 2007 год. Фото из архи­ва С. Тате­во­со­ва

— Когда в госу­дар­стве про­ис­хо­дит всплеск пат­ри­о­тиз­ма, о ста­ту­се род­но­го язы­ка выхо­дит сра­зу огром­ное коли­че­ство исте­ри­че­ских офи­ци­аль­ных доку­мен­тов, соби­ра­ют­ся фору­мы, кон­фе­рен­ции, вспо­ми­на­ют об уро­ках род­ной речи в шко­лах…

— Кста­ти, не все­гда. Несколь­ко лет назад я был на Алтае и зани­мал­ся там одним из диа­лек­тов алтай­ско­го. Он назы­ва­ет­ся туба, или туба­лар­ский. Язык в ужас­ном состо­я­нии, про­сто в чудо­вищ­ном. То есть носи­те­лей прак­ти­че­ски нет. Пожи­лые дамы, кото­рых с тру­дом уда­лось най­ти. Соглас­но социо­ло­ги­че­ским иссле­до­ва­ни­ям, носи­те­лей долж­но было быть при­бли­зи­тель­но, насколь­ко я пом­ню, 1500 чело­век. Но при бли­жай­шем рас­смот­ре­нии их ока­зы­ва­лось гораз­до мень­ше. В общем, доволь­но боль­шое село Кебе­зень. И очень мно­го того, что вы сей­час обо­зна­чи­ли как исте­ри­че­ский пат­ри­о­тизм. Есть мно­го людей, кото­рые пом­нят о том, что Чин­гис­хан Рос­сию поко­рил, побо­рол и власт­во­вал ею. Ощу­щая себя пря­мы­ми потом­ка­ми Чин­гис­ха­на, они испы­ты­ва­ют потреб­ность немед­лен­но про­де­лать всё то же самое.

А язы­ка при этом нет. По язы­ку они рус­ские. Они гово­рят по-рус­ски. И сказ­ки про Чин­гис­ха­на рас­ска­зы­ва­ют по-рус­ски, пото­му что умер язык.

— Вы сто­рон­ник того, что­бы вла­сти сохра­ня­ли выми­ра­ю­щие язы­ки?

– Конеч­но, я, как и все, за. Труд­но толь­ко понять, что дей­стви­тель­но мож­но сде­лать в тот момент, когда язык уже схо­дит на нет. Опять-таки, на Алтае, когда мы пыта­лись най­ти людей, кото­рые на язы­ке гово­рят, мы езди­ли по раз­ным местам. А там, зна­е­те, все­гда одно и то же: «У нас тут мало кто, а вот поез­жай­те в сосед­нюю дерев­ню — там все сво­бод­но гово­рят, там все носи­те­ли». Заеха­ли мы в такую дерев­ню. А там ни каком язы­ке гово­рить не могут, ни на сво­ем, ни на рус­ском, там даже ходить не могут. Вся дерев­ня в 9 часов утра, вклю­чая детей, лежит нетрез­вая. Кра­си­вей­шие места, Телец­кое озе­ро рядом, горы, тай­га. Всё, что нуж­но для сча­стья, есть. Но колос­саль­ная соци­аль­ная депрес­сия, а на ее фоне этот самый наци­о­на­ли­сти­че­ский экс­таз.

— И что долж­но делать пра­ви­тель­ство для того, что­бы им помочь?

— Самое пре­крас­ное пра­ви­тель­ство тут не помо­жет. Язык уже в таком состо­я­нии, что, если даже вве­сти его как обя­за­тель­ный пред­мет в шко­ле, дети будут его учить как ино­стран­ный. Если ска­зать: «Граж­дане, напи­ши­те гору пре­крас­ных книг, сти­хов — мы всё изда­дим!» — ока­жет­ся, что неко­му писать. Если открыть наци­о­наль­ное радио и теле­ви­де­ние, неко­му будет рабо­тать дик­то­ром.

Постскриптум

— Вы помни­те самый стран­ный обы­чай, с кото­рым Вам при­хо­ди­лось стал­ки­вать­ся, когда Вы езди­ли в экс­пе­ди­ции при опи­са­нии язы­ков?

— В про­шлом году я при­нял уча­стие в шаман­ском обря­де. Я теперь хоро­шо знаю, чем пита­ют­ся духи, бла­го­склон­ность кото­рых надо снис­кать. Это чай­ная завар­ка, кон­фе­ты, моло­ко и вод­ка.

— Экс­пе­ди­ция Вашей меч­ты?

— Я бы хотел вер­нуть­ся в Даге­стан. Там есть язы­ки, кото­рые не опи­са­ны прак­ти­че­ски совсем. Может быть, когда-нибудь удаст­ся.

— А при­хо­ди­лось ли Вам стал­ки­вать­ся с таким язы­ком, где отсут­ству­ют какие-то базо­вые поня­тия из нашей систе­мы цен­но­стей — любовь, доб­ро, зло, смерть?

— Думаю, что нет. Я, по край­ней мере, не знаю. Здесь мы воз­вра­ща­ем­ся к тому, с чего нача­ли: язы­ки гово­рят про один и тот же мир. И кажет­ся, несмот­ря на все раз­ли­чия, они гово­рят о мире почти одно и то же.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

3 комментария

  • Anna:

    Ну, нам-то уда­лось в 2012 собрать несколь­ко сло­ва­ри­ков от туба­ла­ров. А ново­си­бир­цы в сле­ду­ю­щем году даже нашли несколь­ких чело­век, порож­дав­ших спон­тан­ные тек­сты на туба­лар­ском. Но в целом Сере­жа прав, состо­я­ние иди­о­ма чудо­вищ­ное.

  • Владимир:

    Насколь­ко дале­ки теле­ут­ский, туба­лар­ский, телен­гит­ский от лите­ра­тур­но­го алтай­ско­го язы­ка? И в какой части Гор­но­го Алтая на язы­ке близ­ком у лите­ра­тур­но­му гово­рят в быту?

  • <>

    В усло­ви­ях быст­рых и непред­ска­зу­е­мых соци­аль­ных пере­мен имен­но язы­ко­вое раз­но­об­ра­зие может помочь выжить. При­мер – воз­ник­но­ве­ние т.н. пиджи­нов. Это ком­му­ни­ка­тив­ная систе­ма, такой «вспо­мо­га­тель­ный язык», кото­рый сти­хий­но воз­ни­ка­ет в ситу­а­ции экс­тре­маль­ных язы­ко­вых кон­так­тов, когда ком­му­ни­ка­тив­ная ситу­а­ция, с одной сто­ро­ны, очень огра­ни­чен­ная, а с дру­гой сто­ро­ны, мно­го­крат­но повто­ря­ю­ща­я­ся.
    Воз­мож­ность появ­ле­ния пиджи­нов, а на их осно­ве – выжи­ва­ния груп­пы, нуж­да­ю­щей­ся в обще­нии – дает имен­но язы­ко­вое раз­но­об­ра­зие.

    Дру­гим аргу­мен­том «ЗА» для язы­ко­во­го раз­но­об­ра­зия явля­ет­ся бли­зость явле­ний линг­ви­сти­че­ской и био­ло­ги­че­ской эво­лю­ции. Впер­вые на парал­ле­ли меж­ду эво­лю­ци­ей био­ло­ги­че­ских видов и чело­ве­че­ских язы­ков ука­зал Чарльз Дар­вин в кни­ге «Про­ис­хож­де­ние чело­ве­ка».
    Так, вели­чи­на био­раз­но­об­ра­зия как внут­ри вида, так и в рам­ках всей био­сфе­ры при­зна­на в био­ло­гии одним из глав­ных пока­за­те­лей жиз­не­спо­соб­но­сти вида и эко­си­сте­мы в целом и полу­чи­ла назва­ние «Прин­цип био­ло­ги­че­ско­го раз­но­об­ра­зия».
    Язык, как и любое дру­гое эво­лю­ци­он­ное при­об­ре­те­ние, не может быть рас­смот­рен в отры­ве от обес­пе­чи­ва­е­мых им эво­лю­ци­он­ных пре­иму­ществ, сре­ди кото­рых глав­ным явля­ет­ся выжи­ва­ние, в кото­рое суще­ствен­ный вклад при­над­ле­жит язы­ко­во­му раз­но­об­ра­зию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com