«Re: Салями второй свежести»

14 января 2016 года.  
А.В.Иванов
Рубрика: «Троицкий вариант» онлайн

23 комментария
44164 просм., 56 - за сегодня
Распечатать статью Распечатать статью

Думаю, читатель хотя бы приблизительно поймет возникшие у меня по прочтении статьи г-на Штайнера В. «Салями второй свежести» (ТрВ-Наука № 188 от 22 сентября 2015 год) чувства: что-то вроде ушата помоев с утра на голову от борца за чистоту научных рядов, правда, анонимного. Согласитесь, проработав в науке всю сознательную жизнь (с непрерывной чередой научной работы, преподавания, административных забот, студенты, аспиранты, защиты диссертаций и пр.), менее всего ожидаешь, что тебе публично вручат «черную метку»: появляется кипучий некто, знать которого тебе заведомо не дано и который, упиваясь собственной безнаказанностью, под весьма сомнительным предлогом недрогнувшей рукой сходу записывает и тебя и всех твоих коллег ни более ни менее как в откровенные жулики («откровенное жульничество»). Прямо скажем, есть от чего прийти в смущение. Дело в том, что именно я и есть тот «герой», против кого в статье были обращены громы и молнии обличительной, уничижительной и негодующей критики: д.х.н., проф. Иванов Александр Васильевич, мне 62 года, работаю в науке со студенческой скамьи и по настоящее время. А поскольку перед всем научным сообществом публично, грубо и бесцеремонно поставлена под сомнение не только моя профессиональная репутация, но и репутация ученых нашей международной группы (координатором которой с российской стороны являюсь я, которая существует почти 20 лет и в состав которой входят коллеги из нескольких научных организаций России и Швеции), полагаю, что имею полное право на публичный же ответ на страницах «Троицкого варианта» (мои коллеги делегировали мне соответствующие полномочия).

С сожалением должен признать, что от абсолютной невероятности и неожиданности происшедшего не сдержался и написал в комментариях: ну как же так, ведь «…у меня в списке публикаций около 200 статей, опубликованных в ведущих периодических изданиях, из них около 30 в западных журналах (в числе которых…» Ответ г-на Штайнера поступил незамедлительно. Несмотря на очевидно язвительный тон, ответ по-своему замечательный: «…сердечно поздравляю Вас с тем, что у Вас есть публикация в JACS» (по-видимому, остальные перечисленные журналы мэтр даже не удостоил своим вниманием). И далее недоумевающий вопрос: «Не очень понятно, как это относится к тем двум парам статей, о которых идет речь». Думаю, очевидно, что ответ во второй части не менее лукав, чем в первой. Ну а если г-ну Штайнеру и иже с ним и правда непонятно, поясню: заметка выходит далеко за рамки рассмотрения частного случая двух переизданных расширенных версий статей из ДАН и имеет своей целью нечто гораздо большее: публично опорочить и скомпрометировать нас, не гнушаясь никакими средствами, убедить читателей не только в нашей недобросовестности и подлоге, но также в профессиональной и научной несостоятельности. Написано очевидно предвзято и предельно тенденциозно, текст включает искусственно построенные противопоставления, массу передержек и подтасовок, на основе которых делаются обобщения сугубо негативного характера. Неудобные факты, хорошо известные г-ну Штайнеру, но не укладывающиеся в прокрустово ложе обличительной парадигмы, сознательно замалчивается.

В заметке автор не единожды дает (не утруждая себя предъявлением каких-либо обоснований) недвусмысленно негативную оценку как нашему профессиональному уровню, так и уровню наших работ. Чего стоит только одна барственно пренебрежительная и поразительно бесстыдная фраза подчеркнуто унизительной направленности: «учитывая… однообразность и удручающую рутинность работ этой группы авторов с точки зрения химии...» (Обращаю ваше внимание, что пишет это борец за соблюдение этических норм в науке и даже создания «кодекса чести». Однако полагаю, не то что борец означенной направленности, а и просто порядочный человек походя ничего подобного себе не позволит.) Поэтому в комментариях к статье обратились к нему напрямую с просьбой дать свои координаты в системе e-library, чтобы посмотреть на уровень полета научной мысли самого г-на Штайнера. Думаю, читатели согласятся со мной, что в вопросах безапелляционной оценки уровня наших научных результатов и критики, которая в данном случае больше смахивает на огульное охаивание, это немаловажно: кто же именно взял на себя роль столь сурового судии? Может, и правда, пришлось бы молча проглотить пилюлю и снять шляпу перед таким непререкаемым авторитетом в области химии, чем черт не шутит. Ответа, к сожалению, не дождались по сей день. А вот читатель под ником «Сергей Петровичев» в комментариях и вовсе отметил: «В e-library такого автора нет, поиск в Гугле показывает, что до публикации в ТрВ такого человека просто не существовало», что, согласитесь, несколько снижает градус гражданского пафоса нашего терминатора, который вдруг оказывается щепетильным до чрезвычайности, когда речь заходит не о чужом, а о своем собственном имени. Хотя, казалось бы, а чего тут опасаться, если ваше дело правое: мы ведь не чиновники, не начальники и не мафия, у которой длинные руки, а просто рабочие лошадки науки (со статусом и регалиями, как справедливо заметил г-н Штайнер, у нас не очень…). Тем не менее, выбрав роль обличителя общественных язв, г-ну Штайнеру оказалось наиболее комфортно осуществлять свою благородную миссию по мониторингу чистоты научных рядов из глубоко законспирированной норы. Но отставим эмоции в сторону и попытаемся разобраться по порядку.

Заметка начинается с ликбеза по поводу «салямотехнологий», затем обсуждаются «некоторые», кто «довольствуется скромными отечественными журналами, куда протоптать дорожку проще». Впрочем, и то и другое автор, видимо, с высоты своего положения снисходительно дозволяет. Ну а дальше подходит и наша очередь, предваряемая фразой о том, что же бывает, когда «даже мелко порубленного материала может не хватать, а публикации нужны срочно». В развитие этого исходного посыла далее используются приемы противопоставления с «высокоэффективными научными группами, не испытывающими проблем с публикационной активностью» и прямой характеристики нас как тех, «кто оказывается неспособен научиться производить результаты столь же высокого качества и количества и нормально представлять их, чтобы в итоге конкурировать с более продуктивными коллегами, является его/ее проблемой и в любом случае не оправдывает откровенного жульничества» (это достаточно удивительные пассажи, тем более что автор прямо говорит о проведенной «проверке «публикационной истории» этого авторского коллектива»).

Давайте посмотрим, как все эти утверждения г-н Штайнера соотносятся с реальным положением дел. Во-первых, наши «удручающе рутинные» статьи очень неплохо цитируются в мире: позиции в «Списках лидеров по индексу цитируемости» (по версии «Томсон Рейтерс») можно посмотреть прямо здесь на ресурсе. У нас совсем нет «мелкопорубленного материала», равно как и «отдельных маленьких статей» (все работы на пределе разрешаемого редакциями отечественных журналов объема), и мы вовсе не «довольствуемся скромными отечественными журналами». Что же касается неспособности производить результаты высокого качества и количества: за период с 2005 года кроме двух расширенных версий статей из ДАН нами в ведущих отечественных и зарубежных периодических изданиях опубликовано 77 полноформатных статей (и одна монография), 14 из которых в зарубежных журналах (в числе которых J Amer. Chem. Soc.; Topics Curr. Chem.; Langmuir; Polyhedron; Inorg. Chim. Acta; J. Magn. Reson.; J. Colloid Interface Sci.; J. Mol. Struct.; Spectrochim. Acta A: Mol. Biomol. Spectrosc.). Читатель без труда может найти всё это в системе e-library. (Из приведенных данных совершенно очевидно, что расширенные версии двух переизданных статей из ДАН никакой погоды для нас ровным счетом не делают и мотивация на их опубликование была совершенно иной, подразумеваемой п. 19 правил ДАН – более полное раскрытие материала). На основании приведенной статистики рискнул бы предположить, что мы без всяких натяжек можем быть отнесены к тем самым «высокоэффективным научным группам, не испытывающим проблем с публикационной активностью». Однако не буду спорить и в том случае, если кому-то этот результат (для лаборатории из 6–8 научных сотрудников, большинство из которых в отмеченный период составляли молодые ученые) покажется достаточно скромным; по крайней мере, он позволяет мне уверенно утверждать: весь обличительный пафос г-на Штайнера в этой части построен на сознательной клевете и патологическом стремлении выдать желаемое за действительное. И если отбросить всё высокопарное словоблудие г-на Штайнера, не подкрепленное ровным счетом никакими аргументами, что же остается в сухом остатке? Правильно, расширенные версии двух статей, опубликованных в ДАН. Абсолютно же во всем остальном г-н Штайнер беззастенчиво и нагло (как коротко и емко выражаются в определенных кругах) «гоняет порожняк».

Теперь по существу вопроса, из-за которого вскипело ретивое анонимного поборника высшей справедливости, горящего желанием немедленно выполоть чертополохи с отечественной научной нивы. Доклады АН являются органом общенаучной экспресс-информации; публикуются там только краткие сообщения с абсолютно жесткими требованиями по объему (¼ авторского листа), который включает рисунки (числом не более 4, включая буквенные обозначения) и список цитируемой литературы (не более 15 источников). Поэтому научные материалы там печатаются в крайне сжатой форме, что обычно не позволяет полностью раскрыть представляемый материал. Понимая это, редакционная коллегия ДАН в правилах для авторов ввела пункт 19, в котором говориться: «Публикация в “Докладах Академии наук” не препятствует напечатанию расширенного варианта в другом периодическом издании», — что прямо и недвусмысленно разрешает последующее опубликование расширенного варианта статьи в специализированном научном издании. Вторая причина существования этой нормы заключается в том, что никакой нормальный ученый не захочет яркий научный результат (а именно такие требования к научным результатам в ДАН) опубликовать только в формате краткого сообщения. И вообще, зачем ломать копья? Если деятелей, вроде г-на Штайнера, этот вопрос лишает сна и покоя, следует поступить просто: подать коллективную петицию в редколлегию ДАН или прямо главному редактору с предложением исключить п. 19 из правил для авторов. Однако рискну предположить, что ликвидировать этот пункт никто не будет, по крайней мере, в обозримом будущем. Поскольку главный редактор и редколлегия, отвечающие за судьбу журнала, понимают эти вещи и возможные последствия гораздо глубже представителей научной общественности, вроде г-на Штайнера. Всем отлично известно и то, что каждый из сонма авторов, публикующихся в ДАН, этой разрешенной нормой пользуется, хотя бы время от времени; да и практика эта существует уже много десятилетий. Кроме того, переводные (англоязычные) версии ДАН, «Координационной химии» и ЖНХ переиздаются за рубежом издательством Pleiades Publishing, Ltd., у которого в соответствии с договором на переиздание имеется полное право по своему усмотрению не публиковать определенный процент статей из русскоязычных версий этих журналов (именно по этой причине номера страниц для статей в русскоязычной и англоязычной версиях обычно не совпадают). Таким образом, существует и реально действует инструмент для выбраковки статей нежелательных для переиздания. В издательстве работают достаточно сведущие и квалифицированные специалисты, и я надеюсь, наш обличитель не думает всерьез, что обсуждаемая ситуация для них является тайной за семью печатями. Поэтому не нужно лицемерно ужасаться, заламывать руки и повергать в трепет ритуальным заклинанием «самоплагиат», потому что, повторю еще раз, ситуация абсолютно легальная. Кстати, когда в комментариях читатели указали на это обстоятельство, г-н Штайнер не нашел ничего лучшего, как утверждать, что никакие это не расширенные версии (и даже не «копии статьи в ДАН с некоторыми следами «перелицовки»), а те же самые статьи: «С равным успехом они могли бы поменять шрифт и сказать, что это их новый вклад». И правда, аргумент убийственный, что называется «не в бровь, а в глаз». Но помилуйте, есть статья в ДАН объемом 6,2 стр. и статья в специализированном издании объемом 9,4 стр. – это расширенная версия или «поменяли шрифт»?

Понимая шаткость исходной позиции для создания высокого градуса обличительного пафоса и с целью придания некоей видимости объективности затевается целая эпопея со сличениями текстов (самая большая и в художественном отношении самая яркая часть заметки). Здесь, и правда, есть где разгуляться наблюдательному, едкому и саркастическому уму. В этой части текст просто переполнен убийственно саркастическими вопросами к нам, на которые автор тут же сам дает не менее язвительные ответы, основанные на собственных, как ему кажется, блестящих догадках; из некоторых выстраиваются даже целые самостоятельные сюжетные линии. (Когда читаешь про «разбор полетов», вообще возникает стойкое ощущение, что г-н Штайнер прямо там присутствовал лично, хотя всё это просто высосано из пальца; но страстное желание раскрыть, наконец, директору глаза на то, какую змею он пригрел, определенно есть.) Хочется спросить г-на Штайнера: к чему вся эта суета? Каждому здравомыслящему человеку и так совершенно ясно: если есть исходное краткое сообщение в ДАН и расширенная версия статьи, опубликованная затем в специализированном научном издании, то без особых усилий можно найти массу совпадений, равно как и различий. Но, тем не менее, г-ном Штайнером устраивается целое представление по выдуванию из мухи слона.

Не стану заниматься подробным разбором нелепых обвинений по несовпадению номеров рисунков и источников в списках литературы или почему в ДАН описание рентгеновского эксперимента приведено текстом, а в специализированном издании – таблицей (всем известно, таковы требования журналов), или «открытий чудных» в части того, что, оказывается «описываются одни и те же эксперименты, а не их более позднее воспроизведение» (следуя логике г-на Штайнера, по-видимому, для расширенной версии статьи эксперименты необходимо повторять заново). Или азартных призывов вроде «посмотрите, вот здесь формула, а тут уже химическое название словами» (с язвительным комментарием «это ноу-хау авторов»); а вот массы навесок – «в обоих текстах идентичны, при том что приведены они с точностью до тысячных долей миллиграмма!» (и далее сногсшибательный вывод: «Такое совпадение невозможно») – ну так ведь и мы тоже считаем, что совершенно невозможно; а вот здесь вещество разлагается в диапазоне 100–300 °С, а там уже в диапазоне 100–350 °С! (и затем драматический вопрос: «Ошибки интерпретации или преднамеренное введение в заблуждение?» Да, определенно на читателя всё это должно произвести неизгладимое впечатление. Но здесь нет никаких ошибок, а есть данные дополнительных исследований вещества, представленного кристаллами большего размера, – различия в условиях тепло- и массопереноса и привели к корректировке диапазона в область более высоких температур. Думаю, продолжать не имеет смысла, и как бы ни тщился г-н Штайнер доказать обратное, ничего постыдного для нас он не обнаружил. Как corresponding author в этих статьях я готов профессионально ответить за каждую цифру, фразу или обстоятельство. (Хотя, нужно признать честно, в части списка авторов недоработка есть: не посоветовались на этот счет с г-ном Штайнером. Но тут у нас есть извиняющие обстоятельства: мы не знали тогда о его существовании, а также о его обостренном интересе к этому вопросу.) Ну а если серьезно, все отлично знают, что список авторов и их расстановка — достаточно деликатные вопросы, и решаются они внутри авторского коллектива, без приглашения «спецов» со стороны (как бы кому этого ни хотелось).

Не обошлось и без курьезов: войдя в раж, г-н Штайнер вполне серьезно негодует: «…во втором же случае они приводят химическую формулу этого вещества, называя его раствор хемосорбционной системой». Общий контекст в этой части заметки таков, что ее автор, похоже, даже не понимает, что приведенная им фраза — наукообразная абракадабра. И ведь любой химик, прочитав этот абсурд (что раствор вещества мы называем хемосорбционной системой), немедленно подумает: «Да, похоже, в славном городе Благовещенске и правда работают выдающиеся специалисты в области химии». На самом деле ничего подобного в наших работах даже близко нет (поясняю г-ну Штайнеру персонально): роль обсуждаемого вещества при проведении сорбционных экспериментов заключается не в растворении, напротив, оставаясь в твердой фазе, оно эффективно связывает золото(III) из раствора. (После того, как г-н Штайнер легко и непринужденно приписал нам вышеприведенные благоглупости, мне тоже хочется, патетически заломив руки, спросить его: что же это, «ошибка… или преднамеренное введение в заблуждение?»)

Не давая себе труда разобраться в обсуждаемых результатах наших работ, даже поверхностно, наш крупный, но анонимный авторитет в области химии в очередной раз без всякого стеснения объявляет результаты наших работ «весьма тривиальными». Попробуем разобраться, так ли это. Исследованные нами в этих конкретных статьях два комплекса-хемосорбента обнаруживают способность к связыванию из раствора значительных количеств золота с образованием в качестве индивидуальных форм его связывания трех новых соединений: гетероядерных комплексов золота(III) -цинка и -кадмия, а также гетеровалентного комплекса золота(III) -золота(I) c необычно сложными супрамолекулярными структурами. Вообще же использование предлагаемого нами хемосорбционного синтеза позволяет достаточно просто и в одну стадию получать новые полиядерные комплексы золота(III), гетеровалентные комплексы золота(III) -золота(I) и гетероядерные комплексы золота(III, I) -кадмия, -цинка, -железа(III), -таллия(III), -висмута(III) и др. (конечно, это не так возвышенно, как, например, двойные соли платины-иридия, спорить не буду). Не стану навязывать свое мнение, а предлагаю читателям самим вынести суждение, насколько тривиальны результаты наших работ.

Не могу обойти также и формально исходный пункт всей этой «битвы при пирамидах». Расширенная версия статьи в ДАН была дополнена данными термогравиметрии, дифференциальной сканирующей калориметрии, электронной микроскопии и рентгенодисперсионными спектрами и направлена в редакцию ЖСХ. Рецензия пришла довольно быстро. Коротко, ясно и без излишней экзальтации и суесловия сообщалось, что структура и МAS ЯМР уже опубликованы в ДАН, а остальные данные научной ценности не представляют. Таким суровым ответом были озадачены, но особых обид не было, поскольку я и сам на протяжении уже многих лет рецензирую статьи, правда, в западных журналах. Допускаю, что где-то мог быть излишне резок и даже, может быть, несправедлив. Хотя там обычно рецензентов 3, 4, а то и все 5, и заключениями вроде «научной ценности не представляют» не забалуешь – редактора такая принципиальная позиция точно не впечатлит. А потом узнали о «предупреждениях-вооружениях», направленных в редакции ЖНХ и «Координационной химии», и тоже подивились: «Вот он, сибирский характер». Но, как показали последующие события, веселились зря…

По поводу отказа редакции ЖСХ публиковать расширенную версию нашей статьи и до сих пор считаю, что принятое решение было несправедливым. Однако посмотрим, как вся эта ситуация преломилась в изложении г-на Штайнера. Расширенная версия статьи определяется «как копия статьи в ДАН с некоторыми следами перелицовки». Разумеется, это совсем не так, поскольку кроме структуры и MAS ЯМР (13С, 15N) дитиокарбамата висмута(III) статья была дополнена данными еще четырех методов исследования и обсуждением продуктов термолиза. Само полученное вещество в свойственной г-ну Штайнеру манере оперировать полуправдой (которая, как известно, хуже лжи) объявляется «довольно тривиальным с химической точки зрения», и в подтверждение следует фраза о том, что «дитиокарбаматные комплексы разных металлов весьма интенсивно изучаются уже более полувека». Ну, во-первых, авторитетное мнение г-на Штайнера следует несколько уточнить: дитиокарбаматы изучаются уже около двухсот лет, и первый дитиокарбамат (а также и соединения, которые образуются при его взаимодействии с солями ряда металлов) был получен В. Цейсом в 1824 году, а затем почти сразу последовали работы Г. Дебу, А. Каура, А. Ленденберга, К. Рота, А. Гофмана, Б. Ратке и т.д. и т.д. Во-вторых, в нашей статье в ДАН на обстоятельство, отмеченное г-ном Штайнером, прямо указывается: «Комплекс представляет собой замечательный пример самоорганизации химической системы простого состава в сложную супрамолекулярную структуру…» — и далее следует подробная детализация. В-третьих, у наблюдательного читателя могли бы возникнуть закономерные вопросы: если всё так тривиально, что же явилось основанием для опубликования этого вещества в ДАН и почему до нашей публикации в ДАН структурные данные по этому веществу отсутствовали? Здесь достаточно сказать, что в силу структурной сложности комплекса расшифровка его структуры оказалась задачей весьма непростой и заняла более полугода; вероятно, именно по этой причине оно и не было описано ранее. И уж, конечно, результаты по этому соединению, опубликованные в ДАН, как минимум, далеко не тривиальны: структура включает шесть изомерных молекул комплекса, которые на супрамолекулярном уровне специфическим образом объединяются в биядерные молекулы четырех видов (см. Иванов А.В., Егорова И.В. и др. Строение кристаллического N,N-дипропилдитиокарбамата висмута(III), [Bi{S2CN(C3H7)2}3] по данным MAS ЯМР 13C, 15N и РСА: супрамолекулярная самоорганизация и конформационная изомерия // ДАН (2014) Т. 454, № 2. С. 190–194).

Завершается «разоблачение» сакраментальным вопросом: «Какие из этой ситуации можно сделать выводы?» И далее незамедлительно следуют ответы: «…можно надеяться, что редакции российских журналов (или хотя бы наиболее уважаемой их части) будут более осторожными: предупрежден — вооружен» и «…хотелось бы, чтобы грантодающие организации сделали свои выводы» и даже призыв к созданию «кодекса чести». Поскольку процедура предупреждения-вооружения в отношении нас проводится уже вторично, мы расцениваем это обращение г-на Штайнера как публичные призывы к редакциям наши работы не публиковать, а к «грантодающим организациям» — поддержку не оказывать. Так что «предупредил-вооружил» г-н Штайнер всех и по полной программе, организациям-адресатам осталось только принять к неукоснительному исполнению публично озвученные задачи. (Даже непонятно, кем наш кипучий аноним, предусмотрительно прикрывающийся несуществующим человеком, себя возомнил.) Только вот после первого «предупреждения-вооружения», а попросту доноса, редакции почему-то не встали навытяжку и до настоящего времени продолжают печатать «нечестивцев» (и так на протяжении уже 35 лет). Понятно, что самолюбие вершителя судеб это не может не задевать, и поэтому он не постеснялся даже редакции журналов еще раз соответствующим образом «простимулировать» уже и в публичной плоскости. Что же касается «кодекса чести»... Для начала г-ну Штайнеру неплохо было бы приобщиться хотя бы к самым общим представлениям об обычной человеческой порядочности, а потом уже рядиться в белую тогу поборника общественной добродетели.

Но даже и на этом не успокоились. В комментариях под рубрикой «Узнайте, что другие говорят об этой статье» (полно, господа, не другие, а в точности те же самые) чья-то заботливая рука уже поместила переход на статью некоего г-на Карнышева В.И., в которой тот, обращаясь уже к Ливанову Д.В. (министру образования и науки РФ) указывает на нас как на образцово-показательных авторов «махинаторских приемов для раздувания публикационных показателей» и, разумеется, с отсылкой на авторитетную статью г-на Штайнера. (да и правда, раздулись на «махинаторских» приемах неимоверно). Видимо, господа борзописцы полагают, что уж теперь-то министру не останется ничего другого, как подвести нас всех к состоянию Game is over. Оцените степень эскалации уровня обращений: даже страшно подумать, куда будет направлено следующее «предупреждение-вооружение», неужели прямо Самому?.. Вообще-то кроме совести нормальным людям присуще еще и чувство меры, а то ведь как в известной истории получается: «Пионеры фашиста поймали – запытали в подвале проклятого». Предложил бы также горячим поборникам «кодекса чести» вроде господ Штайнера и Карнышева при его создании предусмотреть первой строкой положение, обязывающее подписывать «критические публикации» собственными именами. Глядишь, тогда и число желающих безнаказанно «порезвиться» на чужой счет под видом благородной борьбы за высокие идеалы науки поубавится. Свое-то ведь имя, не чужое, к нему, как показывает обсуждаемая заметка, у господ Штайнеров и отношение другое, более чем трепетное.

В работах Ж. -П. Сартра и М. Хайдеггера есть необычайно образное определение нравственной категории совести – как Языка, на котором Бог говорит с человеком. Поэтому мне искренне жаль таких кипучих людей, как наш аноним: ведь однажды утром можно проснуться, а в голове абсолютная тишина и Он с тобой уже не разговаривает. Совсем не разговаривает…

В связи с этим думаю, что стыдить г-на Штайнера абсолютно бессмысленно. Вопрос у нас к редакции ТрВ: как подобная низкопробная стряпня откровенно клеветнического характера, очевидным образом имеющая все признаки черного пиара и направленная на компрометацию совершенно конкретных людей, попала в печать? Хотелось бы также услышать официальную позицию редакции по сложившейся ситуации…

В заключение хотел бы от себя лично и от имени своих коллег выразить благодарность читателям, которые прямо или косвенно оказали нам поддержку.

Ну, кажется, всё, «Свободны наконец…»


 

Комментарий

Признаться, появление в комментариях героя статьи стало неожиданностью: такое бывает в ТрВ-Наука не столь часто. Более того, последовал весьма объемный и гневный ответ. Что же, постараемся ответить более кратко, но по делу.

Прежде всего хотелось бы отметить следующее. Герой статьи действительно является автором/соавтором множества научных статей по неорганической химии, среди которых есть и публикации в очень уважаемых изданиях, в частности, одна статья в JACS (Journal of American Chemical Society). Это высокий уровень, и ставить под сомнение качество ни этой работы, ни других многочисленных трудов никто не собирался. Напомним, речь в изначальной статье [1] шла о вполне конкретных двух парах статей (см. ссылки), материал которых повторял друг друга.

Теперь по сути. Насколько можно понять из текста выше, основная аргументация проф. Иванова сводится к двум положениям.

А) Журнал ДАН не препятствует публикации авторами расширенных версий статьи (п.19 Правил).

Б) Обе статьи, последовавшие за публикациями в ДАН, представляют собой расширенные версии.

Таким образом, получается, что действия проф. Иванова совершенно оправданны. Что же, давайте разберемся, так ли это.

Начнем со второго тезиса. Признаться, настойчивость героя статьи, доказывающего, что последовавшие за сообщениями в ДАН статьи действительно являются расширенными вариантами, заставила усомниться: может, мы ошиблись, по недомыслию оклеветали уважаемого профессора и должны принести извинения? Увы, повторное изучение текстов привело к тем же самым выводам, что и ранее.

Если внимательно посмотреть, например, на статьи, вышедшие в 2013—2014 годах [2] [3], становится совершенно очевидным (по крайней мере для специалиста-химика), что в обоих случаях описаны синтезы одних и тех же соединений и одни и те же рентгеноструктурные эксперименты (как уже отмечалось ранее, об этом говорит полное совпадение целого ряда параметров). Точно так же совпадает и текстовое описание молекулярных структур (в этом может убедиться и неспециалист, просто положив два текста рядом). Помимо этого, ясно, что речь идет об одних и тех же ТГА-экспериментах, о чем однозначно говорит точное совпадение масс навесок. Иными словами, описано одно и то же. Тем не менее, как верно замечает проф. Иванов, объем второй статьи заметно больше (6,2 vs 9,4). С чем это связано?

Ответ прост. Во-первых, во вторую статью добавлено несколько иллюстраций, которые, однако, не являются отображением нового научного результата. Так, рис. 1 статьи в ЖНХ представляет собой ЯМР-спектр соединений I и II. Однако нетрудно заметить, что в обеих статьях есть текстовое описание данных спектроскопии ЯМР (причем они совпадают практически дословно). Таким образом, речь идет не о новой научной информации, а лишь о форме ее представления – текст vs текст+рисунок. То же самое касается, например, и рис.2, на котором представлена одна из проекций кристаллической структуры. Специалистам-химикам хорошо известно, что, обладая обработанными данными рентгеноструктурного анализа и необходимым программным обеспечением, можно сделать сколь угодно много иллюстраций – разные проекции, разные фрагменты структуры и т.д. – по большому счету, это дело вкуса, но с точки зрения химии это лишь форма представления материала, а не новый результат. Является ли иллюстрация (не экспериментальные данные и не их интерпретация, а именно еще один рисунок, сделанный по ранее представленным данным) новой научной информацией? Если да, то это, конечно, открывает большой простор для «научной работы»…

Во-вторых, в статье [3], есть таблица 1, в которой представлены кристаллографические параметры. Как совершенно верно пишет проф. Иванов, формат, в котором работает ДАН, предполагает более компактную форму представления этой информации – именно так она и дана в тексте (см. стр. 402), занимая около ¾ столбца. В ЖНХ (стр. 1031) те же с экспериментальной точки зрения данные сведены в таблицу, которая занимает уже более 2/3 страницы (не столбца), то есть гораздо больший объем. Таким образом, речь вновь идет не о новой информации, а о манере ее представления, которая может быть более или менее лаконичной. Такими способами нетрудно увеличить число страниц в 1,5 раза, и это вряд ли предел. Но является ли это «расширенной версией статьи»?

Внимательно посмотрев на вторую, более раннюю, пару статей, нужно признать: в словах проф. Иванова есть определенная истина, и следует принести ему искренние извинения. Действительно, в статье, опубликованной в журнале «Координационная химия», есть очень небольшая, но всё же доля нового материала, а именно: ТГА проводился не на одном, а, по всей видимости, на двух образцах, то есть был сделан еще один эксперимент. Правда, в результате были получены данные, которые сильно расходятся с теми, что были представлены в ДАН, о чем упоминалось в [1]. Проф. Иванов пишет: «Но здесь нет никаких ошибок, а есть данные дополнительных исследований вещества…» — что же, пусть так, но на какие данные в конечном счете должен ориентироваться исследователь, который будет читать эти статьи? Насколько приемлемым является тот факт, что информация, представленная в «расширенной версии» (пусть без кавычек, хотя, как нетрудно убедиться, большинство остального материала в этих статьях идентично – см. оригинальные тексты), противоречит тому, о чем говорится в кратком сообщении, а автор не дает по этому поводу никаких комментариев, не говоря о банальной ссылке на свою же более раннюю работу (об этом ниже)?

Здесь самое время перейти к первому тезису проф. Иванова, а именно о правилах ДАН. Действительно, этот журнал не запрещает публикацию «расширенного варианта в другом периодическом издании» (п.19) [4], поскольку придерживается формата кратких сообщений с жестким ограничением объема материала и особыми требованиями к его актуальности. О том, насколько рассматриваемые статьи являются «расширенными версиями», уже говорилось выше, но есть и еще один важный момент: правила ДАН распространяются только и исключительно на ДАН. Не препятствуя публикации «расширенных вариантов», ДАН не может приказать другим журналам принять их – у каждого издания есть своя редколлегия и свои регламентирующие документы.

Правила для авторов журнала «Координационная химия» гласят [5]: «К публикации в журнале… принимаются оригинальные статьи и обзоры (…) Отправляя рукопись в журнал, автор гарантирует, что соответствующий материал (в оригинале или в переводе на другие языки или с других языков) ранее нигде не публиковался и не находится на рассмотрении для публикации в других издательствах». Следует признать, что правила ЖНХ [6] не содержат в явном виде запрета на повторную публикацию того, что уже было представлено в других статьях. Что же, если следовать исключительно букве правил, то, вероятно, необходимо принести проф. Иванову искренние извинения – получается, формально автор имеет право отправлять в ЖНХ материалы своих ранних статей сколь угодно много раз. Правда, вряд ли редакция будет от этого в восторге и уж тем более сомнительно, что она примет такие рукописи.

Даже если исходить из того, что в обоих случаях речь идет не о дублировании материала, а о публикации расширенных версий (так это или нет, судить читателю – исходные данные, то есть оригинальные тексты статей, доступны в библиотеках), остается еще один вопрос. Вообще говоря, в таких случаях общепринятой нормой является ссылка на более ранние релевантные работы – неважно, свои или чужие. Даже если более поздняя статья действительно содержит значимую часть новых данных, в той части, где она повторяет то, что было опубликовано (а уж тем более дословно и с воспроизведением иллюстраций!), ссылка обязательна. Как нетрудно убедиться, этого нет и в помине. Почему это не было сделано, вопрос к авторам, хотя они, безусловно, могут апеллировать к правилам ЖНХ/«Координационной химии», которые не содержат этих требований в явной форме, а, значит можно и не ссылаться (?).

Проф. Иванов утверждает: «Всем отлично известно и то, что каждый из сонма авторов, публикующихся в ДАН, этой разрешенной нормой пользуется, хотя бы время от времени». К сожалению, он не приводит ссылки на конкретные примеры, хотя бы на один, поэтому трудно судить о том, поступают ли другие авторы так же (воспроизводя львиную долю материала вместе с иллюстрациями без ссылки на исходную работу) или всё же иначе. Тем не менее в одном проф. Иванов прав полностью: в его практике это совершенно точно не единичный случай. Помимо тех двух пар статей, о которых речь шла выше, есть и другие, сделанные по схожему, хотя и не идентичному, алгоритму. К крайне незначительно измененному тексту и рисункам статьи в ДАН добавляется пара иллюстраций, сделанных по вышеописанному методу, и некоторое количество действительно новых данных, в частности, результаты ТГА (термогравиметрического анализа) того же самого соединения. Результат такой компиляции через 2-3 месяца отправляется уже в другой журнал – без упоминания того факта, что большая часть данных уже опубликована. По этому принципу были сделаны, например, статьи [8] и [9] – в совпадении текстовых фрагментов, а также двух иллюстраций может убедиться даже неспециалист. Тем не менее, в данном случае действительно можно говорить о «расширенной версии», поскольку новые данные всё же появляются. Вопрос о том, насколько оправданными являются дословное воспроизведение (без ссылки!) значительной части текста (оценочно более 80%) с иллюстрациями, а также утверждение, что соединение является новым («…получен новый…комплекс»), остается открытым, но, вне всякого сомнения, это прерогатива редколлегий журналов.

Наконец, пора вернуться к изначальной точке, а именно: зачем была написана статья [1], а также и данный комментарий. Вопреки мнению проф. Иванова, цель «публично опорочить и скомпрометировать... не гнушаясь никакими средствами» © нами вовсе не ставилась. Хочется заверить и читателя, и героя статьи: писать эту статью было очень непросто как с точки зрения затрат времени и сил (а их, увы, не так много), так и морально. Одно дело – читать на тематических ресурсах разборы дел, связанных с “redundant/duplicate publication” и случившихся где-нибудь далеко, и совсем другое – когда такое происходит совсем рядом и с участием твоих коллег, более того – коллег, работающих в институте Академии наук (а это марка!). Сомнения, стоит ли выносить эту историю за пределы профессионального круга, нас долго не покидали.

Тем не менее это было сделано, и вот почему. Не секрет, что российские научные журналы на протяжении многих лет переживают не лучшие времена. Так получилось, что попадание в условия международной конкуренции произошло одновременно с жестоким ресурсно-финансовым кризисом отечественной науки, которая была (и остается) для них основным поставщиком статей. Далеко не все смогли «удержаться на плаву», некоторые (как, например, журнал «Металлоорганическая химия», в котором когда-то публиковались работы, ничуть не уступавшие лучшим из зарубежных) просто погибли. К счастью – и в этом величайшая заслуга и подвиг членов редколлегий – в России уцелели журналы, которые смогли не только выжить, но и сохранить хотя бы частично научный уровень публикуемых работ. Конечно, с точки зрения рейтингов (импакт-фактор) их показатели скромны и уступают международным изданиям, но это лучшее, что осталось у нас, и это то, что мы можем не только сохранить, но и по мере сил стараться улучшить.

Можно изменить многое, но главным было, есть и будет качество содержимого, то есть самих научных статей. Развитие отечественных научных изданий, рост их репутации немыслим без развития научной и, в частности, публикационной этики. Именно поэтому очень важно добиться, чтобы не только лучшие российские издания, но и сами авторы следовали передовым международным стандартам, по которым давно работают ведущие журналы.

Как может убедиться любой желающий, обратившись, например, к ресурсу Committee of Publication Ethics (COPE) [9], в мировой практике попытка публикации не только одного и того же, но даже «перекрывающегося в значительной степени» материала, а тем более без ссылки на источник имеет результатом отвержение (rejection) либо даже отзыв (retraction), если статья была уже опубликована. Ни научная репутация, ни звание профессора здесь влияния не оказывают: редакции стараются быть максимально беспристрастными.

Будем ли мы постепенно эволюционировать, наблюдая за нашими нынешними конкурентами, изучая и применяя лучшие из их методов и практик, или мы вновь и вновь будем искать свой собственный уникальный путь? Надо полагать, на этот вопрос каждый должен ответить сам.

В заключение хотелось бы напомнить слова Карла Поппера: «…наука представляет собой один из немногих видов человеческой деятельности — возможно, единственный, — в котором ошибки подвергаются систематической критике и со временем довольно часто исправляются. Это дает нам основание говорить, что в науке мы часто учимся на своих ошибках и что прогресс в данной области возможен» [10].


  1. Вениамин Штайнер, Салями второй свежести // ТрВ-Наука № 188 от 22 сентября 2015 года — http://trv-science.ru/2015/09/22/salami-vtoroj-svezhesti/
  2. Иванов А. В., Лосева О. В., Родина Т. А.и др. // ДАН (Физ. Хим.). 2013. Т. 452. № 4. С. 401–407.
  3. Иванов А. В., Лосева О. В., Родина Т. А. и др. // ЖНХ. 2014. Т. 59. № 8. С. 1028–1037.
  4. www.maik.ru/journals/d/dan/rus/guid.pdf
  5. www.maik.ru/journals/k/kordkhim/rus/guid.pdf
  6. www.maik.ru/journals/n/nergkhim/rus/guid.pdf
  7. Иванов А.В., Бредюк О.А., Герасименко А.В. и др. //ДАН (Физ. Хим.). 2008. Т. 420. № 5. С. 637
  8. Родина Т.А., Иванов А.В., Бредюк О.А. и др. // Коорд. Хим. 2009. Т. 35. № 3. С. 172-180.
  9. http://publicationethics.org/cases
  10. Поппер К. Предположения и опровержения: Рост научного знания.

Связанные статьи

Помощь «Троицкому варианту — Наука» ⇢

Обсуждение

23 комментария на ««Re: Салями второй свежести»»
  1. admin:

    Техническое замечание:

    Появляющиеся под комментариями ссылки вида

    Трекбеки

    Узнайте, что другие говорят об этой статье...

    формируются, конечно, не «заботливой рукой» администрации, а сугубо автоматически: блоги, основанные на WP, рассылают друг другу оповещения по размещенным ссылкам (при умолчательных настройках), если движок это принимает, то автоматически размещает ссылку на цитируемый материал с автоматической же цитатой.

    Ссылки и анонсы новых статей в соцсети на странички ТрВ (Фейсбук, ВК, Твиттер и др.) сейчас так же отправляются автоматом с помощью плагинов, иначе бы просто рук не хватило.

    И второе: не сказал бы, что диалоги авторов и задетых ими в публикациях лиц у нас в комментариях — слишком редкое явление...

  2. Стомакаров:

    То есть довольно очевидно, что за псевдонимом Штайнер сама редакция и скрывается. Мелкие пройдохи :)

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  3. Andrey Letarov:

    То есть, коллега Стомакаров, вы полагаете, что редакция, включающая физиков, биологов, журналистов и пр. собралась за круглым столом и путем коллективного обсуждения породила текст на сугубо химическую тему?

    Нежелание г-на Штайнера раскрывать свое инкогнито может вызывать разные эмоции, но он, вобщем-то имеет на это право. Таковы традиции публицистики. Даже если Штайнер — это школьник 10 класса или дворник из Волгодонска — что это меняет? Есть какие-то соображения по существу аргументации?

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

    • Анатолий Березкин:

      Храбрый но застенчивый анонимус сдулся, когда не ответил по существу на вопрос о п. 19 правил для авторов. Так что жанр анонимного доноса он выбрал либо очень удачно, либо этот школьник не такой уж и дворник.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

      • Уважаемый Анатолий,

        шутка понятна. Но, что касается вброса самой этой абсурдной идеи про школьников-дворников, считаю этот вопрос далеко не шуточным и совсем не случайным. Исходный опус г-на Штайнера как горохом пересыпан оценками и суждениями, претендующими на профессиональные. Хотя каждому здравомыслящему человеку ясно, что профессиональных суждений и оценок в области химии ни у школьника, ни у дворника (экзотических версий с переходом академика или профессора в ЖЭК, рассматривать не буду) быть не может, в принципе. Более того, этот же самый совершенно «лично не заинтересованный» г-н Летаров заявляет о своей готовности разобраться, при случае, даже и с Нобелевскими лауреатами (см. комментарии к исходному опусу г-на Штайнера, в самом конце). Конечно, можно было бы все списать на неадекватов, которых достаточно много вокруг, но считаю, что дело совсем не в этом. Думаю, что здесь декларируются ни более, ни менее, как претензии околонаучной шпаны, которая прячется за вымышленными именами (и которые не надо путать с псевдонимами – настоящий псевдоним это бренд и фамилия тут уже совершенно неважна), выступать в роли непререкаемых судей для профессиональных ученых. И они вовсе, не мелкие пакостники, как можно было бы подумать сгоряча, а имя им высокое «Публицисты»…

        Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  4. Михаил:

    Слишком много чести, для кляузы анонимного автора, чтобы посвящать этому факту целую статью. Ученых всегда разводят на эмоциях.Потому их следует просто подавлять, а ответ, только по существу.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  5. andfil:

    Интересно кто автор комментария к ответу профессора А.В. Иванова. Опять некий анонимный «авторитет».

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  6. Игорь:

    1. Некрасиво давать комментарии без подписи.

    2. Не вижу особой крамолы в публикации одних и тех же СВОИХ ОРИГИНАЛЬНЫХ И ВАЖНЫХ результатов в разных изданиях. Сказку о рыбаке и рыбке тысячи раз публиковали, и что?

    3. Множить число публикаций заставляет навязанная бюрократами от науки система оценки результатов труда научного работника по числу публикаций и индексам цитирования.

    4. Можно привести тысячи и тысячи примеров множественных публикаций одних и тех же результатов в разных изданиях, и нападки «Штайнера» именно на Иванова выглядят как личные.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  7. Платон:

    Мужики, кончайте уж этот базар!

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  8. Дмитрий:

    Уважаемый господин Иванов!

    Недовольство ваше понятно. Форма анонимной, жесткой и публичной претензии вызывает желание дать ответ. Но по сути лучше было это дело замять, поскольку указанные статьи действительно сильно совпадают друг с другом, а в том, что вы называете расширенной версией, отсутствует ссылка на предыдущую работу.

    Лучшим примирительным ответом является замечание из комментариев выше, что «Множить число публикаций заставляет навязанная бюрократами от науки система оценки результатов труда научного работника по числу публикаций».

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

    • ... Подарок прямо таки царский, только нам он без надобности. Да и планов по «замять» совсем не имеем. Мне уже навалом лет и я имею устоявшуюся привычку сам отвечать за свои поступки (без привлечения чиновников), чего и вам желаю. А то в редакционных комментариях, вместо того, чтобы как приличные люди мужественно признать свою неправоту в части высказанных нами претензий, запускаете вторую серию «Развесистой клюквы» и начинаете лицемерно жевать солому: «ставить под сомнение качество ... никто не собирался», «цель публично опорочить ... нами вовсе не ставилась» т.д. (А вся рвота г-на Штайнера, это и вовсе, надо полагать, не что иное как изящные комплименты.) Можно посмотреть комментарии и, в целом, понятно отношение читателей к вашей стряпне. (Скажу сразу, своим сотрудникам категорически запретил писать в комментариях, поэтому комментарии нами никаким образом не инспирированы — в противном случае, все было бы гораздо жестче).

      Что касается отсылок на исходные статьи в ДАН: в теории все верно (глупо было бы спорить), но есть еще существующая практика.

      Поэтому, присылаете мне расширенный вариант любой статьи с отсылкой на исходное опубликование в ДАН (до средины 2015 года) и я снимаю перед всеми вами свою кубинскую шляпу и полностью признаю в этой части свою неправоту ...

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

    • Дмитрий:

      Мне даже любопытно, что имеют ввиду люди, которые ставят минус к моему комментарию. Я недостаточно добр к А.В. Иванову? Недостаточно зол? Слишком много думаю? :)

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

      • Сугубо частное мнение: мне кажется, не следует столь явным образом публично демонстрировать склонность к нарциссизму...

        (Что же касается некой доброты, в данном случае использование этого понятия представляется совершенно неуместным. Скорее добрая воля, а вот ее то в ред. комментариях нет и в помине. Мы, в свою очередь, также оставляем за собой право и их прокомментировать, но чуть позже...

        Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  9. Лариса:

    Похвально стремление г-на Штайнера нести правду в массы, изобличая «неблаговидные» деяния. Ведь правду говорить легко и приятно, особенно про других. Но тогда нужно идти до конца и говорить правду и о себе, а не прятаться за псевдонимами. Иначе все высокие порывы приобретают тухлый душок и принимают вид нападок личного характера. В книге Дудинцева «Белые одежды» (кстати, об ученых) есть алгоритм определения зла. Зло всегда маскируется, и маскируется под великое добро. Так и г-н Штайнер маскируется служением истине, радением о высоком научном статусе отечественных журналов, качестве научных статей и, конечно, о научной этике. И хочется даже посочувствовать автору, поскольку «цель «публично опорочить и скомпрометировать... нами вовсе не ставилась». И как «писать эту статью было очень непросто как с точки зрения затрат времени и сил (а их, увы, не так много), так и морально. Сомнения, стоит ли выносить эту историю за пределы профессионального круга, нас долго не покидали». Правда не понятно, почему везде теперь фигурирует «Мы», а не «Я»? Или статью писал не один г-н Штайнер? Может все-таки оставить вопрос об оригинальности, научной ценности статей на долю редакций журналов и рецензентов. И если напечатали статьи, значит редакция посчитала их достойными. И о чем тогда сыр-бор?

    Я в науке занимаю достаточно скромное место, но как обстоят в ней дела представление имею. Видимо осталось искоренить только деятельность вот таких профессоров, и за будущее отечественной науки можно быть спокойными.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  10. Химик:

    Да тут все друг друга стоят. Один занимается копанием в чужих работах вместо того, чтобы делать свои, при этом прикрылся псевдонимом. Второй раздувает щеки, какой он великий ученый, при этом нового материала набрать на статьи не может и пишет дубли, прикрывшись правилами ДАН. Типичная ситуация для некоторых коллективов, когда амбиций много, а результата мало

    Смешно про публикации. 30 статей в зарубежных журналах из 200 подается как достижение, люди, вы серьезно??? Это достижение???

    еще смешнее с уровнем журналов... J.Mol.Struct., Inorg.Chim.Acta, Polyhedron подается как нечто великое, да это все второй сорт

    все это хорошо показывает, куда местами скатилась наша наука. Безо всякой реформы

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

    • andfil:

      Вы, дорогой «Химик» оцениваете результаты по наукометрическим показателям? Есть сейчас такой вид спорта среди чиновников. Вы не из них? Действительно, куда скатилась Ваша наука?!

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

      • Химик:

        а, конечно, надо все оценивать по тому, кто у какого академика в корешах

        есть академик-папик, публикуешься в Изв. АН — молодец

        нет академика-папика — иди гуляй, хоть в Nature публикуешься

        если серьезно, то наукометрия не идеальна, но лучше пока ничего не придумали. Придумали, вернее, называется экспертная оценка...

        ...то есть в наших реалиях если есть академик-папик — молодец :)

        Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

      • Дорогой «andfil»,

        признаюсь честно, Вы сразили меня наповал, опустившись до дискуссии с дешевым балаганным клоуном. (Не хочу быть неправильно понятым, это только мои личные ощущения; и само собой разумеется, с кем вступать в переписку это, исключительно, ваше личное дело. Еще раз прошу прощения, за допущенную вольность в суждениях...)

        Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

        • Химик:

          конечно, куда нам до великих

          кстати, простите, я тут посмотрел Ваши работы. Скажите, а в китайских журналах тоже можно публиковать одно и то же? У них тоже как в ДАН?

          Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  11. Михаил:

    Такое ощущение, что на страницы издания — и крайне многословно — выплеснулся один из многочисленных в научной среде антагонизмов между группами авторов. Вряд ли стоит уважаемому изданию отдавать столько места подобному «выяснению отношений». Такого рода примеры весьма многочисленны в истории науки, и в них замечены были и очень известные авторы, порою даже как бы и гениальные. Но не эти моменты их красят и делают великими.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

    • Уважаемый Михаил,

      понимаю, что послание адресовано совсем не нам. Тем не менее, позвольте выразить на этот счет личное суждение: как мне кажется, в сложившейся ситуации ставить нас на одну доску с нашими «оппонентами», как минимум, не корректно...

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

      • Михаил Родкин:

        Уважаемый проф.Иванов, извините пожалуйста, если обидел. У нас разные точки зрения: Ваша — изнутри конфликта, у читателей ТрВ — снаружи. Снаружи дело представляется как личностный «налет» анонима на вполне (по крайней мере, на взгляд со стороны) уважаемого автора. Напрашивается, что не поделили или гранты или — что часто бывает и между великими — научный приоритет. Основное озвученное обвинение — что в расширенной зарубежной публикации не было ссылок на ДАН — смотрится грехом, но не слишком страшным. И вполне понятно, почему автор «забыл» ДАН. Но ответ представляется также избыточно длинным и эмоциональным. Хотя и понятно, на публичное обвинение напрашивается также и публичный ответ.

        Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

Ваши мысли

Запрещены: спам, нецензурная ругань, оскорбления, расизм. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com


См. в той же рубрике: