Апология книги

Владимир Успенский

Вла­ди­мир Успен­ский

Лау­ре­ат пре­мии «Про­све­ти­тель» 2015 года сбор­ник «Мате­ма­ти­че­ская состав­ля­ю­щая». «Это уни­каль­ная и необ­хо­ди­мая кни­га», счи­та­ет мате­ма­тик и линг­вист Вла­ди­мир Андре­евич Успен­ский, автор «Апо­ло­гии мате­ма­ти­ки». В 2010 году она тоже удо­сто­и­лась пре­мии «Про­све­ти­тель».

Реше­ние жюри пре­мии «Про­све­ти­тель» я ува­жаю даже тогда, когда я с ним не согла­сен — как это, ска­жем, было в 2014 году; номи­на­цию не назы­ваю, но пола­гаю, что это реше­ние запом­ни­лось мно­гим имен­но сво­ею стран­но­стью. Реше­ние же это­го года в номи­на­ции «Есте­ствен­ные и точ­ные нау­ки» мною радост­но при­вет­ству­ет­ся — тем более что мною напи­са­ны шесть стра­ниц (с 98-й по 103-ю) из 151 стра­ни­цы кни­ги-лау­ре­а­та, отче­го я стал одним из 16 отклик­нув­ших­ся на при­гла­ше­ние ее авто­ров.

Слу­ча­лось, что при­гла­шен­ный автор напи­сал все­го одну стра­ни­цу — впро­чем, вполне содер­жа­тель­ную. Авто­ра­ми неко­то­рых ста­тей высту­пи­ли сами редак­то­ры-соста­ви­те­ли, коих было три: Нико­лай Нико­ла­е­вич Андре­ев, Сер­гей Пет­ро­вич Коно­ва­лов, Ники­та Михай­ло­вич Паню­нин. Так что общее чис­ло авто­ров кни­ги, вклю­чая Алек­сея Нико­ла­е­ви­ча Кры­ло­ва (1863–1945), — два­дцать.

Слева направо: Н. Панюнин, Н. Андреев и С. Коновалов. Фото премии «Просветитель»

Сле­ва напра­во: Н. Паню­нин, Н. Андре­ев и С. Коно­ва­лов. Фото пре­мии «Про­све­ти­тель»

Меня уго­во­рил напи­сать шесть стра­ниц Нико­лай Нико­ла­е­вич Андре­ев, извест­ный автор «Мате­ма­ти­че­ских этю­дов», вопло­щен­ных в ани­ма­ци­он­ных видео­кли­пах. Мое коле­ба­ние было вызва­но сомне­ни­ем, смо­гу ли я напи­сать нечто достой­ное постав­лен­ной зада­чи. А замы­сел соста­ви­те­лей был по-насто­я­ще­му ори­ги­на­лен: собрать под одной облож­кой корот­кие тек­сты, в кото­рых отра­жа­лась бы кон­крет­ная роль мате­ма­ти­ки — «мате­ма­ти­че­ская состав­ля­ю­щая» — в тех дости­же­ни­ях циви­ли­за­ции, кото­ры­ми поль­зу­ет­ся чело­ве­че­ство.

Люби­мой кни­гой ран­не­го дет­ства моих сверст­ни­ков была «Что я видел» Бори­са Жит­ко­ва (кста­ти, дво­ю­род­но­го деда вели­ко­го рос­сий­ско­го мате­ма­ти­ка и попу­ля­ри­за­то­ра мате­ма­ти­ки Вла­ди­ми­ра Иго­ре­ви­ча Арноль­да). Когда герой этой кни­ги Алё­ша Поче­муч­ка под­рас­тет, он нач­нет зада­вать более слож­ные вопро­сы, чем в кни­ге Жит­ко­ва. И обна­ру­жит, что на мно­гие из них ответ дает мате­ма­ти­ка — как посред­ством уста­нов­лен­ных мате­ма­ти­кой фак­тов, так и посред­ством выра­бо­тан­ных в этой нау­ке мето­дов мыш­ле­ния.

Како­во рас­сто­я­ние до гори­зон­та? Поче­му крыш­ки люков, утоп­лен­ные в тро­туа­ры и мосто­вые, все­гда круг­лые, а квад­рат­ные — очень ред­ко? А могут ли эти крыш­ки иметь и отлич­ную от кру­га фор­му? Поче­му поез­да не схо­дят с рель­сов при пово­ро­тах, при том что жест­ко наса­жен­ные на ось колё­са, обра­зу­ю­щие колес­ную пару, про­хо­дят при пово­ро­те пути раз­лич­ной дли­ны? Как устро­ить шифр, кото­рый нель­зя было бы раз­га­дать? Поче­му свет от ката­фо­та идет в гла­за осве­ща­ю­ще­го его сво­и­ми фара­ми авто­мо­би­ли­ста, а не ухо­дит куда-нибудь в сто­ро­ну?

Может быть, он еще рань­ше спро­сит, поче­му, когда роди­те­ли уго­ва­ри­ва­ют его выпить пол­бо­ка­ла лекар­ства и он выпи­ва­ет это нали­тое в бокал лекар­ство, удер­жи­вая палец на поло­вине высо­ты, что­бы нико­им обра­зом не выпить боль­ше, — поче­му в резуль­та­те ока­зы­ва­ет­ся, что, несмот­ря на все меры предо­сто­рож­но­сти, он каж­дый раз выпи­ва­ет боль­ше поло­ви­ны.

А в стар­ших клас­сах Поче­муч­ка спро­сит, а про­яв­ля­ет­ся ли как-нибудь кри­виз­на наше­го про­стран­ства в прак­ти­че­ской дея­тель­но­сти людей; и узна­ет, что да, про­яв­ля­ет­ся. Он спро­сит, поче­му счи­та­ет­ся, что в немец­ком язы­ке четы­ре паде­жа, а в вен­гер­ском толь­ко основ­ных (то есть упо­треб­ля­е­мых с любы­ми сло­ва­ми) — 18, да и что такое вооб­ще падеж; и узна­ет, что ответ на этот вопрос дал вели­кий мате­ма­тик Кол­мо­го­ров. А если он спро­сит, как про­ще и быст­рее все­го най­ти наи­боль­ший общий дели­тель двух чисел, то с удив­ле­ни­ем узна­ет, что быст­рее все­го рабо­та­ет ста­рый доб­рый алго­ритм Евкли­да, извест­ный чело­ве­че­ству уже две с поло­ви­ной тыся­чи лет. А если спро­сит, как быст­ро умно­жать боль­шие чис­ла, узна­ет, что такой алго­ритм при­ду­ма­ли лишь в XX веке.

На все ука­зан­ные вопро­сы Поче­муч­ка полу­чит ответ в кни­ге «Мате­ма­ти­че­ская состав­ля­ю­щая». На мой взгляд, ее уни­каль­ность состо­ит в том, что это пер­вая кни­га в оте­че­ствен­ной науч­но-попу­ляр­ной лите­ра­ту­ре, в кото­рой, как ска­за­но в анно­та­ции, «рас­ска­зы­ва­ет­ся как о мате­ма­ти­че­ской „состав­ля­ю­щей“ круп­ней­ших дости­же­ний циви­ли­за­ции, так и о мате­ма­ти­че­ской „начин­ке“ при­выч­ных, каж­до­днев­ных вещей». Дру­гая осо­бен­ность кни­ги — попу­ляр­но-опи­са­тель­ный стиль изло­же­ния, рас­счи­тан­ный на самые широ­кие кру­ги чита­те­лей. Коли­че­ство фор­мул све­де­но до мини­му­ма, зато широ­ко исполь­зу­ет­ся такое мощ­ное сред­ство воз­дей­ствия на чита­те­ля, как цвет­ной рису­нок; худож­ни­ку-офор­ми­те­лю

Рома­ну Алек­сан­дро­ви­чу Кок­ша­ро­ву — отдель­ная бла­го­дар­ность.

Необ­хо­ди­мость подоб­ной кни­ги вызва­на тем, что широ­кий круг чита­те­лей, под­го­тов­лен­ных к чте­нию клас­си­че­ских попу­ляр­ных книг о мате­ма­ти­ке, за послед­ние чет­верть века прак­ти­че­ски исчез и сей­час

надо фор­ми­ро­вать его зано­во. Рас­смат­ри­ва­е­мая кни­га пред­ла­га­ет свой спо­соб реше­ния этой важ­ной зада­чи: мате­ма­ти­ка пред­ста­ет в книге не как обособ­лен­ная нау­ка, а как скры­тая часть явле­ний и пред­ме­тов окру­жа­ю­ще­го мира. Это­го, как пра­ви­ло, не осо­зна­ют даже под­ко­ван­ные в инже­нер­но-тех­ни­че­ском отно­ше­нии спе­ци­а­ли­сты: пони­мая, как устро­е­ны раз­лич­ные тех­ни­че­ские при­спо­соб­ле­ния, они в боль­шин­стве слу­ча­ев не пони­ма­ют, где в них скры­та та мате­ма­ти­ка, на осно­ве кото­рой эти при­спо­соб­ле­ния созда­ны.

Кни­га рас­счи­та­на на самые разные кате­го­рии чита­те­лей. Дети, читая ее, могут зада­вать вопро­сы роди­те­лям, роди­те­ли могут и сами про­честь тот или иной сюжет и поре­ко­мен­до­вать его ребен­ку, рас­счи­ты­вая на сов­мест­ное обсуж­де­ние. Еще одна целе­вая ауди­то­рия — те, кто при­ни­ма­ет важ­ные реше­ния: как ска­за­но в пре­ди­сло­вии, «от школь­ни­ка, выби­ра­ю­ще­го свою буду­щую про­фес­сию, до госу­дар­ствен­но­го дея­те­ля, опре­де­ля­ю­ще­го при­о­ри­те­ты в раз­ви­тии стра­ны».

Калей­до­скоп сюже­тов и раз­но­об­ра­зие сти­лей — еще одна осо­бен­ность кни­ги. Мно­го­об­ра­зие сюже­тов дает воз­мож­ность каж­до­му чита­те­лю най­ти что-то лич­но его заин­те­ре­со­вав­шее. У кни­ги два­дцать авто­ров, у каж­до­го свой стиль, это наде­ля­ет кни­гу «лица необ­щим выра­же­ньем». Воз­мож­ность полу­че­ния чита­те­лем науч­ной инфор­ма­ции из пер­вых рук — важ­ное досто­ин­ство кни­ги.

Нако­нец, кни­га пре­вос­ход­но изда­на, что, вку­пе с содер­жа­ни­ем, дела­ет ее эта­ло­ном в совре­мен­ном науч­ном кни­го­из­да­нии. Тех­ни­че­ско­му редак­то­ру Миха­и­лу Юрье­ви­чу Пано­ву — отдель­ная бла­го­дар­ность.

Редак­то­ры-соста­ви­те­ли совер­ши­ли науч­ный подвиг, спер­ва замыс­лив про­ект, казав­ший­ся пона­ча­лу фан­та­сти­че­ским и неосу­ще­стви­мым, а затем его осу­ще­ствив. Дове­де­ние замыс­ла до кни­ги, кото­рую мож­но взять в руки, потре­бо­ва­ло зна­чи­тель­ных уси­лий от участ­ни­ков про­ек­та. Одни толь­ко пере­го­во­ры с авто­ра­ми чего сто­и­ли! Ведь от каж­до­го из них (кро­ме Алек­сея Нико­ла­е­ви­ча Кры­ло­ва) необ­хо­ди­мо было добить­ся тек­ста, не выби­ва­ю­ще­го­ся из при­ня­то­го в кни­ге сти­ля. Неко­то­рые заме­ча­тель­ные ста­тьи (напри­мер, о рас­сто­я­нии до гори­зон­та) напи­са­ли сами редак­то­ры-соста­ви­те­ли.

Фото Н. Деминой

Фото Н. Деми­ной

Когда во вре­мя цере­мо­нии вру­че­ния пре­мии редак­то­ры-соста­ви­те­ли кни­ги были вызва­ны на сце­ну, зна­ки лау­ре­ат­ства были рас­пре­де­ле­ны меж­ду ними: одно­му вру­чи­ли диплом и риту­аль­ную ста­ту­эт­ку, на дру­го­го наде­ли ман­тию, на тре­тье­го — квад­рат­ную ака­де­ми­че­скую шапоч­ку с кисточ­кой.

Это мож­но видеть на запи­си https://youtu.be/VbcAv5fV1ME, на како­вой мож­но послу­шать так­же выступ­ле­ния редак­то­ров-соста­ви­те­лей кни­ги-лау­ре­а­та. Како­ва даль­ней­шая судь­ба ман­тии, шапоч­ки, ста­ту­эт­ки и дипло­ма, запись не сооб­ща­ет. Мож­но пред­по­ла­гать, что они будут хра­нить­ся в лабо­ра­то­рии попу­ля­ри­за­ции и про­па­ган­ды мате­ма­ти­ки Мате­ма­ти­че­ско­го инсти­ту­та им. В. А. Стек­ло­ва ныне РАН, где состо­ят все трое вызван­ных на сце­ну.

Фото В. А. Успен­ско­го с сай­та gorod.afisha.ru

Мате­ма­ти­че­ская состав­ля­ю­щая. Н.Н.Андреев, С.П.Коновалов, Н.М.Панюнин (ред. -сост.)

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *