Путь наверх. Московский университет в рейтингах университетов мира

Юрий Грановский, канд. хим. наук, до апреля 2015 года — науч. сотр. химфака МГУ

Юрий Грановский,
канд. хим. наук, до апреля 2015 года — науч. сотр. химфака МГУ

Высшее образование имеет решающее значение для успешного развития любой страны. И центральное место занимает подготовка специалистов с университетским образованием. Выпускники университетов обладают широтой и универсальностью знаний, умением разбираться в сложных проблемах изучаемых дисциплин, пониманием путей и перспектив развития современной науки и техники. Первостепенную важность в этом деле приобретают вопросы качества их подготовки.

Один из способов оценки этого качества – анализ глобальных рейтингов университетов (ГРУ). Вузы, занимающие высокие места в рейтингах, относят к университетам мирового класса.

Ряд общих вопросов (история создания и совершенствования ГРУ, их классификация, популярность, согласованность, надежность и пр.) рассмотрена нами в статье [1]. Там же приведена позиция МГУ за последние годы в двух ГРУ: в Шанхайском академическом рейтинге (Academic Ranking of World UniversitiesARWU) и в рейтинге The Times Higher EducationTHE). Рейтинг THE существует в двух вариантах. Кроме мирового интегрального рейтинга (WUR) публикуется и репутационный рейтинг (WRR). Он оценивается экспертами как взвешенная сумма (в отношении 2:1) двух индикаторов, научной и учебной репутации вуза. Вот результаты МГУ в этих рейтингах за последние годы: в Шанхайском 84-е место (2014); в рейтинге WUR места 196-197 (2014—2015); в рейтинге WRR 25-е место (2015) [2].

Известен указ президента России за № 599 от 7 мая 2012 года, в котором поставлена задача: не менее пяти российских университетов  должны  к 2020 году войти  в первую сотню лучших университетов мира (по ГРУ, проект 5-100). Эта задача требует выявления и анализа факторов, влияющие на качество подготовки научных кадров. Один из основных факторов – система управления научными коллективами. Этому фактору  и посвящена настоящая статья.

В нашей работе [3] коротко рассмотрены две системы управления: традиционный («репрессивный») менеджмент, основанный на принципе «кнута и пряника», и альтернативный менеджмент (АМ) [4]. Одно из основных положений АМ, упомянутое в статье – отказ от наказаний в любой форме. Это положение не прошло незамеченным. Как отмечено в одном из откликов на статью [3] (комментарии приведены там же, где и статья, в электронном варианте газеты), отказ от наказаний – «чистейший воды популизм».

С этим утверждением нельзя согласиться. Какой же это популизм, если АМ широко и с успехом применяется в Японии. Авторы книги  [4] считают, что превращение Японии в страну с высокоразвитой экономикой в значительной степени связано с применением АМ. Больше откликов на статью [3] получило то, что можно назвать «избавлением от  балласта». Это проблема  сокращения научных кадров. По каким критериям следует увольнять людей, как использовать наукометрические индикаторы в этих ситуациях и пр.?

Нами при изложении АМ в работе [3] не было приведено второе основное положение АМ – пожизненный найм. Организация ни при каких условиях обязуется не увольнять сотрудника. Но если сотрудник захотел уйти, то руководство не будет ему препятствовать. Поэтому проблемы сокращения персонала в АМ просто не обсуждаются.

 Таким образом, отказ от наказаний и пожизненный найм – основные положения АМ. Именно они обеспечивают повышение творческого потенциала сотрудников, создают комфортную атмосферу для работы, повышают выход оригинальных решений и пр.

При обсуждении этих положений одно из основных сомнений в использовании АМ в отечественной науке формулируется так: «мы же не японцы!» В книге [4] приведено распространенное мнение: АМ возможен только в условиях так называемой «рисовой культуры», т.е. в странах Востока, где традиционно сильны общинность, дисциплина, способность к изнурительному и кропотливому труду. И далее: «Почему тогда в соседних странах за редким исключением (Южная Корея, которая восприняла очень много из японских подходов к корпоративной культуре; Гонконг, Сингапур – искусственно созданные центры финансовых операций), феномен «рисовой культуры» не работает? И причем здесь способность гнуть спины под палящим солнцем на залитых водой рисовых чеках, когда Япония шагнула уже в эру инновационной индустрии?» [4, с.11-12].

Другое дело, что особенности развития науки в тех или иных странах могут затормозить применение АМ. Отметим один  барьер на этом пути в отечественной науке [1]. Это наличие иерархических структур в управлении. Его, например, отмечал доктор биологических наук В. П. Эфроимсон (1908—1989). Он говорил, что еще до второй мировой войны авторитарная система власти в нашей стране породила авторитарную систему управления наукой. По его мнению, командно-административный стиль управления и иерархия — главные причины  деградации отечественной науки: «Я не преувеличу, если скажу, что в нашей стране существует почти феодальная зависимость огромной армии хороших, но по титулу рядовых ученых от возвышающихся над ними хозяев, царьков и настоящих царей» [5, с.12 ]. Эти слова были сказаны четверть века назад, но с той поры мало что изменилось.

Как действует репрессивный менеджмент мы покажем на примере  отношения администрации к профессору биологического факультета МГУ В.В.Налимову (1910—1997). С ним связано развитие научных направлений: метрология анализа вещества; химическая кибернетика; математическая теория эксперимента; наукометрия; использование вероятностных представлений при описании внешнего мира; создание вероятностной модели языка и вероятностно ориентированной философии. Он опубликовал 30 книг и около 300 статей. Его работы переведены на английский, немецкий, французский, польский, венгерский и арабский языки. В 1987 году В.В.Налимов был награжден медалью Дерека де Солла Прайса за успехи в области науковедения и наукометрии, присуждаемой редакционно-консультативным  советом международного журнала Scientometrics.

К этому добавим отрывок из статьи профессора биологического факультета МГУ А.М.Гилярова (1943—2013), посвященной памяти В.В.Налимова:

«Василий Васильевич Налимов оказался последним русским интеллигентом, с которым мне выпало счастье быть знакомым. Он был типичным и одновременно – совершенно неповторимым представителем той особой породы людей, которой больше не существует… Все они уже давно ушли в мир иной, как ушло в небытие и само понятие русской интеллигентности. Они вымерли подобно мамонтам или шерстистым носорогам» [6, c. 386].

В конце 1980-х гг. без видимых причин и без предупреждения в довольно грубой форме В. В. Налимова отстранили от заведования лабораторией математической теорией эксперимента биологического факультета МГУ, не сообщив ему об этом. Вот как вспоминает вдова В. В. Налимова Ж. А. Дрогалина: «...Ему предложили написать заявление о переходе на должность консультанта. Он отказался: «Хотят увольнять, пусть увольняют. Сам заявление писать не буду». И пошел к ректору, которому сказал, что единственное, на что готов согласиться, это стать главным научным сотрудником. И стал» [7, c. 422-425].

Репрессивное управление научными коллективами распространено повсеместно и в этом деле Московский университет не отличается какими-то особенностями. Например, конфликт в Институте теоретической и экспериментальной физики. Он возник после присоединения этой организации к научному центру «Курчатовский институт» и назначения нового директора. Вот одна из оценок возникшей ситуации: «Хороший институт, интегрированный в мировую науку, как будто попал из современной европейской цивилизации в феодальную деспотию, на которую, по-моему, смахивает Курчатовский институт» [8].

Можно полагать, что применение АМ, претендующее на обрушение феодальных порядков, будет встречено в штыки многими исследователями нашей страны. Поэтому большое значение приобретает наукометрия, позволяющая реально оценить эффективность применения новой парадигмы управления.

Нами уже отмечалось, что по инициативе ректората наукометрические методы стали применяться в  Московском университете с начала второго десятилетия нашего века. После обнадеживающего начала весной 2015 года они были рекомендованы для установления персональных рейтингов научных сотрудников всей организации.  Критика этого решения дана в нашей статье [3]. Приведем один отзыв на эту тему сотрудника Санкт-Петербургского государственного университета (Ираида): «...Повезло москвичам с «отсрочкой»! – в СПбГУ рейтинговая система введена в 2011 году. Результат известен чуть ли не всей стране – коллективы были (даже в страшно бедные и голодные 90-е), а сейчас, когда все живут несравнимо лучше – и научные школы порушили, и знаменитой университетской атмосферы и научного духа – тю-тю».

Наблюдая более 50 лет за процессом развития наукометрии в нашей стране, трудно говорить о возможном успешном симбиозе АМ и наукометрии. Этот вывод тем более огорчителен, что начало отечественных исследований по наукометрии было вполне успешным. Автором термина «наукометрия» и одним из авторов первой в мире монографии по наукометрии был В. В. Налимов. Заметным было представительство российских исследователей в редакционно-консультативном совете журнала Scientometrics. Но далее успешного развития эта область науки не получила. По нашему мнению только переход к АМ способен изменить ситуацию [9]. Мы предлагаем «мягкий» вариант перехода. Несколько научных коллективов добровольно переходят к АМ. Через несколько лет результаты эксперимента могут быть оценены отечественными и зарубежными экспертами с привлечением наукометрических данных.

 

  1. Грановский Ю. В. Московский университет в рейтингах университетов мира. — Естественнонаучное образование: вектор развития, Сборник / Под общей ред. академика В. В. Лунина и проф. Н. Е. Кузьменко. – М.: Издательство Московского университета, 2015, с. 107-134.
  2. Аджиев В. Репутационный рейтинг: как трактовать успех МГУ? – Троицкий вариант, № 175, 24 марта 2015 года, с.4-5.
  3. Грановский Ю. В. Не в ту степь. О персональных рейтингах научных сотрудников Московского университета. – Троицкий вариант, №183, 14 июля 2015 года, с.3.
  4. Фидельман Г. Н., Дедиков С. В., Адлер Ю. П. Альтернативный менеджмент. — М.: Альпина Бизнес Букс, 2005. — 186 с.
  5. Эфроимсон В. П. Авторитет, а не авторитарность. Беседа с корреспондентом «Огонька» Е. Изюмовой. – Огонек, 1989, № 11, с.10-12.
  6. Гиляров А. М. «…а так как мне бумаги не хватило…» Василий Васильевич Налимов – математик и философ (к столетию со дня рождения); Международная научная конференция; Москва, МГУ имени М.В. Ломоносова, Музей Землеведения; 9-10 ноября 2010 года: Сборник трудов / Сост. : Дрогалина Ж. А., Панченко Л. А. – М.: МАКС Пресс, 2011. – 392 с.
  7. Дрогалина Ж. А. Говорить о тебе. – «Я друг свобод…» В. В. Налимов: вехи творчества. В 2-х томах. Т.II / Сост. Ж. А. Дрогалина. — Томск — М.: Водолей Publishers, 2005, с.403-434.
  8. Штерн Б. ИТЭФ: Хроника борьбы за выживание. – Троицкий вариант, № 2, 31 января 2012 года, с.6.
  9. Грановский Ю. В., Адлер Ю. П. Симбиоз наукометрии и альтернативного менеджмента (новая парадигма в управлении научными коллективами) – В печати.

Грановский Юрий Васильевич работал на химическом факультете Московского университета с 1960-го по апрель 2015 года. Защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата химических наук в 1964 году. Решением ВАК в 1973 году утвержден в ученом звании старшего научного сотрудника по специальности «неорганическая химия». В последние годы занимал должность научного сотрудника кафедры физической химии химфака МГУ.


[1] Другие барьеры предполагается рассмотреть в последующих публикациях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

5 комментариев

  • Армен Оганесян:

    >> «...Повезло москвичам с «отсрочкой»! – в СПбГУ рейтинговая система введена в >> 2011 году. Результат известен чуть ли не всей стране – коллективы были (даже в >> страшно бедные и голодные 90-е), а сейчас, когда все живут несравнимо лучше – >> и научные школы порушили, и знаменитой университетской атмосферы и научного >> духа – тю-тю».

    Значит, цена таким «научным школам» нулевая.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 3

  • tigrek:

    Если увольнение работника по инициативе администрации рассматривать в качестве наказания (см. ст. 192 Трудового кодекса РФ, но можно опираться и на понятие отрицательной обратной связи), то второе положение альтернативного менеджмента является частным случаем первого, т.е. логически избыточным.

    А первое положение ошибочно, т.к. система без отрицательной обратной связи будет легко уничтожена сбоями, возникшими в результате случайных флуктуаций или целенаправленной деятельности врагов системы.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Удивлён:

    «В конце 1980-х гг. без видимых причин и без предупреждения в довольно грубой форме В. В. Налимова отстранили от заведования лабораторией математической теорией эксперимента биологического факультета МГУ, не сообщив ему об этом. Вот как вспоминает вдова В. В. Налимова Ж. А. Дрогалина: «...Ему предложили написать заявление о переходе на должность консультанта.»

    А Налимов — 1910 года рождения. Что странного в том, что человека, которому под 80, хотят убрать с должности завлаба? Должность-то административная, «пахотная».

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

    • Денис:

      Сам по себе возраст — это лишь один из факторов. Лично знаю и завлабов, и завкафоф, весьма бодрых в свои 80, сохраняющих ясность мысли и даже физический тонус. Но в среднем, конечно, после 70 уже начитается резкое падение работоспособности... С другой стороны, видел кучу «вечных с.н.с.» и «вечных доцентов», уже годам к 45 полностью утративших интеллектуальный тонус и интерес к жизни вообще. Сложно тут всё.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Денис:

    Сама идея абсолютизации всевозможных рейтингов вузов, да еще и с тратой на вхождение в них вполне серьезных денег, глубоко порочна. Рейтинги — это вторичная сущность, никак не самоцель. Ничего кроме «покупки аффилиаций» и подобных не самых приятных проявлений эта гонка за рейтингами не породила...

    Положение о необходимости «отказа от наказаний в любой форме» и «пожизненного найма» выглядит ,прямо скажем, странным. Для сферического сотрудника в вакууме — красиво, но в реальной жизни, ведет к деградации системы. Люди сильно разные: кому-то патологическая лень мешает выучить английский — без пинка никак, кто-то впал в маразм и вместо теормеха на лекции рассказывает о проблемах классовой борьбы и коварстве мирового империализма, кто-то впадает в запои и может просто не появляться на работе неделю подряд...

    Абсолютизация наукометрия — штука тоже довольно коварная, причем, имеющая место по всему миру — приятно читать статьи 1950-80-х — всё по существу, авторы писали статью чтобы что-то интересное сообщить миру. 90-е — уже побольше «воды», сейчас же, нужно просто выуживать реально полезную информацию в океане «публикаций ради публикаций», и речь вовсе не только о русскоязычных журналах.

    С вузами и наукометрией тоже всё сложно — можно быть прекрасным преподавателем, умея заинтересовать студентов и наглядно разъяснить даже самые сложные для понимания разделы, имея небольшое количество публикаций и маленький хирш. А можно иметь хирш 30, но быть абсолютно непригодным к преподавательской деятельности и к работе с людьми вообще, читать абсолютно непригодные для восприятия и конспектирования лекции, и порождать у студентов лишь отвращение к предмету...

    Полезно? Dobre 2 Słabe 0

Добавить комментарий

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com