- Троицкий вариант — Наука - http://trv-science.ru -

МФТИ: вопросы без ответов

Андроник Арутюнов

Андроник Арутюнов


Максим Балашов

Максим Балашов

ТрВ- Наука продолжает следить за ситуацией в Московском физико- техническом институте. Публикуем статью Андроника Арутюнова, Максима Балашова, Романа Карасёва, Дмитрия Терёшина о реальном и декларируемом положении дел с зарплатами преподавателей и профессоров МФТИ.

Роман Карасёв

Роман Карасёв


Дмитрий Терёшин

Дмитрий Терёшин

Cегодня в российских вузах складывается очень странная ситуация. Майские указы Путина, а также дорожные карты, разработанные Министерством образования и науки РФ, гарантируют достаточно высокий уровень оплаты труда профессорско-преподавательского состава (далее – ППС) вузов. Этот уровень к 2018 году должен быть двукратным по отношению к зарплате того региона, где зарегистрирован вуз. Существенно должна вырасти также и заработная плата вспомогательного персонала.

Руководством министерства декларируется, что преподаватель в современном российском вузе должен чувствовать себя уверенно и не бояться завтрашнего дня. Кроме того, вузы «осовремениваются», стремятся соответствовать болонской системе и прочим международным стандартам, становятся более эффективными. Преподавание — имеется в виду качественное преподавание, высокого уровня — труд кропотливый и тяжелый, поэтому такие шаги руководства РФ можно только приветствовать.

Но, как всегда, дьявол кроется в деталях. А детали таковы. Все мы знаем, что вокруг нас полно некомпетентности. Вопросы компетентности возникают также в сфере образования и сфере управления этим самым образованием. Как же в этих сферах решить их? Ибо на некомпетентных и неэффективных преподавателей и неэффективные вузы никаких денег не хватит.

В цивилизованном мире эти вопросы решает научное сообщество. И ничего лучше пока не придумано. Корпус специалистов, независимых, беспристрастных и дорожащих своей репутацией, высказывается по поводу научного результата или педагогической новации. Эти же специалисты рецензируют статьи в ведущих журналах. Кроме того, для педагога ключевым показателем в работе являются профильные успехи его учеников.

Существуют, конечно, косвенные методы проверки: показатели цитируемости, h-индекс, всякие анкетирования, опросы и т.п. Этот же корпус специалистов, работающих в данном вузе, и в первую очередь именно он, может внятно ответить на вопрос: эффективна или нет деятельность администрации вуза? Ибо основная задача администрации вуза — сделать работу ППС и научных работников эффективной и комфортной. Ну а работу высших администраторов уровня министра должен оценивать уже весь спектр преподавателей и научных работников.

Как известно, «в Риме бушевала подлая чернь, а у нас — начальники». Наши начальники-администраторы от образования не исключение: они «упразднили науки», то есть вывели откуда только возможно реальных ученых-экспертов и посадили на их места «эффективных администраторов». Как выбираются эти администраторы — обычно тайна за семью печатями. Нам кажется, что зачастую «эффективные администраторы» — это просто родственники или знакомые «эффективных администраторов» более высокого уровня, а деловые качества этих людей вообще мало учитываются. Так вот, «эффективные администраторы» и стали в основном определять, что в науке и образовании хорошо, а что плохо.

Далее, во многих вузах были отменены выборы ректоров и сотрудники этих вузов потеряли важнейший инструмент контроля над своим руководством. Теперь ректор назначается министерством (например, в МФТИ), а если повезет, то президентом (как в МГУ). Ну и наконец, администраторы созрели для решения более ответственной задачи: дать вузам такие правила, благодаря которым вузы и эффективными станут, и услугу образовательную окажут, да и компетентности при этом не растеряют. Во главу угла были поставлены некие общие для всех вузов нормативы, что очень удобно для чиновников. Ибо шаблонное мышление — основа административного успеха. Мы хотим продемонстрировать на примере МФТИ (где мы все давно работаем), что получается в результате такой деятельности.

МФТИ является одним из ведущих вузов России, вот лишь некоторые факты: МФТИ находится на 1–2-м месте по качеству абитуриентов [1], в основном это талантливые дети из всех регионов России, а не только из Москвы. Эти дети имеют возможность не только учиться в МФТИ, но и пользоваться общежитиями, которые находятся рядом с вузом, что немаловажно, ибо цены на найм жилья неподъемные для большинства студентов. Таким образом, благодаря репутации и серьезной работе со школьниками МФТИ собирает, без преувеличения, золотой фонд российской молодежи.

Образование, полученное в МФТИ, позволяет молодому человеку найти себя во многих сферах: в науке, образовании, бизнесе, административной деятельности. Выпускники МФТИ становятся известными исследователями, такими как лауреаты Нобелевской премии Андрей Гейм (родился в Сочи, учился в Нальчике) и Константин Новосёлов (родился и учился в Нижнем Тагиле).

МФТИ входит в программу «5топ100», ориентированную на развитие вуза с целью выхода на мировой уровень, участвует во многих других программах для ведущих вузов. В связи с этим представляется весьма странным требовать от МФТИ выполнения тех предписаний и рекомендаций министерства, которые обращены ко всей массе вузов России без разбора (хотя и в массе тоже есть проблемы, которых мы в этой заметке не касаемся). Перечислим наиболее важные и спорные, на наш взгляд, пункты этих требований. Вопросы по этим пунктам мы адресуем чиновникам Министерства образования и науки.

1. Что касается выполнения показателей по средней зарплате ППС, то в целом требования министерства можно только приветствовать. Однако вызывает недоумение, что даже в таком элитном вузе, как МФТИ, эти требования размываются с помощью манипуляций понятием «местоположение: Москва — Московская область»: МФТИ зарегистрирован в Москве, но территориально в основном находится в г. Долгопрудный Московской области.

Средняя зарплата в Москве примерно в два раза выше, чем в Московской области, и руководство постоянно этим пытается объяснить нам наши низкие зарплаты. Кроме того, очень странен подсчет совершенно абстрактных средних зарплат «на ставку». С учетом того, что в МФТИ несколько тысяч совместителей, работников учреждений РАН и прочих научно-производственных организаций, устроенных зачастую на 0,1–0,3 ставки, подсчет средней зарплаты на ставку вообще не может быть адекватным показателем ни с какой точки зрения.

2. По вопросу учебной нагрузки требования министерства туманны и непрозрачны. Педагогическая нагрузка должна составлять не более 900 часов год. Раньше в эти 900 часов включался весь педагогический труд преподавателя: экзамены, переэкзаменовки, консультации, учебно-методическая работа и др. Такой подсчет нагрузки обеспечивался не более чем шестью парами аудиторной нагрузки в неделю и гарантировал время на качественную проверку контрольных и заданий, на научную деятельность.

Проректор Д. А. Зубцов, ректор Н. Н. Кудрявцев, министр Д. В. Ливанов, замминистра А. Б. Повалко и проректор по строительству А. Б. Ланчаков (слева направо) обсуждают, как сделать жизнь сотрудников МФТИ лучше (фото Пресс-службы Минобрнауки России)

Проректор Д. А. Зубцов, ректор Н. Н. Кудрявцев, министр Д. В. Ливанов, замминистра А. Б. Повалко и проректор по строительству А. Б. Ланчаков (слева направо) обсуждают, как сделать жизнь сотрудников МФТИ лучше (фото Пресс-службы Минобрнауки России)

В августе 2015 года ректор МФТИ решил, что многие виды деятельности преподавателя сюда не входят.

В результате пересчета преподавателям предлагалось на одну ставку вести уже 7–9 пар аудиторных занятий. А это не оставляет времени ни на проверку (сколько времени уходит на проверку контрольной у семи и более групп, это не менее 120 человек), ни на научную деятельность. Очевидно, что непрозрачная схема подсчета нагрузки дает широкое поле для манипуляций, приводящих, к сожалению, к ухудшению качества преподавания.

Нам кажется разумным по крайней мере для ведущих вузов (МГУ, МФТИ, МИФИ, МГТУ и др.) ввести понятные и простые способы подсчета нагрузки преподавателя, привязанные к единственной наблюдаемой и измеримой величине — количеству часов аудиторных занятий преподавателя со студентами. Мы считаем, что максимальное количество аудиторных часов на ставку каждого преподавателя должно быть ограничено 12, иначе ни о каком мировом уровне преподавания просто не будет речи.

3. В показателях/индикаторах, которые министерство спускает вузам, приводятся довольно опасные планы наращивания соотношения «студенты/преподаватели», которое в ближайшие годы должно составить 13:1. Администрация МФТИ объясняет этим требованием свои действия по увеличению приема, а представители министерства говорят нам, что это вовсе не требование, а рекомендация.

Исторически МФТИ всегда отличался индивидуальной работой преподавателя со студентом, это соотношение старались удерживать на уровне 3:1 до последнего времени. Слепое исполнение предписаний министерства по этому вопросу делает нагрузку на преподавателей чрезмерной (см. предыдущий пункт), приводит к переполнению аудиторий за пределами санитарных норм, а в перспективе требует также сокращать «неэффективных» преподавателей с использованием инструмента «эффективный контракт».

Мы призываем отказаться от этой порочной практики наращивания соотношения «студенты/преподаватели», по крайней мере в отношении ведущих вузов. Наращивание количества студентов ничего в перспективе не дает, сокращение преподавателей и увеличение нагрузки на оставшихся исключает возможность индивидуального подхода к студентам и делает нереальными планы о привлечении активно работающих исследователей к преподаванию в вузах.

4. Опасной нам кажется привязка оплаты труда преподавателя к количеству его студентов (оплата пропорциональна числу студентов, слушающих курс), что нам неоднократно декларировалось ректоратом. Конечно, соблазнительно судить о ценности курса и работы преподавателя по числу студентов. Но нередко это может приводить к абсурдному результату. Например, есть фундаментальные направления (теоретическая физика, физика твердого тела, астрофизика, чистая математика), в которые идет небольшое число студентов. Но при этом подготовка специалиста по этим направлениям обширная и сложная. В частности, она требует большого количества предметов, которые будет слушать около пяти человек. Предлагаемый подход сделает невозможным оплату труда тех специалистов, которые будут читать курсы по таким направлениям. Таким образом, фундаментальная наука просто будет терять приток молодых специалистов.

5. Из обсуждений в ректорате МФТИ мы узнали, что количество руководящих и административных работников в МФТИ больше, чем количество штатных преподавателей. Для примера: рост административных штатов в МФТИ в последние годы привел к тому, что получение подписи на документе стало занимать не один-два дня, а от недели до месяца, так как требуется согласование всё большего и большего числа бюрократов на одной бумаге. Вот где простор для деятельности министерства — ограничивать соотношение «администраторы/ преподаватели» какими-то разумными числами, например 1:5. Соотношение 13:1 между студентами и преподавателями, видимо, мотивировано соображениями экономии средств. Но совершенно ясно, что намного большая экономия будет достигнута за счет сокращения руководящих и административных должностей.

6. В целом, нам кажется целесообразным, чтобы ведущие вузы вели более открытую политику в сфере оплаты труда. В рамках МФТИ мы выдвигали инициативы о публикации статистики по зарплатам без указания персональных данных, которые руководство МФТИ пока не торопится выполнять, или же пытается предоставлять явно недостоверные и целенаправленно искаженные данные. Вопросы открытости в области оплаты труда должны быть подняты на министерском уровне; помимо общей статистики руководители ведущих вузов и их структурных подразделений должны отчитываться о своих доходах, как публичные персоны, ответственные за важные для государства и общества решения. Ведь в некоторых развитых странах зарплата работников и руководителей государственных вузов является полностью открытой, так как, в конце концов, это деньги налогоплательщиков.

Заключение

Резюмируя всё сказанное: там, где можно ввести вполне прозрачные критерии и нормы (педагогическая нагрузка, зарплата), мы видим лишь туманные рекомендации. Там, где для принятия правильного решения необходима работа группы экспертов (принятие решения о нужности того или иного курса, о компетентности преподавателя), в этих вопросах есть попытка свести всё к обманчивым цифрам — успеваемость студентов, количество студентов. Мы не против наукометрии и «образованиеметрии» в разумных дозах, но они не должны использоваться вопреки здравому смыслу.

1. vid1.rian.ru/ig/ratings/vuzi_top.pdf

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи