Первый критик русской эмиграции

Адамович Г. В. Собрание сочинений: в 18 т. Т. 2: «Звено» (1923–1928). — М.: изд-во «Дмитрий Сечин», 2015

Адамович Г. В. Собрание сочинений: в 18 т. Т. 2: «Звено» (1923–1928). —
М.: изд-во «Дмитрий
Сечин», 2015

 

Издавать литературную критику – это особая задача для литературоведа, справляться с которой на серьезном научном уровне удается не многим. Однако вышедший в издательстве «Дмитрий Сечин» второй том из собрания сочинений критика, поэта и переводчика Георгия Адамовича (1892–1972) демонстрирует высокий результат подобной работы.

Каждый литературовед понимает, что нет смысла переиздавать все, что было написано писателем, до последней строчки, если мы, конечно, не имеем дело с фигурой уровня Толстого или Достоевского. Георгий Адамович для литературной критики фигура не менее значимая, чем предыдущие двое для русской литературы в целом. Поэтому собрать и заново ввести в научный оборот основные критические статьи Георгия Адамовича –насущная необходимость, без которой невозможна полноценная история русскоязычной литературной критики ХХ века.

Будучи профессиональным газетчиком, публикуясь часто и в большом количестве, Адамович, строго говоря, не оставил исследователям целостного архива. Чтобы представить себе его литературно-критическое наследие во всей многогранности и целостности, интересующимся пришлось бы прочесывать всю эмигрантскую периодическую печать. Однако исследователями эта работа уже выполнена.

На сегодняшний день проект по изданию собрания сочинений «первого критика русской эмиграции» (определение поэта Георгия Иванова) является самым масштабным за всю историю работы с наследием этого автора. Запланировано 18 томов, два из которых уже доступны читателю.

Второй том собрания сочинений составили критические работы Георгия Адамовича, публиковавшиеся в парижском «Звене» с 1923 по 1928 год под рубрикой «Литературные беседы».

До революции 1917 года Адамович был одним из молодых и многообещающих петербургских поэтов, учеников Николая Гумилёва. Еще до трагической кончины своего учителя Адамович обращается к жанру литературной критики, и преуспевает в нем. К началу 1920-х годов Адамович становится главным критиком петербургского «Цеха поэтов». Еще в России он публикует большое количество статей и рецензий, однако полностью раскрывает талант достаточно едкого и во многом крайне субъективного, но при этом удивительно оригинального критика, уже в эмиграции, в Париже. Свое триумфальное восхождение на пьедестал главного критика русской эмиграции, что будет оценено при жизни не менее талантливыми современниками, Адамович начал с работы в редакции газеты «Звено» (с 1926 года «Звено» перешло в формат журнала). В достаточно жесткой конкурентной борьбе, среди далеко не бедной на критические таланты эмигрантской среде, Адамович был одним из немногих критиков, имевших собственную и весьма обширную аудиторию. Постоянно выходя за рамки строгих жанров критики, блестяще владея собственным, неповторимым стилем – неподражаемо легкое и лаконичное письмо, будто на одном дыхании – Адамович фактически создал собственный жанр «Литературных бесед». Полный противоречий, но при этом невероятно изысканный и постоянно будоражащий читателя разговор заставлял не пропускать ни одного номера газеты. Адамович обладал редким умением, присущим только очень тонким писательским дарованиям, держать паузу, недоговаривать – не разжевывать мысли до конца, создавать и удерживать ощущение присутствия «дребезжащего бытия» (Иннокентий Анненский). Именно это состояние, которое заставляет читателя самостоятельно домысливать, додумывать, заставляет в полную силу работать читательский ум и воображение. Адамович не дает готовый рецепт или прямую, лобовую эмоцию в отношении автора или его произведения, но помогает нам самим наполнить создавшуюся паузу смыслом. Причем вся красота и действительно высокое достоинство этого образчика критики заключается в том, что он дает читателю возможность совершить (говоря словами Льва Шестова) «личный акт понимания». Литературная критика, таким образом, может стать познанием искусства лишь при условии, что она сама становится искусством. У Адамовича мы видим только целостное и непосредственное постижение произведения искусства, а не его логически выверенное препарирование. По-видимому, Адамовичу могли быть близки идеи Анри Бергсона (по субъективному мнению Александра Пятигорского – главного французского философа XX века). В полной мере критику Адамовича можно было бы определить как литературную критику «состояний».

Вся эта богатейшая палитра, вмещавшая не только эссе о писателях-эмигрантах, но и анализ советской прозы, – безусловно, она его интересовала, но которую он по большей части не жаловал (см., например, рецензии на «Третью фабрику» Шкловского, с. 395–398, или «Наровчатскую хронику» К.Федина, с. 401–402), – представлена в хронологической последовательности и дает возможность ощутить всю сложность литературного процесса тех лет.

Не имея собственного жилья до преклонных лет, часто меняя съемные квартиры, Адамович не сохранял своих черновиков, не собирал и не возил с собой собственного архива, письма по прочтении уничтожал. Исключения он делал лишь для нескольких адресатов, таких как Иван Бунин и Зинаида Гиппиус, которых считал живыми классиками, любая фраза которых имела для него особое значение. Сохранившиеся письма из архива Адамовича также планируется подготовить и издать в рамках собрания сочинений. Кроме добротно выполненного историко-литературного комментария, привлекательным дополнением к статьям Адамовича стали опубликованные в приложении три «Литературные беседы», написанные другим знаменитым критиком эмиграции – Константином Мочульским, что дает возможность читателю сравнить манеру письма двух авторов «Звена».

Изданий, достигающих такого же уровня научного комментария, и при этом выходящего за рамки строго академического издания «для своих» в более широкие пространства, к сожалению, появляется не так много. Слишком часто приходится встречаться с исследовательскими историко-литературными текстами, которые написаны языком, напоминающим язык строгих естественнонаучных трудов. Обратная же тенденция – скатывание в «общедоступный научпоп» – встречается, правда, в последнее время еще чаще. Придерживаться золотой середины крайне сложно. Но составителям данного издания это удалось. Будем ждать выхода следующих томов собрания сочинений Адамовича и надеяться, что в скором времени появятся подобные собрания сочинений значительных критиков русской эмиграции К.В. Мочульского, Д.П. Святополк-Мирского, Г.Л. Лозинского, С.М. Волконского и других.

Константин Плотников,
канд. филол. наук, ст. науч. сотр. отдела рукописей ИМЛИ РАН

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *