Прибыль из страданий

Василий Власов,  докт. мед. наук, профессор НИУ ВШЭ, президент Общества  специалистов доказательной медицины

Василий Власов, докт. мед. наук, профессор НИУ ВШЭ, президент Общества специалистов доказательной медицины

Гомеопаты хотят осчастливить каждого, и в этом добром деле пригодится каждый ствол. В том числе и нечистоплотный журналист. Для обычного читателя и вслед за ним для журналиста всегда интересны области, пограничные с тем, что здравый смысл, последние 300 лет находящийся в согласии с наукой, полагает обычным. Но иногда журналист выходит за пределы здравого смысла, и получается статья, подобная появившейся в «Российской газете». Да, на заборах вокруг онкоцентра в Москве развешены объявления о «лечении всех видов рака без операции и химии», но это делают сумасшедшие и/или мошенники. Журналист, печатающийся в «РГ», явно мыла не ест. Значит, мы почти наверняка имеем дело с джинсой, причем с самой циничной, адресованной людям, готовым платить очень много в последней надежде. За что?

Гомеопатия — продукт XVIII века, когда научная медицина лишь вставала на ноги. Тогда можно было вообразить, что простой закон дозы — чем больше доза, тем сильнее действие лекарства (эффект) — не совсем общий закон. Можно было придумать, как это было сделано Ганеманом, что при очень сильном уменьшении дозы лекарства появляются «другие» эффекты. Эта идея, как и всё в медицине, не существует без бизнес-окружения и не развивается без прочих компонентов социальной практики медицины. Уважаемые кровопускатели в Индии до сих пор лечат сотни тысяч больных кровопусканием. Европа же и Северная Америка преодолели такие практики в конце XIX века. Почему? Потому что устойчивому извлечению прибыли (при правильной организации работы с больными им можно продать всё) были противопоставлены научные, академические принципы.

Это было непросто, но к середине XX века гомеопатия, с ее причудливыми неустанно повторяемыми цитатами из Ганемана и неспособностью продемонстрировать яркие лечебные эффекты, была оттеснена от мейнстрима научной медицины. Ей остались криптопрактики типа хозрасчетных поликлиник в нескольких городах СССР.

Тем не менее поскольку ученые, в том числе и в медицине, любопытны, и такие встречаются даже среди начетников-гомеопатов, проводились исследования гомеопатических средств, в том числе и методически довольно совершенные. Они показали, что у гомеопатических средств нет существенного эффекта, т.е. они не изменяют течения болезни, как «нормальные» лекарства научной медицины. Не влияют они заметно и на симптомы, — это тоже важно, поскольку и без лечебного эффекта смягчение страданий — достойная задача медицины.

В попытке отбиться от научной проверки гомеопаты выдвигали возражения якобы непреодолимые: гомеопат не применяет стандартного лечения, как это делает научный врач (их гомеопаты обзывают аллопатами). Гомеопат каждому больному назначает лечение учетом его индивидуальности. Поэтому обычные рандомизированные контролируемые испытания (РКИ) неприменимы для оценки гомеопатических средств. Это, конечно, ложное возражение. В РКИ можно проверить любое вмешательство, каким бы комплексным оно ни было. И в РКИ проверяли результаты ведения больных гомеопатами (всего комплекса, с их «индивидуализацией») и не нашли существенного эффекта, отличного от эффекта плацебо. Детальный анализ всей совокупности РКИ гомеопатических препаратов показывает, что если в каких-то примерах РКИ заметен эффект лечения, то этот эффект вполне объясним так называемым публикационным смещением. Последним называют хорошо понятный факт: если исследование дает неприятный результат, то его результаты реже публикуют, чем результаты исследования, подтвердившего эффективность продаваемого средства. Эта особенность присуща любым публикациям. Обычные, негомеопатические фармацевтические компании традиционно скрывают неприятные для их продуктов результаты. Лишь в XXI веке удается их принудить раскрывать информацию более или менее полно. Будем справедливы: ученые вообще (даже те, кто работает вполне бескорыстно) не торопятся публиковать результаты исследований, которые не подтверждают их любимые идеи. Из этого следует, конечно, более общий вывод: только проверенные в независимых исследованиях лекарства с хорошим соотношением пользы и вреда должны применяться в медицинской практике.

Гомеопатические препараты этому критерию не соответствуют. При безопасности они создают иллюзию лечения, и люди, использующие такие средства, не получают нормальной медицинской помощи.

Конечно, кто-то цинично посмеется над тем, как дураки сами себя устраняют гомеопатией, улучшая человеческую породу. Но врачи лучше понимают и тоньше чувствуют ранимость людей и их слабость перед лицом болезни. Именно поэтому врачи настаивают на том, чтобы медицинская помощь была безопасной и доступной для каждого, а не свободным рынком услуг. Если мое предположение о заказном характере статьи в «РГ» справедливо, то я хотел бы узнать, какая компания «купила» недобросовестного журналиста, поскольку она переступила пределы допустимого в извлечении прибыли из страданий.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

2 комментария

  • Владимир К:

    Ничего не скажу в защиту гомеопатии — кроме того, что она, может быть, чуть менее опасна, чем обычная медицина.

    А «обычная» медицина часто бывает опасна в силу некомпетентности, невежества, да и просто глупости рядовых врачей. По статистике, только в России от врачебных ошибок ежегодно погибает до 50 000 (!) человек. Я сам пару месяцев назад едва не вошел в это число.

    Мне должны были сделать довольно рядовую «плановую» операцию, может быть, чуть сложнее операции по поводу аппендицита. Но анестезиологу (Иваненко Екатерина А.) не нравилась аритмия, которой я не замечаю уже более 50 лет. И она принялась меня «лечить» от аритмии. Были назначены препараты от аритмии, операция была отложена на 10 недель. Но при этом забыли (!), что ряд препаратов влияет на свертываемость крови, в частности, предукктал и тулип, назначенные мне. В результате при операции возникло сильнейшее внутреннее кровотечение, и пришлось сразу сделать еще 2 операции, уже под общим наркозом.

    То есть, правая рука не знает, что делает левая... Уж о том, как влияют разные таблетки на свертываемость крови, должен знать каждый кардиолог, тем более анестезиолог просто обязан был это отследить.

    Я теперь кое-что знаю, и может быть эта история поможет кому-нибудь избежать роковых ошибок.

  • Василий Афонюшкин:

    стоимость выведения противоракового препарата на рынок составляет около 4 млрд долларов. Большая часть затрат уходит на последнюю фазу — клинические испытания (на то, что по логике вообще не требует особых затрат). Когда речь идет о необходимости инвестировать подобные суммы то здесь наука и эффективность уже не ставятся во главу угла — главное это минимизировать риски инвестирования и гарантировать прибыль и не удивительно если потом выясняется, спустя годы, что средство оказалось не столь уж эффективным (не смотря на РКИ). Что интересно — эти миллиарды компании влупливают вовсе не в излечение онкологических заболеваний, а в лечение оных на последней стадии...Достаточной эффективностью считается среднее увеличение продолжительности жизни больного на 1-2 месяца!!! То есть человек все равно умрет, но перед этим отдаст все свои деньги на лечение (зачем они ему на том свете?). И чем же тогда принципиально отличаются от гомеопатов такие вот медицинские воротилы? Гомеопаты хотя бы искренни в своих заблуждениях (часть конечно).

    Если мы ведем речь о последней стадии онкологии или других неизлечимых заболеваний то рассуждать о канцерогенности и токсических эффектах препаратов несколько глупо и четыре миллиарда будут стоять и стоят непреодолимым барьером для очень большого количества научных идей.

    Вывод — или нужно повышать эффективность научных исследований в онкологии и тогда гомеопатия окончательно станет неконкурентноспособной и ненужной никому. Или в альтернативные методы лечения должны придти биологи, физики и т.д. и создавать в этом сегменте медицинского рынка новые методы лечения болезней основываясь на достижениях науки а не экономики и тогда гомеопатия исчезнет по принципу «клин-клином вышибают».

    В качестве примера — некая знакомая должна была лечится неким цитокином стоящим по 700 тыщ за стандарт на несколько миллионов в год. Точно такой же цитокин простой генный инженер мог бы синтезировать, очистить и даже проверить его биоэквивалентность и безопасность тыщ за триста и производить повторно уже дешевле то есть за десятки тысяч рублей за стандарт... Так почему бы и нет когда речь идет о жизни и смерти? А вероятность смерти определяется размером кошелька больного?

Добавить комментарий

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com