«Пастораль»

Око­ло 7500 лет назад в Цен­траль­ной Евро­пе, насе­лен­ной охот­ни­ка­ми и соби­ра­те­ля­ми, появи­лись при­шель­цы с юго-восто­ка. Они при­нес­ли с собой семе­на куль­тур­ных рас­те­ний, при­гна­ли скот, ста­ли стро­ить дома и обра­ба­ты­вать зем­лю. Их посе­ле­ния архео­ло­ги узна­ют по укра­шен­ной осо­бен­ным обра­зом гли­ня­ной кера­ми­ке, полу­чив­шей назва­ние линей­но-лен­точ­ной, ЛЛК. Куль­ту­ра ЛЛК про­су­ще­ство­ва­ла с 5500 до 4000 года до н. э., она хоро­шо изу­че­на, и чем доль­ше спе­ци­а­ли­сты ее иссле­ду­ют, тем силь­нее в них креп­нет уве­рен­ность, что евро­пей­ские кре­стьяне ран­не­го нео­ли­та вели жизнь отнюдь не пас­то­раль­ную. Они жела­ли иму­ще­ства и земель сосе­да сво­е­го и добы­ва­ли жела­е­мое сви­ре­пы­ми воору­жен­ны­ми набе­га­ми.

На мысль о кро­во­жад­но­сти пер­вых зем­ле­дель­цев иссле­до­ва­те­лей наве­ли два мас­со­вых захо­ро­не­ния, обна­ру­жен­ные в 1980-х годов в Таль­хей­ме (Гер­ма­ния) и Аспарне/​Шлётце (Австрия), абсо­лют­но не похо­жие на тра­ди­ци­он­ные для этой куль­ту­ры погре­бе­ния [1, 2]. Фер­ме­ры ран­не­го нео­ли­та хоро­ни­ли сво­их мерт­ве­цов на спе­ци­аль­но выде­лен­ных участ­ках в оди­ноч­ных моги­лах. Тела береж­но укла­ды­ва­ли в согну­том поло­же­нии, на левом боку, голо­вой на восток, ино­гда в дру­гой позе. Сре­ди людей, похо­ро­нен­ных таким обра­зом, нет уби­тых в схват­ке, но встре­ча­ют­ся полу­чив­шие трав­му или рану и опра­вив­ши­е­ся от нее. В моги­лы кла­ли кера­ми­ку, укра­ше­ния из рако­вин и камен­ные изде­лия, в том чис­ле нако­неч­ни­ки. В погре­бе­ни­ях неко­то­рых муж­чин встре­ча­ют­ся камен­ные тес­ла, кото­рые исполь­зо­ва­ли для обра­бот­ки дере­ва и как ору­жие.

Захо­ро­не­ние в Таль­хей­ме (при­мер­но 5000 год до н. э.) пред­став­ля­ет собой яму, в кото­рую не поло­же­ны, а сва­ле­ны тела 34 муж­чин, жен­щин и детей с про­лом­лен­ны­ми голо­ва­ми. Оче­вид­но, агрес­со­ры пол­но­стью уни­что­жи­ли жите­лей дере­вуш­ки и завла­де­ли их иму­ще­ством и зем­лей.

В Шлёт­це иссле­до­ва­ли остан­ки 67 уби­тых взрос­лых и детей, в том чис­ле одно­го ново­рож­ден­но­го, кото­рые про­ле­жа­ли без погре­бе­ния око­ло полу­го­да: их кости обгло­да­ны живот­ны­ми. Сре­ди уби­тых почти не было моло­дых жен­щин — оче­вид­но, их захва­ти­ли как добы­чу. Иссле­до­ва­те­ли про­ана­ли­зи­ро­ва­ли соот­но­ше­ние ста­биль­ных изо­то­пов строн­ция в кост­ных остан­ках. Оно зави­сит от пищи, кото­рую люди ели при жиз­ни, и у всех жертв напа­де­ния ока­за­лось оди­на­ко­вым, сле­до­ва­тель­но, все они — жите­ли одно­го посе­ле­ния, кото­рое после раз­бой­ни­чье­го набе­га пре­кра­ти­ло свое суще­ство­ва­ние. Неко­му было даже похо­ро­нить уби­тых. Захо­ро­не­ние рас­ко­па­но не пол­но­стью, по оцен­кам иссле­до­ва­те­лей, в нем может быть око­ло 300 чело­век.

Как бы ни были крас­но­ре­чи­вы эти слу­чаи, их толь­ко два, и неко­то­рые уче­ные, при­зна­вая суще­ство­ва­ние воору­жен­ных столк­но­ве­ний меж­ду зем­ле­дель­че­ски­ми общи­на­ми, счи­та­ли их ред­ко­стью. Но недав­но в рас­по­ря­же­нии иссле­до­ва­те­лей ока­за­лось тре­тье мас­со­вое погре­бе­ние, обна­ру­жен­ное в 2006 году в Шёне­ке-Кили­ан­штед­тене (Гер­ма­ния) во вре­мя дорож­ных работ. Захо­ро­не­ние пред­став­ля­ет собой V-образ­ную яму дли­ной око­ло 7,5 м и шири­ной 0,3–1,0 м , в кото­рую сбро­ше­ны тела уби­тых людей (рис. 1). Кости дати­ро­ва­ны 5207– 4849 года­ми до н.э. Поми­мо остан­ков, в яме най­де­ны череп­ки, кусоч­ки обо­жжен­ной гли­ны, кости живот­ных, облом­ки кам­ней. Всё это, без сомне­ния, мусор, а не остат­ки поло­жен­ной в моги­лу утва­ри.

Рис. 1. Составное изображение массового захоронения в Шёнеке-Килианштедтене (Meyer et al., 2015)
Рис. 1. Состав­ное изоб­ра­же­ние мас­со­во­го захо­ро­не­ния в Шёне­ке-Кили­ан­штед­тене (Meyer et al., 2015)

Наход­ку обсле­до­ва­ли био­ар­хео­лог из Уни­вер­си­те­та Майн­ца Кри­сти­ан Мей­ер (Christian Meyer) и его кол­ле­ги из Гер­ма­нии, Австрии, Швей­ца­рии и Южной Афри­ки [3]. Остан­ки людей сохра­ни­лись пло­хо, одна­ко иссле­до­ва­те­лям уда­лось сде­лать неко­то­рые выво­ды. На осно­ва­нии ана­ли­за струк­ту­ры костей они заклю­чи­ли, что в захо­ро­не­нии 13 взрос­лых и 13 детей, 10 из кото­рых моло­же 6 лет, а само­му млад­ше­му не более полу­го­да, еще дво­им от 6 до 8 лет, одно­му юно­ше от 16 до 21 года. Хотя он, без сомне­ния, счи­тал­ся взрос­лым, струк­ту­ра его костей еще под­рост­ко­вая. Сре­ди взрос­лых пре­об­ла­да­ют моло­дые люди, лишь двум жен­щи­нам боль­ше соро­ка. Остан­ков моло­дых жен­щин в захо­ро­не­нии не было, оче­вид­но, напа­дав­шие взя­ли их в плен — обыч­ная прак­ти­ка войн. Не обна­ру­жи­ли в моги­ле и под­рост­ков от 9 до 15 лет. Воз­мож­но, они смог­ли убе­жать, одна­ко не исклю­че­но, что их, как и жен­щин, захва­ти­ли побе­ди­те­ли.

Рис. 2. Фрагмент черепа ребенка 3–5 лет с непроникающей травмой левой теменной кости, нанесенной тупым орудием (Meyer et al., 2015)
Рис. 2. Фраг­мент чере­па ребен­ка 3–5 лет с непро­ни­ка­ю­щей трав­мой левой темен­ной кости, нане­сен­ной тупым ору­ди­ем (Meyer et al., 2015)

Кости несут отпе­чат­ки болез­ней, обыч­ных для того вре­ме­ни: тубер­ку­лез, дефи­цит вита­ми­на С, срос­ши­е­ся пере­ло­мы ребер и длин­ных костей, хоро­шо зале­чен­ная череп­ная трав­ма, остео­ми­е­лит. Забо­ле­ва­ния зубов и суста­вов встре­ча­ют­ся ред­ко. Здо­ро­вье этих людей было не хуже, чем в сред­нем в Цен­траль­ной Евро­пе в то вре­мя, все они умер­ли от того, что им про­ло­ми­ли чере­па. И у детей, и у взрос­лых удар при­шел­ся на левую темен­ную кость, как про­изо­шло бы при уда­ре лицом к лицу (рис. 2). В зем­ле рядом с костя­ми най­де­ны два костя­ных нако­неч­ни­ка, воз­мож­но, они вон­зи­лись в тела.

Захо­ро­не­ние в Кили­ан­штед­тене име­ет одну осо­бен­ность, не наблю­да­е­мую в двух дру­гих мас­со­вых погре­бе­ни­ях: у всех погиб­ших пере­би­ты голе­ни, а у неко­то­рых и кости рук. Это явно не слу­чай­ность, людей изу­ве­чи­ли перед тем, как сбро­сить в яму, воз­мож­но для того, что­бы они не мог­ли бежать. Не исклю­че­но, что их пыта­ли. Но в любом слу­чае пере­би­тые кости сви­де­тель­ству­ют о силь­ней­шей нена­ви­сти, кото­рую напа­дав­шие испы­ты­ва­ли к побеж­ден­ным. Иссле­до­ва­те­ли пола­га­ют, что посе­ле­ние, состо­яв­шее из 18 домов, было уни­что­же­но пол­но­стью.

Посколь­ку эти набе­ги про­ис­хо­ди­ли в трех раз­ных местах, уда­лен­ных друг от дру­га на зна­чи­тель­ные рас­сто­я­ния, мож­но пред­по­ло­жить, что истреб­ле­ние целых общин было зна­чи­мым фак­то­ром нео­ли­ти­че­ской жиз­ни. Поми­мо трех круп­ных захо­ро­не­ний извест­ны и дру­гие, помень­ше, в кото­рых погре­бе­ны про­лом­лен­ные чере­па или тела несколь­ких уби­тых людей. Древ­ние зем­ле­дель­цы и кан­ни­ба­лиз­мом не брез­го­ва­ли. Недав­но фран­цуз­ские и немец­кие антро­по­ло­ги опи­са­ли мас­со­вое захо­ро­не­ние в Херк­с­хай­ме (Гер­ма­ния), кото­ро­му око­ло 7000 лет [4]. В несколь­ко ям сва­ле­ны кости более 500 чело­век, в том чис­ле детей. Они выгля­дят как остат­ки под­жа­рен­ных на вер­те­ле живот­ных. С костей соскаб­ли­ва­ли мясо, кон­цы их отло­ма­ны, что­бы высо­сать кост­ный мозг. Судя по череп­кам, най­ден­ным в тех же ямах, кости копи­лись там несколь­ко деся­ти­ле­тий. Соглас­но этно­гра­фи­че­ским дан­ным, кан­ни­ба­лизм и раз­лич­ные чело­ве­ко­убий­ствен­ные риту­а­лы часто свя­за­ны с воен­ны­ми дей­стви­я­ми и жерт­ва­ми ста­но­вят­ся побеж­ден­ные.

При­вер­жен­ность пер­вых зем­ле­дель­цев воору­жен­ным кон­флик­там отме­ча­ют и антро­по­ло­ги из Уни­вер­си­те­та Илли­ной­са Марк Голит­ко (Mark Golitko) и Лоуренс Кили (Lawrence H. Keeley) [5]. В сво­ем обзо­ре под крас­но­ре­чи­вым назва­ни­ем «Пере­ко­вы­вая ора­ла на мечи» иссле­до­ва­те­ли ссы­ла­ют­ся на рас­че­ты, соглас­но кото­рым 20% людей куль­ту­ры ЛЛК были уби­ты или ране­ны в резуль­та­те воору­жен­но­го напа­де­ния. Рас­че­ты сде­ла­ны до откры­тия захо­ро­не­ния в Кили­ан­штед­тене. Если исклю­чить из них дан­ные о двух дру­гих мас­со­вых захо­ро­не­ни­ях, доля постра­дав­ших от ору­жия состав­ля­ет 6,2%. Осо­бен­но агрес­сив­ны были зем­ле­дель­цы запад­ной части Гер­ма­нии, там уро­вень наси­лия дости­гал 32%. В эту ста­ти­сти­ку не вхо­дит смерть от стрел и дро­ти­ков, кото­рые пора­зи­ли мяг­кие тка­ни, не задев кости.

О частых вой­нах сви­де­тель­ству­ют и укреп­ле­ния, кото­рые стро­и­ли люди вокруг сво­их посе­ле­ний. Рвы и пали­са­ды нахо­ди­ли при рас­коп­ках еще в нача­ле ХХ века, но боль­шин­ство иссле­до­ва­те­лей счи­та­ли их недо­ста­точ­но мощ­ны­ми для обо­ро­ни­тель­ных соору­же­ний и пола­га­ли, что это обыч­ная огра­да или загон для ско­та. Аме­ри­кан­ские антро­по­ло­ги отме­ча­ют, что неболь­шие общи­ны физи­че­ски не мог­ли обо­ро­нять мощ­ные соору­же­ния, пото­му их и не стро­и­ли. Но в то, что они воз­ве­ли, вло­же­но зна­чи­тель­но боль­ше тру­да и искус­ства, чем в обыч­ный загон. Глу­би­на боль­шин­ства рвов состав­ля­ла 2,8–1,6 м, то есть пре­вы­ша­ла сред­ний рост нео­ли­ти­че­ско­го чело­ве­ка. В раз­ре­зе эти рвы V- или Y-образ­ные. Они раз­ру­ша­ют­ся быст­рее рвов с U-образ­ным или ров­ным дном, их име­ет смысл копать толь­ко для защи­ты от напа­де­ния людей. Обыч­но такие рвы окру­жа­ли внут­рен­ний вал или часто­кол. Так­же неудоб­но в быту, но оправ­ды­ва­ет себя при обо­роне устрой­ство ворот, кото­рое огра­ни­чи­ва­ет коли­че­ство вхо­дя­щих. Иссле­до­ва­те­ли не исклю­ча­ют, что эти соору­же­ния мог­ли исполь­зо­вать и в каче­стве заго­нов для ско­та, но основ­ное их назна­че­ние было иным. Авто­ры обзо­ра собра­ли дан­ные о 84 укреп­лен­ных посе­ле­ни­ях куль­ту­ры ЛЛК. Боль­шая их часть отно­сит­ся к ее началь­но­му пери­о­ду и нахо­дит­ся в запад­ной части тер­ри­то­рии зем­ле­дель­цев, имен­но там, где агрес­сия ощу­ща­лась силь­нее все­го.

Соглас­но архео­ло­ги­че­ским дан­ным, самые ран­ние обо­ро­ни­тель­ные соору­же­ния постро­е­ны вдоль внеш­них гра­ниц зем­ле­дель­че­ских посе­ле­ний и пред­на­зна­ча­лись, види­мо, для защи­ты от напа­де­ния жив­ших вокруг людей мезо­ли­ти­че­ской куль­ту­ры, охот­ни­ков и соби­ра­те­лей. Мно­ги­ми из этих соору­же­ний поль­зо­ва­лись недол­го: оче­вид­но, угро­за быст­ро мино­ва­ла. Так мог­ло слу­чить­ся, если приш­лые фер­ме­ры истре­би­ли или асси­ми­ли­ро­ва­ли корен­ное насе­ле­ние, плот­ность кото­ро­го была суще­ствен­но ниже, чем у зем­ле­дель­цев. Охот­ни­ки и соби­ра­те­ли отча­ян­но сопро­тив­ля­лись. Во мно­гих посе­ле­ни­ях ЛЛК нахо­дят мезо­ли­ти­че­ские мета­тель­ные нако­неч­ни­ки, кото­рые мог­ли исполь­зо­вать как ору­жие. В рай­оне Эсбе в Бель­гии зем­ли фер­ме­ров и пред­ста­ви­те­лей мезо­ли­ти­че­ской куль­ту­ры раз­де­ля­ла ничей­ная поло­са шири­ной 20–25 км. Нали­чие таких полос — сви­де­тель­ство воен­ных кон­флик­тов, посколь­ку люди вряд ли ста­нут без вес­ких при­чин соблю­дать дистан­цию. Не исклю­че­но, что подоб­ные буфер­ные зоны суще­ство­ва­ли и в дру­гих обла­стях. Извест­но, что неко­то­рые мезо­ли­ти­че­ские посе­ле­ния пре­кра­ти­ли свое суще­ство­ва­ние как раз в то вре­мя, когда по сосед­ству обос­но­ва­лись зем­ле­дель­цы.

Поз­же зем­ле­дель­че­ские посе­ле­ния ста­ли враж­до­вать друг с дру­гом. При­чи­ны кон­флик­тов мог­ли быть раз­ные: месть за преды­ду­щие напа­де­ния, тер­ри­то­ри­аль­ные спо­ры, захват рабов и жен­щин, заво­е­ва­ние пло­до­род­ных, хоро­шо воз­де­лан­ных земель. Основ­ной стра­те­ги­ей нео­ли­ти­че­ских войн было пол­ное уни­что­же­ние общи­ны сопер­ни­ка. Во всех трех извест­ных слу­ча­ях мас­со­во­го изби­е­ния и напа­дав­шие, и жерт­вы были зем­ле­дель­ца­ми. Об этом сви­де­тель­ству­ют осо­бен­но­сти ске­ле­тов и чере­пов и харак­тер ран, нане­сен­ных тес­ла­ми и топо­ра­ми — ору­ди­я­ми куль­ту­ры ЛЛК.

Нет, не с миром при­шли в Цен­траль­ную Евро­пу носи­те­ли пере­до­вых зем­ле­дель­че­ских тех­но­ло­гий. Они актив­но тес­ни­ли корен­ное насе­ле­ние и истреб­ля­ли друг дру­га.

1. Wahl J., Trautmann I. The Neolithic massacre at Talheim: A pivotal fnd in confict archaeology. /​/​ Sticks, Stones, and Broken Bones /​ eds Schulting R, Fibiger L. Oxford: Oxford Univ. Press, 2012. Р. 77–100. doi:10.1093/acprof:osobl/9780199573066.003.0005.

2. Teschler-Nicola M. The Early Neolithic site Asparn/​Schletz (Lower Austria): Anthropological evidence of interpersonal violence. /​/​ Sticks, Stones, and Broken Bones /​ eds Schulting R, Fibiger L. Oxford: Oxford Univ. Press, 2012. Р . 101–120. doi:10.1093/acprof:oso bl/9780199573066.003.0006.

3. Meyer C., Lohr С., Gronenborn D., Alt K. W. The massacre mass grave of Schöneck-Kilianstädten reveals new insights into collective violence in Early Neolithic Central Europe /​/​ Proceedings of the National Academy of Sciences. 2015. 112 (36) 11217–11222. Doi: 10.1073/ pnas.1504365112.

4. Boulestin B., et al. Mass cannibalism in the Linear Pottery Culture at Herxheim (Palatinate, Germany) /​/​ 2009. 83(322). Р. 968–982, doi:10.1017/S0003598X00099282.

5. Golitko M., Keeley L.H. Beating ploughshares back into swords: Warfare in the Linearbandkeramik /​/​ Antiquity. 2007. 81(312). Р. 332–342.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: