Путешествие в незнакомую страну: от Инда вверх по реке Занскар

Впадение Занскара в Инд, 3244 м. 6 мая 2013 года. Фото В. В. Скворцова

Впадение Занскара в Инд, 3244 м. 6 мая 2013 года. Фото В. В. Скворцова

Подготовка экспедиции в Гималаи занимает немало времени, обычно несколько месяцев. Сначала мы обсуждаем ее концепцию и сроки, затем начинается более детальная проработка маршрута. Очень важно наметить хотя бы примерную продолжительность дневных перегонов и определить места ночевок. Проект согласовывается со всеми участниками планируемой экспедиции на заседаниях Центра гималайских научных исследований СПбСУ. После утверждения наступает этап переговоров с индийскими компаниями по аренде машин.

Партнеры, исходя из своих сведений, могут предложить изменения в маршруте, например, если интересующий нас район закрыт военными или в намечаемом для ночевки поселке нет гостиницы и т. д. Именно так случилось с проектом экспедиции 2015 года. Нам сообщили, что мы не можем посетить пограничный участок между озером Пангонг на западной окраине Тибетского нагорья и верхним течением реки Инд.

Краткий маршрут с разбивкой по дням входит обязательной частью в контракт на аренду машин. Поэтому его следует тщательно и максимально подробно продумать до подписания документа, так как какие-либо серьезные изменения в ходе самой экспедиции могут вызвать несогласие партнерской компании, с которой водители поддерживают постоянную связь по телефону, или повлечь дополнительные расходы.

Помимо краткого перечня разъездов по дням для компании, мы составляем для себя более подробное описание маршрута. В нем дается перечень пунктов, которые мы должны проехать в данный день, и кратко отмечаются географические особенности (перевалы, горные вершины, реки, озера, ледники и т. д.). Кроме того, также в лапидарном стиле приводятся сведения о природе, истории, этнографии и религии и даются рекомендации по посещению тех или иных любопытных мест, например заповедников, урочищ или монастырей.

Перед отъездом каждый участник получает такое полное описание маршрута. Скажем, для третьей Западно-Гималайской экспедиции этого года оно составило 16 страниц петитом. Дополнительно за пару-тройку месяцев до выезда рассылается памятка-инструкция с описанием особенностей районов посещения, правил поведения и списком рекомендуемой экипировки.

Однако, как бы тщательно вы ни готовились, в ходе самой экспедиции могут неожиданно возникать различного рода препятствия и обстоятельства как неприятного, так и позитивного рода. О форс-мажорной ситуации, сложившейся в этом году и заставившей нас резко изменить маршрут и план всей экспедиции, мы уже сообщали ранее прямо из Гималаев [1].

Важной запланированной особенностью нынешней экспедиции стало обследование изолированной области Занска́р (или Заскар, Zanskar). Туда отправилась лишь половина нашего отряда (кроме авторов еще ботаник Б. К. Ганнибал и молодой зоолог Д. А. Мельников). Другая четверка участников рано утром 23 июня покинула Лех на самолете, так как их ждали неотложные дела в Санкт-Петербурге.

Еще в ходе второй Западно-Гималайской экспедиции СПбСУ 2013 года, которая включала знакомство с высокогорным Ладаком, мы, двигаясь вверх по реке Инд из Каргила в Лех, 6 мая очутились в удивительно красивом месте (3244 м над уровнем моря). Это было слияние двух рек разного цвета. В мутноватый узкий Инд впадал крупный поток чистой бирюзовой воды — река Занскар.

Река Занскар. Фото Б. К. Ганнибала

Река Занскар. Фото Б. К. Ганнибала

Любопытно, что этот левый приток был почти вдвое шире материнской реки и имел более сильное течение. С высоты дороги казалось, что великий Инд можно перейти вброд. В рамках общего русла воды обеих рек текли, сначала не смешиваясь, как бы параллельно, сохраняя свой колер, и лишь затем их цветовой контраст постепенно исчезал.

Перед нами открывался притягательный вид. Река ленивым широким извивом уходила в манящую даль, таинственно скрываясь за пустынными разноцветными горами, местами потемневшими от тени. Глубокая голубизна неба, перемежавшаяся плотными белыми облаками, легкая, прозрачная воздушная дымка, немного скрадывавшая пространство, безжизненные горные хребты, суровой преградой стоявшие перед входом в незнакомую страну, — что может быть привлекательнее для романтически настроенного странника, мечтающего увидеть новое?!

Действительно, длинное, сужавшееся речное ущелье уходило в бывшее средневековое княжество Занскар. За горами на юге лежала довольно крупная долина Маркха (Markha Valley), спрятанная от беспечных людских глаз. Попасть в нее можно только по пешеходным тропам.

Приглядевшись, мы заметили узкую дорогу, проложенную по правому берегу реки Занскар. Водитель сообщил нам, что власти пробивают сквозь хребты автомобильный путь в Занскар, но пока он еще короток. Немного помечтав, мы двинулись далее вверх по Инду к городу Лех, в глубине души решив обязательно попасть в Занскар, как только представится такая возможность. Наше желание сбылось через два года!

Историческая область Занскар расположена между хребтами Большим Гималайским на юге и Занскарским на севере и занимает более 7000 км2 на высотах от 3500 до 6000 м над уровнем моря с отдельными снежными вершинами за 7000 м. Административно ныне это часть (тех-сил) округа Каргил (Kargil Distict) подразделения Ладак индийского штата Джамму и Кашмир [2].

Занскар издавна обитаем, по крайней мере с эпохи бронзы. Многочисленные наскальные рисунки сближают его раннее население с культурой степных индоевропейских охотников, которые пришли сюда несколькими волнами: сначала моны, а затем и дарды [3]. С востока в регион пришли тибетцы (монголоиды). Ныне жители Занскара имеют смешанное ти-бетско-индоевропейское происхождение. Из-за суровости климата население малочисленное и живет преимущественно в небольших деревнях вдоль рек. В 2006 году насчитали около 13 849 человек, из них 95% буддисты и около 5% — мусульмане-сунниты.

Существуют три толкования названия. Согласно наиболее популярной версии, оно связано с залежами меди (по-тибетски зангс) и буквально может переводиться как Медная долина (Zan-skar). Однако второй слог допускает и другие трактовки: Zangs-dkar (белая медь), Zangs-mkhar (медный дворец) или Zangs-skar (медная звезда). Встречается также перевод «дворец еды» (Zan-mkhar), что отражает относительно высокое плодородие долины по сравнению с засушливыми горами Ладака.

Наконец, третье объяснение имеет религиозную окраску: bzangdkar означает «хороший» (прекрасный) или «белый». Если первое связано с треугольной формой центральной части долины близ города Падум, а треугольник — символ дхармы (учения), то второе — с высокой нравственностью и религиозностью жителей.

Буддизм в Занскар был привнесен из Кашмира примерно в 200 году до нашей эры. Самые ранние постройки датируются эпохой империи Кушан [4]. В VII веке регион был завоеван Тибетской империей, которая утвердила религию бон, хотя, возможно, ее почитатели были здесь и ранее. В VIII веке после переворота в Тибете буддизм вновь воцарился и в Занскаре, который в X–XI веках превратился в независимое государство. Управление им осуществлялось 2–4 правящими семействами.

В XV веке Занскар стал частью королевства Ладак. Война с Тибетом в XVII столетии привела к ослаблению власти в Ладаке и правящей семьи в Занскаре. В результате раскола одна ее часть стала управлять Падумом, а другая — регионом Зангла (Zangla), пока завоеватели династии Догра из района Джамму не установили свои порядки. В 1822 году Падум был захвачен войсками из Кулу, Лахула и Киннора.

Ландшафты и климат в Занскаре полупустынные. Лето теплое и сухое, муссоны задерживаются горными хребтами. Зимой много снега, и перевалы бо́льшую часть года закрыты. Растительность весьма скудная. Территория Занскара лежит в бассейнах рек Суру (Suru) на западе и Дода (Stod) в центре. Слияние последней с восточной Царап-Чу (Царап-Лингти-Чу, Tsarap Chu или Lun (g) nak) образует около Падума реку Занскар, которая, неистово прорываясь сквозь ущелья, устремляется к Инду, формируя северо-восточную часть Занскара.

Окруженный со всех сторон высокими труднопроходимыми горами, Занскар долгое время был изолирован от остального мира, что позволяло ему до самого последнего времени сохранять свою самобытность. До 1974 года район был закрыт для посещения иностранцами. В 1979 году построили дорогу, связывающую Падум с Каргилом (240 км). Сделана также ставка на развитие туризма, который уже оказывает заметное влияние на экономические и социальные изменения в регионе. В магазинчиках Леха, торгующих сувенирами, нередко предлагают купить старинные предметы быта и религии из Занскара.

Сейчас поставлена задача связать центр Занскара с Ладаком, пробив автомобильную дорогу на северо-восток через Занскарский хребет к Леху. Пока единственная возможность напрямую попасть в столицу Ладака — это пешеходные тропы через высокие неприветливые горы. Наиболее известен путь по узким ущельям вдоль бурной реки Занскар. Так, в одной теснине (Zanskar Gorge) русло шириной всего в 5 м зажато практически вертикальными скалами высотой в 600 м. Это место называют индийским Большим каньоном.

Зимой, когда всё завалено снегом, а река крепко замерзает, жители используют для передвижения покрытую льдом водную поверхность. Эта уникальная и весьма опасная зимняя дорога, путь по которой занимает много суток, получила местное название чадар (tchadar, chador). О ней снят интересный документальный фильм «Чадар: связь миров», который несколько раз показывали на нашем федеральном телеканале «Культура».

Предприимчивые туроператоры предлагают бесшабашным туристам испытать «незабываемое впечатление» от такого высоко рискованного путешествия в январе–феврале, не забывая включать в стоимость тура не только расходы на опытных носильщиков, но и страховку для быстрой эвакуации вертолетом.

В экспедиции 2015 года мы впервые коснулись Занскара, когда преодолели перевал Бара-лача (Baralacha La, 4890 м), что в переводе на русский означает «перевал-перекресток». Здесь на Большом Гималайском хребте начинается речка Юнам (Yunam или Yanam), слева от которой проходит граница между штатами Химачал-Прадеш и Джамму и Кашмир.

Юнам вместе с Лингти-Чу и другой речкой ниже небольшого, но известного путникам селения Сарчу (Sarchu, 4500 м), где есть кемпинг с палатками, впадает в верховья реки Царап-Чу. Та, в свою очередь, делая петлю, уходит на запад в Занскар. На карте в том же направлении обозначены две пешеходные тропы. С мыслями о Занскаре мы проехали Сарчу 16 июня.

На самом деле мы запланировали проникновение на северо-восток этого до сих пор малоизученного региона с реки Инд. 27 июня, покинув город Лех в сторону Каргила, мы вновь, как два года назад, оказались в месте слияния Зан-скара и Инда. Предварительно заехали в поселок Ниму (Nimu, Nimmu, Nimmoo), что в 38 км западнее столицы Ладака.

Когда-то наш замечательный художник Н. К. Рерих, проезжавший по этому же древнему караванному тракту в конце августа 1925 года, рекомендовал делать остановку в тенистой роще близ Ниму для отдыха перед Лехом. Это место запомнилось ему надолго еще и тем, что вечером одеяло в палатке было охвачено бегающим синеватым теплым пламенем, которое, несмотря на свою яркость, не опаляло и не имело запаха [5].

В «Википедии» Ниму кратко характеризуют как довольно неласковое местечко с экстремальным климатом (до +40 ºC летом и –29 ºC зимой) и безрадостной межгорной пустыней вокруг, полностью лишенной растительности. Мы, однако, попали в приятный тенистый оазис со множеством магазинов, лавочек и кафе вдоль трассы. В одном из кафе нам предложили вегетарианскую еду, которую удалось дополнить яичницей.

Оазис Ниму. Фото А. В. Андреева

Оазис Ниму. Фото А. В. Андреева

Пообедав, минут через десять мы подъехали к месту впадения реки Занскар и были удивлены: она мутным потоком вливалась в голубые воды Инда. В мае 2013 года было ровным счетом наоборот. Смену цвета можно объяснить разным тепловым режимом в горах. В прогретых верховьях Инда уже наступило лето, а в истоках Занскара всё еще стояла весна, гонящая воду с быстро таящих ледников и морен.

Голубой Инд со станцией для сплава и сероватый Занскар. 27 июня 2015 года. Фото А. В. Андреева

Голубой Инд со станцией для сплава и сероватый Занскар. 27 июня 2015 года. Фото А. В. Андреева

Участок у Инда ныне благоустроен. На трассе установлены рифмованные добродушные пожелания водителям. В месте слияния с Занскаром выстроена станция сплавного туризма (рафтинга) с рестораном. Отсюда километров на 20–25 вверх по Занскару завозят сплавщиков вместе с большими надувными лодками (рафтами). Сплавные маршруты, ставшие популярным времяпрепровождением у туристов в Гималаях, заканчиваются именно на этой станции близ Ниму.

Сплав по Занскару. Фото А. В. Андреева

Сплав по Занскару. Фото А. В. Андреева

Переехав Инд по мосту, мы попали на дорогу вдоль правого берега Занскара, которую видели еще два года назад и по которой, намечая еще в Санкт-Петербурге свой маршрут, решили проехать как можно дальше вглубь. Сейчас вверх по реке проложено широкое асфальтовое шоссе. Вскоре оно вошло в глубокий каньон, по кромке которого мы быстро мчались в радостном настроении. Еще бы, ведь мы оказались в неизученном краю, где всё в новинку.

По другому мосту вышли на левый берег Занскара. Здесь с удивлением заметили, что во многих местах край асфальтовой дороги ломается, как шоколад, и большими кусками летит в воду. Это река своими сильными ударами подмывала берег. Такие опасные участки были помечены цепочками окрашенных в белый цвет булыжников. Тем не менее увиденные трещины на асфальте вызывали беспокойство. Километров через пятнадцать красивая езда по шоссе закончилась. Трасса, столь же широкая, уходила дальше. Правда, уже без асфальта.

Здесь и там упорно, со знанием дела трудились бригады рабочих из пограничной дорожной службы (BRO) Ладака. Местами дорога была завалена крупными камнями. Перед нами предстала картина: очередь из нескольких машин, пыль столбом, грохот от работы по расчистке трассы, за бульдозерами большая заводь и съезд к реке. Куски скал, свалившиеся со склонов гор и застрявшие посреди бурлящего потока. Пришлось подождать, пока дорогу не освободят от огромных валунов.

Расчистка завала. Фото А. В. Андреева

Расчистка завала. Фото А. В. Андреева

По реке мимо нас проплыли несколько больших желтых лодок. Недалеко отсюда стартовали сразу несколько рафтов. В каждом экипаже было человек 10–12 обоего пола, в конвое 3–4 лодки. Впереди такого необычного речного каравана, не без труда балансируя в бурном потоке, сновал герольд на синем каяке, позади такой же, но на желтом. Это страховка. Все гребцы были оснащены спасательными жилетами и шлемами.

Неспокойный Занскар уходил вниз… Бурлит мутный упрямый поток, неуступчиво стеной валится на прижимы, яростно пенится на прибрежных щетках, коварными воронками закручивается на уловах.

Возле селения Чилинг (Chiling, Chilling) дорога сузилась. Здесь на выходе боковой долины расположен относительно крупный оазис. Дальше наш путь пролегал сквозь прорубы в скалах. Намеченный нами план состоял в том, чтобы переехать на правый берег Зан-скара и проведать западную часть реки Маркха (Markha) вместе с расположенным там селением (Kaya) и монастырем (Skyu). Судя по имевшейся у нас карте, через Занскар был построен мост, за которым шла автомобильная дорога.

Вскоре на противоположном берегу показался широкий вход в долину Маркха, туда вела проселочная дорога, но моста… не было. Зато из воды на другой стороне торчали клепаные зеленые фермы. Вероятно, мост был разрушен сильным паводком. Вместе с мостом рухнули и наши долго лелеемые надежды обследовать Маркху. Увы, красивая и неизученная долина осталась вне наших полевых исследований.

Мост рухнувших надежд. Фото А. В. Андреева

Мост рухнувших надежд. Фото А. В. Андреева

Эта межгорная долина в Ладаке очень известна и хорошо разработана для туристов, любящих трекинг [6]. На востоке она упирается в несколько горных вершин. Самой высокой из них является снежноголовая Канг Яце (Kang Yatze, 6400 м). Соседние с ней для краткости обозначаются на картах как Ky II и Ky IV; последнее шутники читают как «Кыив». Высоты — 6170 и 6130 м соответственно. Тропой через перевал Гонгмару-Ла (Gongmaru La, 5130 м) долина Маркха связана с крупным монастырем Хемис (Hemis Gompa) и национальным природным парком.

На месте бывшего моста через реку натянуты тросы. Связь «маркхиан-цев» с большой землей осуществляется с помощью подвесной дороги. Пока мы разглядывали этот «фуникулер», к нему подъехал автомобиль. Водитель, выйдя из машины, залез в висящую люльку и перебрался на правый берег. Там он сел в другой автомобиль и поехал дальше. Нам осталось только позавидовать ему и такой логистике передвижения.

Судя по карте, наша занскарская дорога вскоре должна была закончиться в пункте Guro Do, где есть sarai. Последнее слово было знакомо без перевода. Скорее всего, оно обозначало палатки для дорожных рабочих.

Ущелье (вид сверху). Фото Б. К. Ганнибала

Ущелье (вид сверху). Фото Б. К. Ганнибала

Однако дорога всё так же шла и шла ущельем Занскара в 50–70 м над рекой сквозь ниши, пробитые в скалах. Водитель Ясир спокойно и уверенно вел машину вперед. У нас неизбежно возник вопрос: куда и как долго мы будем двигаться по узкой безлюдной и довольно однообразной дороге, ограниченной рекой слева и горной стенкой справа? Ведь мы должны были в этот же день вернуться в Ниму на Инд для ночевки. На придорожном столбике увидели: до деревни Нирак (Niraq, Nyerak) 44 км, а от Ниму — 38 км.

Стало ясно, что службы за прошедшие годы провели проселочную дорогу довольно далеко в сердце Занскарского хребта. Действительно, указанное селение, судя по карте, находится примерно посередине между Индом и Падумом, столицей Занскара. Но туда попасть мы пока не стремились. Решили в первом же интересном месте сделать остановку и попытаться детальнее познакомиться с занскарской природой.

Километра через три притормозили возле мостика, переброшенного над узкой боковой щелью в скалах вправо от дороги. Внизу журчал небольшой светлый поток, к нему круто сбегала тропка. «Вот и посмотрим», — решили мы. Ботаник Борис Ганнибал первым быстро скрылся в темном ущелье. Один из нас степенно переоделся и в высоких водонепроницаемых ботинках, на зависть другим, смело пошел по воде. На Христа, правда, он не был похож.

Другой был обут в открытые легкие горные сандалии. Поток воды был не очень широк, но перепрыгнуть через него с рюкзачком одним махом не удалось (старость не радость!). Возникла дилемма: или оставаться с сухими ногами, переобуваясь при каждом повороте змеящегося ручья (на ближайшей сотне-другой метров их было не менее семи) и тем самым теряя драгоценное время, отведенное для полевой работы, или же шлепать прямо по холодной воде. Второй вариант был явно проще.

На противоположном берегу на камнях виднелась какая-то фраза, написанная белой краской по-тибетски, а также слово LOVE. Такое начало заинтриговало. Метров двести ручей пробивался через мрачноватую теснину в скалах. Впереди, как в конце туннеля, виднелся яркий солнечный свет, а также трепещущая на ветру гирлянда цветных молитвенных флажков, натянутых поверху поперек ущелья. Ясно, что помимо буддийских мантр это было некое обозначение места или пути.

Тибетские надписи. Фото А. В. Андреева

Тибетские надписи. Фото А. В. Андреева


Занскарская агама. Фото А. В. Андреева

Занскарская агама. Фото А. В. Андреева

Действительно, ущелье здесь вдруг расширилось, а горные склоны золотистой, солнечной долинки уходили высоко в поднебесье. Близ воды и по каменистым склонам из горного сланца росли пучки травы, кустики и деревца. На большом камне в косом свете солнца сидела ящерица-агама. Ручей уходил вверх; каменные глыбы, обрамлявшие его берега, были расписаны желтыми и голубыми знаками тибетской азбуки. Местами вновь трепетали гирлянды флажков. Долинка, судя по всему, уводила к неким святым местам.

Открывшаяся долинка.  Фото Б. К. Ганнибала

Открывшаяся долинка. Фото Б. К. Ганнибала

В ивовых зарослях слышна была теньковка, летали клушицы, скальные голуби, горихвостки. Над долиной ненадолго показался соколок (пустельга). Солнце клонилось к закату. Борис азартно собирал образцы растений, но близилась пора возвращаться. Наш самый молодой и шустрый участник экспедиции Данила Мельников рыскал где-то далеко впереди. За те час-полтора, что мы бродили по ущелью, воды в ручье заметно прибавилось, и она помутнела.

Необходимо было идти к машине. Когда все собрались, повернули назад. Поездка по реке Занскар пришла к своему неизбежному финалу, хотя очень манило проехать еще хотя бы немного вперед, в загадочное неизвестное. На обратном пути сделали недолгую остановку для обследования бокового ущелья возле деревни Чилинг. Оно оказалось не таким глубоким, как предыдущее. За большими камнями, сторожившими проход в ущелье, быстро дошли до сырой и тенистой скальной стенки с водопадом.

Водопад. Фото А. В. Андреева

Водопад. Фото А. В. Андреева

Возвращаясь к машине, натолкнулись около горной стены на две небольшие низкие избушки, сложенные из камней. Людей не было. Осторожно заглянули в одну из них. Это была мельница с горизонтальными колесами. От водопада к ней и далее был проложен желоб с бегущей водой. Рядом разбит маленький садик с худенькими стволиками ив. В скалах, освещенных по вершинам косыми лучами солнца, летала сорока.

Мельница-избушка. 27 июня 2015 года. Фото Б. К. Ганнибала

Мельница-избушка. 27 июня 2015 года. Фото Б. К. Ганнибала

Само селение Чилинг также любопытно, о чем мы узнали позже. Говорят, что в нем живут потомки тех четырех искусных мастеров из Непала, которые соорудили огромную статую Будды из позолоченной меди в монастыре Шей (Shey Gompa) недалеко от Леха. Женившись на ладакских женщинах, мастера поселились в Чилинге на Занскаре. Их привлек здесь относительно мягкий микроклимат, а также изобилие в соседней Маркхе деревьев, из которых они приготовляли уголь, необходимый для работы. Жители Чилинга до сих пор поклоняются непальскому богу Махадеве и изготавливают медные горшки приятной формы [7].

Обратный путь мы преодолели без задержек. Смеркалось, и сплавщиков на реке уже не было. Ночевать решили в селении Базго (Basgo), где на вершине холма расположены руины древней крепости и буддийский храм. Но это уже другая история.

Лев Боркин, Александр Андреев,
Центр гималайских научных исследований
Санкт-Петербургского союза ученых

ТрВНаука информационный партнер СПбСУ по Гималайскому проекту

1. Боркин Л., Андреев А. Меняем план экспедиции: диктат обстоятельств // ТрВ-Наука. № 182 от 30 июня 2015 года. С. 8–9.

2. См. также: Пессель М. Заскар. Забытое княжество на окраине Гималаев. М.: Мысль, 1985. 191 с. Он же. Золото муравьев. М.: Мысль, 1989. 224 с. Schettler M. & R. Kashmir, Ladakh & Zanskar. 3rd edition. Hawthorn (Australia): Lonely Planet, 1989. 224 p. Singh K. Zanskar. New Delhi: Rupa & Co., 2006. 157 p. (Driving Holidays in the Himalayas). Varma P., Sambhor V. Ladakh. Zanskar. Nubra. Aarushi Publishers, 136 p. (фотоальбом).

3. Боркин Л., Андреев А. В гостях у гималайских ариев // ТрВ-Наука. № 185 от 11 августа 2015 года. С. 8–9.

4. Боркин Л., Андреев А. Буддийский праздник в Сани (Занскар) // ТрВ-Наука. № 188 от 22 сентября 2015 года. С. 8–9.

5. Рерих Н. К. Алтай — Гималаи. М.: Сфера, 1999. С. 129.

6. Eakins N. Markha Valley. Trekking and Homestay Guide. New Delhi: Hanish & Co. 164 p.

7. Rizvi J. Ladakh. Crossroads of High Asia. Second edition. Nineth impression. New Delhi: Oxford University Press, 2011. P. 160.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Один комментарий

  • Ник:

    Да, унылые места. От такой жизни с тоски удавиться можно. Побывать там можно лишь для того, чтобы лишний раз убедиться, что лучше России мест нет. Кстати, рыба в тамошних реках есть ?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com