«Среди совсем чужих пиров и слишком ненадежных истин»

Галина Цирлина

Галина Цирлина

Эта строка Окуджавы довольно точно передает мое восприятие нынешнего МГУ — восприятие рядового профессора, далекого от светской жизни «главного здания». Не радуют меня соглашение МГУ с Роскосмосом и грядущий запуск очередного спутника (теперь будет «Ломоносов», великомученица «Татьяна» дважды отмучилась). Совершенно не впечатляет, что «МГУ поднялся на 6 позиций в рейтинге QS WUR» (в сотню так и не вошел, бедолага). Нервный смех вызывает будущий российско-китайский университет («Здание для университета построят в Шеньчжэне. Оно будет учитывать архитектурные особенности МГУ и традиции строительства в Китае»). Настораживает государственный размах публичных выступлений высокоимпактного проректора МГУ, по совместительству раздающего советы МОН: «Совет по науке считает, что одной из ключевых задач Минобрнауки на 2015 год должны стать меры, направленные на разблокирование „карьерных лифтов“…» Опасный совет: вот недавно приоткрыли в МФТИ такой лифт [1], и что из него повылезло?

От яркой масштабной деятельности негоже руководителям МГУ отвлекаться на внутренние частности. Мелкие задачи — студентов учить и науку развивать — доверены нам, рядовым. А чтобы сверху за нами приглядывать, не отвлекаясь от государственных дел, соорудили систему ИСТИНА [2], этакий гибрид арифмометра, канцелярии и отдела кадров. «Истина» позволяет администрации нажатием буквально одной кнопки получать материалы для принятия любых кадровых решений. И возможно, эта машинка cкоро начнет сама принимать решения о загрузке в «карьерные лифты».

Рождение «Истины»

Она рождалась, вопреки обыкновению, совершенно без споров. В 2012 году сотрудникам было велено внести в «Истину» всякие сведения. Приказы и распоряжения доходили до нас в исправительно-трудовой тональности («Кто не внесет — не будет допущен к аттестации» и т.п.).

Очень мне не хотелось этим заниматься как минимум по трем причинам. 1. Нелепое название, к тому же с претензией. 2. Большие затраты времени на внесение полного списка статей. 3. Наличие (издавна) статей и других профессиональных сведений на кафедральной персональной странице. Формат страницы в «Истине» совершенно кирзовый, там нельзя отразить ни научные тематики, ни динамику развития направлений. Однако традиционные уговоры («Это нужно для кафедры») заставили к концу 2012-го статьи и диссертации внести. Спотыкаясь о несуразности сырого продукта, задавала вопросы техническим разработчикам из НИИ механики МГУ.

Разработчики оказались вполне адекватными — как могли снижали наши трудозатраты. Но по факту создали тривиальный продукт для расчета ПРНД — показателя, введенного в РАН на 5–6 лет раньше с куда меньшей помпой. Кстати, ПРНД исходно вводили на двухлетний переходный период, для «мобилизации» научной публики. Чтобы вспомнили, что надо статьи писать, и далее — вперед, к нормальной системе конкурсов и аттестаций. В институтах РАН вышло по-всякому, в МГУ началось с большой задержкой и движется вовсе не в сторону здоровой конкурсной системы. А куда?

Интеллектуальная
Система
Тематического
Исследования
НАучно-технической информации

«Истина» — это аббревиатура (см. подзаголовок). Пока не замечено каких-либо признаков ее интеллекта, кроме владения арифметикой. Тематическим исследованием эта машинка заниматься не способна, поскольку не интересуется классификацией наук и направлений. Зато бодро определяет «Топ-25»-журналы по разделам устаревшего журнального классификатора Web of Science (WoS). Удобно: как свалится на МГУ сверху «дополнительное финансирование», можно, нажав одну кнопку, премировать за статьи в «Топ-25», и никаких хлопот (буквально так было в конце 2014 года).

«Истина» сейчас собирает не только научно-техническую информацию (статьи, диссертации, патенты). Она еще и чужие деньги со вкусом считает. Финансирование проектов учитывает в поле под названием «НИР». (См. картинку: «НИР» — это когда три болванчика стоят и глазеют на экран.) Специально выделяет привлечение инвестиций. (См. картинку: «Так держать, Буратино!»). Еще она бережно собирает цацки (членство в редколлегиях, диссертационных советах, оргкомитетах, обществах, награды какие-то). И как в любой стране дураков (это не оскорбление сотрудников МГУ, а лишь литературная ассоциация), цацки часто вводятся в систему с особой тщательностью.

А еще «Истина» бдит, чтобы не врали людишки подневольные: каждую введенную статью проверяет автоматически — прореферирована ли она в WoS и/или в Scopus. Стилистика паспортного контроля или регистрации отпечатков пальцев, явно не в духе общемировых университетских традиций (впрочем, на Ленгорах давно утраченных). Сама же при этом врет совершенно не краснея, почти как РИНЦ. «Истина» заводит в открытом доступе персональные страницы соавторов, не работающих в МГУ. Откуда этим людям знать, что их осчастливили страницами с перечислением нескольких статей, часто случайных, из десятков на самом деле опубликованных. А про вранье, связанное с неполнотой извлечения сведений из WoS, cм. табличку в [3]. Но, видно, лень обустраивать сложный алгоритм, и в итоге вместо задачи сохранения и поддержки всех высококвалифицированных специалистов МГУ решается задача демонстрации наиболее звонких индексов цитирования.

В самом конце списка полей «Истина» наконец-то добирается до «Авторства учебного курса» и «Преподавания учебного курса», то есть до главных, казалось бы, для университета содержательных вопросов. Но тут проверить что-либо интеллекта ей уже не хватает. Если бы в МГУ преподавали всё, что написано в этом месте разными сотрудниками, учебный план вышел бы из берегов. Учебный процесс в названии и аббревиатуре «Истины» не отражен — этот рутинный процесс, о котором так переживают не стремящиеся в карьерный лифт примитивно мыслящие сотрудники, проходит по ведомству другого проректора.

Так «Истина» символически обозначает НИР (слева) и привлечение инвестиций (справа)

Так «Истина» символически обозначает НИР (слева) и привлечение инвестиций (справа)

Аккредитация — свистать всех наверх

Два года назад мне случилось дать в ТрВ прогноз [3], который, увы, сбывается на 100%. Мы уже начали учить по программам так называемого «специалитета», составленным в режиме аврала, в отсутствие учебных планов для младших курсов. В результате общие курсы, которые обязательно должны предшествовать ряду специализаций, находятся в учебном плане на семестр или даже на два позже начала спецкурсов. И что-то случилось со шкалой времени: при шестилетнем обучении часов у некоторых лекторов оказалось меньше, чем при пятилетнем. Заметны героические попытки коррекции учебных планов, но один год обучения уже точно пострадал, и пострадает как минимум еще один. Студенты должны быть в курсе: сейчас многие из них получают в МГУ образование рваными кусками.

Чтобы студенты и аспиранты оказались в равном положении, аналогичный аврал с элементами сюра был только что устроен с учебными планами для аспирантов. Наша четырехлетняя аспирантура действует с 2014 года. В последний раз программы для нее было велено подготовить к 10 сентября 2015-го.

31 августа вдруг выяснилось, что вот прямо сейчас будет аккредитация аспирантских программ, и дедлайн был сдвинут на 4 сентября. Как всегда, с появлением новых навороченных «форм», которые потом в течение 10 дней изменялись как минимум трижды, аж в выходные дни. Просидевшие ночь с пятницы на субботу над нелепыми «формами» сотрудники в субботу днем получали директиву всё немедленно переделывать. Запомнилось требование предоставить задним числом расписание занятий с аспирантами I года в 2014/2015 году, даже если на какую-то кафедру аспирантов в 2014 году не поступало. Еще — чтобы «всё было разное» в спецкурсах для студентов и аспирантов. Коллега попытался сохранить в обеих программах словосочетание «принцип Франка-Кондона». Ну что, действительно, за мелочность такая? Студентам — Франка, аспирантам — Кондона…

Говорят, аспирантура МГУ в конце концов аккредитована. Но составленные в спешке учебные планы вряд ли достойны наших сильных выпускников, и я искренне им советую искать аспирантуру в хороших зарубежных университетах. Лучше уж получить образование, не прослыв патриотом охваченной аккредитационной лихорадкой и реформами альма-матер, а не наоборот.

Гипотетическое

Почему бы не научить «Истину» устанавливать соответствие между фактическими учебными планами и участвующими в преподавании сотрудниками? Причем как-то интеллектуально, а не дергая факультеты и кафедры. Пусть следит за дедлайнами и самостоятельно генерирует какие надо формы, используя содержательные части программ с сайтов факультетов. На первом этапе будет, конечно, ручная работа — ну так в главном здании у нас полно «аппарата», поглощающего накладные расходы. Пусть себе аккуратно внесут, а потом очень вежливо попросят проверить. И потом своими руками поправят, если напортачили. Аналогичным образом надо вносить в «Истину» и статьи, по крайней мере из списков, размещенных на сайтах факультетов и кафедр, и из доступных баз типа WoS и Scopus. То есть пора уже сделать так, чтобы все наконец занимались именно своим делом: мы — наукой и образованием, а «аппарат» — аккуратной технической работой. Но так организовать дело может только ответственный менеджмент, заинтересованный в развитии университета, а не в его рейтинге-однодневке.

Неприличное слово: «рейтинг»

Слово «рейтинг», распространенное в бизнесе, политике и спорте, представляется мне совершенно неприличным в стенах научно-образовательного учреждения. Разумеется, это не только российская болезнь. И причина ее во всех странах одинакова: администраторам лень и не слишком интересно разбираться по существу. То есть использование рейтинга при оценке научных работников и преподавателей — это публичное сообщение руководства вуза о собственной административной профнепригодности.

«Количественные показатели» вошли в нашу жизнь под лозунгами обеспечения прозрачности и «дебюрократизации». Возник соблазн составлять «формулы рейтинга» — увлекательное занятие, но глубоко бессмысленное в кадровой политике. В МГУ формулы рейтингов изобретают для себя факультеты, разработчики им сделали «конструктор формул». Те формулы, что мне приходилось видеть, включают как слагаемые: импактные характеристики публикаций, «принесенные деньги», разные цацки (см. выше). Далее см. в [4] — «Топ-25», «Медиана», «Боттом-25»…

Напомню, что исходно импакт — рейтинг журнала, используемый в бизнесе (коммерческими издательствами). Он в общем случае никак не характеризует единичную статью, опубликованную в данном журнале. И уж тем более не характеризует одного из соавторов статьи, которому предстоит продлить (или не продлевать) контракт. Вполне могу понять использование пороговых «количественных показателей»: допустим, профессор, работающий в области естественных наук и имеющий одну статью за пять лет, — это, наверное, непорядок. И администрация, возможно, права, предлагая ему не подавать на конкурс. Но порог — это же совсем не то, что «Боттом-25», поскольку на величину «Боттом» влияет «Топ». А «Топ», знамо дело, нередко задирается просто от конъюнктурности тематики. И даже простой порог не на всяком факультете может быть унифицирован.

Особенно цинично в свете этих арифметических аттестаций выглядят тирады проректора про «карьерный лифт». Молодых принять в научный штат в ряде подразделений стало просто невозможно — от коллеги недавно услышала: «Не то что лифт, им последнюю форточку захлопнули».

Рис. В. Шилова

Рис. В. Шилова

Многозначное слово: «конкурс»

Многие зарубежные университеты при проведении конкурсов на позиции не ленятся спрашивать мнения внешних профильных специалистов. Потому что ответственная за дело администрация знает, что сама она некомпетентна в тонкостях разнообразных научных направлений, в актуальности тех или иных учебных курсов. «Истина», раз уж создана, могла бы быть вполне полезным ресурсом, обслуживающим такой цивилизованный конкурс в МГУ. Но сам процесс надо уметь организовать, рецензентов подобрать строго по специальности и без конфликта интересов, регламент зафиксировать. Это всё кажется, видимо, очень сложным. Куда легче просто придать слову «конкурс» другой смысл: собралась комиссия, заслушали рейтинги, подписали протокол.

И мы уже обречены на такие повсеместные псевдоконкурсы. Вот из совсем свежей рассылки: «…Конкурс молодых ученых, способствующий решению задач Программы развития Московского университета. Согласно условиям конкурса, в нем могут принять участие любые научные сотрудники (м.н.с., н.с., с.н.с., в.н.с. и г.н.с.) моложе 40 лет. Оценка поданных заявок будет проведена с учетом персональных рейтингов научных сотрудников, которые автоматически рассчитываются в ИАС „Наука МГУ“ („ИСТИНА“)». Это, на мой взгляд, просто растление малолетних. Некоторые из них и так уже начинают выбирать для публикаций журналы по импакту, а не по тематике. И засматриваться на всякие «лоты». А кто и на «карьерные лифты». Хотите поддержать молодежь — отлично, так и устраивайте исследовательский конкурс с внешней, опять же, экспертизой заявок и отчетов. И для молодых преподавателей на равных с молодым научным штатом. Оказывается, даже проект конкурса такого типа есть у СМУ МГУ [5]. Ах, это чтобы потратить «дополнительное финансирование на научный штат», «просто как премия»? А молодежь-то не знала… она по простоте своей и будет думать, что конкурсы устроены именно так.

А ведь в МГУ с 2012 года есть реально работающий отдел научных экспертиз [6], которому почему-то доверяют лишь мелкие плановые конкурсы для молодежи. У отдела есть онлайн-инструменты для организации процесса, есть тематические координаторы и уже немалый опыт взаимодействия с внешними экспертами. Может быть, проблема в том, что администрация не хочет вмешательства в ключевые процессы в МГУ независимых от нее экспертов?

Снова гипотетическое

Зачем нам вообще администрация? Раз решения принимаются на основе арифметики, надо просто научить «Истину» печатать еще и протокол. Можете считать рацпредложением по экономии бюджета МГУ, хотя меня оставляют совершенно равнодушной активно обсуждаемые публикой зарплаты ректора и высокоимпактного проректора. Более того, я за то, чтобы в ректорате были высокие зарплаты. Но только чтобы эти зарплаты получали ответственные за судьбу студентов, аспирантов и сотрудников МГУ люди — кропотливые организаторы современного устойчивого образовательного процесса и настоящих конкурсов, стремящиеся к поддержке в МГУ не только модных мейнстримов. Люди, способствующие вложению госсредств в реальное развитие вуза, а не в рекламные прожекты. Привлекающие инвестиции, а не занятые учетом инвестиций. Экранирующие сотрудников от глупостей вышестоящих инстанций, а не транслирующие эти глупости.

Точно знаю, что такие люди не приезжают в администраторские кресла на «карьерных лифтах», они приходят пешком, неся за плечами тяжкий профессиональный и жизненный опыт. Может быть, там, на девятом этаже главного здания МГУ, такие уже есть, но мы их не видим за спинами ключевых фигур, формирующих имидж ректората? Или вдруг есть неподалеку. Кто бы знал…

1. Фейгельман М. В. МФТИ-2015: «Культурная революция» // ТрВ-Наука, № 188 от 22 сентября 2015 года.

2. http://istina.msu.ru/

3. Цирлина Г. А. Вранье во исполнение поручения. Часть 2 // ТрВ-Наука, № 135 от 13 августа 2013 года.

4. msu.ru/science/reyting/reyting_prez.pdf

5. http://smu.msu.ru/knl.html

6. http://expertise.msu.ru/

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

64 комментария

  • Василиса:

    Иерархия доступа к информации о рейтингах •

    Любому пользователю интернета, зашедшему на интернет-страницу системы «ИСТИНА» будут видны: Формулы расчета рейтинга всех подразделений Пороговые значения рейтинга (25%, 50%, 75%) для всех типов научных должностей (м.н.с., н.с., с.н.с., в.н.с., г.н.с.) для каждого из подразделений. • Сотруднику МГУ, после ввода персонального логина и пароля: То же, что и любому пользователю, а также свой собственный рейтинг.

    • Заведующему кафедрой, лабораторией: То же, что и любому пользователю, а также значения рейтинга для всех сотрудников кафедры, лаборатории.

    • Ответственным за «ИСТИНУ» сотрудникам подразделений: То же, что и любому пользователю, а также возможность изменить формулу расчета рейтинга, гистограммы распределений

    Ну формулу менять, ясно, заведующему кафедрой не доверишь. Правила определяют, меняют в любой момент — ответственные. Или не очень?

    Но гистограммы-то почему нельзя всем показать?

  • Владимир:

    А кто, как не госпожа Цирлина вместе с Гельфандом и прочими из ТРВ призывали к максимальному использованию западной наукометрии? А теперь, когда это реализовано — опять чем-то недовольны. Видимо Цирлина удовлетворится только тогда, когда все деньги пойдут только по ее правилам и видимо только ей и ее сподвижникам. Хотели наукометрию в массы — получите и распишитесь. За это и боролись. Академики об этом предупреждали много раз, что это плохой показатель, да только кто из «реформаторов» их слушает, им бы лишь академию ругать и разваливать. А то, что правила не позволяют лично ей получать народные деньги — так доберет от иностранных грантов. Если ее работа кому-нибудь нужна — неужели не дадут? Или цитирований мало, и хватает только на критику порядков в МГУ? Если так не нравится — почему не уехать на любимый запад? Не берут?

  • Olan:

    Видать «Троицкий вариант» всерьез задел хозяев троллей из Колпина и Савушкина, коль на него обратили внимание и даже написали пасквильный комментарий. Ну что же, такова плата за популярность.

  • vlad1950:

    сотрудники мгу вынуждены сами вбивать свои публикации в истину как результат эти данные неполны и цитирования хирш и пр выдаваемые истиной существенно меньше чем данные wsc и scopus как итог все обречены на неопределенность а что же верно- истинно не лучше ли было изначально зкупить эти полные базы данных и привязать к ним истину экономия времени нервов нс и ппс была бы огромна но это никого не волнует ручной но зато бесплатный для администрации труд по прежнему в почете

    • Olan:

      Мало того, в ИСТИНЕ нет опции слияния дублей одной и той же публикации. Эти дубли возникают из-за того, что соавторы не всегда видят свои статьи, ранее введенные другими, а опция, имеющая действие признать публикацию за свою, работает как-то странно. Разработчиками в таких случаях предлагается выход — договориться между соавторами кто сам уберет «лишнюю» запись. В результате у меня лично есть несколько статей, продублированных дважды, а то и трижды. А результат меж тем интегральный вне зависимости от дублирования. Так что ради сохранения завышенных показателей такая ситуация может продолжаться бесконечно, так как для отчетов нужны исключительно формальные показатели в том числе и из ИСТИНЫ.

      • Алиса:

        Это проблема яйца выеденного не стоит. Надо просто уметь общаться с людьми. В том числе, со своими соавторами.

        • Olan:

          Особенно объяснять, что публикацию ты в ИСТИНУ вбил, а на том конце она не видна. Соавтор вбивает ее вновь, а где-нибудь через полгода система «одумывается» и лепит тебе уже два дубля. Причем если убрать одни из них не факт, что после очередного обдумывания не пропадет и первый. Вот так и живем в мире дублей. Уж лучше два, чем ни одного.

          • Алиса:

            В известных мне случаях подобное происходило из-за неаккуратности при вводе данных. Потому что система всегда предлагает выбрать сотрудника (автора или соавтора) из некоторого списка или создать нового. Если у вашего соавтора, например, аккаунт «Иванов Иван Иванович», а вы не глядя подтверждаете ввод «Иванов И.И.», то и публикация отправится не ему, а другой аккаунт (возможно, его дублирующий или новый).

            • Olan:

              Правильно, но далеко не всегда она этих сотрудников находит в собственной базе, а предлагает в качестве активной функции только создание нового. При попытке привязать публикацию к имеющемуся на экране появляется сообщение об ошибке и невозможности этого сделать. В production была выпущена сырая версия, не проходившая реальной обкатки большими объемами данных и масштабирования. И не вина в этом разработчиков, они были поставлены перед фактом о немедленном внедрении.

            • Olan:

              [b]Алиса[/b], вы когда-нибудь видели в ИСТИНЕ километровые списки неопознанных статей? Это к вопросу аккуратности и ли неаккуратности авторов. Как мне объяснять людям, которым за 70, что интерфейс у той же ИСТИНЫ не совсем дружественный, а разработчики постоянно на ходу вносят изменения, что объем и содержание информации на их личных страничках постоянно изменяются?

              Да, WoS или Scopus несовершенны и количество ссылок на твои работы зависит от алгоритма введения данных. Я могу таким людям лично показать как и куда вводить данные. Мало того, я написал инструкцию с иллюстрациями, а ответственный по кафедре разослал ее сотрудникам. С ИСТИНОЙ я не могу этого сделать, поскольку информация в ней маловоспроизводима со временем.

              • Алиса:

                Соглашусь в том, что многим людям, которым за 70, действительно трудно что-либо объяснить, и лучше их вообще не подпускать к ИСТИНе, а поручить более молодым и вменяемым вводить за них, что на многих кафедрах и делается.

                Или хорошо бы перевести их на бессрочные контракты, чтобы не надо было ничего вводить, да и вообще подходить к такому сложному и непонятному компьютеру.

                Но это проблема не столько ИСТИНы, сколько человеческого фактора. Что касается ИСТИНы, то изменения в ней на мой взгляд идут в положительную сторону, объем и содержание страниц увеличивается, а не уменьшается, а с разработчиками и ответственными предусмотрена обратная связь, которой не надо стесняться пользоваться.

    • Алиса:

      Вынуждены сами вбивать свои публикации в ИСТИНу! Какое невыносимое страдание, кто бы мог подумать! Но кто же лучше знает свои статьи, как не автор, и кто же лучше него гарантирует, что ничего не будет упущено?

      В западных вузах преподаватели сами делают свои персональные страницы, где размещают информацию о публикациях, курсах и многом другом. И не из-под палки, а потому что хотят хорошо выглядеть перед другими (учеными, студентами и др.) и помочь им информацией. Наши профессора по большей части этого, к сожалению, не умеют, а ИСТИНа предоставляет им интерфейс, который достаточно просто освоить. Но некоторые даже этого не могут или ленятся, и сваливают на молодых коллег или аспирантов, вот до чего дошло.

      Ну неужели так трудно принять идею, что надо хорошо выглядеть на работе? Постричься, причесаться, умыться, почистить зубы. Постирать и погладить одежду, одеться прилично, хотя бы без дыр и заплаток. Или это лишняя потеря времени и нервов, и лучше ходить, как чучело? Или администрация должна за это специально доплачивать?

      • Лёня:

        Воистину, распустилась чумазая профессура. Администрации давно пора вводить единый корпоративный дресскод для имиджевого ребрендинга и фэйсконтроль на входе в карьерный лифт.

      • ГЦ:

        У большого числа сотрудников МГУ персональные страницы, включающие публикации и диссертации, существовали задолго до «Истины». И не для того, чтобы по ним рейтинги считали, а для сведения коллег и студентов, при необходимости с разбиением по тематикам и с комментарями, а иногда еще и с какими-то фенечками. И именно так надо — потому что все люди стилистически разные, и деятельность у них разная. В рамках предложенного Вами образа — гражданское население нельзя заставлять ходить в униформе. Тем более если и эстетически, и функционально эта униформа (страница в «Истине») очень топорная.

        Технически-то «Истина» не так плоха, страшна она идеологически. Разработчики более-менее нормальные, и контактировать с ними можно, и поправить они наверное еще что-то смогут — только вот вряд ли отдают себе отчет в последствиях использования продукта. Не говоря уже о том, что в планах у них «семантический анализ», как указано в изданной об «Истине» в 2014 книге под редакцией Садовника. Ну вот если до этого дойдет — то просто туши свет.

        Утверждение «кто ж лучше знает свои статьи, чем автор» — категорически неверное. Это наглядно доказано практикой MyResearcherID — при разметке люди с равной вероятностью пропускают свои статьи и приписывают себе чужие, и вовсе не для наращивания «показателей». Просто это особый вид деятельности — скрупулезно вносить и многократно проверять данные. Это иной вид деятельности, чем исследования или преподавание. Любая база данных, если хотеть содержать ее в порядке, требует очень узкого круга операторов. Грамотных операторов на всех ныне существующих сотрудников МГУ нужно, по моим оценкам, не более 3 человек. Сейчас некоторые операторские функции пытаются, видимо выполнять люди из команды разработчиков — но именно это у них получается плохо.

        И, наконец, постарайтесь понять, что людям старше ~70 лет (а порой и несколько более молодым) действительно тяжело дается освоение любой новой on line игрушки. И не надо им ее осваивать. Многие из этих людей за свою жизнь столько наработали, что никто не смеет их упрекать за неготовность вводить что-то в «Истину» или заводить ResearcherID. Их опыт и оставшиеся годы МГУ может использовать куда эффективноее — если захочет-таки науки, а не дресс-контроля.

        • Алиса:

          >У большого числа сотрудников МГУ персональные страницы, включающие публикации и диссертации, существовали задолго до «Истины».

          У большого — это какого? Процентов пять? Десять?

          >Утверждение «кто ж лучше знает свои статьи, чем автор» — категорически неверное. Это наглядно доказано практикой MyResearcherID — при разметке люди с равной вероятностью пропускают свои статьи и приписывают себе чужие, и вовсе не для наращивания «показателей».

          Это только если надо выбирать из списка, где перемешаны свои и чужие статьи. Люди обычно находятся не в такой ситуации.

          >Грамотных операторов на всех ныне существующих сотрудников МГУ нужно, по моим оценкам, не более 3 человек.

          Серьезно, 3 человека на все МГУ? Даже не по одному на факультет?

          >И, наконец, постарайтесь понять, что людям старше ~70 лет (а порой и несколько более молодым) действительно тяжело дается освоение любой новой on line игрушки. И не надо им ее осваивать. Многие из этих людей за свою жизнь столько наработали, что никто не смеет их упрекать за неготовность вводить что-то в «Истину» или заводить ResearcherID. Их опыт и оставшиеся годы МГУ может использовать куда эффективноее — если захочет-таки науки, а не дресс-контроля.

          Тогда надо вводить для них бессрочные контракты.

          И по поводу возрастных изменений, интересный текст:

          brenik.livejournal.com/5554560.html

          • ГЦ:

            не важно 5 или 10% — по собственной инициативе страницы эти завели ровно те, кто считал это нужным для дела; остальные сдают списки трудов в отделы кадров при аттестации — ну так возьмите их оттуда и введите в базу своими ректоратскими ручками, если хотите выглядеть «красиво одетыми»; это же в любом случае имитация, люди сейчас вводят под действием насилия, а не по убеждению

            все, что я говорю о ResearcherID, о трех операторах на весь университет и вообще о поддержании базы — основано на многолетнем практическом опыте, который Вам будет сложно отменить игривой иронией

            а для опытных стариков конечно нужны бессрочные позиции emeritus, как в любом приличном университете, и ректоратским про это многократно говорили — но это уж точно вопрос настоящего конкурса, который они в принципе не в состоянии организовать

            • Алиса:

              А как по-вашему, списки трудов за 5 лет при прохождении конкурса люди сдают по убеждению или под действием насилия? И в чем большая разница между набором на компьютере такого списка и введением его в ИСТИНу?

              Кстати, в отличие от этих списков, ИСТИНа может показывать текущую ситуацию, а не раз в 5 лет, и это хорошо.

              Есть профессора и доценты, которые и список трудов для конкурса не могут сделать, потому что не помнят своих статей, не ведут их текущий учет. И если помнят, то не всегда могут сделать в виде таблицы в Ворде или ТеХе, а пишут от руки и ходят просят кого-нибудь им набрать красиво. Печально это.

              Я бы не доверила вообще посторонним людям вести учет своих статей и других работ и заслуг. Не зря же говорят: хочешь, чтобы что-то было сделано хорошо, сделай это сам. Хотя если не хочешь и наплевать на результат, то конечно можно. Давайте вспомним пресловутую «Карту российской науки», которую поручили делать чужим людям за большие деньги. Деньги они потратили, а сделали какой-то ужас. И сравните с ИСТИНой, которая куда адекватнее и куда дешевле.

              • ГЦ:

                Вы путаете сразу несколько вещей. Когда человека аттестуют на 5 лет, ему тем самым доверяют эти 5 лет работать так, как он считает нужным. Потом, перед следующей аттестацией, он за это отчитывается, статьями в том числе. Никто не мешает администрации вытаскивать его статьи из WoS в этот пятилетний период и выкладывать их в общую базу. Разумеется должна быть обратная связь, на случай если они напутали. И диссертации, и дипломы они должны сами вытаскивать, уж отладить систему взаимодействия с учеными советами и ГЭКами в рамках одной организации — это совсем простая задача. Что касается прочих «заслуг», то есть цацек, таким сведениям вообще не место в системе профессиональной информации.

                Федюкинская «карта науки» — это как раз дурной пример сугубо автоматического заполнения базы и отсутствия проверки человеческим глазом, что совершенно недопустимо. И в этой «карте» нет реальной обратной связи.

                А разница между составлением списка и вводом его on line для немолодых людей очень большая — и технически, и психологически. То, что более молодые люди не в состоянии этой разницы понять, вовсе не дает им права писать о заслуженных людях в такой тональности.

                • Алиса:

                  >Никто не мешает администрации вытаскивать его статьи из WoS в этот пятилетний период и выкладывать их в общую базу.

                  Да ведь большая часть публикаций сотрудников МГУ не из WoS, а во всевозможных российских журналах, сборниках и самодельных изданиях. Их неоткуда вытаскивать, разве что из РИНЦ (и то не все), но его тут вовсю ругают. И если бы для прохождения конкурса за 5 лет нужны были статьи именно WoS, то очень многие «заслуженные люди» давно вылетели бы.

                  Но даже если такое было бы возможно, вы действительно считаете, что правильно было бы не сотруднику при прохождении конкурса подавать данные о себе, а чтобы ему наоборот приносили данные и просили проверить? Да такого даже при советской власти не было! И нигде такого нет.

                  • Olan:

                    «Да ведь большая часть публикаций сотрудников МГУ не из WoS, а во всевозможных российских журналах, сборниках и самодельных изданиях.»

                    Это сильно зависит от факультета. Лично у мены навскидку процентов 70-75 публикаций есть в WoS и процентов 80+ в Scopus.

                    • Алиса:

                      Конечно, зависит от факультета. А на факультете зависит от кафедры. А на кафедре от личности сотрудника. И я не о здесь присутствующих говорю, а в целом о ситуации в МГУ, о печальной статистике и ее следствиях.

                    • Алиса:

                      Заглянула в ИСТИНу, которая выдает число статей в журналах вообще и в Scopus, по факультетам. Можно найти долю в Scopus (которая по-видимому больше, чем Wos). Вот что получилось за 2014 год по факультетам с наибольшим числом статей: физфак — 52%, химфак — 57%, биофак — 35%, мехмат — 34%.

      • ГЦ:

        Вы теперь от своего последнего комментария вернитесь к первому, насчет «не выглядеть как чучело». Если на химфаке и физфаке менее 60% введенных статей попадает в WoS или Scopus, значит либо просто вводят откровенный мусор — либо машинка не идентифицирует (это порой с ней случается). И WoS, и Scopus реферируют естественнонаучные статьи очень широко, включая и сборники конференций, и многие русскоязычные статьи в переводных версиях. Да, какие-то люди вводят одну и ту же статью как две — исходник и перевод, это что, украшает МГУ? Посмешище.

        Не обязательно ограничиваться WoS и Scopus, как делает «Истина». И у гуманитариев есть международная база (без цитирования), есть еще признанные в мире профильные базы.

        Кроме того, напомню, в WoS — если им пользоваться не так формально — множество источников попадает через скрытые ссылки (энапример, достойные книги, атласы, отчеты и т.п.). Для географов, ботаников, математиков это очень существенно.

        А все остальное — что кажется существенным авторам, но не попадет в базу МГУ таким сертифицированным способом — то граждане могут включать в списки трудов при аттестации, и пусть профильные специалисты оценивают насколько это значимо.

        • Алиса:

          >просто вводят откровенный мусор

          Именно! Производят и вводят «откровенный мусор». Этим и живут. Только это «мусор» с вашей точки зрения, и еще какого-то продвинутого меньшинства. А для большинства это норма, образ жизни, способ существования белковых тел. Более того, многие гордятся своим «мусором» и рады представить его в Интернете. И считают, что выглядят отлично, а вовсе не «чучелом».

          Вот есть на мехмате кафедра математической теории интеллектуальных систем. Они сами издают журнал «Интеллектуальные системы», сами в нем печатаются, и совершенно счастливы по этому поводу. Журнал входил в старый список ВАК, в новом его пока не видно, на английский никогда не переводился и не собирается, так что в WoS и Scopus не входит. О научном уровне судить не берусь, но вряд ли он плохой. А с вашей точки зрения это «мусор». Но попробуйте вы их в этом убедить.

          Так что проблема вовсе не в ИСТИНе и не в ректорате, а в коллективе МГУ, уж каков он есть. Если бы все были как здесь присутствующие, тогда конечно можно было бы принимать и другие организационные решения, но ведь этого нет и в обозримом будущем не будет.

          • Denny:

            «О научном уровне судить не берусь, но вряд ли он плохой.»

            То есть люди сами журнал издают и сами в нем печатаются. Эти тексты не переводятся, нигде не индексируются и вряд ли особо кем-то читаются. Пишут сами для себя. Я бы сказал, что это мусор и есть. «Тихо сам с собою...» Какой вклад это издание вносит в науку?

            • Алиса:

              Я не берусь судить, потому что не моя специальность, но можете сами посмотреть intsys.msu.ru/magazine/ Главный редактор — академик, профессор. В редколлегии еще немало пожилых профессоров. В общем, «заслуженные люди», как было сказано выше.

              • Павел Чеботарев:

                Пролистал последний выпуск.

                Из 25 статей в 17 не цитируется НИ ОДИН иноязычный источник.

                У 4 статей список литературы состоит из 1 названия, еще у 6 — из двух.

                Зато исправно цитируются члены редколлегии: главред Кудрявцев — в 6 статьях, Подколзин в 5 статьях, Козлов и Гасанов — в 4 статьях. Трое последних входят и в число авторов статей.

                Общая география сравнительно широкая: кроме Москвы, Ярославль, Смоленск, Нижний Новгород, Екатеринбург, Донецк.

            • vlad1950:

              а наука никому в рф с 1991 г не нужна о каком вкладе и во что речь

          • ГЦ:

            У Вас крайне странные логические переходы. Утверждение о химфаке и физфаке как-то легко перенеслось на мехмат, а затем увело дискуссию (ниже) очень далеко от первоначального предмета. Вопрос о публикационных традициях у математиков слишком серьезен чтобы обсуждать его на таком базарном уровне. И в любом случае судить о том, плох или хорош упомянутый журнал и статьи в нем, могут только математики. На какой-то другой конечно площадке, а не здесь.

            Ну да ладно. Вам нравится «Истина», Вы поддерживаете ректорат в его начинаниях — принимаю это к сведению, это многократно повторено в Ваших комментариях выше. Думаю, имеет смысл в «Истине» сверху завести такое поле, «горячо одобряю и поддерживаю политику ректората», и чтобы там желающие ставили галочку. Это дополнительно упростит кадровые решения.

            • Алиса:

              Да нет у меня никаких логических переходов, это все одна мысль. Я сразу написала про 4 факультета: «Можно найти долю в Scopus (которая по-видимому больше, чем Wos). Вот что получилось за 2014 год по факультетам с наибольшим числом статей: физфак — 52%, химфак — 57%, биофак — 35%, мехмат — 34%.» Про химфак и физфак писали только вы. И я говорю не о публикационных традициях конкретно математиков, и не о конкретном журнале, а об общей ситуации в МГУ, к которой привела конкретный пример. Но таких примеров, полагаю, и на других факультетах найдется немало.

              Хорошо то, что люди вообще что-то пишут и хотят печататься. А печатаются, где им нравится и где повезет. Кому нужна степень, печатаются в журналах Перечня ВАК, из которых многие тоже не входят в международные базы. Вашу идею, что надо печататься в журналах из международных баз данных, а все остальное — мусор, мало кто разделяет. Если бы этой идеей руководствовался ректорат, половину МГУ пришлось бы разогнать. В том числе и «заслуженных людей».

              Если бы речь шла о вузе, у сотрудников которого, например, 80% публикаций в международных базах, и которых 80% ведут личные страницы по своему вкусу, то можно было бы поменять правила по вашим предложениям, все скачивать из баз и уточнять по личным страницам, а с людей вообще ничего не спрашивать. Может быть, когда-нибудь так и будет, лет через 20-30. И да, если бы в такой ситуации ректорат продолжал нынешнюю политику с ИСТИНой и прочим, ее стоило бы осудить как неразумную и реакционную. Но сейчас-то совершенно другая ситуация, так что вывод приходится сделать другой.

              Да, мне тоже в чем-то не нравится ИСТИНа. Но по нынешним временам, я считаю ее вполне терпимой и во многом полезной, а конкретно ваши замечания надуманными. Те же слова, в общем, могу сказать и про политику ректората МГУ. Могло быть гораздо хуже, если посмотреть, что творится в МФТИ, КФУ и других вузах, о которых пишет «Троицкий вариант».

  • Алиса:

    Надо быть осторожнее с желаниями, они могут сбыться. «Аппаратчики», которые могли ли бы «освободить» преподавателей от бумажной работы, далеко не такие энтузиасты, как вы, и знают себе цену, в смысле оплаты труда. Поэтому такое «освобождение» потребовало бы немало денег. Так вот, чтобы вы предпочли: чтобы вас и еще кучу народу уволили, и на освободившиеся деньги работали «аппаратчики», помогая с бумагами оставшимся, или оставить все как есть?

    • Василиса:

      а преподавать-то кто будет?

      • Алиса:

        В каком из двух вариантов?

        • Василиса:

          Тролль?

          !

          • Алиса:

            Ладно, отвечаю подробно. В первом варианте, в случае привлечения вспомогательного персонала за счет сокращения преподавательского, нагрузка сокращенных валится на оставшихся преподавателей.

            Подобно тому, как у нас в стране выполняются пресловутые майские указы. Сначала люди радуются, что им поднимут зарплату в два раза. Потом оказывается, что для этого увольняется половина сотрудников, на оставшихся сваливается вдвое большая работа и платится вдвое большая зарплата. Хотя как работающие, так и, тем более, уволенные совсем не этого хотели.

            И на примере РАН мы видим приход «освободителей» из ФАНО, которые якобы пришли «освободить» ученых от забот от их собственности, чтобы те могли спокойно заниматься наукой. Не надо нам таких.

            Во втором варианте, все продолжается как есть, и люди привыкают к повседневной рутине, обучаются легко выполнять действия, которые поначалу даются тяжело. Это в природе человеческой.

            А вот аккредитация — действительно жесть. Но она везде жесть. Этот вопрос надо решать на федеральном уровне.

            • Василиса:

              между прочим в «дорожной карте» прописано соотношение ФОТ преподавателей и тех, кого Вы хотите набрать на их место. Так что придется в отчетах врать о соотношении ФОТ основного и неосновного персонала.

              • Алиса:

                Я то как раз хотела бы оставить все, как есть, до лучших времен, и не делать резких движений. Но кто знает, что будет. В условиях кризиса и сокращения финансирования любые начальственные документы и решения могут быть пересмотрены. Не исключено, что даже майские указы.

                • Василиса:

                  ой как страшно!

                  Главное — напугать людей, а потом с ними можно делать всё, что угодно. Из Гебельса...

          • ГЦ:

            Думаю, начинающий тролль, не очень еще квалифицированный. Поэтому заодно выполняет полезную функцию — обозначает контуры проблемы, оглашает существующие шаблоны восприятия. Старается изо всех сил, аж использует кинообразы, ну пусть себе тренируется.

            Шаблонов много. Не может быть в многотысячном коллективе сотрудников МГУ (в котором, к тому же, крайне слабая связность) единства мнений. Это нормально. Хотелось бы надеяться на то, что хоть кто-то наконец начнет эти разные мнения публично высказывать под собственными ФИО в порядке публичной дискуссии с ректоратскими, а не по углам. Бояться уже совершенно нечего — все практически рухнуло, образовательный процесс пошел в разнос, а значит скоро рухнут и остатки науки.

            Больше всего хотелось бы услышать суждения тех фигур из ректората и деканатов, которые не замешаны непосредственно в оголтелой рекламно-рейтинговой кампании. А также обычных профессоров, тянущих свой воз несмотря на все эти флуктуации окружающей среды.

            • Алиса:

              Так хотите узнать другие мнения, что за первое же мнение, отличное от вашего, объявляете троллем? И что предосудительного в кинообразах, кто бы знал?

              Я, конечно, не потерплю такого обращения и уйду, но напоследок скажу, что мне вас искренне жаль.

              Думаю, все же время потрачено не зря, и читатели разберутся, на чьей стороне логика и факты, а на чьей фанатизм и озлобленность.

  • Наталия:

    Многие мысли автора созвучны «Лейденскому манифесту для наукометрии», опубликованному в Nature (www.nature.com/news/bibli... -metrics-1.17351), перевод на сайте ИВИ РАН (www.igh.ru/about/news/1053/) Как Сказал ректор МГУ Садовничий: «На последнем заседании совета Союза ректоров мы приняли Лейденскую декларацию, которая очень правильно ставит на место разные подходы к оценке университетов. Этот документ подготовил Центр научно-технологических исследований Лейденского университета. В нем, в частности, говорится, что нельзя злоупотреблять наукометрией и цифрами. У университетов есть много других задач в своем обществе, в своей стране, есть мнение работодателей, авторитет вузов. Это надо учитывать. Существующие международные рейтинги, например, опираются на индекс цитирования и публикации. А что считать публикацией — книгу или статью? Книги ученых нынешние рейтинги, можно сказать, не учитывают. По индексу цитирования в некоторых университетах уже устанавливают зарплату ученым. Но разве только этим оценивается их труд? В Лейденской декларации иной подход. Там 10 принципов оценки, они и могут быть основой для нового рейтинга»...

    А вообще-то полвека назад разрабатывали/создавали Science Citation Index, Permuterm Subject Index, чтобы помочь ученым быстро найти литературу по интересующему их вопросу (см.The Permuterm Subject Index: An autobiographical review www.garfield.library.upen.../v7p546y1984.pdf)

  • vlad1950:

    дополню еще вышесказанное Истина в силу ручного наполнения и неполноты из-за этого резко расходиться и с тщательно сделанными тн списками Штерна которые ду маю уже стали полезным эталоном инструментом и для ппс и нс и всех любопытствующих достоинство этих списков проистекает из их создания отвественными аккуратными и независимыми людьми звучвщий тут тезис что сотрдник и лучше знают свои работы кажется мне смехотворным ибо 1- порождает субъективизм при введении и ошибки 3- имея около 400 работ это очень трудоемкий и никак немотивированный тяжелый ручной труд который вообще то не входит ни в какие служебные обязанности ппс и нс и их контракты по пути ручного введения работ собирается пойти и дебатируемая кРН- карта роснауки думается у мона достаточно средств чтобы приобрести базы данных WSC или Scopus и тщательно привязать их к ппс и нс рф по тому же пути могла бы пойти иИстина мгу ибо время сотрудников и точность данных главное достижение создания такого рода систем никак не оправдывает мелочной экономией за счет и и так занятых да и пребывающих при том в бедности ппс и нс рф

  • vlad1950:

    и еще о звучащем тут тезисе что дескать наши з коллеги за бугром вбивают свои данные сами он от явного незнания за бугром подобного рода работй занимаются секретарши которые положены по штату профессорам уж по крайней мере и которых лишены ппс и нс в эрэфии исключая быть может больших администраторов из их числа на нищенскую раплату штатного секретаря которая впрочем не так уж сильно ниже ставок ппс и нс трудно реально найти людей ну так это проблема организации науки и образования в РФ но никак не проблема собственно ппс и нс и их служебных обязанностей в которые секретарско- лаборантская работа по вбиванию данных в истину и пр места уж никак не входит

  • Алиса:

    Теперь о главе по поводу конкурсов

    >А молодежь-то не знала… она по простоте своей и будет думать, что конкурсы устроены именно так.

    Не надо держать молодежь за идиотов. Молодежь прекрасно знает, что в МГУ регулярно проводится ряд других конкурсов. Прежде всего, на ежегодные стипендии для молодых ученых и преподавателей, добившихся больших успехов в своей деятельности. Потом, конкурсы научных работ и конкурсы Дерипаски, которые автор почему-то называет «мелкими плановыми» по ссылке [6]. Как это все будет соотноситься по деньгам, пока непонятно. Есть конкурсы программы «УМНИК», премии правительства Москвы и др. Так что появление еще одного конкурса, теперь по рейтингам, можно приветствовать. Учитывая, как мало зарабатывает в МГУ молодежь, можно было бы приветствовать даже если бы деньги между научными сотрудниками разыграли в лотерею, а тут все-таки это делается со смыслом. В рейтингах основная составляющая — баллы за публикации. За публикации в хороших журналах они больше. А разве сама по себе публикация в хорошем журнале уже не является актом внешней экспертизы — со стороны рецензентов журнала, редакционной коллегии и др.? Там ведь тоже конкурс, на публикацию, чьи-то статьи берут, чьи-то отклоняют. Ведь вопрос не в том, в журнал с каким импакт-фактором посылать, а в каком опубликуют, и вероятность этого находится в обратной зависимости. Так что если кто-то опубликовался в журнале с высоким импакт-фактором — тот и молодец. Почему не учесть этот факт при выделении премий?

    Что касается идеи привлечения внешних экспертов для оценки читаемых в МГУ учебных курсов (а в случае молодых ученых и преподавателей, по-видимому, спецкурсов), то она вызывает больше вопросов, чем согласия. Одно дело — рецензировать статью человека. Тут что есть, то есть. А в случае курса что — программу? Да ведь можно составить распрекрасную программу, включив в нее кучу крутейшего материала, упомянув, что используются всякие современные активные и интерактивные образовательные технологии и т.п., а на самом деле вообще ничего такого не делать, рассказывать понемножку какой-нибудь ерунды и поставить пятерки за посещаемость. Чтобы справедливо оценить чей-то курс, эксперту надо прослушать этот курс целиком, либо провести собеседование со всеми посещавшими его студентами, потребовав с них конспекты и работы и т.п. А иначе выйдет показуха, как с аккредитацией Это сколько хлопот вообще, и кто на это пойдет?

    Что касается ссылки [5], то там речь идет о конкурсе на создание лабораторий, и это совершенно другое дело.

    • ГЦ:

      Безусловно публикация в журнале указывает на то, что внешнюю экспертизу прошла работа авторского коллектива — что совершенно не обязательно относится к каждому из членов этого коллектива. Качество журнальной экспертизы не коррелирует с импактом при его значениях выше некоторого порога: обычно качество рецензирования по существу выше в узкопрофильных журналах (у них импакт может быть очень умеренным из-за узости круга), а при высоком импакте рецензируется часто «упаковка».

      Нет вопроса о необходимости поддержки молодых — но их поддерживать надо не подачками в конце года, а нормальными проектами, можно и на создание лабораторий/групп. А выплаты за статьи являются откровенным перекосом, повторной оплатой работы, уже поддержанной ранее госбюджетом или грантами (ну это у нас повсеместно, не только в МГУ — и уж точно от первобытной дикости).

      Что касается внешней экспертизы конкурсов на позиции и учебных курсов — обратитесь к существующей практике. Разумеется оценивается программа с начинкой, то есть с конспектами или презентациями лекций и задачами. Это все в любом случае на сайте должно лежать регулярным образом: не для конкурса, а для студентов. И при этом лектор должен очень кратко пояснить в чем суть его курса, какие там болевые точки и акценты, чем предлагаемое отличается от аналогов, от каких предшественников оно произошло. То же касается и исследований — рецензируется не пухлая пачка всех статей вообще, а то, как сформулированы (очень коротко!) и какими именно публикациями подтверждены смысловые направления. И в хорошей (например, в английской, израильской) системе нередко предлагается выделить несколько главных статей. Часто это выделение и краткие формулировки говорят об объекте оценки больше, чем полный список трудов. Разумеется, и вопросы, на которые отвечает рецензент, в этой схеме очень важны. Мне кажутся наиболее четкими анкеты, которые в таких случаях направляют английские университеты — вопросы в значительной степени исключают возможность формальных ответов.

      Очевидно, что при нынешнем руководстве в МГУ никогда не будет такой внешней оценки. Но может быть какие-то подразделения для начала поймут, что ее надо организовать самим, тут нужен прецедент, иначе наш паровоз никогда не сдвинется с пути, по которому сейчас едет — строго под откос.

  • Алиса:

    В любом случае, следует признать, что конкурсы научных работ как проводились, так и проводятся, и новый конкурс по рейтингам их не отменяет, а дополняет.

    >Нет вопроса о необходимости поддержки молодых — но их поддерживать надо не подачками в конце года, а нормальными проектами, можно и на создание лабораторий/групп. А выплаты за статьи являются откровенным перекосом, повторной оплатой работы, уже поддержанной ранее госбюджетом или грантами (ну это у нас повсеместно, не только в МГУ — и уж точно от первобытной дикости).

    Да не от дикости, а от бедности. Если основная оплата мала, то и повторить ее не грех. А с гипотетическим конкурсом на создание лабораторий в МГУ главная проблема была бы с крайне малым числом желающих, ради которого не стоило и такой огород городить. Для прикидки можно было бы посмотреть, кто из молодых ученых получал гранты РФФИ или других фондов как руководитель группы, и успешно сдал отчеты, им и предложить. И не факт еще, что согласятся. Большинство молодых ученых хотят спокойно заниматься наукой и преподаванием, получая за это несколько больше денег, а вовсе не брать на себя лишнюю ответственность и головную боль.

    >Разумеется оценивается программа с начинкой, то есть с конспектами или презентациями лекций и задачами. Это все в любом случае на сайте должно лежать регулярным образом: не для конкурса, а для студентов. И при этом лектор должен очень кратко пояснить в чем суть его курса, какие там болевые точки и акценты, чем предлагаемое отличается от аналогов, от каких предшественников оно произошло.

    Это сразу вызовет появление курсов-утопий, которые красиво выглядят в презентации, но на самом деле так не проводятся, как написано, а то и не проводятся вообще (как в известном фильме «День Нептуна»). А при попытке осуществить написанное выяснилось бы, что указанный материал невозможно прочитать хорошо в отведенное время, или студенты не могут его освоить. В учебном пособии такие задачи, которые не задаются, потому что студенты их не могут решить. И при реальном использовании представленных контрольно-измерительных материалов пришлось бы всем студентам ставить плохие отметки. На фоне таких курсов-утопий реальные курсы выглядели бы бледно. Жулики побеждали бы, честные труженики проигрывали. Прежде чем затевать такое, нужно подумать, есть ли у нас достаточный уровень профессиональной этики или эффективные механизмы проверки, а лучше и то, и другое.

    Понятно стремление к внедрению зарубежных практик (израильских, английских или каких-то еще), которые где-то дают отличный результат. Но надо задуматься, что этот результат получается в совершенно иных социально-экономических, культурных и кадровых условиях. Насильственное внедрение этих практик, без знакомства с ними, понимания и одобрения, вызовут только возмущение со стороны коллектива, более масштабное чем ваше по поводу того, что этого НЕ делается. Либо, если сопротивление бесполезно, имитации и фальсификации (как в случае с аккредитациями, курсами-утопиями и т.д.).

    А по поводу внешней экспертизы, мне кажется вам и вашим сторонникам было бы полезно попробовать собирать подписи с преподавателей и научных сотрудников: я, такой-то, хотел бы, чтобы мой труд в МГУ подвергался внешней экспертизе. Правда, очень интересно, сколько удалось бы собрать. Да и что за внешних экспертов можно предложить, которые пользовались бы доверием и уважением коллектива МГУ, тоже далеко неясно.

    Вы все ругаете ректорат. И его есть за что ругать, за вполне конкретные вещи (как это делает, например, Инициативная группа МГУ). Но разве ректорат мешает людям заводить личные страницы в Интернете, посылать статьи в журналы из международных баз данных, учить английский, создавать новые курсы и обновлять старые? Обратитесь к людям, попробуйте убедить их это делать. Когда люди изменятся, будет шанс и на перемены в политике руководства.

    • ГЦ:

      Это у Вас от ректората произошло заражение двойными стандартами... Иммунитет видимо слабоват. Почему внешняя экспертиза (peer-review) для статей естественна, а для кадровых вопросов сомнительна? Почему за место в международном рейтинге университетов борьба идет, а международные нормы организации дел внутри университета не соблюдаются? Вечные песни о самобытности («иные социально-экономические и культурные условия») — это примитивная отговорка. В МГУ полно народу, который несмотря на эти «иные условия» давно подтянулся к обычной общемировой планке — значит экспериментально доказано, что это возможно.

      А что часть нашей публики к внешней экспертизе (особенно зарубежной, которая крайне желательна) «морально не готова» — это вполне вероятно, но не доказано. Ведь и не пытались ни разу, хотя бы пилотно, а потом-то поздно будет — все развалится окончательно. Хотя бы на профессорские позиции нормальный конкурс организовать необходимо уже сейчас. Вместо этого ректоратские опять, согласно приказу от 23.09, считают рейтинг — на этот раз преподавательский, с какими-то коэффициентами для педнагрузки разного типа и доли научной работы. Бурное обсуждение этого очередного рейтинга показывает: люди уже просто отравлены, их занесло в какую-то другую реальность, в которой считают очки и рвут друг у друга часы. Полагаю, что руководители МГУ, расплодившие эту пакость, несут прямую ответственность за отравление сотрудников.

      • Алиса:

        Это не отравление сотрудников, а их естественное состояние, с советских времен. Вспомните фильм «Гараж». Международные нормы здесь не соблюдаются, потому что они и никогда не соблюдались. Большинству они либо не известны, либо не одобряются.

        >В МГУ полно народу, который несмотря на эти «иные условия» давно подтянулся к обычной общемировой планке — значит экспериментально доказано, что это возможно.

        «Полно» — это опять-таки сколько процентов? Экспериментально доказано, что человек может прыгнуть на 2,4 метра в высоту (таков мировой рекорд). Значит ли это, что в массовом порядке можно требовать от людей прыгать на 2,4 метра? Или на 2 метра? Да хотя бы на 1,4 метра? Нельзя устанавливать нормативы на основании чьих-то рекордов. Это ненаучно.

        Печально то, что в своих рассуждениях вы не опираетесь ни на какие факты и статистику о реальном состоянии кадрового состава, и не считаете нужными даже проведение исследований, которые могли бы подтвердить или опровергнуть вашу правоту. А считаете возможным проводить реформы МГУ на основании чисто идейной убежденности.

    • vlad1950:

      эспертиза в рф стоит 5 копеек ппс и нс и так работают фактически за пропитание где вы найдете внешних экспертов согласных за эти 5 копеек работать

      • ГЦ:

        думаю, что искать их надо не за копейки, рубли или евро, а в порядке peer-review

        надо все-таки различать экспертизу проектов (когда какой-то фонд по сути платит за свою репутацию) и глубоко традиционные процедуры в жанре service to community; конечно community все дальше портится в мире денег, но до тех пор, пока находятся «за бесплатно» рецензенты статей — будут находиться и такие рецензенты

        разумеется, я имею в виду их поиск не только в РФ

        • Алексей В. Лебедев:

          Мне представляется, что более конструктивным было бы сначала найти подходящих экспертов, готовых бесплатно провести внешнюю оценку химического факультета, добиться со всеми ними предварительной, принципиальной договоренности, разработать Положение о внешней оценке, в котором подробно и понятно прописать процедуру, а также заручиться поддержкой Ученого совета химического факультета, а потом со всем этим выйти на суд общественности и ректората: вот, у нас все готово, осталось только подписать. Это сделало бы вашу позицию более основательной и убедительной. В случае успеха опыт можно было бы распространить и на другие факультеты.

        • Алексей В. Лебедев:

          Мне представляется, что было бы более конструктивно сначала найти подходящих экспертов для внешней оценки химического факультета, достичь с ними предварительной принципиальной договоренности, разработать Положение о внешней оценке, в котором подробно и понятно прописать процедуру, заручиться поддержкой Ученого совета факультета, а потом представить все это на суд общественности и ректората: вот, у нас все готово, остается только подписать. Это сделало бы вашу позицию более основательной и убедительной. В случае успеха можно было распространить опыт и на другие факультеты МГУ.

          Также обращаю внимание на интервью сотрудника вашей же кафедры электрохимии, который поддерживает рейтинги преподавателей и научных сотрудников МГУ: vk.com/msu_public?w=wall-38664418_19838

          • ГЦ:

            Подробная схема оценки, с проектами анкет, у меня разумеется есть, и это отлично известно ряду коллег, вовлеченных в построение нашего светлого рейтингового будущего. Найти экспертов — это другое. Экспертов должны искать внешние координаторы, не имеющие к МГУ никакого отношения. Это большая и тяжелая работа, на которую людей нужно приглашать на достойных условиях.

            Начать такой процесс снизу вопреки рейтинговому психозу может только небольшое и хорошо сохранившееся подразделение, каковых в МГу есть как минимум 1 (максимум мне известных — 2, но я не знаю что там творится у гуманитариев). Уж точно не химфак, на котором более 30 лет не было научно состоятельного декана, что неизбежно разлагающе влияет и на ученый совет, и на весь коллектив. Хотя химфак все еще чуть-чуть живой благодаря старой закваске и традициям.

            Если же психоз прекратить, высокоимпактного проректора отправить куда подальше на повышение и разъяснить на полученном экспериментальном материале всю нелепость рейтинга, а затем дать мягкие рекомендации факультетам решать вопрос самостоятельно — то несколько крупных факультетов обустроить нормальную систему оценки в пошаговом режиме точно смогут. Сначала для профессоров, дальше будет гораздо легче.

            Интервью Олега — прочитала, спасибо. Я никогда не обсуждала с ним этих вопросов, но вообще-то от материаловедов трудно ожидать чего-то иного. Конечно он пашет как папа Карло, совершенно искренне вовлечен в гонку, и его ориентиры заданы мейнстримом, в котором он с детства находится. Другой науки не воспринимает. И не понимает пока, что его мейнстрим рухнет на фиг без подпитки от фундамента, сложившегося когда его на свете еще не было. Примерно то же самое я слышала и до публикации этой статьи, при обсуждении ее черновика с репрезентативными представителями ряда факультетов — таков, в частности, взгляд молбиологов, воспитанных на георгиевских игрищах. Это — не «Алиса», это устойчивое мнение работающих людей, которое нельзя игнорировать.

            Но тут нет противоречия! — потому что если в этих мейнстримных областях оценивать будут профильные эксперты, то они обязательно будут учитывать рейтинговую составляющую, они сами с той же планеты. Их полезная роль будет состять в отсечении ложных рейтингов, накопленных на ошибочных и дутых работах — тоже очень важно. А в более скромных с виду и менее прямолинейных областях будет настоящая экспертная оценка.

            Единственное про что Олег загнул легкомысленно — это про рейтинг преподавателей, который только сейчас утверждается, и еще не подсчитывался. По сравнению с ним рейтингом научных сотрудников, который меня глубоко возмущает как импактами, так и «принесенными деньгами» — просто цветочки. Потому что для преподавателей разменной монетой в рейтинге стали еще и «часы». Расклад которых заодно пересматривался на прошлой неделе, и при этом наружу такое повылезло, за что уже только канделябром. И кажется некоторые сторонники рейтинга, глядя на происходящее, заколебались... не знаю надолго ли.

            • Алексей В. Лебедев:

              >Подробная схема оценки, с проектами анкет, у меня разумеется есть, и это отлично известно ряду коллег, вовлеченных в построение нашего светлого рейтингового будущего.

              Можно было бы вывесить эти документы в Интернете, для широкой общественности, в статье поставить ссылку на этот сайт, и включить там форму со сбором подписей в поддержку.

              >Найти экспертов — это другое. Экспертов должны искать внешние координаторы, не имеющие к МГУ никакого отношения. Это большая и тяжелая работа, на которую людей нужно приглашать на достойных условиях.

              То есть платить все-таки придется, и большие деньги?

              И еще есть вопрос, как быть с конфликтом интересов у экспертов (которыми, очевидно, будут вузовские преподаватели), с учетом конкуренции вузов как в России, так и в международных рейтингах.

              По остальному. Грубо говоря, рейтинг призван отсеять бездельников и расшевелить остальных, чтобы лучше работали. Вы ту же роль отводите внешней оценке. Вы с проректором ставите одну и ту же задачу, но предлагаете для ее решения разные инструменты. Возникает вопрос: почему эти инструменты должны дать принципиально разные результаты? Например, понятно, что О.Дрожжин в обоих случаях получит высокую оценку, а «хороший человек» из его интервью — низкую. Считаете ли вы, что в МГУ есть многочисленные группы людей, от которых необходимо избавиться, и это покажет экспертная оценка, но рейтинги не выловят, и наоборот, группы людей, которых необходимо оставить, и это покажет экспертная оценка, а рейтинг у них окажется низким. Можете ли вы понятным образом характеризовать эти группы? Это на самом деле один из ключевых вопросов.

              Есть ли конкретные примеры, с учетом действующего рейтинга научных сотрудников? Имеются ли, например, научные сотрудники с высоким рейтингом, которых на самом следовало бы уволить? Или научные сотрудники, которым присудили низкий рейтинг и поставили под угрозу увольнения, хотя на самом деле они имеют большую ценность?

              • ГЦ:

                сбор подписей — не инструмент для выстраивания эффективной системы, подписи можно только под отчаянными воплями собирать, и не слишком часто...

                платить координаторам — да, конечно нужно, но это сильно дешевле анекдотического ректорского спутника

                конфликт интересов — это вопрос тривиальной грамотности координаторов; думаю, что рецензировать должны в большинстве вовсе не преподаватели российских вузов — в РАН очень много опытных преподавателей, плюс диаспора, плюс зарубежные, и в этих массивах квалифицированных людей безусловно больше, чем в наших вузах

                но и вузовских считать за идиотов не надо; неужели Вы думаете, что увидев действительно хорошую программу коллеги из, допустим, СПбГУ, профессор МГУ станет ее низко оценивать из-за конкуренции университетов? — да нет у нас никакой конкуренции, нам-то всем плевать на международный рейтинг, это сугубо ректоратские игры

                на последний Ваш вопрос статистически достоверно ответить нельзя по двум причинам: (1)собственно аттестаций по рейтингу было пока не так много; (2) официально рейтинги разных сотрудников известны только администрации (я принципиально не участвую в обмене секретными сведениями о том, у кого какой рейтинг); но вполне достаточно формулы, чтобы дать прогноз

                думаю, что самые ценные люди из неимпактных областей пока не попадут в нижний сектор, а будут на его границе — но позднее это же все начнет смещаться, когда «балласт» уйдет, и уже поздно будет что-либо обсуждать

                ну а те, у кого рейтинг высокий от работы на потоке и от борьбы за импакт в ущерб здравому смыслу — это, как правило, не вопрос увольнения; это только вопрос поддержки нездоровых тенденций, что всегда вредно

                • Алексей:

                  >но и вузовских считать за идиотов не надо;

                  Я не про идиотов, а про других. Например, если бы нас отдали проверять сотрудникам Высшей школы экономики, я бы это не одобрил. Иностранцев, кстати, тоже многие не одобрят.

                  >но вполне достаточно формулы, чтобы дать прогноз

                  Формула может корректироваться каждый год. Считаете ли вы, что вообще никакая формула не может дать приемлемый результат?

                  • ГЦ:

                    Странны мне эти рассуждения о «не одобрят». В журнале Вы же доверяете редактору выбор рецензентов, т.к. это неотъемлемая часть общемировой системы оценки статей = результатов. Нет другого способа оценки кроме внешней, т.к. в нашей области деятельности нет надоев и урожаев в тоннах, или забегов на время, и голы не забиваются. У системы бывают сбои — поэтому одно и то же всегда должны параллельно оценивать несколько рецензентов, и должна быть возможность апелляции.

                    И к чему обобщения? — может не нравиться вышка вообще, но там же есть, к примеру, математики с настоящим авторитетом, зачем огульно-то? А про иностранцев — просто непривычно, хотя на самом деле гораздо надежнее. Понятно, что тут начнется плач о необходимости переписать многое на английском... ну значит постепенно, сначала иностранцы для тех, у кого нет языкового барьера.

                    Формула, единая для целого большого факультета, конечно никогда не даст ничего хорошего. В крупных однородных специализациях — формула для порога (без всяких там «медиан») имеет право на существование. Но ведь пока эти созидатели истины даже не пытались выяснить какие у нас существуют специализации... А в перспективном плане у них — выяснять это путем «семантического анализа текстов», то есть вообще без приложения мозгов, они даже нормальный классификатор завести не удосужились.

                    • Алексей В. Лебедев:

                      >Странны мне эти рассуждения о «не одобрят». В журнале Вы же доверяете редактору выбор рецензентов

                      Нет, я вовсе не доверяю редактору, и даже не в принципе, а по предыдущему опыту в отношении конкретных журналов, но у меня нет выбора, потому что так устроено. Но если что-то еще НЕ устроено, а еще только обсуждается, то на этот счет могут быть разные мнения. Должны ли люди сами себя загонять в безвыходную ситуацию? И хорошо ли, если их кто-то загонит?

                      >И к чему обобщения? — может не нравиться вышка вообще, но там же есть, к примеру, математики с настоящим авторитетом, зачем огульно-то?

                      Да, там есть очень авторитетные математики, например, знаменитый Михаил Вербицкий, он же Тифарет (если вы не слышали, легко находится в Интернете), который относится к мехмату как к Карфагену. И другие, менее экстравагантные, но тоже авторитетные математики оттуда уже несколько лет проводят кампанию, чтобы все математически одаренные ребята шли на матфак ВШЭ, а не на мехмат МГУ, потому что матфак ВШЭ — самый лучший в России, а мехмат, они говорят, давно прогнил, там одни бездари, совки и антисемиты. Так что нельзя, на самом деле, о качестве экспертов судить по их статьям и цитируемости. Можно быть большим ученым, но плохим и предвзятым человеком. И на примерах рецензентов статей это тоже часто бывает видно.

                      Но когда я посылаю статью в журнал, то у меня есть выбор, в какой журнал послать, и если ее отклонят, это неприятно, но не катастрофа, я могу попробовать ее послать в другой журнал или написать новую. Но если людей будут увольнять так же запросто, как отклоняют статьи в журналах, это будет ужасно. Разве нет? Или я чего-то не понимаю? Или именно это действительно необходимо для развития науки?

                    • ГЦ:

                      Опять не вижу ниже кнопки «ответить», давайте здесь.

                      1. Идеальной системы не бывает. Неидеальная должна предусматривать как можно больше специфики разных людей/специализаций. В этом смысле тупее рейтинга нет ничего, а обсуждаем мы именно от этой точки.

                      2. Система должна иметь подстраховки от неидеальности безусловно, их я ранее уже указывала для системы с внешней оценкой. Есть такая система и во всех нормальных журналах. Мы же не про «топ»-журналы очумелые говорим, а про сложившуюся систему содержательных журналов — тут либо мы доверяем редактору, либо переквалифицируемся в управдомы, peer-review — это принцип существования всей профессии. Если редактор нас не понял — rebuttal, новые рецензенты и т.п. В конкурсах — по аналогии.

                      3. Почему разговор идет об увольнениях? К ним же не сводится проблема. Речь идет о том, чтобы работающие в университете люди соответствовали своим позициям. Это достигается только конкурсом на позиции. К сожалению, пока для реального конкурса просто нет достаточного числа кандидатов, но их и не будет пока не будет процедуры европейского типа.

                      4. Все восприятия этой проблемы конечно очень индивидуальны, Вы вот все время как бы прикидываете на себя, это неконструктивный путь. Потому что тогда придется учитывать не только Вас, а любого бездельника, прикидывающего на себя тоже. Ничего не получится так. Необходимо смотреть на какие-то большие группы людей и типажи, которые в них выделяются.

                      5. Теперь о моем индивидуальном восприятии — о чем ранее не было ни слова.

                      (а) Когда я вижу идиотские формулировки МОН типа «соответствия мировому уровню», то в организационном смысле я их понимаю примерно так: тот, кто этому уровню соответствует, ни на секунду не опасается никакого рецензирования — ни местного ни международного; тот, кто ему соответствует — ни на секунду не боится «потерять позицию», т.к. знает, что найдет ее в другом месте. Людей, удовлетворяющих этому определению, в МГУ не так мало. «Рейтинги» у них сильно разные, и не обязательно самые высокие, а порой и совсем невысокие. Это университет должен бояться потерять таких людей с невысокими рейтингами! — а узнать кто они он сам (университет) без посторонней помощи не может.

                      (б) Кроме этих людей есть еще квалифицированные люди, которые по натуре не очень активны, и всего боятся по привычке. Система оценки/аттестаций/конкурсов конечно должна быть к ним дружелюбна, она должна позволять выделить лучшее, что такие люди умеют. Иногда это преподавание, иногда техника эксперимента, разнообразие очень велико — никакими баллами его не учесть, это штучный вопрос. Анкета и материалы для оценки должны быть так составлены, чтобы человек мог себя выразить индивидуально и быть оценен индивидуально же. Университет должен бояться терять профессиональные индивидуальности.

                      (в) Наконец, есть люди, не попадающие в указанные выше «категории». В том числе — конвейерные люди с высокими «рейтингами». Я совершенно не хочу чтобы таких увольняли, зачем-то они тоже нужны. Но для них как раз не очень важно как устроена система оценки, а для университета, честно говоря, не очень важно — эти или другие люди будут на данном типе конвейера. На то он и конвейер.

                      PS Слово «авторитетный» совершенно точно не относится к цитируемости. Ваш комментарий про мехмат мне очень странен... Ну да, бывают заносчивые люди, вообще все люди разные. Но при чем тут советы одаренным ребятам куда им идти? — такие советы мы все даем исключительно от первого лица. Я, например, очень давно даю детям, желающим получить образование, совет не ходить на химфак и физфак МГУ. Но это же не значит что на указанных факультетах нет людей, которых я высоко ценю — их, напротив, там пока довольно много. Разные вопросы.

                    • Алексей В. Лебедев:

                      >Система должна иметь подстраховки от неидеальности безусловно, их я ранее уже указывала для системы с внешней оценкой. Есть такая система и во всех нормальных журналах. ...

                      Если редактор нас не понял — rebuttal, новые рецензенты и т.п. В конкурсах — по аналогии.

                      Не знаю, о чем вы говорите. В математических журналах, если статью отклонили, то отклонили и все. Решение окончательное и обжалованию не подлежит.

                      >Почему разговор идет об увольнениях? К ним же не сводится проблема.

                      Именно к ним и сводится. В текущей исторической, политической и социально-экономической ситуации любая оценка, что рейтинговая, что внешняя, будут использоваться для увольнения части сотрудников и запугивания остальных, и больше ни для чего. Но рейтинговая по крайней мере дает возможность оценить свои шансы на выживание и принять меры, а внешняя слишком неопределенна и непредсказуема.

                      >Все восприятия этой проблемы конечно очень индивидуальны, Вы вот все время как бы прикидываете на себя, это неконструктивный путь.

                      Но разве не сказано: поступай с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобой. Или: не делай другим того, чего не хочешь себе.

                      >Теперь о моем индивидуальном восприятии — о чем ранее не было ни слова.

                      Видимо дело в том, что вы из категории А, а я из категории B, так что нам никогда не понять друг друга.

                      >Ваш комментарий про мехмат мне очень странен… Ну да, бывают заносчивые люди, вообще все люди разные. Но при чем тут советы одаренным ребятам куда им идти? — такие советы мы все даем исключительно от первого лица.

                      Речь шла не об индивидуальных советах, а о публичных заявлениях в Интернете.

  • Павел Чеботарев:

    Название и подход достаточно точны. Специфическая административная логика (чтобы вверенное фурычило, блестело, выдавало показатели и не требовало ухода, а людишки и интересы дела не путались под ногами, портя лепоту) рождает у нас особо уродливых чудищ, соединяясь с логикой вертикального дележа сырьевой ренты, где разумному-доброму-вечному (и труду) места не находится вовсе.

Добавить комментарий

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com